Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.50 (1 Vote)

Накануне

Дорога была совершенно пустынна. Павел, несмотря на усталость, вел машину уверенно. Яркий свет фар разрывал окружающую кромешную тьму, освещая сухую дорогу на несколько десятков метров вперед. До дома оставалось километров 25, и горизонт уже подсвечивался оранжевым светом городских огней. Жена мирно дремала на соседнем сиденье, опустив голову на грудь. Дети позади также не подавали признаков бодрствования. Мысленно Павел уже был дома. Мечтал, как он скинет в прихожей туфли с гудящих ног, плюхнется на диван, откроет запотевшую бутылочку пива, которую он еще перед поездкой предусмотрительно заложил в холодильник...

Вспыхнувший прямо перед носом машины ослепительный столб белого света не оставил времени на принятие решения. Павел изо всех сил ударил по тормозам и рванул руль влево, на пустую встречку. Под визг колес машину начало разворачивать. Как в замедленной съемке мужчина смотрел на неумолимо приближающийся отбойник с противоположной стороны дороги. Удар. Последняя мысль — как семья? Живы? И тьма...

1 день

— Ой, пап, проснулся?, — незнакомая девушка лет 20 с тревогой заглянула ему в лицо, затем обернулась и выкрикнула назад:, — Мам! Проснись! Он очнулся!

Тут же к нему подскочила женщина с изможденным заспанным лицом, села на край кровати и схватила за руку:

— Милый, ты как? Как ты себя чувствуешь?

— Нормально вроде, — озадаченно протянул Павел, не понимая, где он, и кто эти люди

— Господи, как же ты нас напугал!, — на глазах незнакомки выступили слезы, — Я всю ночь с тобой просидела, и вот... уснула. Сколько времени-то?

Она подняла руку и посмотрела на часы.

— Ох! 7:15. Вроде на секундочку глаза прикрыла, а 3 часа оказывается проспала!

— Вы... Вы кто?

— Я?! Да ты что, Паша! Шутишь опять? Не надо. Не тот случай.

— Нет, правда, Вы кто?

Мать и дочь испуганно переглянулись. Непохоже было, что Павел шутил. Он действительно не узнавал своих близких.

— А ты... вообще... помнишь, что случилось? — осторожно спросила жена

— А что случилось?

— Ну как? Мы вчера ехали домой из деревни. Поздно. Ты за рулем был. Уснул, наверное. На встречку выехал и в ограждение ударился. Несильно, даже подушки не сработали. Но ты сознание потерял. Костя за руль сел, и мы в больницу поехали...

— А Костя, это кто?

— Это сын твой, Паша!!! Ты чего?! Лера, беги за доктором! Скажи, что папа очнулся.

Девушка выбежала из палаты.

— Паш, ты правда ничего не помнишь?! Ты помнишь, как тебя зовут?

— Э-э... Паша?

— Это я сказала, а ты... ты сам не помнишь?

— Нет.

— И аварию совсем не помнишь?

— Что-то вроде всплывает, но... будто во сне. Не знаю, — мужчина мотнул головой, сел в койке и потер виски, — Свет... Был вроде какой-то яркий свет! Столб синего света! Он переливался еще... Был?

— Я не видела. Я проснулась, когда машина в ограждение въехала.

Женщина уронила голову на колени и заплакала. Через минуту в сопровождении девушки в палату вошел пожилой мужчина в белом халате.

— Пришел в себя, больной?, — неожиданно высоким бодрым голосом спросил доктор, — Дочь Ваша сказала, что ничего не помните? Ну-ка, барышня, уступите мне место, посмотрим...

Он сел на место жены и приступил к осмотру. Посветил в глаза фонариком, поводил перед ними молоточком, позадавал вопросы. Имя, фамилия, место работы, дата рождения. Пациент не мог ответить ни на один. Затем доктор попросил Павла встать, походить, присесть, достать кончик носа пальцем, наклониться. Проверил рефлексы конечностей, и, кажется, остался вполне удволетворенным

— Хм... Похоже на амнезию вследствие пережитого шока, — резюмировал он результаты тревожно ожидающим дамам

— Это серьезно? Надолго? Он вспомнит?, — спросила старшая

— Полагаю, что да. Такое бывает. Нужно время. Поедете сейчас домой, покажете фотографии, видео, если есть. Расскажете что-нибудь. Немного терпения, и память вернется. День, может два-три. Так как-то думаю...

