Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.13 (19 Votes)

Утро следующего дня для меня началось ближе к обеду. Ну еще бы, заснули-то глубокой ночью, часа в два. Мамы, как водится, уже не было. Я сполз с кровати и потащился в душ. После интенсивных ночных упражнений заметно побаливали определенные группы мышц которым больше всего досталось. Пора заняться укреплением физической формы — твердо решил я, вытираясь. При этом, однако, мысль начать прямо сейчас я отверг, так как физкультура и мазохизм — вещи разные и на мой взгляд совмещаться не должны. К счастью, через часок неприятные ощущения несколько утихли. Я оделся и поплелся к Олжасу.

 — Заходи. — пригласил он меня к себе.

Олжас тоже пребывал в одиночестве и судя по припухшей физиономии проснулся не так давно.

 — Ну, рассказывай! — потребовал я, усаживаясь в кресло.

 — Получилось, Костик! Представляешь, я все сделал как ты говорил и получилось!

 — Поздравляю! — я-то, сам все видевший, точно знал что заслуга это не моя и даже не Олжасова, а процентов на восемьдесят его матери.

Огорчать парня я не стал, устроился поудобнее и приготовился слушать. Ему ж наверняка нужно перед кем-то похвастаться своими успехами, а заодно и узнаем насколько он приукрасит действительность.

 — ... и тут она в рот берет! — он примолк на мгновение и по его лицу пробежала тень удовольствия — А потом я ее переворачиваю и... !

Это ты, брат, приврал... — мысленно поправил его я — Знаем мы, кто кого перевернул. Но в общем по ходу повествования Олжас можно сказать и не врал. Неточности вполне можно было списать на его состояние в тот момент, когда все ощущения сосредоточены в определенной точке тела а все остальное просто не замечается.

Оказалось что покинув место наблюдения раньше времени я пропустил совсем немного. Большую часть ночи они занимались тем, что для нас с мамой, например, было давно пройденным этапом. А именно — разговоры разговаривали, разбираясь в новых своих отношениях. Правда, один раз, когда в очередной раз воспрявший Олжасов член слишком настойчиво потребовал разрядки, отвлекая от беседы хозяина они прервались на минет, закономерно перешедший в еще один нормальный половой акт, но это значимым событием не считал даже он, а я и подавно. Зато их беседа меня заинтересовала. Помимо прочего, выясняя почему Олжас так долго тянул с решительными действиями, или, что то же самое, почему он на них все же решился, мать вынудила его проболтаться обо мне.

 — И чего ж ты ей про меня рассказал? — насторожился я.

 — Ну что советовался с тобой и все такое...

 — Какое еще «такое»? А что мы ее в окно вместе разглядывали? Рассказал?

 — Ну да... — сознался он. — И что когда мы в парке были смотрел...

Это было плохо. Насколько я знал женщинам очень не нравится когда их разглядывают в голом виде без разрешения. Еще не хватало заиметь врага в лице матери друга.

 — А она что? — допытывался я.

 — Вроде не сердилась... — пожал плечами он. — Сначала, конечно, повозмущалась, типа как ты мог постороннему меня показывать, а потом ничего, успокоилась. Вот только...

 — Чего еще? — я чувствовал что он напоследок приберег какую-то бяку.

 — Она сама поговорить с тобой хочет. Ну насчет того чтоб ты никому не растрепал про это...

А я-то теперь собирался теперь по возможности вообще ей на глаза не попадаться на всякий случай! Ан нет, придется встретиться, для нее этот разговор важен. Интересно, как она меня собирается уговорить молчать? Или просто хочет убедиться что я и без уговоров так поступлю?

 — А без этого никак? — на всякий случай спросил я.

 — Никак. Да ты не бойся! Ну пообещаешь никому не рассказывать и все нормально будет.

 — Ну-ну... И когда она хочет меня видеть?

 — Да когда угодно. — пожал он плечами — Вот хоть сейчас, она уже придет скоро.

Сначала я хотел сбежать, получить время обдумать предстоящую беседу, но в конце концов пришел к выводу что чем скорее разберусь с этим — тем лучше. А наговорить что-нибудь убедительное как-нибудь и без подготовки сумею.

Олжасова мать появилась где-то через полчаса, застав нас мирно беседующими. Мое присутствие ее не удивило.

 — А, Константин, добрый день! Я как раз с тобой поговорить хотела. Сейчас, только переоденусь... — она взяла халат со спинки кровати и направилась было к двери душевой.

 — Мам, останься... — остановил ее Олжас. — Переоденься здесь, мы же все равно тебя видели уже.

 — Ну хорошо. — после короткого раздумья она вернулась и бросив халат на кровать начала расстегивать блузку.

 — Кстати, Костик, как я тебе без одежды? — заводя руки за спину и избавляясь от лифчика спрашивала она. — Не слишком старая? Сиськи не сильно обвисли?

От того что предполагаемый разговор начинается со стриптиза я несколько растерялся. Больше всего меня поразило как легко она согласилась на Олжасово предложение несмотря на мое присутствие. Она подошла, остановившись передо мной, поводя плечами и одновременно начиная расстегивать брючки. Даже вблизи сиськи выглядели неплохо. Вверх они, конечно, не торчали, да это и невозможно при таком размере, но и без этого производили необходимое впечатление. Она наклонилась, стягивая с себя брюки, от чего ее груди качнулись прямо у меня перед носом а затем выпрямилась, оставшись в одних трусах.

