Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.63 (4 Votes)

День 10 (окончание)

Брат, постучавшись, вошел в комнату сестры, когда в доме все стихло. До полуночи оставалось около получаса. Девушка уже была в постели и занималась тем, что старательно разрабатывала свою попку маминым дилдо.

— Чего тебе?, — все еще сердясь спросила она, прервавшись, но не вытаскивая игрушку из дырочки

— Ты это, Лер, прости меня. Я тут подумал...

— Полезное занятие! И что?

— Ну, в общем, я согласен...

— Что согласен?

— Помочь тебе

— Ага! И думаешь, что я тут, вся такая счастливая, щас сразу раком перед тобой встану?

— Блин! Я же извинился!

Лера подумала немного и молча откинула край одеяла. Ломаться дальше у нее никакого желания не было по одной простой причине: играя с собой, она уже дошла до крайней степени возбуждения. Если бы не царивший в комнате полумрак, рассеиваемый лишь тусклым светом ночника, Костя мог бы заметить и яркий румянец на щеках сестры, и ее тяжело вздымающуюся грудь под одеялом, и блеск в глазах.

— Мне... раздеться?

— Как хочешь, но на мне сейчас ничего нет

Юноша торопливо сдернул с себя домашние шорты вместе с трусами и нырнул под оделяло к сестре, прижавшись к ее горячему телу. Девушка почувствовала, как что-то твердое уперлось в ее бедро и улыбнулась.

— Ты правда хочешь меня, или для тебя это нормальное состояние?

— Хочу, только... что я должен делать?

— Вот глупый! Обними меня хотя бы для начала.

Он неловко обнял сестру, проведя рукой по ее телу и убедившись, что она не обманывала. Лера действительно была совсем голой. Она смотрела брату в глаза и ждала. Но тот пребывал в легком ступоре. Снова пришлось подсказывать.

— Поцелуй меня

Костя послушно потянулся к ней и припал к полным губам сестры. Целоваться он умел. Не сильно хорошо, но азы явно успел освоить со своими немногочисленными подружками. Лера мягко оттолкнула его

— А теперь грудь

Опустившись пониже, юноша начал, как слепой котенок, тыкаться приоткрытым ртом в мягкую грудь сестры в поисках соска. А когда, наконец, нашел, начал посасывать его, словно грудной младенец. Впрочем, подобных ассоциаций у Леры быть не могло, но, тем не менее, неумелые действия брата сорвали с ее губ первый стон.

— Хорошо... Еще...

Она с силой прижала его голову к себе, вцепившись в волосы и не сразу поняла, почему брат вдруг задергался всем телом. Он кончал, обильно изливаясь на ногу девушки и размазывая свое семя членом по ее коже. Догадавшись, что случилось, девушка ослабила хватку и начала нежно поглаживать брата по голове

— Извини, я не смог... , — хрипло сказал Костя, когда его перестало колбасить

— Не расстраивайся. Все хорошо. Просто ты перегорел. Слишком долго, наверное, ко мне собирался, так?

— Да...

— Сейчас все получится. Ляг на спину

Костя послушался. Лера сбросила одеяло и живо перебралась брату в ноги. Тот опомниться не успел, как его перепачканный спермой член оказался в гостеприимном ротике сестры. И член, только начавший увядать, вновь стал наливаться кровью.

— Ну вот, ты снова готов! Быстро ты!, — радостно известила Лера немного погодя

Костя потянулся было руками к ее белеющим во мраке сиськам, чтобы приласкать, но она остановила его

— Хватит этих прелюдий. Потом. В другой раз. Просто трахни меня! Я вся горю

— Как?

— Вот ты тетюха! Ладно, я сама!

Девушка перебралась повыше, оседлала бедра брата и с ходу нанизалась на его крепкий член

— Да-а-а!!! , — вырвалось у нее, когда ствол юноши полностью погрузился в нее

— Бля-а-а!!! , — вторил ей Костя, пораженный ощущениями, которые дарила невероятно тесная, совсем не как у мамы, дырочка сестры.

