Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.25 (2 Votes)

Пролог

— Значится так!, — шеф обвел всех лукавым взглядом и вытер платком пот со своей блестящей лысины, — Отдел вы у нас новый, только что сформированный. Друг друга никто не знает. Потому взаимодействия никакого. И я принял решение.

Он выдержал торжественную паузу, как бы нагнетая интригу, и затем продолжил.

— Послезавтра для вас организован тим-билдинг. Чтобы, значится, все познакомились получше. Поняли, от кого, что ожидать. Ну и, чтоб из вашей толпы сделать команду. Дело полезное и... очень недешевое, скажу я вам. Так что, жду от вас полной самоотдачи и серьезного отношения. Помните: это не отдых — это работа! Программа совершенно новая, привезена из Японии. И проводить ее будут японцы. Честно скажу: сам понятия не имею, что там будет. Но такое условие организаторов.

— Ну к чему хоть готовиться?, — спросила Ольга, — Сколько времени займет? Одежда?

— Ах да! Одежда. Спасибо, что напомнили... э-э-э...

— Ольга Тонкова, — подсказала девушка

— Ольга. Все верно. Так вот... Одежда. Организаторы просили передать, что вы все должны быть одеты, согласно офисному дресс-коду. Костюм, рубашка, галстук для мужчин. Юбка, блузка, жакет и... в общем все остальное — для женщин.

Начальник отдела Степан Краснобаев ухмыльнулся, догадавшись, что под «всем остальным» шеф подразумевал обязательные для сотрудниц колготки.

— По времени, сказали, займет не более 4 часов. Сбор в офисе в 9.30, начало — в 11 утра. Наш микроавтобус вас отвезет и заберет. Вроде все. Хотя... Чуть не забыл еще одно. Попроще там вещички выберите. Не знаю, что тот япошка имел в виду, когда мы с ним говорили, но он порекомендовал выписать вам всем премии в размере 5—10 тысяч рублей, потому что, мол, некоторые детали одежды могут прийти в негодность. Типа компенсации. Приказ я уже подписал, по 5000 всем завтра на карточки перечислят.

— Кто бы сомневался, что 5, — буркнул под нос Илья Чернов.

— Что-что? Не расслышал!, — встрепенулся шеф.

— Ничего, Егор Сергеевич. Так... просто...

— Ну-ну... И раз вопросов больше нет — спасибо за внимание. Можете возвращаться к работе.

Все дружно уткнулись в мониторы, но едва за начальником закрылась дверь, как началось бурное обсуждение новости.

— Была у нас на прошлой работе такая хрень, — первой высказала свое мнение Лида Костарева, — баловство одно.

— Нас тоже таскали. Веревочные лабиринты и все такое, — высокомерно и с интонацией все повидавшего ответил Роман Ковач, — Шарлатанство.

— Ага. И у нас такую же фигню начальство организовывало, — сообщила Оля, — Я вот только не поняла про компенсацию за испорченную одежду?

— Мы как-то раз шариками с краской пулялись друг в друга...

— ... Пейнтбол называется, — с видом всезнайки вставил Рома

— Да знаю я пейнтбол!, — огрызнулась Лида, — Я говорю, что на тим-билдинге у нас испытание такое было. Правда нам специальные балахоны давали...

— Я свой костюм портить не дам! У меня самый дешевый 18 тысяч стоит., — приятным баском объявил Рамиль Ильясов, по прозвищу «Рама».

Никто, впрочем, на это заявление не обратил никакого внимания, а офис-менеджер Светочка Тиунова, юное создание в облике анимешной героини, робко спросила совсем о другом:

— А это больно? Шариками?

Самый младший из менеджеров Костя Любимов, лишь месяц назад получивший диплом, хотел было ответить ей, но тут натолкнулся на скучающий взгляд Степана. В принципе, Костя был нормальным компанейским парнем, но устроившись на первую в своей жизни работу почему-то решил, что залог успеха — это во всем слушаться начальника и подражать ему. Поэтому он не стал ничего говорить, и сменил выражение лица на безразличное.

Обсуждение быстро переросло в базар, где все наперебой начали рассказывать, кто в каких аналогичных мероприятиях участвовал, и что там творилось. Молчали лишь трое. Костя с интересом всех слушал, стараясь при этом сохранять на лице выбранную им маску. Мажорка и модница Милена Москалева отстраненно шлифовала свои ноготки, а Степан честно пытался работать. Но хватило его минут на 10.

— Так, коллеги!, — перекрикнул он всех, с грозным видом поднявшись на ноги, — Тим-билдинг — послезавтра! Там все и увидите! А пока у всех есть работа! И вечером я у каждого спрошу по задачам, поставленным на день!!!

Костя начал сосредоточенно перебирать какие-то бумажки на столе. Лида с темпом 300 слов в минуту пыталась успеть дорассказать свою историю Оле. Милена, исподлобья посмотрев на начальника, как на полного придурка, пожав плечиками громко фыркнула, а Светочка почему-то покраснела.

— Как скажешь, босс!, — во всеуслышанье сказал Роман и смачно хлопнул по поднятой навстречу ладошке Рамиля.

— Нет, ребят, правда, — вступился за Степана Илья, пытаясь поддержать авторитет начальника, а заодно и свой авторитет, как старшего менеджера, — Давайте работать.

Впрочем, несмотря на то, что никакого авторитета ни у того, ни у другого не было и в помине, шум постепенно стих, и все сотрудники отдела вернулись к своим основным обязанностям.

* * *

Выгрузившись из микроавтобуса, Отдел интеграции инноваций в полном составе направился от парковки ко входу в большое здание, бывшее некогда, судя по всему, неким производственным помещением. К ним навстречу, с широкой улыбкой, уже спешил маленький пузатенький японец, сопровождаемый худющим и высоченным мужчиной славянской внешности. Пока япошка делал 3 шага, его спутник только один. Контраст был таким забавным, что Милена без стеснения заржала. Другие тоже не могли скрыть своих улыбок. Японец улыбнулся еще шире, а его и без того узкие глаза вообще превратились в щелки.

— Здараставуйете, — по-русски поздоровался он, сложив руки и поклонившись.

— Добрый день, сенсей!, — ответил Илья, чем вызвал уже несколько смешков в голос.

Дальше организатор говорил уже на родном языке, а каланча рядом с ним переводила. Речь была многословной и витиеватой. Суть ее сводилась к следующему:

Команда должна была последовательно пройти 10 комнат. Для того, чтобы попасть в следующую, нужно было общими усилиями разгадать квест или предпринять некие совместные действия. Пользоваться при этом можно было только тем, что есть у участников. В некоторых комнатах команда получит инструкции или подсказки, а в остальных нужно будет полагаться только на себя. Если команда откажется идти до конца — она проиграет. Если команда не решит хоть одну загадку — она проиграет. Если во время прохождения будет потеряно более одного человека — она проиграет. Если будет предпринята попытка физически удержать любую дверь — она проиграет.

В принципе, все было ясно. Участники уже готовы были приступить, но японец добавил еще одну вещь, которая никого не порадовала.

— Стоимость программы, — с ехидной улыбочкой перевел длинный, — 20000 долларов США. Но мы вернем вам половину, если вы дойдете до конца. И Ваш директор просил передать, что если вы не справитесь, то эти 10000 будут удержаны из вашей зарплаты.

— Чего-о?!, — дерзко переспросил Роман, — С какой это стати?!

— Егор Сергеевич предполагал, что будет такая реакция. И просил напомнить вам о ваших трудовых договорах. Там сказано, что сотрудники обучаются за счет компании, но стоимость обучения может быть удержана в случае досрочного расторжения трудового договора или... по решению руководства.

— Хм... Вроде что-то такое было, — задумчиво произнесла Оля.

— Краснобаев, что за развод?, — чуть не напрыгнула Мила на начальника, — Звони шефу! Узнавай! Я на такое не подписывалась!

Степан так опешил от наскока, что машинально вынул телефон.

— У меня не ловит, — хмуро сообщил он через секунду.

— И у меня, — добавил Илья.

Все тут же повытаскивали свои аппараты, но лишь для того, чтобы убедиться — связи тут не было. Волнение нарастало. Япошка продолжал улыбаться, а его переводчик был невозмутимо серьезен.

— Да ладно вам ребята!, — попыталась успокоить всех Лида, — чего мы, не справимся что-ли? Это ж тим-билдинг! Игра!

— В принципе, я с ней согласен, — сказал Роман, — я с парнями был в таком аттракционе, в Германии. Там за час нужно было из комнаты выйти. Ничего сложного. Мы за 20 минут уложились.

— И правда, чего мы так распереживались-то? Ромка, вон, такие квесты сложные на компе щелкает! Я видела. Как орешки, — поддержала коллегу Оля

— Вот он пусть за меня и платит, если что!, — не унималась Милена

— Легко! Забьем?, — принял вызов Рома.

— Договорились, — легко согласилась девушка, — Если застреваем — ты за меня бошляешь.

Итак, Мила выторговала индульгенцию, а остальные просто отринули сомнения, уверовав в свои интеллектуальные способности, и особенно в способности Романа...

1 комната

Едва они вошли в обширную пустую комнату, как дверь за ними наглухо закрылась. Другая дверь, стальная и абсолютно гладкая, с огромной белой цифрой «2» была на противоположной стороне помещения. Кроме того, Роман сразу заметил еще одну небольшую дверцу справа от входа. Но на этой была замочная скважина.

— Раз есть скважина, должен быть и ключ, — авторитетно заявил он.

— Так! Все ищем ключ!, — энергично потирая руки распорядился Степан.

— Спасибо, кэп, — усмехнулась Мила и обвела комнату взглядом.

Ровные стены и пол, без ниш и щелей. Некуда взгляду зацепиться.

— Вон он!, — взвизгнула от радости Светочка и указала пальцем на потолок.

Там, где-то на шестиметровой высоте, мирно висел маленький золотистый ключик.

— Молодец, Тиунова. Теперь все думаем, как его достать. Не расслабляться! Напряглись живо!, — не унимался начальник.

Просто удивительно, как ему с первых же секунд удалось вызвать раздражение у всех остальных.

— Чо тут думать?, — веско сказал Рамиль, — Ольга самая высокая. Встает мне на плечи и все дела.

— Не выйдет, — скептически возразил Рома, — Рост у тебя какой?

— 180.

— Значит плечи где-то на уровне метр пятьдесят. Оль, а у тебя?

— Метр девяносто один.

— А если руку поднять?

— У нас дома потолки 2—50, я когда на цыпочки встаю — достаю.

— Итого 4 метра. А здесь 5, 50—6.

— А может сбить чем-нибудь?, — предложила Лида.

— Он на карабине. Не собьешь.

— Ребята, ребята, — снова встрял Степан, — Значит, нужно строить 3-х этажную пирамиду. Предлагаю так: Ольга встает на плечи Рамиля, а Светлана, как самая легкая — на плечи Ольге. Остальные страхуют.

— Ты себе это как представляешь? Она по ним, как по дереву полезет?, — возразил Илья.

— Согласен, — поддержал Рамиль, — без акробатической подготовки хрен залезешь.

— Рама дело говорит, — согласился Роман, — Акробатов среди нас вроде нет.

— Почему?, — разглядывая свои ноготки, тихо сказала Мила, — Я чирлидингом 6 лет занималась. Ничего сложного. Мы и 4 яруса делали.

— Ну так поделись опытом, — ответил Илья.

Милена обвела всех оценивающим взглядом и выдала подробный расклад:

— Рамиль со Степаном самые крупные. Встают в базу лицом друг к другу. Костя с Ромой упираются им в спины под наклоном. Поддерживают и лесенками для верхних ярусов работают. Оля с Лидой — второй ярус. Залазят на плечи базе тоже лицом друг к другу. База их за икры держит. Потом Светка лезет через Лиду, так как она ниже, на плечи Оле. Лида обнимает Олю и удерживает ее, а Оля держит Светку, чтобы та не рухнула. Мы с Костей страхуем. Все!