— Домой?

— Ну да. Не вижу смысла держать Вашего мужа здесь. Анализы хорошие, томограмма патологий не выявила. Дееспособность не ограничена, так что уход особый не нужен. Зайдите к старшей сестре за выпиской, и можете ехать. Но держите меня в курсе. Вот моя карточка, позвоните завтра. Если через 3 дня улучшений не будет, тогда можете приехать снова ко мне. Попробуем что-то другое.

2 день

— Ма-ам! Мам!! Проснись!

— А? Что? Да, дочка? Я уснула? — Люба встрепенулась, протерла глаза и тут же начала изумленно озираться, — Это что? Где мы?!

— Похоже в той же больнице, что и вчера. Вон папа спит. Я тоже только что проснулась.

— В какой еще больнице? Как мы тут оказались?

— Я тоже ничего не понимаю. Мы же дома были!

Женщина мельком взглянула на часы, опустила руку, но тут же вновь подняла запястье к глазам. Пристально всмотрелась в циферблат.

— Мистика какая-то!

Девушка вопросительно посмотрела на мать

— Показывают, что сегодня 12-е. Четверть восьмого доходит. Работают вроде. Но 12-е же вчера было! Да ну! Не сошла же я с ума!!

Дочка вскочила с кровати, где спал ее отец и вытащила из заднего кармана джинсов смартфон.

— Да, у меня тоже 12-е показывает. Мне это все приснилось что-ли?

— Что?

— Ну, типа, я тут уже была. В 7: 15 папа очнулся, нас не узнал. Я доктора позвала. Он сказал, что...

— ... у него амнезия вследствие пережитого шока, — продолжила за дочку мать, — Отправил нас домой...

— ... мы ему до самого вечера фотки показывали, он поверил, но...

— ... так ничего и не вспомнил! Черт, Лер! Не может же быть, чтоб нам одинаковый сон снился!

— Не может! Или может?, — девушка начала ходить по палате, тупо уставившись в экран смартфона

В этот момент ее отец на кровати пошевелился и открыл глаза.

— 7: 15, — ошарашенно произнесла его жена и села рядом с ним на место дочери

— Вы... Вы кто?, — спросил муж, поднявшись на локтях

— Дочка, сходи-ка за доктором. Только не говори про наш сон пока.

— Какой сон?! Где я? Кто вы?

— Уже сама не знаю, Паша. Ляг, успокойся. Разберемся

Через минуту в сопровождении Леры в палату вошел пожилой мужчина в белом халате.

— Пришел в себя, больной?, — неожиданно высоким бодрым голосом спросил он, — Дочь Ваша сказала, что ничего не помните? Ну-ка, барышня, уступите мне место, посмотрим...

Он сел на место жены и приступил к осмотру. Посветил в глаза фонариком, поводил перед ними молоточком, позадавал вопросы. Имя, фамилия, место работы, дата рождения. Пациент не мог ответить ни на один. Затем доктор попросил Павла встать, походить, присесть, достать кончик носа пальцем, наклониться. Проверил рефлексы конечностей, и, кажется, остался вполне удовлетворенным

— Хм... Похоже на амнезию вследствие пережитого шока, — резюмировал он результаты тревожно ожидающим дамам

— Тютелька в тютельку, — пораженно прокомментировала Люба

— Такая же фигня, — ответила ей дочь

— Вы о чем? Не понимаю...

— Да мы о своем, доктор. Скажите, это серьезно с Павлом? И что делать? Он вспомнит?

— Полагаю, что да. Такое бывает. Нужно время. Поедете сейчас домой, покажете фотографии, видео, если есть. Расскажете что-нибудь. Немного терпения, и память вернется. День, может два-три. Так как-то думаю...

— Домой, говорите?