Олжас, тихо подобравшись к ней сзади, нетерпеливо потянул трусики вниз. Я уставился на показавшийся лобок. от удивления невнятно что-то промычав. Там где еще вчера красовались густые черные заросли сегодня белела гладкая кожа.

 — Олжас, перестань! — она вцепилась в последний оставшийся на ней клочок ткани.

Видимо, раздеваться полностью в ее планы все же не входило.

 — Ну мам... Покажи ему... — он по очереди разжал ее руки и со второй попытки стянул трусики до пола.

Прикрывая голый лобок она перешагнула их, приблизившись ко мне вплотную и убрала руку, открыто демонстрируя мне чисто выбритую промежность.

 — Мам, наклонись... — послышался из-за ее спины изменившийся голос сына.

 — Олжас, может не сейчас? — попробовала возразить она, но тот требовательно надавил ей на спину, вынуждая нагнуться.

Между ее ног показался его член, направляемый его же рукой. Потеревшись головкой между губок он дернулся вверх, исчезая в ее теле. Тяжелые груди от толчка качнулись ко мне. Член скрылся внутри нее и теперь между женских ног болтались только Олжасовы яйца.

 — Пониже... — нажал он ей на спину.

Женщина согнулась, опираясь на мое кресло. Перед глазами оказались ее затылок, спина, верх ягодиц и за ними неторопливо трахающий мать Олжас. Поначалу он гордо, словно хвастаясь, поглядывал на меня, но по мере нарастания возбуждения завел глаза к потолку, полностью сосредоточившись на другом. Невидимые теперь мне груди раскачивались совсем рядом с моими лежащими на коленях руками, иногда задевая их, поэтому вполне естественно что вскоре они оказались в моих ладонях. Сжимая в руках упругую плоть я слышал как она резко выдыхает в такт толчкам сына и чувствуя что член вот-вот прорвет джинсы. Хоть совесть и подсказывала мне что так поступать с матерью друга не стоит, я не удержался и расстегнув штаны выпустил наружу каменный ствол, одновременно надавливая Олжасовой матери на затылок. После недолгого сопротивления головка коснулась ее лица, скользнув вроде бы по щеке — мне сверху не было видно. Я повторил попытку. Снова не получилось. Пришлось подвести член к ее губам и придерживать, пока головка не оказалась во рту. После этого я позволил себе взять ее за голову и ненавязчиво подталкивать, надевая на член. До тетки ей, конечно, было далеко, но мне сейчас было достаточно и просто скользящих по стволу горячих губ. Я откинулся и закрыл глаза, наслаждаясь ими. Почувствовав приближение оргазма с силой прижал ее голову к себе и задержав дыхание выпустил струю куда-то ей за щеку.

Открыв глаза я обнаружил, что рядом стоит давно закончивший свои дела Олжас и разглядывает как мой член покидает перемазанные спермой губы его матери. Пока я ожидал его справедливого возмущения своими действиями она поднялась и не открывая рта просеменила в душ.

 — Костик, ты чего? — отреагировал он на мой настороженный взгляд.

 — Ты извини... — начал я — Не смог удержаться...

 — А-а-а! — перебил он меня — Вон ты о чем! Да я не возражаю если она не против. Мне наоборот, даже понравилось вдвоем.

 — Так тебе ж не видно ничего было?

 — Почему ничего? Видно как ты ее голову дергаешь. А остальное додумать нетрудно. Конечно, я бы подробности посмотреть не отказался, но оно и так неплохо получилось.

Будут тебе подробности... — подумал я. Почему-то секс с Олжасовой матерью оставил только приятные впечатления хотя поначалу я чувствовал себя виноватым из-за того что вроде как изменяю маме. Теперь же чувство вины куда-то подевалось, зато вспомнилась мамина шутка что если я ее не удовлетворю она пойдет к Олжасу. Или это была не шутка? Мне вдруг самому стало интересно посмотреть на них вдвоем со стороны. Надо будет осторожненько ее распросить как она относится к таким вещам.

Олжасова мать появилась из душа уже в халате.

 — Так вот, Костик, нас отвлекли но поговорить все же надо... — как ни в чем не бывало начала она усевшись напротив.

Дальше случилось примерно то, что я и ожидал — объяснение серьезности ситуации а так же ее исключительности, обоснование того почему никто не должен об этом знать, прозрачные намеки что если я буду правильно себя вести то сегодняшний минет (тебе же понравилось, правда?) далеко не последний. Я кивал и соглашался. Закончилось все взятием с меня страшной клятвы никому ничего не рассказывать.

К себе я вернулся уставшим от этой беседы. Как будто нельзя было просто спросить меня и убедиться что я и сам все прекрасно понимаю. Ей, конечно, так спокойнее, но мне, расслабившемуся после секса, нелегко было делать внимательный вид и умное лицо.

Вернулись мама с теткой и потащили меня обедать. В столовой обнаружились новые лица — семья из трех человек. Мать, отец и пацан по виду на пару лет моложе меня.

 — Утром приехали. — поймав мой взгляд подсказала тетка. — Пока ты спал.

Я жевал, раздумывая на предмет общения с пацаном. Молод конечно — прикинул я — Два года в нашем возрасте это ого-го разница. Да и посвящать в наши с Олжасом тайны его ни к чему. Но с другой стороны в остальном-то втроем веселее будет.

 — Кстати, я не говорила что завтра отец приезжает? — словно невзначай поинтересовалась мама.

Я аж поперхнулся:

 — Завтра?

 — Ага. На один день, посмотреть как мы тут. Вечером уедет. Завтра ж суббота, выходной у него.