Парни быстро соорудили основу пирамиды в соответствии с назначенными ролями, но тут возникло неожиданное препятствие. Девушки лезть наверх отказались. Они все были в юбках и, очевидно, не хотели светить свои прелести. Степан счел их доводы обоснованными и начал перекраивать план Милы, больше мешая своими советами. В итоге «подпорками» базы стали Лида с Олей. И если Илье удалось залезть на плечи Рамиля, попутно наградив Лиду парой синяков, то Рома потерпел полное фиаско. Что не удивительно, если учесть, что ничего тяжелее мышки он в своей жизни не поднимал. Тогда Костя, по совету начальника, попытался забраться на 3-й ярус без второго поддерживающего. Но когда он, оттолкнувшись от Рамиля, попытался взгромоздиться на плечи Ильи, центр тяжести пирамиды сместился. Илья качнулся назад. Рамиль, чтобы сохранить равновесие, машинально отступил на полшага, подпорка в виде Лиды не сработала, и вся конструкция успешно развалилась.

Команда повторила попытку еще дважды, но с тем же печальным результатом. В итоге решили вернуться к первоначальному варианту. Причем инициатором стала Оля, согласившаяся лезть при условии, что парни не будут задирать головы. Лида, хоть и нехотя, но тоже согласилась. Осталось уговорить Светочку, которая оставалась непреклонной.

— Не полезу! У меня юбка короткая!, — упрямо твердила она, нервно теребя свои красно-фиолетовые хвостики

— Ой да, госссподи!, — фыркнула Мила, — Мужики все взрослые. Чего они там не видели? Или у тебя там как-то по-другому?

— Вот сама и лезь!, — огрызнулась девушка.

— Да легко! Но меня не удержат. А у тебя вес куриный. Лезь давай!

— Светлана, правда!, — с энтузиазмом сказа Степан, — Я тебе обещаю, что никто на тебя смотреть не будет. Но нужно поработать на общий успех! Давай! Мы в тебя верим! Ну? Ребята! Давайте сделаем это!! Ведь мы — команда!!!

— После такой речи, мне бы на ее месте еще меньше захотелось лезть, — иронично заметила Мила.

— Ладно... полезу, — буркнула Светочка, слегка покраснев.

Вновь построили основу. Оля залезла легко. Лида — не без трудностей, но тоже оказалась наверху. Парни стояли честно уставившись в пол. Кроме страхующего Кости. Но в этом виновата была Мила, которая, желая поразвлечься, прошипела ему в ухо:

— Наверх смотри! Как ты их ловить будешь, если ни черта не видишь?

Он послушно поднял голову. Костя стоял чуть в стороне, и с его точки ему были видны лишь ножки Лиды с Олей, обтянутые колготками. Зато Светочка подарила ему незабываемое зрелище. Целеустремленно карабкаясь наверх, она показала смущенному молодому человеку все: и ножки, и стрелку на колготках на внутренней стороне бедра, и просвечивающие сквозь капрон желтые трусики с разбросанными по ним забавными котятами. Мила же, глядя на его горящие глаза и покрасневшие щеки, лишь ухмылялась.

— Взяла!!! , — торжествующе проорала сверху Светочка, и все на автомате подняли головы вверх.

Но если девушки смотрели на ключ в ее руке, то мужчин интересовало совсем другое. Ведь когда еще доведется заценить нижнее белье своих коллег по работе?

Светочка сбросила ключ на пол и довольно ловко спустилась сама. Оля просто присела и спрыгнула. А Лида оконфузилась. Пытаясь повторить Олин трюк, она не удержалась и с визгом полетела вниз. Рамиль тут же сориентировался, шагнул под нее, и обхватил руками за ноги чуть выше колен. Девушка скользнула внутрь этого кольца и благополучно приземлилась на пол. Но ее юбка задралась выше пояса, показав всем, кто еще этого не видел, что сегодня Лида выбрала красное и кружевное. Она быстро оправилась и отвернулась к стене, чтобы не испытывать на себе насмешливые взгляды мужчин.

Степан поднял ключ и устремился к дверце. Та без проблем отворилась, открыв небольшой рычаг. Начальник тут же надавил на него, и все увидели, как дверь во вторую комнату начала быстро подниматься.

— Готово! Проходим все быстро!

Когда все вышли, Степа отпустил рычаг и тоже двинулся к выходу, но дверь буквально упала вниз, отрезав его от остальных. Он снова ее открыл и попытался двигаться быстрее, но все равно: ему удавалось добраться лишь до середины комнаты. Пришлось всем вернуться обратно, чтобы решить новую загадку.

— Может ее подержать, пока я выбегаю?, — предложил Степан.

— Правила забыл? Нельзя. — ответил Роман, внимательно осматривая рычаг.

Все детали конструкции были подогнаны очень плотно, так что не приходилось надеяться зафиксировать его, сунув в какую-нибудь щель, к примеру, булавку. Щелей просто не было.

— А вот тут у двери петелька в пол вделана, — сообщила глазастая Светочка.

— И что?, — спросила Мила

— Можно к ней рычаг привязать чем-нибудь.

— И снова молодец, Тиунова!, — бодро похвалил Степан, — Чем привязать? Коллеги, какие будут предложения? Набрасывайте, набрасывайте!

— Тут метров 8, — оценил расстояние Илья, — Ремнями можно.

Мужчины вынули из штанов ремни, скрепили, но получилось всего около 6 метров. У девушек ремней не было, но зато было кое-что другое, о чем вспомнил Рома.

— Колготки! Двух пар как раз хватит.

— Точняк!, — подхватила идею Мила, — Светка, снимай. Все равно они у тебя порвались. Так ведь, Любимов? Ты же видел?

Костя вновь по-детски покраснел. Похоже, Милене доставляло удовольствие смущать его.

— А чо опять я-то?!, — возмутилась Светочка.

— Тебе жалко что ли? Это мои дороже, чем весь твои прикид стоят. А ты 5 штук получишь — коробку себе таких купишь. Снимай давай. Сделай это для команды!, — передразнила начальника Мила.

— Хватит над девчонкой издеваться!, — вступилась Лида, — Я сниму, если надо.

Света с благодарностью посмотрела на коллегу, а мужчины деликатно отвернулись. Лида быстро стянула с себя колготки и бросила их перед Романом. Оля, чуть подумав, сделала то же самое. Дальнейшее было лишь делом техники. Рычаг быстро закрепили, и вся команда благополучно перебралась в следующую комнату. Когда прошел последний, дверь за ним с бесшумно опустилась.

2 комната

Новая загадка оказалась несложной. На смежной с первой комнатой стене было хаотично расположено 16 отверстий, из которых бил яркий свет, а также исходил ощутимый поток воздуха. На противоположной стене стояли фотоэлементы, а над дверью в следующее помещение располагалось табло, на котором горели цифры с 1 до 16. Когда Костя из любопытства закрыл ладонью одно из отверстий, одна из цифр тут же погасла.

— Ясно, — сказал Илья, — нужно закрыть все 16.

— Легко сказать «закрыть»! Как?, — спросила Оля.

Рома не сказал ничего. Он просто снял с себя галстук, свернул его в рулон и запихал в одно из отверстий. Цифра погасла. Галстуков было 5. И их тут же распихали по дыркам. Но все оказалось немного сложнее. Когда Костя сунул свой 5-й, галстук Ильи вылетел наружу. После пары экспериментов стало понятно, что все отверстия объединены в одну систему. И когда затыкали часть из них, воздушный поток из остальных усиливался. Выход был один: забивать более туго. Но со своей одеждой расставаться никто не хотел. Степан брызгал слюной, убеждая, что вещи не испортятся, что так надо для общего дела, взывал к командному духу, и так всех достал, что все его подчиненные, тайно перешептываясь, решили от надоеды избавиться. Ради такого дела шмоток уже никто не жалел. В ход пошли пиджаки мужчин и их рубашки, жакеты девушек, а также галстуки, носки и все оставшиеся на дамах колготки, скрученные вместе в плотные клубки. Общими усилиями удалось заткнуть 14 дыр из 16. Оставалось лишь 2. И выходило, что либо кому-то из парней придется остаться без штанов, либо пожертвовать юбками или блузками девушек. Все, понятное дело, были категорически против. И Рамиль немдленно приступил к реализации общего коварного плана.

— Степ, ты закрой руками эти две. Дверь поднимется. Может она не острая и получится удержать. Как думаешь?

— Давайте, ребята!, — согласился мужчина, радостный от того, что к нему впервые обратились за советом и помощью.

— Не боишься, что бросим тебя тут?, — ехидно поинтересовалась Мила.

— Да вы что?! Мы же команда!!!

Подвоха он не почувствовал и, встав спиной к стене и разведя руки, закрыл ладонями оставшиеся источники света. Табло погасло полностью, и дверь скользнула в сторону. Весь отдел, за исключением своего босса, тут же перебрался в 3-ю комнату.

— Эй! Коллеги! Вы же не серьезно?!, — раздался за их спиной встревоженный голос.

Степан рванулся было следом, но проем тут же закрылся, отделив его от основного коллектива.

— Боже, какая тишина! Кайф! Как же без него хорошо!, — закатив глаза проговорила Мила.

— А он не выберется?, — с тревогой спросила Оля.

— Штанами, может еще одно и закроет, а последнее чем?, — ответил Рома

— Трусами, — фыркнула Лида.

— Даже если захочет — не получится. Там напор такой — выдует сразу. Хотя, он может там перераспределить все как-нибудь. Но за 5 минут не успеет.

— А почему за 5?, — подала голос Светочка.

— А ты якудзу внимательно слушала? Если пленного за 5 минут не удастся освободить, дверь блокируется до конца квеста. Не успеет он. Мы минут 15 все вместе мучились. Так что забудьте про него. Давайте лучше думать, как отсюда выйти...

3 комната

3-е испытание было еще проще, но вместе с тем и сложнее. Почти по центру комнаты в пол была вмонтирована квадратная платформа. Стоило на нее наступить — и дверь с цифрой «4» отворялась. Убираешь ногу — закрывалась. Рамиль попробовал пару раз успеть добежать, но организаторы все рассчитали четко. Это было невозможно.

— Блин, надо было Краснобаева здесь оставить! Как сейчас-то?

Илья сел на корточки перед платформой и надавил на нее рукой.

— В принципе, пружина слабая. Вес совсем небольшой потребуется. Может обуви хватит?

* * *

2 японца, отпустив переводчика отдыхать, с интересом смотрели в монитор за развернувшимся в 3-й комнате обсуждением. Когда один из мужчин снял свои туфли и положил на платформу, Каору Накаи обратился к своему молодому помощнику.

— Хироси, помнишь? Разблокируешь механизм, когда все останутся в одном нижнем белье!

— Да, Накаи-сан!

Толстяк потер руки и радостно добавил:

— Пока все складывается отлично! Очень хорошо! Было бы хуже, если бы у них была возможность оставить пленного здесь.

— Согласен с Вами, Накаи-сан.

* * *

8 пар обуви, ремни и содержимое карманов продавили платформу, но недостаточно. Не хватало буквально пары килограммов. Ситуация казалась безвыходной, пока Рамиль решительно не снял свои брюки, и не бросил их в общую кучу. У Милены с юных лет был фетиш — накачанные мужики. И сейчас она, и так будучи несколько «взволнованной» от созерцания могучего обнаженного торса татарина, при виде его выпуклой тугой задницы, подчеркнутой облегающими боксерами, перешла на стадию «легкое возбуждение». Другие барышни отставали от нее ровно на 1 шаг. Но Светочка стремительно сокращала дистанцию. Возможно ей первой пришла в голову мысль: а что если верхней одежды мужчин не хватит?! Это так взбудоражило ее, что когда все четверо парней остались в одних трусах, она уже боялась, что мокренькое пятнышко, стремительно образующееся на внутренней поверхности ее трусиков, проступит наружу.