— Ну да. Не вижу смысла держать Вашего мужа здесь. Анализы хорошие, томограмма патологий не выявила. Дееспособность не ограничена, так что уход особый не нужен. Зайдите к старшей сестре за выпиской, и можете ехать. Но держите меня в курсе. Вот моя карточка, позвоните завтра. Если через 3 дня улучшений не будет, тогда можете приехать снова ко мне. Попробуем что-то другое.

Домой Люба везла мужа на своей машине. Всю дорогу мать с дочкой молчали, думая каждая о своем. Лишь однажды по дороге Лера многозначительно указала на электронное табло, которое они проезжали. Там крутились рекламные ролики, а внизу горело текущее время и дата: 12 сентбря.

Костя встретил их в прихожей, как ни в чем не бывало.

— Вы где были-то? Просыпаюсь — никого нет

— В больнице, — односложно ответила мать

— Зачем? Доктор же сказал через 3 дня приезжать?

Люба не ответила, а вместо этого представила юношу:

— Паша, знакомься... еще раз... Это Костя, твой сын

— Ясно, — буркнул отец и оглянулся, — А это ваша... наша квартира?

— Да. Костик, покажи ему нашу спальню. Папе лучше полежать. А потом зайди к нам на кухню. Поговорить надо

— Ага! Пойдем, пап.

За время отсутствия сына, женщины успели перекинуться лишь парой фраз:

— Мам, а он по ходу в норме. Получается, только мы этот сон видели?

— Разберемся.

Вернулся Костя.

— Что нового доктор сказал?

— Неважно. Скажи лучше, какое сегодня число?

— 13-е, а что? Думаете, у меня тоже крышу снесло?

— Ты уверен?, — наседала сестра, — Ничего странного не заметил сегодня.

— Не-ет, хотя... Погодите! Я телик сегодня включил, а там те же программы, что и вчера. Вы про это?

— И про это тоже. А еще?

— Да нормально вроде все. Блин, чо за тайны?

— Ты в универ не ходил?, — вступила мама

— Так ты же сама сказала не ходить пару дней! Чтоб с папой быть рядом!

— Да, да. А чем занимался, пока нас не было?

— В комп поиграл. И что? Нельзя что ли?

В этот момент его сестре пришла в голову одна мысль.

— Кось, ты же в танчики рубишься обычно?

— Ну да, — медленно ответил брат, не понимая еще, чего от него хотят

— А там ничего необычного не случилось?

— Вроде нет... Глюкануло только немного, но такое уже было.

— Что глюкануло?!, — уцепилась Лера

— Да я вчера светляка одного прокачал, а сегодня все слетело. Пришлось заново качать.

— Вчера? То есть 12-го? А сегодня какое?

— Блин, да вы чо?! Я же говорил уже!

— А ты посмотри.

Костя вытащил свой телефон, включил и обалдело уставился в экран.

— Вот вот! И у нас с мамой та же история. Мы и в больнице спрашивали, и на табло на Ленина тоже 12-е. Будто вчерашнего дня не было! Вот что ты про вчера помнишь?

Костя начал сбивчиво рассказывать, и его рассказ полностью совпадал с воспоминаниями мамы и сестры.

— И что все это значит?, — спросил он в самом конце

— Понятия не имею, — пожала плечами сестра, — но варианта всего 3: или мы все одновременно сошли с ума, или нам приснился одинаковый и очень реалистичный сон, или... фильм про День сурка все смотрели?...

Мама с братом кивнули

— ... Или это! Других вариантов нет.

— А вы у доктора не спрашивали?

— Чтоб он решил, что мы ку-ку? И я его понимаю. Любой бы решил!, — ответила мама, — Делать-то что будем?

— Пойду в инете покопаюсь, — предложил Костя

— О! Я тоже, — поддержала его сестра

— Ну попробуйте. А я тогда пойду папе память оживлять. Альбомы куда вчера убрали? Тьфу! То есть во сне кто-то помнит, где они?

— Я на место сложила. Только я все же не думаю, что это сон, — задумчиво сказала Лера.

Домочадцы разошлись по своим делам. Вновь они сошлись часа через 4, когда папа утомился от бесконечного потока информации, и уснул. Костя не нашел ничего, зато сестре удалось найти и даже связаться по скайпу с человеком, который воспринял ее рассказ абсолютно всерьез. Настолько, что обещал бросить все дела и завтра же приехать к попавшей в переплет семье в гости...