Лера начала размеренно трахать брата, упиваясь каждым моментом их близости. Эмоций добавлял и мамин дилдо, который девушка продолжала удерживать в себе одной рукой. Наслаждаясь блаженством, оба не заметили, как дверь комнаты без стука отворилась, и на пороге появился их отец.

* * *

Павел открыл глаза и уставился в потолок. Рядом никого не было. Он встал и пошатываясь вышел из комнаты. Сказывалась бутылка водки, выпитая на голодный желудок. Тем не менее, несколько часов сна вернули ему способность трезво мыслить. Жена спала, свернувшись калачиком на диване в гостиной. «Она трахалась с сыном, и сама подложила мне Леру в постель», — пронеслось у него в голове. Но злости к Любе он не испытывал. В конце концов, она все это делала ради него. Паша наклонился и поцеловал жену в щеку. В этот момент его внимание привлекли стоны и размеренное поскрипывание кровати из комнаты дочери. Он осторожно приоткрыл дверь и заглянул в щелку. Лера трахалась с братом, сидя на нем верхом. «Любка про это ничего не говорила. Интересно, у них это в первый раз, или мне просто не все рассказали?», — подумал он. «Сам узнаю!», — решил мужчина, распахнул дверь и вошел внутрь. Дети его даже не заметили, увлеченные процессом. Павел смотрел молча. Дочь с сыном занимались любовью так самозабвенно, что отец неожиданно для себя осознал, что помимо быстро растущего возбуждения, он испытывает к ним белую зависть и нестерпимое желание присоединиться к этой юной парочке. Однако, что то останавливало его. Он уже собрался выйти, но в этот момент Лера вдруг посмотрела в его сторону осоловевшими глазами. И прошептала одними губами:

— Иди к нам

Но Павел понял ее и медленно направился к кровати, на ходу стягивая трусы. Едва он оказался в зоне досягаемости ее руки, как дочка ухватила его за член и притянула к себе. Затем похотливо улыбнулась, наклонилась и взяла в рот внушительный инструмент отца. Хотя девушке это было уже не впервой, она с трудом справлялась с нелегкой задачей. Нижнюю челюсть ломило от напряжения, но ощущения от живой пульсирующей плоти, занимающей все свободное пространство во рту, перекрывали эти мелкие неудобства. Лера жадно сосала папин член, помогая себе рукой и вскоре так увлеклась, что забыла о брате. Но тот не растерялся и, демонстрируя недюжинную силу в руках, ухватил сестру под попу и начал сам ритмично насаживать ее на свой ствол. Долго так продолжаться не могло и Костя быстро устал, но это заметил папа. Он с трудом отлепил от себя Леру, которая изо всех сил старалась удержать во рту член отца.

— Погоди, дочка. Давай по-другому. Косте трудно

Сын от этих слов вздрогнул. Он только сейчас заметил присутствие третьего. Даже попытался скинуть с себя сестру и прикрыться, чем только помог делу. Лера повалилась на бок, уперлась руками в ложе, а коленками — на край кровати, встав на четвереньки над братом. От этих перемещений, мамина игрушка выпала из нее, никем не замеченная.

— Пусть теперь она тебе пососет, сынок, а я... , — нетерпеливо проговорил Павел.

Зашел дочке с кормы, ухватил ее за бедра и мощным движением загнал свой мокрый от слюны член в узкую пещерку Леры. Она громко охнула и подалась задом навстречу. Костя суетливо выбрался из-под сестры и сел на подушку. Словно завороженный, он смотрел, как папа энергично накачивает свою стонущую дочь

— Костя, не тормози, дай ей в рот! А то она маму разбудит. Давай, мужик! Она же сама этого хочет!

Парень вышел из ступора и перебрался к стенке, усевшись напротив Леры. Головка его члена покачивалась в нескольких сантиметрах от ее лица. Девушка словно только и ждала этого. И через секунду завладела окаменевшим пенисом брата. Стонать она не перестала, но звуки стали гораздо тише. По крайней мере чавканье ее вагины слышно было громче.

Войдя в азарт, Павел ввел большой палец в анус дочери и даже удивился, как легко он туда проник. Дырочка была хорошо смазана и без труда пропустила внутрь незваного гостя. Но еще удивительней оказалась реакция девушки. Она вдруг выгнулась в спине, высоко подняла голову, выпустив член брата, и застонала:

— Да-а-а! Хочу туда, папочка!

