Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

Перечитал я тут свои мемуары, ознакомился с воспоминаниями и фантазиями других авторов — и подумал: а почему мне так нравится именно анальный секс с женщинами? Почему не допускаю даже мысли о мужских жопах — это понятно: слово «пидорас» в моих кругах всегда было самым страшным оскорблением. А почему женские попки так притягивают? И вспомнил свой первый секс. И был он — анальным.

* * *

После школы я провалил экзамены в вуз и устроился лаборантом в НИИ, связанным с разработкой лекарств. Главным плюсом этого института была «бронь»: получив справку с места моей работы, военкомат забыл обо мне, и я мог спокойно готовиться к новой попытке получить высшее образование, не опасаясь встретить весной вместо профессора какого-нибудь старшину.

Поскольку работа была связана с медициной, то и одежда была соответствующая: мужчины ходили в белых блузах и штанах, женщины — в халатах. Надо ли говорить, как возбуждал юношеское сознание и тело вид большого числа молодых женщин в укороченных (надо думать — нарочно) халатиках? А большинство из них, к тому же, явно пренебрегало лифчиками, имея под халатом только трусики.

Наша лаборатория была почти полностью мужской, мы делали анализы всяких веществ, а результаты (диаграммы, графики, таблицы, которые мне казались почти бессмысленными) отдавали соседям. Завлабом у соседей была Галина Васильевна — красивая женщина лет 35-ти. Когда я приносил очередные результаты, она всегда встречала меня с милой улыбкой, быстренько проверяла их, указывала, на что обратить внимание при следующих опытах, а потом отпускала. Если никто не видел, она на прощание слегка шлепала меня по заднице. Конечно, такая женщина заняла одно из первых мест в моих фантазиях. Надо сказать, одноклассницы мне всегда были безразличны, и какого-нибудь опыта общения с противоположным полом я не имел. Поэтому такое недвусмысленное внимание со стороны взрослой женщины меня взволновало. К тому же, как я успел заметить, она тоже носила халат прямо на голое тело, с одними трусиками.

Однажды на подстанции НИИ произошла авария, из-за чего полдня все лаборатории простаивали. Но план опытов никто не отменял, поэтому все, кто был к ним причастен, остались на сверхурочную работу. В том числе и я.

Получив нудные отчеты, я привычно понес их соседям. В кабинете меня встретила Галина Васильевна. Одна! Приняв результаты опытов, она показала мне подойти поближе к столу и, обняв одной рукой меня за талию, начала указывать на какие-то важности. С каждым словом она прижимала меня к себе все сильнее и сильнее, но я не сопротивлялся, я давно и сам хотел близости с нею. Вдруг он поднялась, обняла меня и впилась в мои губы страстным поцелуем. Я как умел ответил ей, гладил ее спину и ягодицы, прижимал к своему лобку. Член мой, еще не знавший секса, уже давно стоял столбом, и она это чувствовала.

— Какой ты юный и сладенький, — прошептала Галина Васильевна сквозь поцелуи. — Вот взяла бы и съела!

— Вы очень красивая, — ответил я, не зная, что вообще положено говорить в таких случаях.

Галина Васильевна оторвалась от меня, подошла и закрыла дверь на ключ.

— Садись на стул, — указала она.

Я выполнил ее просьбу, а завлаб расстегнула халат, села ко мне на колени и снова принялась целовать и тискать. Ее рука проникла в мои штаны, пролезла под трусы и начала теребить член. Я боялся кончить в штаны и старался отвлечься от процесса. Наласкавшись, Галина Васильевна подошла к столам и стала что-то искать в ящиках. Причем не только в своем столе, но в и чужих. И ничего не нашла.

— У тебя презервативы есть? — спросила она, закончив безрезультатные поиски.

— Нету, — ответил я.

— Почему?

— Да как-то повода не было покупать?

— Ты что — еще ни разу не... ? — удивилась она. Слова «трахаться» с нынешним смыслом в русском языке еще не было, и вместо матерного слова женщина сделала всем тогда понятный жест.

Пришлось сознаться, что она права.

— Во как! И аптека наша уже закрыта, и день сегодня опасный, — размышляла она вслух (что значит «опасный день» я тогда не догадывался). — А с другой стороны — жди второго такого случая! — неожиданно вырвалось у нее.

Галина Васильевна достала из шкафчика какую-то баночку, резким жестом скинула туфли и трусики и опустилась передо мною на колени:

— Считай это моим подарком за невинность!

Она спустила меня штаны с трусами и обхватила выскочившую головку члена ртом. Поначалу я почувствовал боль, когда ее губы сдвинули кожу с моей головки, но в следующий миг на меня накатило блаженство. Сбывалась моя сексуальная фантазия, и именно с той женщиной, которая занимала в них одно из первых мест. Лаская меня ртом, Галина Васильевна руками что-то делала в своей промежности, скрытой от меня халатом. Очень быстро я кончил ей в рот, но член мой ничуть не обмяк. Глотая сперму, Галина Васильевна смотрела мне в глаза и смеялась уголками губ.