Брюки не помогли. Девушки мялись, не решаясь обнажиться, но парни с такой искренней надеждой смотрели на них, что они поняли: нужно сделать выбор. Прямо сейчас! Или сдаться и закончить игру, или... переступить через себя. Первый шаг неожиданно для всех сделала Оля. Ничего не говоря, она расстегнула молнию на боку, и ее юбка сползла на пол. Длинная блузка кремового цвета надежно прикрывала и фронт, и тыл девушки. Кроме того Оля сегодня с утра надела спортивное белье, мало отличающееся от того, в каком занимаются фитнесом. Так что ей было не стыдно показать и его. Пнув юбку на платформу, девушка расстегнула блузку, сняла ее и тоже бросила к остальным вещам.

Следующей до белья разделась Мила. И интересы команды тут были для нее не на первом месте. Во-первых, ей было совсем не стыдно показать всем свое безупречное тренированное тело. А во-вторых, ее задел взгляд Рамиля, которым тот жадно поглощал длинное нескладное тело Оли. Более того, его немаленький бугор на трусах заметно набух. И Миле из принципа захотелось, чтобы на нее агрегат коллеги конкретно встал! И результат даже превзошел ее ожидания. Встало у всех четверых. И было от чего! Сексуальные белые трусики сидели на девушке изумительно, практически полностью открывая ее упругую попку. А полупрозрачный лифчик эффектно приподнимал грудь 2-го размера, делая ее визуально еще больше и соблазнительней.

После этой демонстрации Лиде уже нечего было стесняться. И она охотно последовала примеру первопроходцев еще и потому, что ее грудь была больше Милениной. И безо всяких там хитрых пушапов! Пусть подавится от зависти, сучка!!!

— Не работает... Свет, теперь ты, — впервые после долгого времени нарушила общую тишину Оля.

Светочка была пунцовой настолько, что цвет ее лица мало отличался от цвета волос. Глядя на почти обнаженных подруг, она чувствовала себя гадким утенком. И ужасно злилась на себя за то, что утром решила надеть этот дурацкий комплект с котятами. Ведь есть же у нее один нормальный, не хуже, чем Лидин красный от «Victoria"s secret»! Мамин подарок на 18-ти летие. Стоя рядом с такими взрослыми и красивыми девушками, Светочка впервые за несколько лет искренне пожалела, что выбрала себе образ анимешки и продолжает следовать ему. «Все! В эти же выходные перекрашусь и сделаю нормальную прическу! И шмотки все эти выброшу на фиг!», — твердо решила она, и это придало ей сил. Опустив взгляд в пол, она трясущимися руками избавилась от своих юбочки и блузочки в стиле а-ля школьница. Едва последний снятый предмет коснулся платформы, как дверь тут же открылась. Света выходила последней, так как ей не хотелось, чтобы ее все разглядывали. Но никто и не разглядывал, так как парни видели только покачивающуюся попку шедшей первой Милы.

4 комната

На этот раз они оказались в маленьком темном помещении. Но едва за ними закрылся проем, как открылась другая дверь. Комната была большая, а все стены были зеркальными. Беда заключалась в том, что весь пол был усыпан битым стеклом, острые грани которого ослепительно переливались в ярком свет, лившемся с потолка. Стоять можно было только на узеньком тротуарчике, шириной не более 80 сантиметров. Выход традиционно был на другом конце.

— Может их раздвинуть осторожно и пройти?, — предложила Лида.

Илья сел и потрогал стекляшки.

— Облом. Они приклеены.

— Надо, чтобы та доска опустилась, — показал пальцем вперед Рома.

Доска была привязана тросом к какому-то ящику на потолке, и ее длины как раз должно было хватить. От ящика по стенам тянулась пластиковая трубка. Потом она ныряла под пол и выныривала, судя по всему, в стеклянном сосуде, стоящем на конце тротуарчика справа. Над колбой была прикреплена табличка: «Чтобы включить насос — наполни сосуд».

— И как его наполнить? Он же закрыт!, — сообщила очевидное Оля.

Действительно, верхний край сосуда был прикрыт толстой стальной плитой, уходящей в стену.

— Там щель, — ответил Рома, — Нужно что-то еще сделать, и доска должна уехать в стену.

— Ладно, это мы как-нибудь решим, — сказал Илья, — вопрос в другом: ЧЕМ его наполнить, когда откроем?

— Можно наплевать, — робко предложил Костя.

— О! У всех мужиков стояк мозг отключает, а у нашего Костика — включает!, — со смехом прокомментировала Мила, заставив парня смутиться в очередной раз.

— Замучаешься плевать, — вполне серьезно ответил Рома, — видите метку на колбе. Не меньше 2-х литров.

— Можно пописать, — смущенно высказалась Света.

— А вот это дело! Все равно других вариантов нет. Теперь надо решить, как его открыть.

— Да это логично все, — задумчиво сказал Илья, — Вспомните предыдущие испытания. Все они так или иначе связаны с преодолением стыда, так ведь? Значит и остальные должны быть в том же духе. Писать при всех стыдно. В комнате зеркала — от глаз не спрятаться. Если только в чулане. Значит, если чулан будет закрыт — колба должна открыться. Давайте все от него подальше отойдем...

Народ сгрудился в левой части тротуара, и дверь в чулан действительно сразу закрылась, а плита над колбой уехала в стену.

— Бинго! Теперь мальчики налево, девочки направо...

Все довольно напряженно засмеялись.

— И всем закрыть глаза. Кто первый хочет?... Желающих нет? Ну, тогда я первый. Давно хотел отлить.

Девочки не только закрыли глаза, но и прикрыли их ладошками. Тем не менее, когда в противоположном углу зажурчало, Лида с Олей прыснули от смеха.

— Хватит ржать!, — рявкнул Илья, — посмотрим, как у вас это звучать будет!

Парни выполнили свою не очень неприятную миссию первыми, хотя это было и непросто. Особенно для Кости. Из-за жестокой эрекции ему у него очень долго не получалось облегчиться, что вызвало в его адрес массу смешков и подколок. Тем не менее он все же справился и с замирающим сердцем перешел к остальным в противоположный угол. Дело в том, что ему ужасно хотелось посмотреть, как будут писать девушки. В живую он никогда этого не видел, и ему было страшно любопытно. Особо его интересовала Мила, но ей, как назло не хотелось. Поэтому первой пошла Лида, чей мочевой пузырь уже давно подавал тревожные сигналы.

Костя отвернулся в угол и чуть приоткрыл веки. Кроме того, чтобы не вызвать подозрений, он еще и прикрыл глаза ладонью, оставив себе, впрочем, маленькую щелочку. В отражении зеркала ему было отлично видно, как Лида подошла к колбе и присела над ней. Потом быстрым движением спустила свои красные трусики до середины бедер и сразу прикрыла передок ладошкой. На ее лице отразилось большое облегчение, когда из-под нее в колбу ударила тугая светло-желтая струйка. Костя очень надеялся, что когда девушка будет вставать, ему удастся увидеть ее киску. В предвкушении он даже затаил дыхание, но в этот момент на его затылок опустилась мощная затрещина.

— Эй, Любимов, ты не охуел подглядывать!!! , — раздался над ухом гневный крик Милены, — Я тебе шары-то щас выцарапаю!

Костя испуганно зажмурился и сомкнул пальцы. Кожей он ощутил, что все взгляды обратились на него. Так оно и было. Илья тоже гневно посмотрел на своего молодого коллегу, но его взор скользнул чуть левее его уха и быстро сосредоточился на отражении Лиды. Она как раз закончила и вставала, одновременно натягивая трусы. Но всего на один неуловимый миг мелькнул ее поросший темно-каштановыми волосами лобок, что заставило Илью удовлетворенно улыбнуться.

После этого случая подглядывать уже никто не решился, и Оля со Светой сделали свои дела в относительно интимных условиях, если не считать звукового сопровождения. К счастью, попавшей в колбу жидкости хватило и без участия Милены. Уровень достиг нужной отметки, и доска с жужжанием опустилась, открыв проход в 5 комнату.

5 комната

— Ну теперь мне точно все ясно, — сказал Илья, осмотрев 4 рычага, разнесенных достаточно, чтобы одному человеку нельзя было дотянуться до двух одновременно.

— Что тебе ясно?, — спросил Рамиль.

— То, что сейчас нам нужно будет решить более важную проблему, чем решение загадки.

— Ну загадочка-то плевая, — сказал Роман.

— Само собой. Подвязать рычаги к петлям на полу и все дела. Но я же сказал, что есть более важная проблема.

— Да говори толком, — раздраженно ткнула его в бок Мила.

— Тогда начну от печки. Программа это японская. А японцы — это ж нация извращенцев. Видел я несколько их телешоу для платных каналов... Могу ссылочками поделиться, кому интересно. Но пока поверьте на слово — извращенцы.

— Да никто с тобой не спорит, что извращенцы, — перебил Рамиль, — суть-то в чем?

— А в том, что это всего лишь пятая комната, а мы уже почти голые. А чтобы выйти отсюда, двум, а может и всем девчонкам, придется пожертвовать своими лифчиками. Без вариантов. И я зуб даю, — продолжал он не обращая внимания на ропот женской половины, — что из последней комнаты мы выйдем вообще без ничего! Все до единого! Улавливаете?

— Пиздец!, — прокомментировала никогда до этого не матерившаяся Лида.

— Очень точная формулировка. Поэтому, пока на нас еще хоть что-то осталось, мы должны сейчас решить: выходим мы из игры, или продолжаем? Решить нужно единогласно, иначе никакого смысла продолжать нет. Пленных мы больше оставить не можем. И если решим идти дальше, то все должны быть готовы дойти до упора.

Никто не возражал. Парни о чем-то напряженно думали, Света с Лидой испуганно молчали, Оля же просто закрыла лицо ладонями. Лишь Милене удавалось сохранять безразличный вид. Она и высказалась первой, пожав плечами.

— Я — как все. Мне скрывать нечего. И даже если кто-то соскочит, Ковач все равно за меня заплатит. Так что страха никакого.

Повисла долгая пауза. Смельчаков больше не нашлось, поэтому Мила решила подтолкнуть коллег.

— Эй, народ! Ну чего зависли? Или как бы сейчас Краснобаев сказал: «Набрасывайте идеи! Мы — команда! Вперед!! За Родину!!! Банза-а-ай!!!»

Илья ухмыльнулся и тоже решился огласить свое мнение.

— Короче, скажу, как есть! Полпути прошли уже, и мне лично было бы интересно дойти до конца. А заодно узнать: Москалева крашеная или нет?, — со смехом закончил он.

— Обломайся, Ильюша! У меня там ни волоска!, — совсем не обиделась на скабрезное высказывание Мила.

Остальные парни дружно поддержали решение старшего менеджера, но после них процесс застопорился. Девушек не уговаривали, их только поторапливали, но результата это не давало. Милене это быстро надоело, и она начала конкретно стебаться над подругами.

— Оль, ты-то чего думаешь? У тебя грудь меньше, чем у Ильясова.

— Лид, ды ты не бойся! Мы твоему мужу ничего не расскажем.

— Светик, ты уже взрослая девочка, а ломаешься, как целка. Чего тут думать? Да, да — нет, нет.

— Не, ну девочки! Чего, хочется и колется? Потому что если бы не хотелось, вы бы уже давно «нет» сказали!

— Тиунова, не упускай шанс! Тут трое холостяков! Не покажешь — не продашь!

— Лида, я бы на твоем месте уже давно бы «да» сказала! С твоими данными глупо стесняться. Такой грудью гордиться надо!

— Ты заткнешься или нет?, — огрызнулась Лида

— Заткнусь, но ты скажи хоть что-нибудь! Надоело уже!