От такой просьбы Павлу окончательно снесло крышу. И он полностью перестал отдавать отчет в своих действиях Вышел из истекающего соками лона дочери, приподнял свою дубинку и приставил конец к анусу Леры. Визг девушки, когда толстая головка вошла в нее целиком, разбудил, наверное, весь дом. Костя с ужасом смотрел на перекошенное болью и одновременно экстазом лицо сестры. Потом он наклонился в сторону и увидел в дверях перепуганную маму. Что удивительно, она была совсем голой. Сын не знал, что женщина уже минут 5 подслушивала под дверью и яростно мастурбировала. И лишь услышав вопль дочери, решила раскрыть себя. Юноша перевел взгляд на Леру. Той, похоже, было хорошо. Даже очень. Посмотрел на папу. Тот стоял с блаженной и слегка безумной улыбкой на лице, с закрытыми глазами удерживал Леру за бедра и методично насаживал ее на свой агрегат. Взгляд на маму. Выражение испуга на ее лице прошло и сменилось отрешенным спокойствием, а рука уже была между ног. И тут он понял, что хочет ее. Прямо сейчас! И так же, как сестру — раком. Костя бросил молодое тело вперед и соскочил с кровати. В два прыжка добрался до мамы, схватил ее за руку и потянул за собой. Она покорно позволила поставить себя раком рядом с дочерью, и радостным возгласом встретила вошедший в нее член сына...

11 день

Четыре обнаженных тела в сложном переплетении лежали на одной кровати. Полоска солнечного света, неторопливо ползшая по стене, добралась до лица Любы. Это разбудило женщину. Она с трудом высвободила затекшие члены и села, свесив ноги на пол. Посмотрела на крепко спящих в обнимку детей, на помятое лицо мужа, на его вялый натруженный член, зажатый в маленькой ручке дочери. Да уж. Вчера была жаркая ночка... Вчера?! Люба вскочила и, прихрамывая, рванулась к лежащему на столе телефону Леры. Взяла дрожащими руками, коснулась экрана, посмотрела и... рассмеялась.

— 13-е! 13-е!! Вставайте сони! У нас получилось!!!

— А? Что?, — проснулся первым Костя

Следом очнулась Лера и села на кровати, протирая руками глаза.

— Получилось! Получилось!!, — радостно повторяла мама, пританцовывая на месте с телефоном в руках

— Что получилось?, — подал голос ее муж

— Мы разорвали петлю! 13 сентября!

— Какую петлю?, — заторможено переспросил Паша

Дети и жена с тревогой посмотрели на него. Неужели он ничего не помнит? Папа обвел взглядом напряженные лица домочадцев и внезапно рассмеялся.

— Да шучу я! Не пропала у меня память, не бойтесь. Все я пом... , — тут он споткнулся на полуслове и просиял: — Черт! Я правда все помню!!! Все!!! Номер машины своей хотите скажу? B244УН! И номер телефона своего! И аварию, и то, что до нее было! И все, что было вчера! Блин! Я все вчерашние дни помню! Сколько их было?...

Он задумался на миг, шевеля губами, а потом торжественно провозгласил:

— 10! 10 дней! Да?

Лера бросилась на шею отца

— Папочка! Ты правда все вспомнил?!

— Во всех подробностях! Хотя есть вещи, о которых лучше бы забыть.

Дочка испуганно посмотрела на отца и чуть отстранилась, но тот сверлил глазами сына:

— Костя, мне не понравилось, как ты обращался со своей мамой. Я чтоб больше таких слов от тебя не слышал! Ты понимаешь, о чем я?

Юноша сжался под строгим взглядом отца и инстинктивно потянул на себя одеяло, чтобы прикрыться.

— П-понимаю... Прости... И ты, мам, но...

— Не нужно ничего объяснять.