Надо же, а я тут совсем в календаре ориентироваться перестал! Точно, суббота. Он же еще перед отъездом говорил что по выходным навещать будет. Что тут ехать — два часа на машине. Ну это пусть, это я переживу. А то сначала подумал — он насовсем к нам и мама меня к себе больше не подпустит.

По традиции после обеда у нас случилась прогулка. Несмотря на мрачные теткины прогнозы погода так и не испортилась. Сегодня мы выгуливались втроем — я, мама и тетка. Нетрудно догадаться что все три часа я умирал от скуки, слушая их болтовню. Как они так могут? Целыми днями вместе, и тоже наверное не молчат, но всегда остается что-то что нужно немедленно обсудить. Не, никогда мне женщин не понять.

А вот после ужина мы шлялись по парку уже с Олжасом — совсем другое дело! В первую очередь меня интересовало что его мать обо мне думает после моего утреннего визита.

 — Нормально все. Хороший, говорит, мальчик.

 — А что я ее в рот... ?

 — На самом деле она говорит что предполагала что-то подобное. И это... сказала, что придется дать тебе еще раз-другой.

 — Да!? Не врешь?

 — Ага, так и сказала. Говорит, для повышения твоей лояльности. — неожиданно он вздохнул — Только я думаю, ей просто хочется потрахаться еще с кем-нибудь кроме меня. Слышь, Костик, может я что-то не так делаю?

 — Тут я тебе не советчик. Откуда мне знать как ей надо?

 — А что же делать?

 — Не знаю. Хочешь, прямо ее спроси.

 — А если она не скажет?

В этих проблемах я при всем желании посоветовать ничего не мог. Разве что трахнуть ее самолично, внимательно наблюдая за ее реакцией. Но заниматься этим вместо простого получения удовольствия желания не было, да и опыта не хватает.

 — А ты бы как поступил? — не отставал Олжас.

 — Ну-у-у... не знаю. О, смотри-ка! — попытался я сменить тему разговора, указывая на мелькающее впереди между деревьев красное пятно. — Кто это там ходит?

Мы ускорили шаг и вскорости увидели неспешно прогуливающуюся новоприбывшую семейку. Отец с матерью вышагивали впереди, пацан со скучающим видом плелся сзади поглядывая по сторонам. Ядовито-красная куртка была именно а нем.

 — Видал? Говорят сегодня приехали.

 — Ну и что? — Олжас, судя по его виду по этому поводу восторгов не испытывал — Не впишется он в нашу с тобой компанию. Очень уж у нас темы для общения специфические...

 — Мало ли... — возразил я. — Вдруг получится?

 — Не-е-е... это вряд ли...

В душе я был полностью с ним согласен, но для порядка сказал:

 — А что? Глянь, мать-то его — очнь даже ничего тетка. Я бы вдул. Наверняка и у него такие мысли проскакивают..

 — Толку-то нам с его мыслей... Она ж с мужем. Кстати, а ты о своей не думал? Она у тебя тоже классная.

На эту тему мне разговаривать с ним пока не хотелось. Я еще не решил, сколько и чего ему можно знать. Поэтому пришлось сказать что думать-то думал, но перспективы неясные и говорить об этом пока рано.

Вернувшись, мы разошлись по своим номерам. Мама уже лежала под одеялом глядя в телевизор. Не вдаваясь в разговоры я нырнул в душ, а затем к ней под бок.

 — Тише, Костик, тише! — притормозила она меня, когда я без лишних предисловий попробовал взобраться на нее. — Погоди. Может, сегодня без этого обойдемся?

 — Как это? — не понял я, со вчерашнего пребывая в уверенности что теперь-то мы будем трахаться ежедневно.

 — Я говорила, завтра отец приезжает. Ты же понимаешь, он тоже... захочет. В общем, вдруг он заметит, что у меня там... ну, не так как после нескольких дней воздержания.

 — А что там может случиться? — я с трудом просунул руку между сжатых ног и нащупал клитор.

 — Мало ли что... я не знаю. Но вдруг он догадается? — ноги немного разошлись, давая мне некоторую свободу действий.

Я не настолько разбирался в женской анатомии чтобы точно знать как долго остаются признаки недавнего полового акта и существуют ли они вообще, но решил не рисковать.

 — А что же делать? — движения моего пальца чуть ускорились между увлажнившихся губок.

 — В попку... — помявшись, предложила она, раздвигая ноги совсем широко.

 — А можно? — слегка удивился я, помня чем такое закончилось в последний раз.

 — Костик, ты же будешь осторожен и нетороплив? А то ведь все равно не уснешь, пока своего не получишь.

 — Ну конечно, мам... — ответил я на оба вопроса сразу.

 — Тогда держи... — сунула она мне крем.

После необходимых процедур я все же не удержался, лег на нее и пару раз окунулся в основательно потекшее влагалище. После маминого напоминания о том куда сегодня можно а куда нельзя задрал ее ноги и ткнулся головкой в анус. Вопреки опасениям, сфинктер нехотя поддался моему нажиму, раздвигаясь и впуская член в кишку. Мама, видимо, сама от себя не ожидая такого, напряглась и затаила дыхание торопливо растирая клитор. Я изо всех сил старался не спешить, но и не притормаживал, равномерно продвигаясь вглубь. Коснувшись мошонкой маминых ягодиц я услышал ее облегченный выдох и немедленно с той же скоростью потянул член обратно. Мама шевельнулась подо мной занимая более удобное положение. Ее ноги легли мне на плечи и я плавно-плавно, не повторяя прошлых ошибок, начал двигать в ее попке членом. Наверное, неприятных для нее ощущений при этом я и в самом деле создавал гораздо меньше. Мама кончила очень быстро и вновь принялась энергично тереть себя между ног. Мне было отлично видно и это, и как другой рукой она сжимает грудь, отчего я не выдержал и выпустил ей в прямую кишку все накопившееся во мне за день семя. Дождавшись второго маминого оргазма вынул член и улегся рядом.