3 день

— Мама, просыпайся! Та же фигня!

— А? Что? Сколько времени?

— 12 сентября. 7: 12. Папа через 3 минуты проснется.

Люба протерла глаза, оглядела палату и вздохнула:

— Кто бы сказал, что такое бывает — ни за что бы не поверила! Иди-ка сразу за доктором. Надо побыстрее отсюда ехать. Во сколько этот твой «специалист» обещал быть, в 11?

— Мам, он ЗАВТРА обещал быть, а сегодня он, скорее всего, даже не подозревает о нашем существовании.

— Значит, как домой приедем, сразу связывайся с ним. Надо уговорить его СЕГОДНЯ приехать.

— Я тоже об этом подумала.

В этот момент отец на кровати пошевелился и открыл глаза.

— Вы... Вы кто?, — спросил он, поднявшись на локтях...

С доктором и выпиской разделались быстро. Приехали домой. Костя уже ждал их.

— Ты чего такой довольный?, — спросила с порога мать

— Такой бой щас вытащил — фантастика! До этого 2 дня сливы были. Читерство, конечно. Я ведь и карту знал, и кто куда поедет, но все равно прикольно было. Жаль, что завтра стата исчезнет... Привет, пап. Я — Костя, твой сын.

— Ясно.

— Пойдем в спальню провожу. Тебе полежать надо

Они ушли, а Лера сразу набрала номер специалиста по паранормальным явлениям, как он себя гордо именовал. Без лишних слов, четко и деловито, но довольно подробно изложила ситуацию. Тот, как и накануне, живо заинтересовался и, учитывая обстоятельства, согласился бросить все дела и немедленно приехать.

Через час Ираклий Аркадьевич уже был у них. Пока папа спал, он внимательно выслушал всех, а Лера, по его просьбе, записывала на будущее все разговоры на диктофон. Закончив опрос, эксперт выдержал паузу и торжественно начал:

— Ну что? Поздравляю! Вы попали во временную петлю. Хотя сомневаюсь, можно ли с таким поздравлять.

— Но как?!, — спросила Люба

— Скорее всего, ваш автомобиль попал в поле, локально изменяющее пространственно-временной континуум. Ваш супруг ведь, кажется, упоминал, что видел перед аварией яркий свет?

— Говорил. Но откуда оно взялось?

— Не могу сказать. Либо это было какое-то неизвестное науке природное возмущение, либо поле было искусственного происхождения. Я склоняюсь ко второму варианту. Вероятно, вы врезались в элемент инопланетной транспортной системы в момент ее активации.

— Ну допустим, — скептически ответил Костя, — Мы в петле длиной в один день. Но почему тогда мы все помним утром, а папа — нет.

— Я могу только высказать гипотезу. Вы знаете, что возможности человеческого мозга изучены крайне слабо. Не исключено, что наш мозг имеет способность в числе многого еще и управлять временем. Я лично в это верю. И считаю, что именно мозг вашего папы создал эту петлю вокруг вас, когда вы были еще в машине и с тех пор неосознанно поддерживает ее существование. Но это создает колоссальную психо-эмоциональную нагрузку на мозг, способную даже его разрушить. Поэтому у Виктора включился своего рода защитный механизм, который выражается в амнезии. Это единственное объяснение, которое приходит в голову.

— Вы говорили, что такие случаи уже были? Это правда? И что стало с этими людьми?, — спросила Лера

— Мне известно о трех подобных случаях. Официальные органы, естественно, все отрицают, но информация просочилась. Два из них кончились печально. Пострадавшие, возможно, до сих пор проживают один и тот же день в психушке. А вот третий разрешился благополучно. Мой коллега из Франции посоветовал тем людям, так сказать, выбить клин клином.

— То есть?