После этого выговора, Лере тоже стало неуютно от своей наготы. Она отодвинулась от папы и смущенно прикрыла свои грудки ладошками. Радость от разрыва петли мгновенно сошла на нет, уступив место переживаниям. Как они теперь будут жить после всего, что с ними случилось? Люба в свою очередь тоже почувствовала, как от ее уверенности в том, что получится «забыть все, как страшный сон», не осталось и следа. Следом накрыл стыд от того, что она стоит перед сыном посреди комнаты совсем голая. Люба начала озираться в поисках того, чем бы прикрыться. Как назло рядом ничего подходящего не было. Но тут женщина вспомнила о своем халате, который оставила накануне за дверью, метнулась туда и чрез несколько секунд появилась уже одетая. Лера за это время успела забраться к брату под одеяло, сидя, впрочем, на расстоянии от него.

— Пойдем милый, — обратилась Люба к мужу, — пусть дети оденутся. И, чтобы не откладывать, предлагаю прямо сейчас, минут через 5, поговорить обо всем. Надо решить, как дальше жить.

Родители вышли, закрыв за собой дверь.

— Лер, давай ты первая. Я отвернусь.

Девушка вылезла из-под одеяла и торопливо оделась. Потом собрала по полу и кинула Косте его одежду. Одевшись, он вместе с сестрой направился в гостиную, где уже на диване уже ждали родители. Дети сели в кресла и молча начали изучать ламинат на полу. Первым заговорить решился Павел.

— Ладно, вижу ни у кого смелости не хватает, поэтому я начну. Значит, первое и главное: я никого из вас не осуждаю. И даже свое замечание тебе, сын, назад забираю. Допускаю, что в тот момент по-другому нельзя было. Не знаю, как бы я сам себя повел на твоем месте. С этим разобрались? Никто ни в чем не виноват! Цель оправдывала средства.

Дети и жена кивнули.

— Теперь второе: как нам это все забыть? Я лично не смогу. Смогу только притвориться.

— Да уж, такое не забыть, — вздохнула Люба

Костя и Лера снова согласно кивнули

— Поэтому, — продолжал рассуждать папа, — может... и не нужно забывать? Я к тому, что в эти дни мы все пережили очень волнующее приключение. И кто, положа руку на сердце, скажет, что не получил удовольствия от этого? И есть ли смысл добровольно отказываться от этого удовольствия и делать вид, что ничего не было? Ведь было же!

— Ты на что намекаешь?, — изумленно проговорила жена

— Вы все меня поняли. Уверен.

— Поняли, чего ты хочешь! Но с чего ты взял, что остальные тоже хотят?

— Я и не взял. Вы сами все поняли насчет моих истинных тайных желаний. Глупо отрицать, раз мы из петли выскочили. Так что за себя могу точно сказать. Но что-то мне подсказывает, что и вы этого разврата хотели не меньше. Поэтому предлагаю сейчас разойтись и хорошенько подумать: хотите вы продолжить наши отношения, или хотите потом всю жизнь мучиться, пытаясь забыть то, что забыть невозможно, и врать самим себе, отрицая очевидное.

— Ты давишь на нас!, — упрекнула мужа Люба

— Согласен. Извините. Решайте сами. Расходимся, а вечером соберемся здесь, и каждый выскажется, что надумал.

— Но я настаиваю, чтобы любое решение принималось единогласно!, — добавила мама

— Справедливо, — согласился Павел

Костя же с удивлением посмотрел на маму. Он-то ожидал, что папино предложение вызовет у нее взрыв праведного гнева, а она тут правила голосования уточняет. Значит у нее нет категоричного отрицания этой безумной идеи! А у него самого? Он ушел в свою комнату и упал на нерасправленную кровать. Жаркой дискуссии в его сознании не получилось. Всем нутром юноша хотел, чтобы его интимные отношения с сестрой и мамой сегодня не закончились. Ему вновь хотелось оказаться в тесной вагине Леры, хотелось сжимать руками ее упругую попку, хотелось зарыться лицом промеж мягких и теплых маминых грудей, хотелось, чтобы они обе, как накануне ночью, ласкали своими язычками его твердый член. Хотелось снова увидеть перекошенное от экстаза лицо сестры, когда папа прямо перед ним берет ее сзади... Ждать до вечера не пришлось. Уже через 5 минут Костя был твердо уверен, что скажет на семейном совете «да». И гораздо больше переживал по поводу того, что мама или сестра (отец свое слово уже сказал) откажутся. Это пережить будет труднее. Поэтому юноша, вспомнив о принципе «лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и пожалеть», решил попытаться повлиять на своих любимых женщин.