— Хорошо, я согласна, но при условии, что о том, что будет, никто, кроме нас никогда не узнает! Даете слово?

После того, как все поклялись хранить молчание, дело пошло. Лида еще раз подтвердила свое «да». Вслед за ней согласилась Оля. А потом и Света, которой очень не хотелось, чтобы ее считали застенчивой малолеткой. Она же первой сняла свой лифчик, открыв две аккуратные грудки размером с крупное яблоко, с маленькими сосочками, давно отвердевшими от возбуждения. Мощным усилием Рамиль разорвал его напополам и закрепил 2 рычага из четырех. После этого возникла недолгая перепалка, кому раздеваться следующему. Миле с Лидой было жаль портить свое дорогое красивое белье, и они вдвоем насели на Олю. Та, поломавшись, все же согласилась остаться топлесс. Увидев ее почти плоскую грудь и две выпавшие толстые подкладки, парни смутились не меньше, чем сама обладательница этих «прелестей», и отвели глаза. Девушки, и даже Милена (!), тоже проявили деликатность и не стали заострять на этом внимания.

Таким образом, путь вперед был открыт, а пути назад уже не было.

6 комната

— Накаи-сан, похоже эта команда пойдет до конца. Вы были неправы.

— Это хороший урок для нас, Хироси! Мы думали, что русские слишком закрыты для таких испытаний. Нельзя доверять стереотипам.

— И что будем делать, Накаи-сан?

— Если они дойдут — мы потеряем 10000. 8-я комната готова?

— Да. Вес всех участников определен. Комбинации введены.

— Тогда пока есть время, настрой 9-ю комнату на самый сложный режим.

— По трем сенсорам? О! Накаи-сан! На это они точно не пойдут!

— Кто знает... , — задумчиво ответил Каору Накаи, с лица которого улыбка давно сползла.

* * *

Они оказались на широком карнизе. За ним была прямоугольная яма от стены до стены, шириной не менее 2-х метров и в полтора раза глубже. На дне для безопасности были набросаны квадратные поролоновые блоки. Перепрыгнуть яму было невозможно, так как на другом ее конце, на пару метров вверх поднималась вертикальная стенка на мощных шарнирах. Посреди стены предсказуемо был размещен маленький рычажок, очевидно, эту стенку и опускавший.

— Ну что?, — подняв брови сказал Рома, — Дотягиваемся до рычажка и вперед!

— И как ты это себе представляешь? Смотри, что тут написано, — Илья обратил внимание остальных на маленькую табличку у входа: «Человек, оказавшийся в яме, считается пленным»

— Да-а... Засада!, — почесал затылок Рамиль.

Оля же решила попробовать по-другому. Она встала на самый край ямы, наклонилась вперед и вытянула руку. Не хватало сантиметров пятьдесят. Всем все стало ясно. Не дожидаясь указаний, Мила сняла свой лифчик и протянула Оле.

— Попробуй им зацепить. Уронишь — убью!

Она спокойно отошла в сторонку и не подумав по примеру остальных прикрыть грудь руками. Парни восприняли это, как разрешение, и без стеснения начали рассматривать эти 2 совершенных творения природы. Лида глянула мельком и с удовлетворением решила, что у нее лучше. Рамиль аж присвистнул, глядя на налитые, плотные каплевидные выпуклости, имеющие тот же легкий бронзовый оттенок, что и все тело девушки. Света тоже смотрела на Милену, но с завистью. Причем завидовала она всему сразу: и тому, как Мила выглядит, и ее манере держаться и говорить, ее внутренней свободе и отсутствию комплексов. Но хуже всего было то, что у Светочки вдруг родилось в голове стойкое желание подойти к коллеге, положить ладони на ее безукоризненные сиськи, потрогать их, сжать, а потом припасть губами к этим темным пуговкам сосков. Чтобы избавиться он наваждения, она переключила внимание на Олю.

Та делала попытку за попыткой зацепить лямкой лифчика рычаг. Но всякий раз ей не хватало каких-то сантиметров. Пару раз она теряла равновесие и чудом не падала в яму. Когда это случилось в третий раз, Мила недовольно обратилась к Рамилю:

— Может хватит на меня пялиться?! Иди лучше Тонкову подержи, а то свалится сейчас.

— А? Да-да... , — поспешно согласился Рамиль.

Он подошел к Ольге сзади и взял ее за бедра своими сильными руками, а потом, повинуясь внезапному порыву, крепко прижался к ее крепкой выпуклой попке. Его давно не знающий покоя член уютно устроился в ложбинке между ягодиц девушки. Оля не заметила этого обстоятельства, или сделала вид, что не заметила, продолжив свои попытки. Каждый раз, когда она выбрасывала вытянутую руку вперед, пытаясь зацепить лифчиком рычаг, ее попка чуть приподнималась и терлась о твердый мужской орган, даря тому сладостные ощущения. Потом девушка возвращалась в исходное положение, воздействуя на член в обратном направлении. В какой-то момент Рамиль понял: еще пара таких неудач — и он позорно кончит прямо в трусы. Собравшиеся вокруг зрители видели все это, включая и глупое блаженное выражение лица Рамиля, и прекрасно понимали, что происходит. Все ждали развязки, но к их огорчению у Оли, наконец, получилось. Лямка зацепилась за квадратный набалдашник рычажка, тот упал вниз, и стена сразу стала быстро опускаться. Оля, из опасения, что ее придавит, одернула руку и отпрянула назад. Лифчик Милены, крепко зацепившись за рычаг, выскользнул из ее руки и, само собой, оказался под стенкой, ставшей полом.

— С тебя 5600, Тонкова, — обыденно констатировала Мила.

— Да ладно тебе! Нам же вернут все это. Ничего с ним не сделается.

— Только это тебя и спасет.

Других препятствий в этой комнате не было, и вся компания без проблем перешла в следующее помещение.

7 комната

Комната была перегорожена стенкой до самого потолка. Но посередине, почти у самого пола имелось круглое отверстие, достаточное, чтобы туда пролез один человек. Задача осложнялась тем, что за отверстием виднелся пластиковый желоб, под наклоном уходящий вверх. По желобу вниз лениво стекала маслянистая жидкость. Она собиралась в специальном лотке, откуда насосом снова подавалась наверх.

Костя тут же попытался залезть по желобу, но масло мешало ему сделать это, не позволяя продвинуться даже на 10 сантиметров. Тогда Рома просто заткнул дырку в лотке пальцем, чтобы прекратить подачу масла. Насос где-то внутри натужно загудел, а с потолка донесся мерзкий звуковой сигнал и прозвучал неприятный женский голос: «Первое предупреждение. После второго команда выбывает! До второго предупреждения 5 секунд. Пять... Четыре... Три... «. Рома выдернул палец и включил голову. Решение пришло сразу.

— Короче, делаем так. Самый большой ныряет в желоб первым. Второй его плечами проталкивает наверх, упираясь в тех, кто внизу, и тоже ложится. Потом третий, и так далее по цепочке. Последних втягиваем на руках. Только старайтесь, чтобы руки сухими остались, а то соскальзывать будут.

Все получилось, как нельзя лучше, и вскоре все 8 человек оказались наверху.

* * *

— Накаи-сан! Я могу сделать так, что вода не закипит.

— Не нужно, Хироси. Очень хочу посмотреть на № 9. Но проследи, чтобы они сняли все.

* * *

— Полагаю, что раз тут написано «Boil me» — нужно вскипятить воду в колбе, от давления пара сработает датчик, и дверь откроется, — подытожил осмотр установки Роман.

Колба, которую нужно было вскипятить, была закреплена над чем-то вроде жаровни. Жаровня была накрыта решеткой, под которой бился маленький газовый язычок пламени.

— Я поняла!, — радостно сообщила Света, — нужно собрать с себя масло и вылить в жаровню.

И она начала обтирать свое тело ладошками, чтобы показать пример.

— Бог мой! Как же это сексуально!, — не удержался Илья, — А можно тебе помочь?

Светочка, конечно, была польщена вниманием, но от помощи отказалась.

— Ничего не выйдет, — предположил Рома, бросив косой взгляд на Милену.

Некогда белые трусики девушки насквозь пропитались маслом и стали совсем прозрачными. Отчетливо видно было даже верх ее щелочки. Зато все смогли убедиться, что она не врала, когда говорила, что у нее там ни волоска.

— Почему?, — упорствовала Света.

— У меня есть идея, но ты пробуй, пробуй...

Ей действительно удалось собрать с себя в ладошке небольшую лужицу, и Света выплеснула ее в жаровню. Масло зашипело, пыхнуло пламенем и... все. Остался только дым.

— Видишь?, — ухмыльнулся Рома, — Голяк! Илья был прав. С одеждой придется расстаться. И, по ходу, прямо сейчас.

Он тяжело вздохнул, и обреченно снял с себя трусы. Потом тщательно обтер ими свое тело, чтобы они основательно пропитались, и бросил на жаровню. Вспыхнувшее яркое жаркое пламя начало лизать круглое дно колбы. Рома не отрываясь смотрел на огонь, стараясь не думать, что его немаленький член, гордо смотрящий в потолок, сейчас открыт всем.

Милена, которая и так была фактически голая, с легкостью избавилась от своего последнего. Увидев, какими жадными глазами смотрит на ее наготу Рамиль, она с кокетливой улыбкой протянула ему комок ткани:

— Хочешь, ты меня оботри.

Он на автомате потянулся было к девушке, но стушевался и опустил руки. И чтобы занять их чем-нибудь, тоже стянул свои боксеры и начал вытираться.

Со Светочкой творилось что-то невообразимое. Она не была двевственницей, но свою невинность потеряла в темной душной школьной кладовке, ничего, кроме боли и грязи, не испытав, и ничего не увидев. А сейчас прямо перед ней покачивались два внушительных мужских члена, прекрасных в своей животной силе и стати. Внизу живота нестерпимо томило, и девушка машинально опустила руку. Едва она коснулась своего интимного места, как ее всю передернуло сладкой судорогой. Она так испугалась, что это кто-то заметит, что торопливо стянула своих котят, отвернулась к жаровне и начала делать то же, что и остальные.

— О, а чего у тебя там не фиолетовые?, — раздался смех за ее спиной.

Светочка и без того горела от стыда, а от слов Ильи вообще готова была провалиться сквозь землю.

— Ты не издевайся, а свои снимай!, — осадила его Мила, бросая свои трусики в огонь.

Пламя вспыхнуло еще ярче, а когда добавились и котята с боксерами — запылало вовсю.

— Погодите, может этого и хватит, — остановил Олю Рома, так как девушка тоже готова была раздеться.

Но этого, естественно, не хватило, хотя в колбе уже начали образовываться пузырьки.

— Ай, все равно испорчен!, — воскликнула Лида, решительно сдергивая лифчик.

Ее грудь не меньше 4-го размера, внушительно качнулась, оказавшись на свободе. Вышло так эффектно, что Илья с Ромой даже зааплодировали, а Мила задумалась о пластической операции. Следом за лифчиком, Лида добавила в общий котел и свои красные трусики. Вскоре голыми были уже все. И прошло это как-то обыденно. Определенный интерес вызвало лишь раздевание Оли. Внизу у нее было все гладко выбрито, а над расщелинкой между пухлыми губками красовался насыщенно-черный кустик, резко контрастирующий с почти белыми крашеными волосами на голове.

— А мне кажется, брюнетка тебе бы больше пошла, — прокомментировала Лида.

Ворох нижнего белья догорал на жаровне, а колба все не кипела. Но когда надежда уже стала таять, маленькие пузырьки стали объединяться в большие, образуя расширяющиеся кверху гирлянды, цепочек этих с каждой секундой становилось все больше, и, наконец, вода забурлила. Наверху что-то щелкнуло, и дверь с цифрой «8» отъехала в сторону. Команда устремилась в проход, но Мила задержала Рамиля у жаровни.