— Смотрите, петля создана в результате сильнейшего стресса из-за столкновения со светящимся столбом, так? Значит, есть шанс разорвать петлю аналогичным по силе стрессом или любым другим мощным выплеском эмоций. Самый сильный эффект дает страх неминуемой смерти, но это слишком рискованно и труднодостижимо. Но вашим собратьям по несчастью после месяца поисков удалось найти другой, более безопасный способ. Не знаю только, Любовь, уместно ли говорить об этом при Ваших детях?

— Они уже давно не дети. Говорите.

— В общем, это были сын с матерью. Последняя была носителем аномалии. Сыну каким-то образом (не знаю подробностей) удалось убедить мать... заняться с ним сексом. И только после этого он открыл ей глаза насчет него. Женщина испытала шок, и это разорвало петлю. Понимаете, это единственный известный способ разрыва петли. Возможно, есть и другие, но я о них ничего не знаю.

Люба была в шоке. Она прекрасно понимала, что означает этот способ по отношению к их семье.Но он был настолько неприемлем, что женщина даже думать об этом не хотела. Поэтому, после ухода эксперта, они решили выбрать для начала более рискованный путь...

4 день

По пути из больницы Люба гнала свою машину так, как никогда. Несколько раз они были на волосок от аварии, но весь риск оказался зря. Позже дома они показывали папе фотографии, сопровождая это многочисленными уточняющими вопросами типа «А вот эту женщину помнишь? Кто она?», однако память так и не вернулась. Ни единого проблеска. Тогда Костя предложил:

— А если завтра реально врезаться в кого-нибудь? Ну пострадаем может быть, но по идее послезавтра опять будем живыми и здоровыми?

Проконсультировались с экспертом, для чего его опять нужно была вызвать и проиграть диктофонную запись, но тот решительно отговорил их.

— Это возможно и разорвет петлю, но тогда вы послезавтра попадете в новый день! Вместе со всеми своими травмами после аварии. Это в лучшем случае. А в худшем — вы и погибнуть можете!

В итоге после долгого обсуждения был выбран план «Б»...

5 день

Отец на кровати пошевелился и открыл глаза.

— Вы... Вы кто?, — спросил он, поднявшись на локтях...

— Любимый, очнулся?! Ну наконец-то! Ты не представляешь, как я волновалась!, — Лера наклонилась к папе и нежно поцеловала его в щеку

Он смотрел на нее, не узнавая.

— Пашенька, ты чего?! Я же Лера, твоя жена! Ты меня пугаешь!

— Жена? Я... Я Вас не знаю!

— Ты шутишь? Паш, не надо!

— Но я правда не знаю!... Не помню...

— Прекрати! Ты и Любу не помнишь? Свою сестру?

Незнакомая женщина подошла к Виктору и с беспокойством заглянула ему в глаза

— Сестру? У меня есть сестра?

— Ну конечно есть! Младшая. Паша, ты правда нас не помнишь?!

Лера упала на грудь отцу и довольно натурально заплакала.

— Я за доктором!, — воскликнула Люба и спешно вышла из палаты.

Лера же принялась осыпать лицо отца поцелуями, тараторя разные нежные слова и причитая. Ее мать вернулась только минут через 15. Девушка знала, что маме, в соответствии с планом, нужно было еще убедить врача подыграть им. И судя по всему, все прошло удачно. Следом за Любой в палату вошел пожилой мужчина в белом халате.

— Пришел в себя, больной?, — неожиданно высоким бодрым голосом спросил доктор, — Э-э... сестра Ваша сказала, что ничего не помните? Ну-ка, супруга, уступите мне место, посмотрим...

Осмотр, выписка и путь домой заняли столько же времени, как обычно. В прихожей Павла встречал Костя.

— Дядь Паш, выписали уже? Как дела?, — он протянул отцу руку.

Тот механически пожал ее и вопросительно посмотрел на Любу.

— Это Костя. Твой племянник. Мой сын.

— Ясно, — буркнул отец и оглянулся, — А это ваша... наша квартира?

— Да. Ты переехал с Лерой к нам после развода. Свою квартиру старой жене оставил.

— Любимый, давай это все на потом отложим, — вступила Лера, взяла отца за руку и повела к спальне, — Тебе отдохнуть надо, доктор сказал. И вообще лежать побольше. Сейчас поспишь, а потом мы все тебе расскажем.