Самым слабым звеном в их квартете он посчитал сестру, поэтому в первую очередь заглянул в ее комнату. И сразу отпрянул за косяк, пока его не заметили. То, что он увидел — обнадеживало. Папа, очевидно, тоже решил оказать влияние на исход голосования. И тоже выбрал в качестве первой цели Леру. Девушка сидела на папиных коленях, а он что-то шептал ей на ухо, попутно лаская через тонкую футболку девичью грудь. Судя по выступившему на Лериных щеках румянцу, выслушивала она в этот момент явно не лекцию о морали. Костя ухмыльнулся и на цыпочках удалился в сторону родительской комнаты. Люба лежала на кровати, рассеяно глядя в потолок

— Мам, можно к тебе?

Женщина быстро стряхнула с себя оцепенение от одолевавших ее мыслей.

— А? Сынок? Тебе чего?

— Хреново одному. Можно с тобой полежать?

— Мне кажется, не стоит...

Но Костя ее ответ проигнорировал и без приглашения упал рядом с матерью. Она чуть отодвинулась, освобождая сыну больше места, но он все равно лег вплотную к ней на бок, положив руку на ее живот и пристально глядя на профиль ее лица.

— Костик, не надо... Убери руку, пожалуйста

— Мам, ты не рассердишься, если я скажу тебе что-то?, — проигнорировал ее просьбу сын

— Рассержусь.

— Даже если я скажу, что люблю тебя?

Люба вздрогнула и отвернулась к окну

— А ты?, — настойчиво продолжал юноша, — Ты любишь меня?

— Глупый... Конечно люблю, — чуть всхлипнув ответила женщина, глядя в сторону

Юноша провел рукой от живота мамы вниз до середины бедра, а затем не спеша направился в обратную сторону: через ямку внизу живота, по лобку, снова по животу, затем по груди почти до шеи. Нащупав там застежку длинной молнии, он медленно потянул ее вниз. Звук расстегиваемой молнии звучал в полной тишине, как треск рвущейся ткани.

— Ну что ты делаешь, сынок? Не надо. Не делай этого. Я не хочу, — тихо упрашивала мама, не делая, впрочем, ни малейшей попытки остановить сына

— Но ты же хочешь! Я чувствую!

Собачка доползла до самого низа, и полы халата распались в стороны, обнажив белое нагое тело матери

— Ну скажи, что ты тоже хочешь меня, мам!

— Нет. Нет. Нет... , — как мантру, шепотом повторяла Люба

Но Костя за последние дни уже кое-чему научился. Он помнил, как накануне ночью, доведя маму до оргазма относительно традиционным способом, он захотел попробовать ее в попку. На словах она категорично запретила ему даже думать об этом, но на деле сама приподняла навстречу сыну свой зад, облегчая ему проникновение. Так получилось и в этот раз. Она продолжала твердить «нет», а рукой прижимала голову сына к своей груди. А после, когда он взобрался на нее сверху, сама стянула с него трусы и направила в себя член сына со словами: «Мы не должны этого делать!».

Он сношал ее неистово, закинув тяжелые мамины ноги себе на плечи. Ее груди ритмично колыхались, голова моталась по подушке, руки вцепились в простыню. Сквозь сжатые губы рвались наружу глухие стоны. Они раскрылись лишь, когда женщина по опыту поняла, что сын вот-вот кончит:

— Только не в меня, милый! Не в меня!

Однако, стоило ей ощутить, как семя сына наполняет ее лоно, как она с жаром начала шептать совсем другое:

— Да-а! Кончай в меня, сынок! Кончай в мамочку!!