— Проводишь меня сегодня домой после этого безобразия? А я тебя потом завтраком накормлю?

— С удовольствием, Милочка.

— Ты такой степенный... Надеюсь, ты ВСЕ делаешь не спеша?, — томным голосом спросила она.

— Нет, провожу я тебя быстро, а вот потом...

Милена хихикнула и обхватила ручкой толстый ствол собеседника, крепко сжав.

— Боюсь, в таком состоянии не спеша у тебя не получится.

— С первого раза может и нет. Но я упорный. Сколько надо попыток — столько и сделаю. Хоть с пятого раза, но получится. Обещаю.

— Пять раз — в самый раз. Я ТАКАЯ сегодня от всего этого... , — вновь захихикала Мила и потянула Рамиля за член вслед за собой, отпустив его только в дверном проеме.

8 комната

— Я вот боюсь, не зря ли все это?, — начал Илья, когда все собрались в центре комнаты, — Впереди еще 3 испытания, а на нас ничего нет. Лоханулись мы с Краснобаевым. Если бы штаны во второй комнате сняли, нам бы не пришлось в третьей раздеваться. Оставили бы пленного там на платформе, и все! И сейчас, я так прикинул, нижнее белье, как минимум, на нас бы было. Кто знает, какие там еще загадки будут.

— Чернов, давай без пессимизма. Мне вот кажется, что все идет так, как и задумано, — возразила Лида.

— Обоснуй.

— Слишком странные совпадения. Платформа опустилась только тогда, когда мы до белья разделись. А вода закипела от последних трусов. Думаю, что эти узкоглазые за нами смотрят и режиссируют процесс.

— Лида права. С платформой элементарно можно подшаманить. Да и с колбой тоже, — высказался Роман.

— Как это?, — спросила Света.

— А ты физику в школе учила, девочка? Японцы ведь не только твои любимые мультики рисуют, они еще и головой соображают дай бог каждому! Достаточно создать в колбе избыточное давление, и вода закипит при более высокой температуре, больше 100 градусов. А значит и вещей нужно больше сжечь. Проще простого. Та-ак, — огляделся Ковач, — Что у нас тут?

На стене слева была открытая тесная ниша с толстенным круглым цилиндром в глубине. Над нишей располагался полукруг со стрелкой, крайний сектор которого был зеленым. Справа было 4 закрытых проема с аналогичными устройствами над каждым. Но эти были размечены по-другому. Закрашенных секторов было 3: узкий зеленый по центру и 2 красных по краям. Роман запрыгнул на цилиндр в нише.

— Чего там? Изменилось что-то?

— Ага!, — откликнулась Оля, — стрелка чуть сдвинулась.

— Тогда чего стоим? Все ко мне! Нужно ее в зеленый сектор загнать. Рама, давай! Твоей туши одной хватит. Только, блин, не прижимайся ко мне!

— Ни фига! Чую я нам всем туда залезть придется, — заметил Илья.

— Сложновато будет, — оценил размер ниши Рома, — сюда 4 человека влезет, от силы 5. А нас 8. Все равно. Давайте пробовать.

Все вышло так, как он и предполагал. На цилиндре, тесно прижавшись, умещались четверо. Потом с открытой стороны кое-как сумели прицепиться легкие Костя со Светой. Но куда деть еще двоих!? Посадить кого-то на плечи другому был не вариант — не позволяла высота ниши. Невыполнимая на первый взгляд задача осложнялась еще и тем, что тела у всех по-прежнему были скользкими от масла. В итоге, с этой задачей пришлось провозиться почти столько же, как с двумя предыдущими. Но решение все же было найдено. Илья с Ромой сцепились локтями в глубине и держали гимнастическим захватом за руки Рамиля, который практически выпадал из ниши, упираясь босыми ногами в закругленный край цилиндра. В кольцо, образованное этими тремя, должны были утрамбоваться все остальные.

Светочка чувствовала себя ужасно. Она был сдавлена со всех сторон. Ей в живот упиралась твердь Рамиля, с боков стискивали тела Милы с Костей, а на спину давила груди Лиды. Конечности 5 человек были переплетены в невообразимый клубок, потому что, кто как влез в кольцо, тот в таком положении и остался. Сменить позу возможности не было никакой. Чья-то ладонь была тесно прижата к ее заднице, а левая рука Светочки непонятным образом оказалась зажата между ног Оли. Она попыталась было высвободить ее, но Тонкова, видимо, решила, что Света выскальзывает и изо всех сил сжала бедра. «Ну ничего», — подумала Светочка, — «Недолго терпеть!». Но она жестоко ошибалась.

— Вес принят!, — прозвучал все тот же противный голос из скрытого динамика, — Начинается обратный отсчет. 120... 119... 118...

— Вот же блядь!, — в сердцах выругался Илья, — Держим парни! Держим!! 2 минуты.

— Молчи! И так хреново!, — напряженно огрызнулся Рома.

Внутри сплетения тел началось движение, и Светочке оно очень не понравилось. Неизвестная рука начала медленно двигаться вниз между ее ягодиц. Палец агрессора чуть задержался на ее анусе, а потом заскользил в направлении промежности. Девушка запаниковала и попыталась развернуться, но на нее тут же рявкнул Рамиль:

— Никому не двигаться!!! Я еле держусь!

Света замерла, смирившись с неизбежностью, и начала анализировать. Скосила глаза на Костю. «Не он. Вон, руки в другом месте. Остальные парни тоже не могут. Лида сзади, и ей так ладошку не вывернуть. Мила? Она может, если левой рукой. « Света повернула голову и уткнулась носом в подмышку Милы. «Значит ее рука вверху. Получается остается только Оля? Хм-м... Короткая стрижка, как у мальчика. Ногти короткие и не красит их. «0» косметики. И белье спортивное носит. И мою руку не отпустила... Неужели она из ЭТИХ?!»

Словно в подтверждение этих догадок, палец достиг своей цели и проскользнул в святая святых. Это было несложно, так как дырочка Светы давно сочилась от возбуждения. Сначала она испытала ужас, а потом, когда палец начал ритмично двигаться внутри ее, это чувство сменилось невероятным удовольствием и радостью, охватившей все тело. Девушке хотелось, чтобы Оля продолжала и продолжала, но неумолимый голос уже отсчитывал последние секунды:

— ... 3... 2... 1

Человеческая конструкция тут же распалась, и все облегченно расползлись в стороны, растирая затекшие конечности. Света догадалась правильно, но ей почему-то захотелось услышать это своими ушами. Поэтому она подошла к Оле, взяла за руку, которая еще вот-вот ласкала ее и тихо спросила:

— Это была ты?

— Да...

— Почему?

— Не важно. Потом, — вырвалась Оля и отошла в сторону.

Как и предполагалось, после выполнения первой части задания открылись остальные ниши. Там были аналогичные цилиндры, но гораздо меньше диаметром. Рома развил бурную деятельность. Причем по опавшему достоинству было заметно, что квест увлекал его уже больше, чем близость 4-х привлекательных молодых особ женского пола. Сначала он загнал самого тяжелого Рамиля на каждый из цилиндров. Стрелка отклонялась по разному, но ни разу не достигла зеленого сектора. В третьей нише она оказалась ближе всего. Тогда он заставил Раму занять там место вместе со Светой. Стрелка замерла ровно посередине нужной области. Значит, оставалось найти еще 3 сочетания. Рома узнал вес каждого из команды и приступил к расчетам в уме. В итоге он загнал себя в тупик, зато понял, что с первой комбинацией он ошибся.

— Дебил!, — самокритично хлопнул он себя по лбу, — Они же все на разный вес настроены!

Пришлось все начать заново, но минут через 15 бесконечных экспериментов, задача была решена. Оставалось только всем занять свои места по парам, и путь был бы открыт. К неудовольствию Рамиля, ему досталась Оля. Илье — Мила, Лиде — Костя, а Роме — Света. Пикантность ситуации заключалась в том, что стоять в нишах можно было только очень тесно прижавшись друг к дружке. Девушки, сохранив остатки приличий, дружно расположились к парням спинами. И все у всех получилось относительно пристойно, за исключением одной пары.

Виной всему были непропорционально длинные ножки Лиды. Из-за этой особенности член Кости оказался не в районе крестца или выше, а между ягодиц. Причем в нижней части ложбинки. И этот факт сыграл с парочкой злую шутку. Когда все ниши были заняты, над каждой открылись люки и сверху на пары с жужжанием стали медленно опускаться широкие кожаные ремни. Ремни замыкались хитроумными массивными запорными устройствами. К этим же устройствам крепились тонкие стальные пруты, уходящие невидимыми противоположными концами в люки и обеспечивающие опускание. Ремни как бы окольцовывали каждую пару. Их движение остановилось, когда каждый ремень достиг середины задницы доставшегося им мужчины. Раздался щелчок и на этот раз зажужжали электроприводы в запорных устройствах, стягивая ремни. Как только Костя почувствовал это, он от неожиданности дернулся назад. Его мужской орган всего на миг остался на свободе, головка чуть опустилась, но этого было достаточно, чтобы случилось непредвиденное. В следующую секунду ремень уже намертво притянул парня к Лиде вместе с руками, а член при этом проскользнул в ее хорошо удобренную смазкой дырочку.

— Ты чо творишь, придурок!!! , — завизжала девушка.

Костя судорожно задергался, но от этого только вошел еще глубже.

— Любимов!!! Убери его немедленно! Козел!! Сука гребаная!!! , — не унималась Лида.

— Но как? Я не могу... Я... я случайно... честно! Прости, — блеял Костя.

— Что у вас там?, — со смехом спросила из соседней «кабинки» Мила.

— Да пиздец полный! Этот урод... Черт, даже сказать не могу.

— О-о!, — догадался Илья и глумливо заржал, — Похоже, наш Костик стал мужчиной. Поздравляю

— Блин, что щас делать-то?, — захныкала Лида.

— Расслабиться и получать удовольствие, — хохотнула Мила, — Что сейчас сделаешь?

Устройства снова щелкнули. Пруты освободились и уползли обратно в люки. И следом за ними открылась дверь № 9.

* * *

— Хироси, я очень недоволен! Ты же сказал, что все рассчитал!

— Я не понимаю, Накаи-сан.

— Рост почему не учел?! Я надеялся, что в таком положении окажутся 2—3 пары, а не одна!

— О-о! Простите меня, Накаи-сан! Больше такого не повторится.

— Ладно. Все равно никто этого не избежит.

* * *

С цилиндров кое-как спустились. Теперь надо было добраться до двери. Идти, особенно с прижатыми к телу руками, было крайне неудобно — приходилось синхронно мелко-мелко перебирать ногами. Со стороны, наверняка, это выглядело очень комично Но не для наших героев. Им было не до смеха. Особенно Косте.

Посередине пути он столкнулся с новой проблемой. Терпеть дальше сил не было, и он шепотом взмолился:

— Лида, давай медленнее. Или вообще остановимся. Я... я больше не могу.

Она тут же замерла и бросила через плечо:

— Сосунок недоделанный! Если кончишь в меня — убью!

Сказала она это зло, но на самом деле девушка к своему стыду осознавала, что злобы в ней нет. Более того, чувствовать внутри член этого мальчика было нестерпимо приятно. Ощущать, как он смещается туда-сюда при каждом шажке, как он сокращается у нее внутри, наконец, как он практически разрывает стенки ее вагины. Последнее не было преувеличением. Несмотря на щуплое телосложение, агрегат у Костика был весьма внушительным. Пожалуй даже самым большим из всех четверых.

Но долго им стоять не дали.

— Дверь закрывается! 20... 19... 18...

— Быстрее, быстрее!!! , — дружно заорали 3 пары, уже добравшиеся до финиша.

Отставшие изо всех сил засеменили к выходу. Но буквально в метре от цели Костя вновь взмолился:

— Не-ет! Я сейчас... я не могу держать...