Она уложила отца в постель и раздела его. Сама тоже сняла все, оставив только трусики и лифчик. Легла рядом, прижалась к папе и начала ластиться к нему:

— Ты все вспомнишь любимый. Доктор сказал, это на 2—3 дня. Все пройдет. Главное сам жив-здоров, голова в порядке, внутренних повреждений тоже нет. Слава богу! Не представляю, как бы я без тебя!

Павел, хоть ему и нравилась красивая молодая девушка, лежащая рядом, чувствовал себя неловко. А как еще, если он увидел ее впервые в жизни только сегодня утром? Лера заметила его отстраненность и попыталась исправить:

— Любимый, ну обними меня пожалуйста! Я не могу так! Ты словно не родной!

— Прости, — тихо ответил Павел, — Я... верю, что ты моя жена, но... Я так не могу. Прости. Я тебя не помню...

Девушка отвернулась и сконцентрировалась на том, чтобы заплакать. Раньше у нее такой трюк получался, но не сегодня. Тогда она решила продолжить без слез. Но как ни пыталась растормошить отца, какие ласковые слова ему ни говорила, все было без толку! Папа лежал, тупо уставившись в потолок.

Первые настоящие эмоции у него проявились гораздо позже, когда домочадцы раскрыли ему всю правду, кто он, и кто они. А также рассказали о причинах, которые толкнули их на этот спектакль. Павел был возмущен, что стал жертвой такого психологического эксперимента, но и сильно смущен от осознания, что он 2 часа лежал в постели в обнимку с полуголой дочкой. Впрочем, возвращению памяти это никак не помогло...

6 день

— Мам, вставай! Мы проспали!

— Что? Как проспали?!, — Люба посмотрела на часы, которые показывали 7: 25

Протерла глаза, чуть подумала и вдруг радостно воскликнула:

— Лера, что-то произошло, ты понимаешь это?!?!

— Что произошло?, — не сразу врубилась девушка

— То и произошло! Мы всегда просыпались в 7: 12, а сейчас 7: 25! Надо... надо... Срочно звони этому уфологу, он должен знать! И дуй к нему на встречу. Домой за диктофоном только заедь. С отцом я сама разберусь. Пока не соображу, что делать, но на всякий случай опять его сестрой представлюсь.

Ираклий Аркадьевич, после того, как Лера посвятила его в очередной раз в детали приключившейся с ними напасти и поделилась новыми подробностями, был воодушевлен.

— Не знаю (и знать не хочу), что вы вчера с ним проделали, но очевидно одно: петля распускается! Главное — вы идете в правильном направлении, но нужен еще больший шок!

В приподнятом настроении Лера вернулась домой. Однако, мама ее радости не разделила:

— Ты же понимаешь, доченька, что тебе придется зайти дальше, чем вчера? Гораздо дальше! Может быть даже... раздеться совсем! Ты готова к этому?

— Но это же все ради папы! Я готова, мам. Не волнуйся, все будет хорошо. И папа нас поймет, когда мы ему все объясним. Где он?

— Спит. Мы сказали, что ты на консультацию к другому доктору уехала.

— Тогда... я пойду к нему. Пожелай мне удачи.

— Удачи, дочка... , — вздохнула мама и смахнула слезу.

Она вошла в спальню и решительно разделась до белья. Затем постояла немного, скинула с себя лифчик и, пока не передумала, нырнула к папе под одеяло. Там она прижалась к нему всем телом и положила руку на широкую, покрытую жесткими редкими волосами грудь. Павел заворочался, просыпаясь, и дочка прильнула к нему еще теснее.

— Тише, Пашенька, спи. Это я

— Лера?, — спросил он спросонья

— Ты вспомнил?!

— Нет... Люба сказала.

— Ты не против, если я с тобой полежу? Я так перепугалась за тебя! Но все врачи говорят, что все будет хорошо. Надо только подождать немного... Обними меня.

— Прости, — тихо ответил Павел, — Я... верю, что ты моя жена, но... Я так не могу. Прости. Я тебя не помню...