 — Мам... — задал я интересовавший меня все это время вопрос — А почему сегодня в тебя так легко вошло?

На самом деле у меня закралось подозрение что ее зад недавно растянул кто-то еще. Нет, ревности как таковой не было, обидно было что от меня это скрывают.

 — Не знаю... — расслабленно выговорила она — Наверное привыкаю. Или поза удобнее...

 — А ты больше ни с кем туда... ? — подозрительно спросил я.

 — Ну что ты, Костик! Скажешь тоже! С кем я тут могла?

С этим, конечно, я поспорить не сумел. Подходящих кандидатур и вправду до сих пор не наблюдалось.

 — Мам, а хотела бы?

 — Чего?

 — Ну... Еще с кем-нибудь?

Она помолчала.

 — Мам, я не обижусь, честно!

 — Не отказалась бы... — призналась она.

Конечно, этот разговор я начал имея ввиду Олжаса. Потому и спросил:

 — А ты правда тогда говорила что к Олжасу пойдешь если я не смогу тебя удовлетворить?

 — Когда? А-а-а... помню, помню... нет конечно. Это я так, для примера. Просто кроме него никто на ум не пришел, здесь же никого подходящего и нет больше.

 — Понятно. А если б был?

 — Ну-у-у, если б да кабы... пожалуй что и попользовалась бы. Если ты конечно не против. — она прижалась ко мне и погладила по груди. — А что, у тебя на примете кто-то есть?

 — Да нет... — я даже растерялся от такой откровенности. — Разве что Олжас...

 — Ну если найдешь кого — скажи. — рассмеялась мама. — Сводник ты мой! А теперь спать давай.

Отец приехал рано, я еще спал. Собственно, он меня и разбудил, сдернув одеяло и чуть не пинками погнав в душ.

 — Подъем, Константин! Хватит спать! Я думал меня ждут, встретят, а тут... !

Пришлось вставать. Хорошо что у меня вчера хватило ума надеть трусы, а то как бы я выглядел голым на одной кровати с мамой. Что интересно, мама наверное этого не помнила и слегка изменилась в лице когда отец потянул одеяло. Впрочем, увидев мои синие труселя вернула себе нормальный вид. Ни отец, ни крутящаяся рядом тетка этого не заметили.

После завтрака они двинулись показывать бате окрестности. В парк идти они поленились, ограничившись нашим корпусом и соседним, где и проводились все процедуры санаторно-курортного лечения. Мне пришлось их сопровождать. Было скучновато, но отвертеться не представлялось возможным. Я тащился сзади, вполуха слушая теткины пояснения где тут что когда мама отстала от всех и поравнялась со мной.

 — Костик, — еле слышно шепнула она. — Ты со своим другом не собираешься погулять часик-другой?

 — Собирался. — понял я намек — Вам это когда надо?

 — Да хоть сразу после этой экскурсии.

 — Хорошо. Могу прямо сейчас пойти.

 — Иди. Только смотри мне — возвращайся не раньше чем через два часа. А то все испортишь.

Что я могу испортить если они закроются в номере на замок и не впустят меня пока не приведут себя в приличный вид я не понял, но все равно покивал, обещая не возвращаться раньше положенного. Мама чмокнула меня в щеку и вернулась к отцу с теткой.

Таким образом мы с Олжасом снова прогуливались по парку. Он в очередной раз отчитался о том, как вчера вечером опять трахался с матерью. Правда, в этот раз он излагал это без былого энтузиазма, просто по традиции. Слава богу, про меня она не вспоминала и даже, как показалось Олжасу, кончила под ним, отчего он был вполне доволен собой и ко вчерашнему разговору не возвращался. Я кивал, что-то переспрашивал и сдержанно восхищался тем как Олжасу повезло с матерью. За разговорами мы свернули с дорожки и брели по усыпанной желтыми листьями земле, с шумом загребая их ногами.

 — Гляди-ка! — перебил меня Олжас, тыча рукой вперед. — Что-то мне это напоминает!

Между деревьев виднелась ярко-красная куртка недавно приехавшего пацана.

 — Ага. Правильную одежду ему родители выбирают. Хрен потеряешься, за километр видно.

 — А чего это он тут делает? — на правах местного старожила возмутился Олжас — Вчера только приехал, местность не знает... Ему пока положено только по дорожкам ходить и осваиваться, географию здешнюю изучать. Заблудится же!

 — Пошли посмотрим. — свернул я в сторону нахального пацана. — Может у него карта с компасом. Или он зарубки на деревьях делает.

 — Или он сюда не первый раз приезжает. — добавил Олжас направляясь за мной.

На всякий случай мы решили не афишировать наше присутствие и приближались соблюдая по возможности тишину.

 — Охренеть... — Олжас отпрянул за дерево и повернулся ко мне с недоуменно открытым ртом.

 — Чего ты?

 — Сам глянь.