— Да черт с тобой! Кончай!!! А то вдвойне обидно будет, если щас вылетим, — не стесняясь коллег прокричала в ответ Лида.

Споткнувшись на пороге, они буквально упали в комнату и завалились набок. Лида громко закричала, но не от боли, а от непередаваемо сложной комбинацией чувств, которые охватили ее, когда она ощутила, как чужое семя толчками наполняет ее.

9 комната

— Мда, — многозначительно сказала Милена, глядя на сотрясающееся от оргазма тело Кости, и через плечо спросила у Ильи, — Ты-то там как? Держишь себя в руках?

— Нормально все, — буркнул Илья

Остальные просто смолчали, смущенно глядя кто куда. Щелкнули «пряжки» ремней, те ослабли и сползли на пол, освобождая пленников. Рамиль первым отскочил назад, потирая свое отдавленное костлявой спиной Оли достоинство. Илья с Ромой расстались со своими парами с некоторой неохотой. Но Костя с Лидой продолжали лежать на полу. Девушка плакала навзрыд от обиды и стыда. Причем стыдно ей было сразу за три вещи: за то, что ее отымели на глазах у всех, за то, что она впервые в жизни изменила мужу, и за то, что ей это все понравилось. Костя же просто лежал, не зная как ему вести себя дальше. Наконец, он решился и вышел из своей партнерши. Член выскочил наружу с громким чавкающим звуком. Лида тут же взвыла с новой силой, почувствовав, как из нее начинает вытекать сперма. Молодой человек вскочил, как ошпаренный и метнулся в сторону. Мила прониклась к коллеге таким сочувствием, что присела рядом и начала гладить подругу по голове и что-то ей нашептывать, успокаивая. Потом к ней присоединились и Оля со Светой. Понятливые мужчины (кроме Кости, который тихо сидел в углу, обхватив голову руками) догадались, что им лучше не лезть в эти женские дела, и начали сообща исследовать очередное препятствие на их пути.

Комната вновь была перегорожена стенкой. Внизу справа был лаз наподобие кошачьего, естественно закрытый, а на уровне бедер в стене с равными промежутками было проделано 4 отверстия диаметром несколько сантиметров. Илья по очереди заглянул в каждую дырку. За ними имелось 4 флажка наподобие биатлонных. Все они, благодаря изогнутым ножкам, располагались на расстоянии около 15 сантиметров от внешней поверхности перегородки. Пальцем их достать было нельзя, ничья рука туда бы не пролезла, подручных предметов тоже не было. Следовательно, уронить флажки можно было только членами. Дырки были как раз под них.

— Ну, это не так страшно, — резюмировал Чернов, — И хорошо, что мы Чернобаева оставили, а не кого-то другого из нас.

— Почему это?, — спросил Роман

— Да был я с ним в сауне. Видел его стручок. Он бы, по-любому, не достал.

Рамиль оглушительно заржал.

— Да, — согласился Ковач, — и по очереди уронить не прокатило бы.

Его коллеги утвердительно закивали. Все уже прочитали табличку над лазом, где было сказано, что флажки нужно было опустить одновременно.

— Ромыч, ты-то в форму можешь своего привести? У тебя полшестого, — со смешком спросил Рамиль.

— Легко!

Он сосредоточенно посмотрел на Олю. Та стояла задом к парням, согнувшись напополам над Лидой, и ее щелка была представлена на всеобщее обозрение. Ее припухшие губки были чуть приоткрыты, обнажая блестящую от смазки розовую внутреннюю плоть. Очевидно, что Ольга находилась в том же возбужденном состоянии, что и остальная команда. Член Ромы тут же начал медленно наливаться кровью, преодолевая силу тяжести. Илья тоже посмотрел в том направлении:

— Блин, сука, так и просится на грех!

— Не советую, — усмехнулся Рама, — Синяков набьешь.

— А, кстати, что с Любимовым делать? Он же только что кончил.

— Да он пацан еще, — ответил Ковач, — Ему сиську покажи, и готово. А сисек тут хватает. Время есть, подождем.

Лиду удалось привести в норму минут через 10, хотя видок у нее был еще тот. Глаза были опухшими от слез, а бедра изнутри щедро перемазаны Костиной спермой, выделяющейся даже на фоне все еще маслянистой кожи. Девушки подошли к парням, и те коротко рассказали им, что почем. Оставалось лишь открыть лаз, но тут выяснилось, что у самого молодого участника команды возникла проблема. Костя был в таком глубоком шоке, что его инструмент и не думал оживать, безвольно глядя в пол. Масла в огонь подлил голос из динамика, сообщивший, что у команды осталось всего 5 минут.

— 4 минуты...

Любимов уже без стеснения теребил свой отросток, но результата это не давало.

— 3 минуты...

Мила подошла к парню, обняла его, прижалась всем телом и прошептала в ушко:

— Ну соберись, родимый! Что тебе мешает? Я совсем голенькая рядом с тобой. Давай!

Без изменений.

— 2 минуты...

— Да господи! Что ж такое?!, — в сердцах выкрикнула Мила.

Она отошла от Кости, села перед ним на пол, широко раздвинула ноги и начала мастурбировать. Член вроде начал набухать, но процесс этот быстро остановился.

— Да, еб, что ему еще надо?!?!, — взорвался Рамиль.

И тут Светочка сделала то, чего от нее никто не ожидал. Это был Поступок с большой буквы. Она подскочила к парню, опустилась перед ним на колени и взяла его обмягший инструмент в ротик.

— Све-етка!, — с благоговейным ужасом восхищенно воскликнула Мила.

— 1 минута...

Костю, наконец, прорвало. Буквально через 20 секунд он был уже в полной боевой готовности. Парни подошли каждый к своему отверстию, и на раз-два-три сунули туда свои стволы до упора. Флажки упали, и лаз бесшумно открылся. Мила восторженно захлопала в ладоши, а переполненная чувствами Оля подошла к Светочке и смачно поцеловала ее в губы.

— Ты просто чудо, — прошептала она через несколько секунд, — Я хочу тебя.

Светочка не ответила. Она внимательно посмотрела в сияющие глаза подруги, потом решилась, быстро чмокнула ее в щеку и поспешила к лазу.

* * *

— Хироси, кто там у нас жертва?

— Та, которая взяла в рот, Накаи-сан, — ответил молодой помощник.

Он еще в 4-й комнате отсканировал попочку Светы, когда она писала, устройством, спрятанным за полупрозрачным зеркалом. Потом распечатал заготовку на 3D-принтере, наложил на нее сенсорную сетку и установил всю конструкцию в нужном месте, подключив сенсор к системе.

— 5 минут назад я бы обрадовался. Но после того, что она сделала, я уже сомневаюсь в правильности твоего выбора.

— Будем надеяться, Накаи-сан

* * *

— Читай вслух, — попросил Рамиль Рому, рассматривая аккуратный слепок попки с обратной стороны одного из отверстий.

— Значится так... Инструкция! Текста много, поэтому скажу своими словами. Для открытия двери нужно одновременно активировать 3 датчика. Первый — это слепок задницы. Тут написано, что нужно обеспечить максимально полное и точное прилегание. Второй датчик находится в дырке, куда нужно, извиняюсь за моветон, ввести свой хер. Он каким-то образом измеряет глубину проникновения. Как далеко нужно засовывать — еще проверим. Ну и третий датчик — это слаботочная электрическая цепь. С той стороны, на полу под дыркой стальная пластина. Ток по ней идет через тело, переходит в другое тело с этой стороны, и уходит в другую стальную пластину тоже с этой стороны. Цепь замыкается, датчик срабатывает. Причем 2 и 3 датчики работают в паре, и активировать их нужно 20 раз подряд.

— И что это значит?, — испуганно спросила Лида, уже догадавшись об ответе.

— А то, девочки, — хмуро пояснил Илья, — что кого-то из вас, не осуждайте за прямоту, кто-то из нас сейчас трахнет.

— С чего это?!, — взвилась Мила, — А может к этому слепку мужская задница подойдет?

— К счастью для нас, и к несчастью для вас, это не так. Посмотрите, где дырка.

Отверстие действительно размещалось в нижней части слепка, в ТОМ САМОМ месте.

— Рама, обойди стенку и вставь там свой. Проверим, — попросил Рома и отвернул голову к табло над дверью

Оно было поделено на три части. 2 первые были темными, а на третьей светился «0». Когда Рамиль неглубоко вставил в дырку свой член — ничего не произошло. Средняя часть загорелась зеленым лишь тогда, когда он вошел на всю глубину.

— Вот вам и ответ.

— Я в этом не участвую!, — нервно выпалила Лида, — Я и так уже пострадала!

— Лид, думаю, тебе и не придется, — успокоила ее Мила, — Судя по размерам, это или Оля, или Света. Но я готова первой проверить.

Она подошла к слепку и плотно вжалась в него своей попкой. Табло осталось мертвым. Зато когда то же самое проделала Светочка, левая часть вспыхнула зеленым. На всякий случай проверили и Олю. Ничего не загорелось. Лида нехотя тоже прошла тест, и была очень рада, что ее размерчик тоже не подошел. По настоянию Милы, все парни тоже «попытали удачи». Результат остался тот же — слепок подходил только Светочке.

— Светик, ты же все понимаешь?, — участливо обратилась к ней Оля, — Тебе придется. После всего нам уже никак нельзя сдаваться.

— Все я понимаю, — закусила губу девушка и отвернулась.

— Ребят, — сказала Мила, — Будет честно, если она сама выберет, кто будет с другой стороны.

— Мне все равно...

— Ну тогда бросайте жребий. Или есть добровольцы?

Добровольцы, может, и были, но никто в этом не признался. Парни выработали правила и раскинули на «камень-ножницы-бумага» в несколько туров. В итоге победил Рома.

— Вы только держите ее прижатой, чтобы первый контакт не разорвать. А то все заново придется начинать, — дал он наставления напоследок и полез в лаз на другую сторону стены.

Держать Светочку вызвалась Оля. Ей просто очень хотелось быть рядом с подругой в этой непростой для ситуации, и поддержать ее.

— Ты ведь уже не девочка?, — шепотом спросила Оля

— Нет...

— Тогда ничего страшного. Просто расслабься...

— Постараюсь...

— У тебя там еще мокренько? А то я могу помочь.

— Не надо, Оль. Я готова...

Тем временем почти оправившаяся Лида с другой стороны наставляла Рому.

— Только смотри не кончай в нее. Не хватало еще, чтоб она залетела.

— Сама-то не боишься залететь от Любимова?

— К счастью нет. Все под контролем.

— Тогда свали отсюда. Меня эти твои... , — он стрельнул глазами на роскошную грудь девушки, — ... с ума сводят!

— Я ухожу, ухожу! Просто держи себя в руках, ладно? О футболе думай. У меня муж так делает, когда оттянуть хочет.

— Не учи отца... ну ты поняла! Вали!!

Лида на четвереньках пролезла на другую сторону, заставив Рому грязно выматериться, так как выглядело это очень волнующе.

* * *

— Проклятье, Хироси! Черт бы побрал этих русских! Они собираются сделать это!

— Нужно было делать 4 слепка, Накаи-сан.

— И ты говоришь мне это только сейчас?!

— Но Вы же сами...

— Замолчи! И никогда не оправдывайся, если хочешь достигнуть успеха. У нас последний шанс. Ставь в последней комнате программу с задействованием всей команды!

— Но эту программу даже в Осаке никто не проходил.

— Надеюсь, что и эти не пройдут. Выполняй!

— Все будет сделано, Накаи-сан.

* * *

Он осторожно ввел член в отверстие, пока его головка не уперлась во что-то теплое и мягкое.

— Да-альше! Не горит!, — крикнул с той стороны Рамиль

— Ну, поехали!, — вслух сказал Рома и энергично двинул бедрами вперед.