— Ты вспомнишь. Как нам было хорошо друг с другом. И как сильно я тебя люблю! Обязательно вспомнишь! Помнишь, как тебе нравилось, когда я делала так?

Она подняла голову и прихватила губами мочку его уха.

— Щекотно! Не надо. Может потом?

— А так?, — не слушая его, Лера поцеловала папу в шею

— Лера, пойми, я...

Она не дала ему договорить и закрыла его губы поцелуем, навалившись обнаженной грудью на его торс. И это сработало! Папа не только ответил на поцелуй, но и обнял стан девушки, положив ладонь на ее упругую попку. Лерино бедро упиралось в мужское достоинство отца, и она быстро ощутила, как оно крепнет под ней.

— О! Твой дружок, кажется, меня узнал?, — проворковала Лера, скатилась с папы и, не дав тому опомниться, сунула ручку ему в трусы.

И тут случилось странное. Стоило ей обхватить твердеющий член отца, как она сама почувствовала растущее в себе сексуальное возбуждение. Безусловно, в свои 20 Лера уже не была девственницей и кое-какой опыт имела. Но всем парням, с которыми она была, приходилось приложить немало усилий в области предварительных ласк, чтобы завести ее. А тут она сама! И так быстро! Возможно дело в том, что это ее отец?! Это напугало Леру, и она выдернула руку обратно.

— Подожди, ты должен кое-что узнать.

Девушка выскочила из постели и спешно, сильно стесняясь оделась.

— Я позову маму.

— Какую маму? Лера, ты куда?, — недоуменно спросил Павел, но дочка уже вышла.

Правда его не обрадовала. Он довольно долго возмущался, но, как и предполагала Лера, понял: то, что было сделано — только ради него и из любви к нему. Тем не менее, пережить такое было непросто, и Павел надолго ушел в себя. Он пребывал в глубокой задумчивости и машинально отопнул кота, который подошел, чтобы потереться о его ногу:

— Коржик, иди отсюда!

После это возгласа Люба оцепенела, а потом бросилась на шею мужу:

— Паша, Паша!!! Ты вспоминаешь!

— Что?

— Никто не говорил тебе, что кота зовут Коржик!

Спать Павел лег со своей настоящей женой. Но перед сном все же высказал то, что беспокоило его сильнее всего все это время:

— Люба, а что будет, если завтра опять будет сегодня? Ты позволишь Лере занять со мной сексом?

— Давай не будем сейчас об этом. Думаешь, мне легко? Завтра будет завтра...

7 день

— Дочка, если ты не хочешь этого делать, то...

— Мам, причем тут хочу или не хочу? Я должна это сделать! Ты же сама видишь! Вчера он вспомнил Коржика, а сегодня мы проснулись уже в 7: 40. И без Ираклия понятно, что наш метод действует.

— Да я и сама вижу... Я только боюсь, что могут быть... последствия. Ты понимаешь?

— Мам, я давно уже не девочка. И парни у меня есть. И таблетки я аккуратно принимаю. Успокойся.

— Как я могу успокоиться? А если и это не сработает? Что тогда делать?!

— Мам, тогда тебе придется сделать то же самое с Костей, — — совершенно серьезно ответила Лера, — И чтоб папа это увидел до того, как...

— С Костей?!, — в ужасе воскликнула Люба

— Ты можешь предложить что-то другое? С ним я, кстати, уже говорила. Он морально готов, но... , — девушка усмехнулась, — У него совсем нет опыта. Так что тебе придется...

— Замолчи! Немедленно!! Не хочу ничего об этом слышать! Пока... Иди к отцу. Надо, наконец, покончить с этим и побыстрее забыть, как страшный сон.

Лера обняла маму и поцеловала ее в щеку.

— Все будет хорошо, мамуль.

Папа, как и накануне, спал, когда дочка вошла к нему в спальню. Сняла с себя все и нырнула к отцу под одеяло. Странно, но она совсем не волновалась. С утра успела перегореть. Она боялась только, что папа отвергнет ее приставания. Хотя, если его реакция будет такой же, как вчера, то все должно получиться. Она прижалась к горячему мужскому телу, погладила отца по груди и прошептала ему прямо в ухо:

— Пашенька, проснись... Я вернулась

— Лера?, — спросил он спросонья

Чтобы избежать провала, девушка решила максимально точно повторять свои вчерашние действия

— Ты вспомнил?!