Я выглянул и тоже офигел. Метрах в двадцати от нас парень, спрятавшись за деревом, самозабвенно дрочил. Вот просто стоял в полный рост и открыто гонял елду в кулаке. Причем делал он это не просто так. Недалеко от него ни о чем не подозревая какая-то тетка присела по малой нужде. Похоже что просто сошла с дорожки и думала что здесь ее никто не увидит. Именно от нее парень прятался за деревом, разглядывая оголенный женский зад и гоняя шкурку. Нам же, стоящим сбоку, оба персонажа были отлично видны.

 — Пугнем? — на полном серьезе предложил Олжас.

 — Кого из них?

 — Обоих.

 — Да нет, не стоит.

Парень подергал себя еще немного, выпустил несколько мутных струй на землю, но продолжал мять член. Тетка закончила свои дела, подтянула колготки и ушла, так и не

узнав что ее только что мысленно трахнули. Тут Олжас не выдержал и появился перед пацаном:

 — Ага! А что это тут у нас!? Дрочим!?

Парень уставился на него, но вопреки моим ожиданиям не кинулся лихорадочно прятать в штаны член, а спокойно его туда засунул, застегнул молнию и только потом отозвался:

 — Ну чего ты орешь? Как будто сам не дрочил никогда.

От такого спокойствия Олжас немного опешил и не нашелся что сказать.

 — Вы из санатория? Я тоже оттуда, вчера приехали. Меня Сергеем зовут.

 — Знаем, видели, вы вчера тут гуляли.

 — А вы давно тут?

Пацан интересовался примерно тем же, чем я в свое время у Олжаса, что тут где и какие развлечения имеются. Олжас, немного разочарованный тем что напугать парня не удалось с удовольствием описал Сереге бесперспективное будущее.

 — Так что делать здесь нефиг, только и остается что самоудовлетворением заниматься. — закончил он.

 — Чего ты к онанизму привязался? — выказал недовольство Серега — Это же естественное дело. Мне даже отец разрешает.

 — Чего-о-о-о? — в один голос удивились мы с Олжасом — Оте-е-ец?

 — Ну да. Что вы глаза выпучили? Сказал, для снятия напряжения полезно. Да я и сам замечаю — пока не подрочишь в голове одни бабы, ничего толком делать не могу.

 — И что, ты прямо вот так дома, не скрываясь... ?

 — Не, ну что вы прям выдумываете. Мать-то не в курсе. А отец заставал несколько раз, да.

 — И что?

 — Ничего. Хмыкнул и вышел. Что он скажет если сам же и посоветовал?

Я, вспомнив как дома постоянно приходилось проявлять чудеса осторожности что бы не спалиться, позавидовал парню. Олжас же съехал на интересующую его последнее время тему:

 — А с матерью как же? Может, ей тоже сказать надо? Если отец тебя поддерживает... тогда вообще прятаться не надо. Может она тебе еще и сама подрочит.

 — Не, это уже фантастика. Да мне и так нормально. Особенно когда они трахаются и мать думает что меня дома нет. Орет на всю квартиру, я несколько раз кончить успеваю.

 — Мда-а-а... а почему она думает что тебя нет? — заинтересовался я — Моя вот ни разу так не лоханулась. Никогда ни звука не слышал.

 — Откуда я знаю? — Серега пожал плечами. — Может отец ей говорит что я ушел.

 — А он почему так думает?

 — Он не думает, он знает что я дома. Как-то не успел я из-под ихней двери убраться, стою с концом в руке и он выходит — голый, только презерватив на хрене висит. Увидел меня, подмигнул и в ванную. Как будто так и надо.

 — А ты только слушаешь или еще и смотришь? — продолжал допытываться Олжас.

 — Слушаю. Они ж дверь закрывают. — тут он резко остановился — Стоп! А чего это я вам семейные тайны выдаю? Вы-то про себя не рассказываете!

 — Ну у нас же нет такого продвинутого отца. — Олжас покровительственно похлопал его по плечу. — А так да, и мы дрочим. Куда ж без этого.

 — Пацаны, может тогда вместе попробуем? — несмело предложил Серега.

 — Потом как-нибудь... — дипломатично отверг предложение Олжас.

У меня же появилась мысль свести пацана с теткой. Она, помнится, очень хотела посмотреть на мастурбирующего подростка. А тут, похоже, как раз такой любитель подрочить. Как бы это получше организовать? Тетка-то просто так с чужим ребенком связываться не будет, побоится.

Я посмотрел на часы. Оговоренные два часа давно прошли.

 — Пошли назад. К нам отец сегодня приехал, не могу я долго отсутствовать.

 — А чего ж ты вообще ушел? — удивился Серега.

 — Того самого. Им тоже потрахаться охота, вот и спровадили меня на пару часов.

Когда я вернулся дверь в номер была открыта, отец с матерью выглядели вполне довольными друг другом а тетка с завистью на них поглядывала. Потом последовал обед, во время которого взрослые распили бутылочку винца. Мне не предлагали, а я и не настаивал. Как я и подозревал, как только алкоголь подействовал у мамы с отцом обнаружилось неотложное дело и они покинули нас, удалившись в номер. Мы с теткой понимающе переглянулись.

 — Везет некоторым... — с завистью произнесла она, допивая вино. — Ты, наверное, сейчас к друзьям? Одну меня оставишь?

 — Не, теть Кать, я вас не брошу!

 — Ну тогда проводи меня.

Она встала и направилась к выходу. Я заторопился следом.

Проходя через холл я заметил топчущегося там Серегу. Ему явно было скучно одному, а куда податься он не знал.

 — Теть Кать! — я притормозил тетку за локоть и зашептал ей на ухо — Вон там пацан стоит, давайте его позовем!