— Ай-яай!, — раздался Светин голос из-за стены, когда инородное тело, раздвигая сопротивляющиеся стенки ее вагины, ворвалось в нее.

Рома и сам чуть не вскрикнул, когда его член проник почти на всю глубину в потрясающе узкое горячее нутро девушки. Первое проникновение было неожиданным и застало Свету врасплох. Второго она ждала с замиранием сердца, вся сжавшись изнутри. И когда это случилось, она инстинктивно дернулась вперед, разорвав первый контакт. Двойка на табло тут же сбросилась на «0».

— Блин, Оль!, — нервно воскликнул Илья, — держи ее крепче! Или давай я.

— Нет, я сама, — ответила Ольга, крепче прижала подругу к стенке и зашептала, — У тебя раньше такого большого не было?

— Никакого не было. Это второй раз в жизни.

— Ну потерпи, заюшка. Хочешь, мы потом ко мне поедем? Я твою кисоньку пожалею... приголублю. Хочешь?

— Я хочу, чтобы это все скорее кончилось, — ушла от ответа Светочка, которую Олины приставания приводили в сильное смятение.

— Это кончится. Обязательно. Ты потерпи, сладкая.

— О-оххх!, — громко вырвалось у Светы.

Это Рома вновь загнал в нее свой ствол. Когда на табло горела десятка, девушке уже не хотелось, чтобы все заканчивалось. Каждый новый толчок вызывал у нее все более громкий стон сладострастия. А цифра «18» привела ее в панику. Ведь к этому времени Светочка оказалась уже на грани, отделяющей реальность от наивысшего наслаждения. Она вдруг поняла: сейчас все кончится! И, потеряв контроль, закричала:

— Рома!!! Еще!!!

Но Рома, услышав звуковой сигнал и начало фразы «Испытание пройдено», сам вышел из Светы. Так как ее девственно тугое отверстие почти довело его самого до оргазма.

— Не-ет!!! , — раздался хриплый крик разочарования из-за стены.

«Идиот», — выругал себя Рома и направился к лазу.

10 комната

Пол был покрыт мягким ворсистым ковром, так и просившим, чтобы на нем повалялись. Впереди была дверь с кодовым замком, за которой была долгожданная свобода. Судя по дисплею, код был 5-ти разрядным.

— 100000 возможных комбинаций, если 5 нулей тоже считать, — хмуро сообщил Илья.

— И что нужно сделать, чтобы код узнать?, — спросила Мила.

В этот момент в стене над выходом открылась ниша, и из нее выполз огромный плоский экран на сложном кронштейне. По бокам к нему были прикреплены 2 штуковины, похожие на видеокамеры, провода от которых уходили в стену. Закончив движение, экран зажегся. Вся команда, включая подошедшую последней Светочку со злым лицом, уставилась на него. Экран сначала был просто синим, но потом на нем загорелась и растаяла большая красная единица. И сразу в центре возникла 3D-модель обнаженного мужчины.

— Хмм, кажется есть идея, — проговорил Рома и встал перед монитором в центре комнаты.

Потом он поднял вверх правую руку, и виртуальный мужик поднял руку, как в зеркале. Рома поднял вторую руку, и мужик синхронно повторил и это его движение.

— Это что-то вроде кинекта, — пояснил он, — камеры считывают мое положение, компьютер обрабатывает и выдает картинку.

— Так как все-таки код узнать?, — повторила сво й вопрос Мила.

— Думаю, нам подскажут...

И действительно, вскоре мужик на экране выдал замысловатое танцевальное па, потом появилась надпись: «Повтори за ведущим и получи первую цифру кода», после чего вспыхнули и побежали циферки обратного двухминутного отсчета.

— Кто у нас тут самый способный в этом плане?, — обратился ко всем Илья.

— Я до 8 класса танцами занимался, — робко признался Костя.

— Тогда тебе и карты в руки!

Это было даже забавно. Глядеть, как виртуальный мужик выделывает различные коленца, а Костя старательно за ним повторяет, смешно размахивая членом. Получалось у него не всегда, и в этом случае, появившийся вместо времени, счетчик оставшихся «жизней» в верхнем углу экрана уменьшался на единицу. Жизней этих было аж 10, и Костик израсходовал всего 4, добыв для команды первую цифру.

Мужик исчез, а его место заняла девушка. Соперничать с ней вызвалась Мила и так же с честью выдержала испытание, получив всего 1 штрафной балл.

На экране снова появился мужик, но девушка никуда не делась. Всем стало ясно, что дальше нужно будет действовать вдвоем. Помня о предыдущих заданиях, и предполагая, что в данном случае невинными танцульками дело не ограничится, в пару к Милене вышел Рамиль. Ну не желал он видеть, как девушку, которую он с недавнего времени уже считал своей, будет лапать кто-то другой! И оказался прав в своих предположениях.

Следуя действиям ведущих, сначала они изобразили позу, позаимствованную из аргентинского танго. Опираясь на сильную руку Рамиля, Мила низко прогнулась в спине, и высоко подняла свою ногу, вытянув носочек. Затем ей пришлось запрыгнуть на него спереди, обвив ногами за талию и откинуться назад. Причем Рамиль держал ее за ягодицы, а головка его инструмента упиралась девушке в промежность. Третья поза была более развратной, но никого не шокировала. Мила встала перед партнером на колени, обняла его за задницу и взяла крупный член мужчины в рот почти наполовину. Виртуальная девушка начала имитировать на экране возвратно-поступательные движения своей головой, и Миле пришлось повторить это уже в реале, стараясь попадать в ритм, задаваемый ведущей. Причем сосала она не механически, а явно получая от этого удовольствие. Испытание, выпавшее Рамилю, понравилось ему еще больше, когда он, поглядывая на экран, поднял девушку на руки, перевернув вниз головой и прижав к себе. Теперь парочка должна была удовлетворять орально уже друг друга одновременно. Киска Милы была не только безупречна внешне, но от нее также исходил дурманящий аромат похоти, действующий круче любого афродизиака. Она была сочной и настолько притягательной на вкус, что зарывшийся в нее губами и языком Рамиль с огромным сожалением оторвался от влажной плоти только после настойчивых криков Лиды: «Хватит! Стойте!! Другая поза!!!»

Он поставил Мила на ноги, испытывая легкое головокружение и дикое желание. Взглянув на монитор, он оглянулся, чтобы увидеть реакцию окружающих на то, что им сейчас предстоит сделать. Света сидела на мягком полу, бесстыдно разведя согнутые в коленях ноги и смотрела на него одуревшим взглядом. Спиной она опиралась на расположившуюся позади Олю, которая одной рукой играла с набухшими сосочками подруги, а другой ласкала ее клитор на глазах у всех. Илья прижался сзади к Лиде, которая безвольно позволяла ему делать со своими грудями все, что вздумается. Рома с членом наперевес медленно приближался к Ольге с недвусмысленными намерениями. А Костя просто мастурбировал, не обращая ни на кого внимания.

Мила тем временем уже приняла нужную позу, стоя на прямых ногах, согнувшись и касаясь руками пола. Когда Рамиль одним толчком мощно вошел в нее на всю глубину, она качнулась вперед, едва не потеряв равновесие, и громко охнула. Рамиль успел ухватить ее за бедра, и дальше, сам оставаясь неподвижным, начал раз за разом насаживать девушку на свой агрегат.

* * *

— Накаи-сан, расхождение уже 50%. Включать сигнал поражения?

— Нет, Хироси. Даже у нас в Осаке никто не доходил до 10-й комнаты. А эти дошли, хотя мы сделали все, чтобы этого не случилось. Они заслужили победу, а мы — нет. Но помни: «Почетное поражение лучше позорной победы», — процитировал он древнюю японскую пословицу, — Мы проиграли достойно, и в этом нет позора.

— И что мне делать?

— Включи режим повтора и не вздумай раньше времени включить свои трубы. Дадим им возможность насладиться победой. Выбери подходящий момент.

— Слушаюсь, Накаи-сан!

* * *

Впоследствии, вспоминая пережитое приключение, никто из восьмерки не смог толком вспомнить и понять, как им удалось пройти это десятое задание. Никто не руководил процессом, но тем не менее, когда кто-то все же бросал взгляд на монитор, он обнаруживал: их диспозиция в точности соответствует образцу.

* * *

Милу уже не держали ноги, и она со стоном опустилась на четвереньки. Рамиль, не желая выходить из гостеприимного лона девушки, последовал за ней. В этой позе девушка уже могла позволить себе расслабиться и полностью отдаться процессу. Неудивительно, поэтому, что уже через полтора десятка движений, она начала кончать, не заботясь о том, что ее страстные крики могут кого-то шокировать. Мышцы ее вагины начали ритмично сокращаться, из-за чего Рамиль продержался ненамного дольше. Откинув голову, захрипев и до бела сжав бедра девушки, он начал изливаться в нее, не думая о последствиях. Его глаза застлало туманом, и из этого тумана неожиданно возник Роман. Получив у Оли отказ, он, очевидно, решил найти другую жертву, и этой жертвой выбрал Милу. Он опустился перед ней на колени, поднял ее голову, и вставил свой член прямо ей между губ. Мила с готовностью приняла его и начала жадно сосать.

Рамиль еще дергался от первого оргазма, когда понял, что он хочет еще и, что самое главное, может еще! Видимо, сказалось то, что возбуждение копилось в нем слишком долго. И одной единственной разрядки было недостаточно для того, чтобы оно ушло. Первой, на кого упал его взгляд, была Света, а точнее — ее раскрытая щелка. Рамиль подошел к девушке и выдернул ее за руку из объятий Ольги. Потом уложил на спину рядом с Милой, и овладел Светочкой сверху. Он начала таранить ее тесную дырочку, испытывая от этого неземное наслаждение. Но и Оля не пожелала оставаться в стороне. Шатаясь, она подошла к совокупляющейся парочке, переступила через подругу и медленно опустилась ей на лицо. Светочка и не думала возражать. Она была в таком состоянии, что ей было уже все равно. Ее тело уже не принадлежало ей, а сознанием владела только похоть. Кто-то хочет ее трахнуть — пусть, кто-то хочет, чтобы она полизала — пусть! Правда лизанием то, что происходило, назвать было трудно. Скорее это Оля трахала своей изнывающей и истекающей щелью лицо подруги. Она была на вершине удовольствия, так как, наконец, получила то, чего добивалась — язык Светочки в своей дырочке. И все остальное было для Оли уже не важно. Даже когда к ней сбоку подошел Костя, и ткнулся ей в щеку своей багровой головкой, она не отказала ему, как до этого Роме. Последний, кстати, уже успел насытиться оральными ласками Милы. Он обошел ее сзади и овладел девушкой так, как ранее это сделал Рамиль.

— Да! Да-а!! Бля-а-ать, как хорошо-о-о!!! , — раздался слева вопль Лиды. Их с Ильей упустили из виду, но они и сами нашли, чем заняться. Илья лежал на спине, а Лида бешено прыгала на нем, крича от оргазма. При каждом движении ее крупные груди взлетали почти до уровня подбородка, зависали на миг в невесомости, а потом падали вниз всей своей массой.

Светочка уже билась под Рамилем в конвульсиях, а он все продолжал накачивать ее, собираясь кончить во второй раз. Но тут его отвлек протестующий крик Милы.

— Нет! Не туда!!

Это Рома собрался присунуть ей в попку. Рамиль с рыком вышел из Светочки и оттолкнул коллегу в сторону.

— Она моя!!!

Рома совсем не расстроился, и тут же пристроился между призывно раздвинутых ног офис-менеджера. Мила перевернулась и кинулась на шею Рамилю, покрывая его лицо страстными поцелуями.

— Ты вернулся... вернулся... Я хочу тебя еще! Возьми меня! Вставь в меня свой хуй. Куда угодно... !

— Маленькая моя девочка! Тебя никто не обидит! Я не дам, Милочка!