Закончив, Галина Васильевна встала, усадила меня на самый край стула и откинула на спинку. Широко раздвинув ноги, она стала прямо надо мной, ее лобок оказался почти у моего лица.

— Держи меня за талию! — приказала она.

Я взял ее за бока, а она завела руки назад, к попе, и начала опускаться вниз. И вдруг моя головка уперлась во что-то упругое и скользкое. Я сразу вспомнил старый анекдот: «С вазэлыном, бэз вазэлына? — С вазелином, с вазелином!!! — Вазэлын, захады!». Значит, во время минета (это я теперь знаю, как называлось то, что делала мне завлаб) она смазывала свою попу вазелином из той банки, что взяла в шкафу. Ее попа опускалась ниже, и вот моя головка протиснулась сквозь преграду и оказалась в чем-то узком и горячем. На лице женщины появилась гримаса боли. Я хотел поднять ее, но она решительнее опустилась вниз, насаживаясь на мой кол, и я уступил. Наконец, ее ягодицы коснулись моих бедер. Женщина стала играть анусом, сжимая и расслабляя мышцы. А я не мог поверить, что мой член впервые оказался в женском теле.

Галина Васильевна отпустила свою попу, обняла меня и вновь прильнула в страстном поцелуе. Одновременно она начала слега покачиваться, подниматься и опускаться. Это новые ощущения совсем вскружили мне голову, неприятно было лишь то, что я чувствовал ее боль, а мне хотелось делать ей больно.

— Поставь ноги ровно и крепко упрись в пол, — прошептала моя первая любовница.

Я поставил голени вертикально, а Галина Васильевна уперлась руками мне в колени, слегка откинулась назад, а свои ноги закинула мне на плечи. От этих движений халат совсем спал с ее тела, удерживаясь лишь рукавами на запястьях.

Передо мной во всей красе было обнаженное женское тело! Я с удивлением и юношеским восторгом рассматривал Галину Васильевну. Помню, что тело было чистое и белое, груди (конечно же, я сразу начал их щупать) были твердыми и упругими, размером больше мой ладони. Живот — точно помню — был впалым. Вот только не вспомню, была ли выбритой киска. Вагина смотрела на меня, распахнув все свои лепестки: розовая, сочная, манящая. Где-то внизу я разглядел вход в черную пещерку, попасть в которую мечтал уже несколько недель. А еще ниже, за кожистой перегородкой, в другой пещерке, скрывался мой член, от которого я видел лишь основание. А что-то тугое и горячее ходило по члену вверх-вниз. Я не мог оторвать глаз от своей первой женщины!

Но Галина Васильевна сбросила ноги с плеч и поднялась с моего члена. Она кинула халат на пол, оставшись совсем голой, и протянула мне ту самую баночку:

— Смажь погуще себя и меня и сам продолжай туда, где начали!

После этих слов она легла на халат, подобрала ноги, высоко задрав попу. Ее лоснящийся и не успевший закрыться анус смотрел почти в потолок. Я набрал вазелина, тщательно смазал ее дырочку и свою головку, отбросил штаны с трусами, стал ногами по обе стороны ее тела и направил член в анус. На сей раз он проскочил легко и глубоко, глубже, чем в прошлой позиции. Галина Васильевна застонала, но боли в ее стоне не было. Наверное, я достал до того места, прикосновение к которому дарит женщине особые чувства.

— Давай, пока не устанешь, — попросила Галина Васильевна, и я начал двигать тазом.

Член то вылетал наружу, то достигал самой глубины (отчего моя женщина снова издавал тот же стон).

Кончил я скоро, но останавливаться не хотелось, и я продолжал и продолжал свой первый секс. Через некоторое время я кончил снова, но сразу после этого анус Галины Васильевны задрожал мелкой дрожью, тело ее напряглось и подалось мне навстречу, из ее губ вырвался полустон-полукрик. С этим криком она вдруг как-то обмякла. Я еще водил членом в ней, но он после третьего семяизвержения тоже стал не таким твердым, к тому где-то у основания появилась легкая боль.

— Все, хватит, — словно прочитала мои мысли Галина Васильевна.

Она поднялась, накинула халат и указала мне на мою одежду:

— Одевайся, сходи в душ и хорошенько вымой себя.

Я оделся и вышел. В душе тщательно смыл с члена вазелин и фекалии моей первой женщины. Конечно, не таким я представлял себе первый секс, но он оказался даже лучше — оральным и анальным. И я был уверен, что за ним последуют другие сексы — и с Галиной Васильевной, и с ее лаборанточками.

Но второй (он же первый вагинальный) в моей жизни секс состоялся с девушкой не из нашего НИИ.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

Если выпил хорошо, значит утром плохо! Если утром хорошо, значит, выпил плохо!!!

Последние новости

Два студента проходят мимо общежиитя.Один смотрит на...

Статистика