 — Зачем это?

 — А он мастурбировать любит! Вы ж посмотреть хотели? Он согласится, я точно знаю!

 — И что, я перед ним раздеваться должна буду? — в ее голосе зазвучало сомнение.

 — Не, он и так справится! Если только юбку чуть-чуть приподнять придется.

 — Ну зови... — после некоторых раздумий согласилась она.

Я помахал Сереге, подзывая к себе. Представил их с теткой друг другу и позвал с нами, не уточняя зачем но туманно пообещав что ему понравится.

В номере первым делом я закрыл дверь на ключ. Серега топтался возле входа вертя головой. Тетка остановилась на середине комнаты вопросительно глядя на меня.

 — Нравится моя тетка? — шепнул я пацану. — Можешь на нее подрочить. Прямо сейчас. Она это любит.

От удивления он открыл рот, посмотрел на меня, потом на дверь за спиной, явно собираясь сбежать от этих двух психов.

 — Да не бойся ты! — на всякий случай придержал я его — Можно было бы издалека начать, поуговаривать тебя, но веришь, неохота! Ты ж это дело любишь, сделай даме приятное, подрочи при ней! Давай!

Подтолкнув его вперед я переместился за спину неподвижно стоящей и с интересом наблюдающей за Серегой тетки. Обняв ее я потянул спереди юбку вверх открывая ноги.

Выражение Серегиного лица менялось ежесекундно. Штаны спереди оттопыривались, его рука несколько раз дернулась было к ним, но застывала на полпути. Собрав юбку на поясе я запустил руку в колготки и трусики, стараясь чтобы Серега отчетливо видел как она медленно подбирается к промежности. Тетка для удобства расставила ноги пошире. Как только мой палец достиг клитора она эротично ахнула, как мне показалось исключительно для Сереги. Это он перенести не смог, выдернул член и торопливо заработал кулаком. Тетка еще раз застонала, Серега напрягся и брызнул ей на блузку поочередно несколькими струями, заодно попав и на юбку.

 — Ну вот... как ты быстро... я и рассмотреть не успела — попеняла ему тетка — Да еще меня перепачкал.

Она принялась расстегивать и снимать измазанную одежду. Серега не отводил глаз от раздевающейся женщины продолжая мять член. Вслед за испачканными блузкой и юбкой в угол полетел вполне чистый лифчик. Поняв что она хочет я помог ей стащить трусики и колготки.

 — Нравлюсь? — обнаженная тетка повертелась перед окончательно обалдевшим Серегой. — Еще раз сможешь?

Поскольку его член пока еще смотрел в пол тетка решила ему помочь. Подойдя к нему, схватила за запястья и решительно поместила одну его руку на свою грудь. Вторую сунула себе в промежность, сжимая бедрами. Сама же принялась мять его вялый отросток, приводя его в нужное состояние. Серега стоял не шевелясь, словно не веря своему счастью, и только ласкаемая теткиной рукой часть его тела быстро увеличивалась в размере, обретая твердость.

 — Достаточно, дальше можешь сам продолжать... — тетка отступила на два шага, села на кровать и расставив ноги провела пальцем между губок.

Серега с удвоенной силой задергал себя за член, мелкими шажками приближаясь к тетке. Про меня, похоже, он вообще забыл. А я, глядя на эту вакханалию, нестерпимо хотел оттолкнуть его и засадить тетке по настоящему.

Второй раз Серега дрочил дольше. Тетка разглядывала мелькающую в кулаке перед ее носом красную головку, не забывая теребить клитор. Наконец белая струйка ударила ей в грудь. Я, с трудом дождавшийся этого момента, выпроводил Серегу из номера и расстегивая штаны бухнулся между теткиных ног на колени. Член провалился в мокрое влагалище, мой лобок звучно шлепнулся о ее промежность. Тетка со стоном откинулась на спину, продолжая тереть клитор, а я, растянув ее ноги чуть ли не до состояния шпагата, принялся ее трахать, резко и сильно, даже не пытаясь сдержаться хотя бы поначалу. Мы оба в этот раз не заботились о партнере, думая только о себе. Я толкал в нее член как хотел, с разной скорость, меняя направление и ритм. Тетка терла себя не стесняясь, громко вскрикивая и тиская второй рукой грудь. Кончив, я еще некоторое время постоял рядом, наблюдая самую настоящую женскую мастурбацию, и не дождавшись окончания тихо покинул номер.

Только сейчас до меня дошло что мама с отцом находятся за дверью напротив, а какая здесь слышимость я и сам знал. Не дай бог услышали звуки из теткиного номера! А если еще и меня увидят оттуда выходящим! Нет, пронесло. Никто меня не увидел. За нашей дверью тоже было тихо. Может ушли уже? Интересно, слышали они что-нибудь или нет. Впрочем, если что, меня же никто не видел. Пусть тетка объясняется сама.

 — Что это было? — обратился ко мне поджидавший внизу Серега.

 — Что, что... Тетка моя. Понравилось? Только смотри, никому об этом!

 — А Олжас знает?

Вот черт, про Олжаса-то я и не подумал! Этот же ему запросто проговорится! Олжас конечно обидится, причем сильно.

 — Не, он не в курсе пока. Я ему потом скажу. Так надо. И ты пока молчи!

 — А мне еще раз можно будет? — не унимался Серега.

 — Там посмотрим. — отмахнулся я от него.