Он сел на пол и насадил девушку на свой ствол. У Милы внутри все хлюпало: от ее собственных соков, от спермы Рамиля и, судя по всему, и Роминой тоже. Рамиль непроизвольно поморщился.

— Тебе неприятно?, — заметила Мила и сразу встрепенулась, — возьми меня в попку, если хочешь. Тебе можно! Тебе все можно!! Ты будешь первый там...

Она привстала, и сама помогла партнеру направить его в нужном направлении. Рамиль аж взвыл от удовольствия, потому что это отверстие оказалось даже уже Светочкиной дырочки. Член Рамиля, хоть и был щедро сдобрен содержимым влагалища, вошел с трудом. Но, оказавшись полностью внутри, выходить уже не желал. В этом его интересы с хозяином полностью совпали.

Для Милы ощущения были новыми и непривычными. Но боли, против ее ожидания, не было. Ее ощущения описать было трудно: словно в нее проник какой-то инородный предмет, и он растет в ней, растягивает ее плоть, испытывая на предел, и давит на нее изнутри. Чтобы свыкнуться, она начала медленно привставать. Давяще-растягивающее чувство стало уменьшаться, принося облегчение, но вместе с тем желание испытать это исчезающее чувство опять. Девушка вновь опустилась вниз: чувство вернулось, но на этот раз оно было еще более приятным. Она повторяла свое движение еще и еще, и каждый раз это было все лучше. В какой-то момент ей захотелось, чтобы член Рамиля оставался в ее попке всегда. Да еще и воспаленный клитор начала требовать ласки. Мила попыталась было добраться до него рукой, но сидя к партнеру лицом, это было очень неудобно. Тогда, стараясь не разорвать контакт, Мила осторожно развернулась на 180 градусов. Теперь она могла без проблем осуществить задуманное. Да и Рамиль получал беспрепятственный доступ к ее упругой груди.

С Ромой вновь обошлись бесцеремонно. Оле было хорошо, но лишь с одной стороны, снизу. Миньет, который она делала Косте, не приносил девушке никакого удовольствия. Ей нестерпимо хотелось занять свой ротик другим делом, попробовать Светочку на вкус. Что она тут же и сделала, отпихнув Рому назад. Но тот и в этот раз не растерялся. Дождавшись, когда Оля, встав на четвереньки и высоко подняв попку, как следует присосется к Светочкиной раковине, он с размаху загнал в нее своего дружка. Дырочка Оли была совсем не растрахана и почти такая же узкая, как у ее юной подруги. Рома начал с азартом трахать Олю раком, не обращая внимания даже на то, что он с каждым ударом больно натыкался на костлявый зад девушки.

Илья с Лидой лежали на боку и отдыхали. Лида смотрела на Милу и чувствовала, как в ней вновь растет желание.

— Я тоже так хочу... Только сзади, — наконец решилась она.

Илья был совсем не против. Он живо поставил ее на четвереньки и уже начал было примеряться, как Лида заметила растерянного и одинокого Костю.

— Кось, иди сюда

Молодой человек с готовностью подошел, ожидая развития событий.

— Ложись на спину... Возьмите меня вдвоем...

Костя лег, Лида оседлала его, а Илья пристроился сзади. У них получилось не сразу, но зато когда получилось — в комнате были слышны только громкие страстные стоны Лиды, перемежаемые с похабнейшими призывами, самым приличным из которых было: «Разорвите мои дырки!»

Вскоре эти выкрики перебил вопль Милы, требующей, чтобы ей «кончили прямо в жопу», а после все заглушил животный визг кончающей Светочки. Оля, хоть и недолюбливала мужские члены, тоже кончила дважды стараниями Ромы. Но ее криков по понятным причинам не слышал никто, кроме, разве что Светочкиной пизденки.

Фанфары оглушительно прогремели из динамиков в тот самый момент, когда 8 человек повалились кто как вповалку, приходя в себя после всего.

— Последняя цифра — 8! Поздравляем! Вы — победили!!!

Эпилог

— Ребят, да почему вы молчите?! Что там было?!, — не унимался Степа, теребя одного за другим членов своей команды.

Но его словно никто не замечал. Лица коллег были изможденными и выражали полное равнодушие. Все изменилось, когда из здания появился вечно улыбающийся толстый японец и засеменил к ним навстречу.

— Козел узкоглазый!

— Урод!

— Мы ему кто, крысы подопытные?

Рамиль не сказал ничего, а лишь грозно нахмурился и сжал кулаки.

— Пазадлавляю вас, — поклонился толстяк, — Эта была холосая...

— Деньги давай, якудза сраная!!! , — рявкнул Рамиль, — 20 штук!

Японец непонимающе уставился на подоспевшего переводчика. Тот объяснил ему суть, а потом перевел ответ.

— Господин Накаи сообщает, что деньги будут перечислены на расчетный счет вашей компании.

— Да, да, — закивал японец и с испугом посмотрел на ставшее свирепым лицо Рамиля. А в следующий миг он увидел перед собой черную бескрайнюю вселенную, усыпанную звездами.

... Каору Накаи с юных лет и до того, как у него начал расти животик, занимался карате и всегда гордился своей способностью держать любой, даже самый сильный удар. Но встреча его плоского лица с кувалдообразным кулаком Рамиля стала для мастера восточных единоборств полной неожиданностью. Когда он очнулся, и расплывчатый мир вокруг стал приобретать реальные очертания, господин Накаи из чувства самосохранения решил не подавать признаков жизни, сомкнул веки и прислушался. До его ушей долетела непонятная тарабарщина на чужом для него языке: «... и ты, длинный, тоже перед прокуратурой за все ответишь! Я, блять, ни за что не поверю, что ты не в курсе был, что там происходило...»

Молодой помощник господина Накаи тихо стоял в сторонке весь сжавшись и справедливо опасаясь новой вспышки гнева со стороны огромного «русского». Язык он знал, но слабо. Детали того, что ему говорили, ускользали, но общий смысл был понятен. Переводчик не переводил, забыв от страха японский язык. Он вообще выглядел так, словно вот-вот обмочит штаны. Хироси слушал, растерянно переводя взгляд с лежащего на земле шефа на наезжающего на него Илью и обратно. Рамиля, у которого продолжали чесаться кулаки, с трудом удерживали от дальнейшей расправы висящие на плечах Рома с Милой. Мысли Хироси путались, и он мог думать только о том, покроет ли его страховка сломанную челюсть или нет. Ситуация накалялась, но в этот момент, к счастью, господин Накаи пошевелился и коротко сказал по-японски:

— Отдай им все.

Хироси дрожащими руками открыл кейс и торопливо сунул в руку Ильи две пачки долларов. При этом он благодарил бога за то, что начальник этих сумасшедших расплатился с господином Накаи наличными...

* * *

— Это безумие, господин Накаи!, — кипятился переводчик после отъезда группы, — Это же разбой чистой воды! Вы должны заявить в полицию!!!

— И где гарантия, что со следующей группой мы не получим такой-же результат?

— Но почему? Ведь это просто тим-билдинг!

— Я тоже так думал, но в этой стране люди не способны этого понять. Я совершил роковую ошибку, не взяв в расчет ваш менталитет. Но потерянные 20000 помогли мне осознать мой просчет. Хироси покажет вам запись, и, может быть, поймете и Вы. Я не буду заявлять в полицию. Мы вернемся в Японию, и я рад, что вернемся мы чуточку умнее...

Эпилог

На следующий день Степан Краснобаев уже не делал попыток узнать, что приключилось с командой после того, как его самого оставили в начале испытания. Он приставал с расспросами вчера всю обратную дорогу. Поначалу Степу отшивали, а потом просто стали игнорить. Сейчас он сидел с хмурым видом за своим столом и пытался сосредоточиться на работе.

Зато пребывающий в неведении Егор Сергеевич появился утром в отделе с жизнерадостным видом и сразу засыпал сотрудников вопросами, что да как. Но, наткнувшись на стену молчания, перевел общение в деловое русло.

— Степан, так вы прошли испытание или нет?

— Э-э... Вроде да...

— Вроде? Ты же с ними был!

— Ну-у, Егор Сергеич, они... не говорят.

— Ничего не понимаю! Что здесь происходит?!, — начал выходить из себя шеф.

Со своего места поднялся Илья и спокойно произнес:

— Мы прошли испытание. Деньги забрали сами и уже поделили их на всех...

— Да по какому пра...

— Дайте мне договорить!, — оборвал начальника Илья, — Забрали и поделили. В качестве компенсации за то, что нам пришлось пережить. И поверьте на слово, Егор Сергеевич, если бы Вы только знали, ЧТО нам пришлось пережить, Вы бы согласились, что это лучший выход для всех.

— Чернов, а ты не много ли на себя берешь?! Может тебе напомнить, что ты еще на испытательном?

— Уволите его, я тоже уйду, — встал Роман.

— И я! И я!... , — дружно поднялись все остальные, кроме Краснобаева.

Их вид выражал такую непреклонную решимость, что Егор Сергеевич растерялся. «Да что там с ними сделали?!», — думал он, — «Всего 2 дня назад были самые обычные сотрудники. Кто-то по парам, остальные — сами по себе. А сейчас — монолит!!! Так может и хер с ними — с деньгами? Я ведь этого и хотел? Вру! Я и представить не мог, что результат будет настолько впечатляющим! Да эти горы свернут!!!»

Несомненно, Егор Сергеевич был очень умным человеком. Проект, над которым в данный момент работал отдел, был очень важным для фирмы. И не представлялось возможным заменить сразу 8 человек, так как в этом случае проект будет наверняка сорван. Пока новеньких найдут, пока те вникнут в суть дела... Взвесив в уме все «за» и «против», он решил не раздувать конфликт. Пусть закончат работу, а там — посмотрим.

Но когда Отдел интеграции инноваций блестяще справился со своей задачей на неделю раньше срока, Егор Сергеевич и думать забыл о своих претензиях. Проект принес около миллиона, и те 10000 на этом фоне выглядели просто жалко. Впрочем, кое-какие кадровые решения он все же принял. Потерявший в глазах коллектива всякий авторитет Степан Краснобаев был уволен, а его место занял Илья Чернов. Ну как занял... Отдел дружно сказал: «Начальником будет Илья!», и вопрос был решен.

* * *

Через 3 месяца гуляли свадьбу Рамиль с Миленой. Гуляли весело и бесшабашно. 2 дня торжество сотрясало один из лучших ресторанов города (спасибо неслабому бонусу за проект!), а третий день молодые праздновали в сауне в кругу своих самых близких друзей. Надо ли говорить, что это был Отдел интеграции инноваций в полном составе. Сперма лилась рекой. Ложкой дегтя стало лишь внезапное вторжение мужа Лиды, который непонятно как сумел проникнуть в сауну, недовольный тем, что жена тусуется без него. Когда он возник на пороге, она как раз удовлетворяла трех мужчин одновременно. Появление супруга не стало для Лиды шоком. Уже 3 месяца она практически ежедневно изменяла ему с коллегами, и давно свыклась с тем, что быть верной женой ей не светит. Поэтому она просто спокойно сказала:

— Ну вот, милый. Теперь ты все знаешь. Я такая, какая есть. Вся перед тобой. Поэтому или прими меня такую, или... иди к черту! Потому что я люблю этих людей и менять ничего не хочу.

Муж выбрал вариант «к черту» и убыл безо всяких эксцессов. Может потому, что он был миролюбивым человеком, а может из-за Рамиля, выразительно смотревшего на него.

В остальном все прошло великолепно. Все получили полное удовлетворение от совместного времяпрепровождения. Приятной точкой же стало заявление Оли, что она пересмотрела свое отношение к мужчинам, и теперь она не лесбиянка, а би. Как и все остальные девушки...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

Хорошая вещь компьютер...Посидел пять минут-полтора часа прошло....

Последние новости

Я аккуратно поцеловал ее в шею и...

Статистика