Хотя этот сексуальный спринт и утомил юношу, он и не думал останавливаться, пользуясь тем, что его инструмент оставался твердым. Боясь не успеть, он, как мог, увеличил темп. И добился своего. Мама тоже начала кончать под ним, содрогаясь всем телом и хрипло выкрикивая что-то нечленораздельное. Она скинула с плеч сына свои ноги и попыталась руками обхватить его туловище и прижать к себе, но руки соскальзывали со вспотевшей спины. Но он сам упал на нее, придавив своей тяжестью, и начал лихорадочно целовать счастливое мамино лицо и искусанные губы...

— Что мы наделали?, — спросила Люба немного погодя

— Только то, что оба хотели, мам. Я ведь сразу понял, что ответить на папин вопрос. Теперь и твой ответ понятен.

— А Лера? Если она будет против?

— Тогда у нас был прекрасный последний раз, который мы навсегда запомним. Только я не думаю, что она будет против.

— Почему?

— Я заглядывал к ней по дороге к тебе. Она была с папой. И мне кажется, они... Пойдем посмотрим?!

Не дожидаясь ответа, он соскочил с кровати и потянул слабо сопротивляющуюся мать за собой. Сюрпризом то, что они увидели в Лериной комнате, для них не стало. Для Кости уж точно. Голый папа с блаженным видом навзничь лежал на кровати дочери, а Лера, свернувшись у его ног калачиком, с наслаждением облизывала и посасывала опадающий, но по-прежнему налитой член. Ее попка была обращена к двери, и брат с матерью сразу увидели вытекающую из разверзнутого ануса сперму. Павел поднял голову навстречу гостям:

— Ну что? Вижу в голосовании смысла уже нет?

— Похоже, что так, — вздохнула Люба и прильнула к Косте

Тот же, как загипнотизированный, смотрел на зияющее отверстие сестры. Его инструмент немедленно начал подниматься. Мама заметила это, усмехнулась и легонько хлопнула сына по голой заднице:

— Иди уж! Был бы у меня член, я бы тоже этой попочкой воспользовалась.

— Мам, — подала голос Лера, — Можно же такой, на веревочках, искусственный купить. И тогда мы с тобой тоже сможем

— Затейница ты наша, — рассмеялась Люба, глядя, как сын пристраивается к попке дочери, — Завтра после работы заберу тебя из дома, вместе купим

— А тебе по ходу больше не нужно работать, — сказал вдруг Костя, без труда загоняя свой ствол в анус сестры по самое основание — Помнишь я вчера карточку у тебя брал. Как чувствовал, что мы сегодня из петли выйдем. Я все деньги на «Астон Виллу» против «Манчестер Сити» поставил. Ставки на счет 1 к 50 принимались, но я же знал, что они сенсационно победят. Так что мы теперь типа миллионеры.

— Ох!, — всплеснула руками мама, — И шубу теперь мне новую купим?! Да я за нее вашему папе обещала целый месяц каждое утро минет делать! Теперь, видно, перед тобой придется обещание держать.

— Я только за! И Лерке тогда тоже купим!, — весело ответил Костя под смех остальных

На душе у всех было легко. Все плохое было позади, а будущее казалось безоблачным и сулило им всем много самых разнообразных удовольствий.

P. s.

Точка Лагранжа L1 системы Земля-Луна. Наблюдательная орбитальная станция цивилизации Тарвзар. Пункт управления станцией. Дежурные операторы капитан Йух и стажер Суна:

— Инемерв юлтеп таврозар соладу ми?

— Лешыв Павел ткебо. Ад

— Мозарбо микак?

— Атсецни яивтсйедзов огоньланоицомэ улис илинецооден ым

— Имас силадагод ино?

— Ираклий ткебус гомоп

— Несапо но. Тижотчину!

— Йух натипак тсе!

— Илтеп ывырзав еыньлакол илазакоп ыробирп еще

— Натипак ад. Коржик ткебо лаворицоворпс хи.

— Ток?

— Ад

— Оннартс. Етеналп йотэ ан асар яанмузар андо еще отэ — ыток онтяорев

— Мичузи и миволто.

— Ончорс! Атыпо ялд йедюл зи ткебо йывон идйан и

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

Если водка пьётся тяжело и натужно - жди её обратно!

Последние новости

Сидя на потрёпанном автобусном сидении из кожезаменителя...

Статистика