Вот тоже нашел проблему на свою голову. Теперь придется что-то придумывать. А может тетка и в самом деле не прочь дать Олжасу? Но он не Серега, дрочить ему без надобности, только секс. Надо как-нибудь это прояснить...

Мама с отцом стояли на улице перед входом.

 — Костик, ты Катьку не видел?

 — Она к себе пошла. Вы ж из столовой сбежали.

 — Ну... Нам надо было. А она не говорила, скоро вернется?

 — Не знаю, нет наверное... — я сомневался, что тетка спустится в ближайшие полчаса.

 — Тогда мы по парку погуляем. Если увидишь ее скажи пусть тут ждет, мы недолго.

Родители потопали на прогулку, Серега куда-то испарился пока я отвлекся. Подумав, я развернулся и пошел обратно, надеясь что хоть Олжас никуда не делся.

Я поймал его на балконе, собирающегося идти вниз искать меня.

 — О, а я как раз за тобой! — обрадовался я.

 — Ты разве не у себя был? — нахмурился он.

 — Нет.

 — А я думаю чего ты не открываешь... В окно постучал — ничего. А слышно, что в номере кто-то есть.

 — Вот черт! Давно стучал?

 — С полчаса уже. Подождал немного, еще постучал, а ты не выходишь. Потом еще раз.

 — Олжас, там мать с отцом были! Они специально уединились, а ты их спугнул!

 — Ну я же не нарочно... — пожал он плечами — Пошли, больше не будем им мешать.

 — Поздно... Они уже ушли...

 — Куда ушли? Передумали что ли?

 — В парк ушли. Гулять.

 — Так что же мы стоим!? — он поволок меня к лестнице. — Быстрей, за ними!

 — Ты чего? — упирался я.

 — Как чего!? Ты что, не понимаешь? Они туда трахаться пошли раз у них здесь не вышло! Пойдем посмотрим!

Теперь до меня дошло и я запрыгал по ступенькам за Олжасом вспоминая куда примерно они направились.

Побродить нам пришлось изрядно. Мы сразу отмели места наиболее оживленного движения, углубившись в самые дебри. Олжас, лучше знакомый с местностью, таскал меня за собой, вполголоса матеря размеры парка.

 — Все, хватит! — остановил я его. — Дай отдышаться. Чую, не найдем мы их, да и времени уже прошло...

Он тоже запыхался и прислонился к сосне, отдуваясь.

 — Да, не успели... Жалко, я посмотреть хотел.

Я вздохнул, стараясь сделать это как можно более печально. Типа мне тоже очень жаль.

 — Ладно, пошли что ли... — приподнялся он.

 — Подожди... — до моего уха донеслись приближающиеся шаги.

Олжас тоже услышал и снова опустился рядом со мной.

 — Может это они? — шепотом спросил он.

 — Не, вряд ли... — прислушавшись, я разобрал негромкое бубнение двух мужских голосов и женское кокетливое хихикание, никак не могущее принадлежать маме.

Звуки направлялись прямо к нам. Мы затихли, вжимаясь в куст. Троица прошла совсем рядом, в каких-то двух метрах, не заметив нас. Подождав, пока они удалятся на некоторое расстояние мы выглянули вслед. Тетка определенно была из наших, санаторских, я ее видел в столовой несколько раз. А мужики незнакомые.

 — Не наши... — подтвердил Олжас. — Может навестить заехали, как твой отец. Или деревенские забрели...

Между тем они остановились, правда далековато, к тому же высокая сухая трава скрывала их до пояса. Оглядевшись по сторонам и опять не заметив наши торчащие над землей головы один из мужиков резко развернул тетку лицом к себе и присосался к ее губам, прервав на середине очередное хи-хи-хи.

 — Ух ты! — охнул рядом Олжас.

Второй мужик, оказавшись сзади женщины, на секунду нагнулся и над травой взметнулась юбка. К великому сожалению то что происходило ниже было скрыто от наших глаз. Мужик повозился там руками, прижался к тетке и задергался в узнаваемом ритме, не оставляющем никаких сомнений. Тот что стоял спереди наконец оторвался от губ и притянул ее голову вниз, скрыв из нашего поля зрения.

 — Чертова трава! — выругался Олжас. — Вот вроде все с ними понятно, а ни хрена не видно!

Мне тоже было обидно.

 — А давай вон с той стороны зайдем. — предложил я.

 — Только тихо! — Олжас на четвереньках шустро отполз назад, встал и пригнувшись направился по широкой дуге в обход. Я последовал за ним.

Пока мы так крались, трахающаяся троица совершенно исчезла из виду.

 — Все, обошли. Теперь туда, они там. — сориентировался Олжас и пыхтя полез в указанном направлении. Я шагнул за ним, не особенно скрываясь — он же, если что, предупредит. В результате я, отвлекшись на лезущие в глаза ветки, врезался в его неподвижную спину. Олжас покачнулся и зашипел на меня сквозь зубы.

 — Чего стал? — удивился я.

По моим прикидкам идти надо было еще метров десять-двадцать. Однако выглянув из-за его плеча понял, что мы уже на месте.

Троица была так же далеко, как и от прошлого пункта наблюдения, зато теперь ничто не мешало разглядывать их в полный рост. Мужики за это время успели для удобства поставить женщину на колени и поменяться местами. Один размашисто трахал ее сзади, другой обеими руками тянул ее голову к себе, насаживая ртом на член. Но это все меркло по сравнению с тем что в трех метрах от нас обнаружились мама с отцом. Олжас едва на них не наткнулся и теперь старался даже не дышать. Они тоже наблюдали за совокуплением троицы, думая что оказались единственными зрителями. Мамина рука плотно охватывала выпущенный из брюк отцовский член, а он в свою очередь копошился под юбкой, стягивая с нее непослушное белье. Почувствовав что колготки с трусами спущены на бедра мама без напоминаний согнулась выставляя округлый белый зад и не отрываясь взглядом от троицы. Там мужики укладывали тетку на спину. Один уже устроился у нее между ног, а второй еще выбирал наиболее удобное положение.

Отец, тоже не отвлекаясь от наблюдения, наощупь небрежно сунул член в маму сразу попав в нужное место. Еще бы, не хватало ему промахнуться после стольких-то лет семейной жизни! Я покосился на Олжаса. Он открыв рот смотрел на моих родителей забыв про трио вдалеке. Ну конечно, здесь, если приглядеться, можно было разглядеть даже волоски на натянувшихся вокруг члена маминых губках. К тому же отцовы сильные толчки сопровождались мамиными невероятно эротичными вздохами, тихими, но от того не менее возбуждающими.

Отвлекшись, я пропустил момент когда трио впереди закончило свою оргию. Тетка, расставив ноги, сосредоточенно вытирала промежность а мужики застегивали брюки. Покончив с гигиеной, тетка подхватила мужиков под руки и поволокла прочь. Моим же до конца было еще далеко. Отец не торопясь резкими толчками вгонял в маму член, медленно потом вынимая. Мама, увидев что троица ушла, позволила себе стонать чуть громче и нагнулась еще ниже, вцепившись в стоящую перед ней сосну. В таком положении нам еще лучше было видно как толстый отцовский член, влажно блестя, входит в нее. Рядом со мной громко сопел Олжас. На мгновение отвлекшись, я бросил взгляд на его пах, увидев там вполне ожидаемое — руку, мнущую огромный бугор на штанах. Мама негромко вскрикнула дождавшись оргазма. Как я знал из собственного опыта сейчас ее влагалище несколько раз сильно сжало находящийся в нем член. Отец замер, прижавшись к ней, постоял так с минуту и выдернул уже не прежнего гордо торчащего красавца а уныло повисшую сардельку.

Мы неслышно отступили назад и отойдя на десяток шагов чуть не бегом бросились к санаторию. Еще не хватало встретится с отцом и мамой в парке и навести их на ненужные подозрения.

 — Трахаться-то как хочется! — Олжас скривился и в очередной раз потер пах рукой когда мы оказались в его номере.

 — Подрочи... — порекомендовал я ему веками проверенный способ.

Мне тоже хотелось, но благодаря тетке не настолько сильно. Я вполне мог потерпеть до вечера, пока отец уедет а мы с мамой ляжем спать.

 — Вот еще! — возмутился Олжас — Надо мать найти. Где хоть она ходит?

 — Да здесь где-то наверное... Ты же сам должен знать где она обычно бывает.

 — Пошли поищем... — предложил он.

Обойдя все места, которые его мать когда-либо упоминала и нигде ее не обнаружив Олжас начал понимать что здесь что-то не так.

 — Суббота. — объяснил я ему причину неудачи. — Выходной же! Процедур нет, так что с обычными днями не сравнивай.

 — А что ж делать? — заныл он — Я сейчас точно кого-нибудь изнасилую!

 — Только не меня!

 — Ты не в моем вкусе, успокойся! Вон ее лучше! — Олжас указал на какую-то тетку, в одиночестве направлявшуюся в парк.

 — Не-не-не, не надо, она страшная! Пойдем лучше в номер! — я потащил его в здание, оберегая от необдуманных поступков.

 — Может еще поищем? — сопротивлялся он.

 — Где? Везде уже были. Пошли-пошли, лучше в карты перекинемся.

Карты отвлекли Олжаса на какое-то время. Его мать все не возвращалась. Перед ужином я сбегал к своим, надеясь что за время моего отсутствия он все же подрочит и успокоится. Мама с отцом и теткой сидели у нас. Отец собирался уезжать, а женщины уговаривали его остаться на ужин, потому что им, видите ли, без него будет скучно. А вот после ужина пусть едет куда хочет. Отец еще отказывался, но по нему было видно что останется.

 — Хорошо, только я за рулем, пить не буду! — в конце концов согласился он.

А и не надо! — обрадовалась тетка — Пить мы и сами можем, правда. Нин?

Мама согласно покивала. Поняв что не особенно здесь нужен, я вернулся к Олжасу. По его виду было понятно, что моим отсутствием он не воспользовался.

 — Пошли жрать! — потребовал я.

 — Пошли...

В столовой народу оказалось необычно много. Видимо многие решили отметить выходной подобающим образом. Некоторые компании судя по всему сидели здесь еще с обеда. Мы, по малолетству еще не привыкшие к шумным и длительным застольям, быстренько перекусили и направились к лестнице. Олжас все время вертел головой, выискивая мать, но как и раньше безуспешно. На полпути нам встретились спускающиеся отец с мамой и теткой. Я отрапортовал что мы уже поели, а Олжас старательно смотрел в пол не поднимая глаз. Зато потом долго провожал глазами спускающуюся по ступенькам маму покачивающую обтянутым узкими джинсами задом. А может и тетку — та тоже вырядилась не менее соблазнительно. Я не стал ему мешать. Наконец мои родственники скрылись из виду и мы двинулись дальше.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

Поверьте, если мне будет нужно, то я уведу вашего парня ненакрашенная в спортивном костюме.

Последние новости

Я осторожно обхватила член у основания и...

Статистика