— Нет... Люба сказала.

— Ты не против, если я с тобой полежу? Я так перепугалась за тебя! Но все врачи говорят, что все будет хорошо. Надо только подождать немного... Обними меня.

— Прости, — тихо ответил Павел, — Я... верю, что ты моя жена, но... Я так не могу. Прости. Я тебя не помню...

— Но так надо. Доктор, с которым я говорила, сказал, что это поможет и ты вспомнишь. Как нам было хорошо друг с другом. И как сильно я тебя люблю! Помнишь, как тебе нравилось, когда я делала так?

Она подняла голову и прихватила губами мочку его уха.

— Щекотно! Не надо. Может потом?

— А так?, — не слушая его, Лера поцеловала папу в шею

— Лера, пойми, я...

Она не дала ему договорить и закрыла его губы поцелуем, навалившись обнаженной грудью на его торс. И это вновь сработало! Папа ответил на поцелуй и обнял стан девушки, положив ладонь на ее упругую обнаженную попку. Лерино бедро упиралось в мужское достоинство отца, и она с радостью отметила, что оно, как и вчера, начинает быстро крепнуть.

— О! Твой дружок, кажется, меня узнал?, — проворковала девушка, скатилась с папы и, не дав тому опомниться, сунула ручку ему в трусы.

Но на этот раз она не одернула руку и не остановилась. Обхватила затвердевший ствол и начала медленно подрачивать его. Папа задышал сильнее и при каждом движении дочкиной руки вниз, слегка подавался бедрами ей навстречу.

— Он у тебя такой большой! Такой твердый!

Папина рука сползла вниз вдоль ложбинки между Лериных ягодиц, пытаясь добраться до ее самого интимного места. Она закинула ногу ему на ногу и немного выпятила попку, чтобы облегчить партнеру задачу. Его палец коснулся девичьей щелки и, раздвинув губки, проник внутрь.

— Ты совсем сухая...

— Но ты же знаешь, что меня надо сначала приласкать! Или... помнишь, что меня больше всего заводит?

Не дожидаясь ответа, она скинула одеяло в сторону, живо оседлала Пашины ноги, придавив своей попкой его колени, и уверенным движением стянула с папы трусы. Его член предстал перед ней во всей красе. Он был больше, чем все, что она видела до этого. Толстый, прямой, с крупной головкой и извилистыми вздувшимися прожилками вен.

— Обожаю его сосать!, — выдохнула Лера и в подтверждение своих слов наклонилась и обхватила губками головку

Павел застонал, очутившись во влажном, горячем плену ротика дочери. Но несмотря на получаемое удовольствие, все же обратил внимания, что свое дело девушка делала хоть и старательно, но неумело. Как-то не вязалось это с тем, что она «обожает сосать». Лера действительно не была искушена в минете. До папы у нее было 4 партнера, но всего одного, самого первого, она несколько раз ублажала орально. Но первый раз, когда ее парень обманом кончил в нее, стал для девушки последним разом, когда она брала в рот. Сперма на вкус ей не понравилась. Мягко говоря. И в последствии Лера под любым предлогом избегала минета, не веря обещаниям своих парней не кончать. Но с папой все было по другому. Его член так плотно и уютно помещался у нее во рту, что не хотелось выпускать его оттуда. Хотелось смаковать, облизывать, прикусывать. Девушка не понимала, что с ней происходит. Какое-то наваждение. Она не просто наслаждалась процессом, а безумно хотела довести его до конца! Чтобы рот ее наполнился теплой солоноватой жидкостью, и чтоб ее было много. Так много, чтобы она не сразу смогла все проглотить. И еще, Лера действительно возбудилась! Да так сильно, что когда она, повинуясь инстинкту, свободной рукой решила поласкать себя внизу, ее пальчики буквально утонули в озере обильно выступившей смазки. В самой вагине и вокруг нее становилось все теплее, и это тепло быстро растекалось, захватывая все большие участки тела. Кожа зудела, соски набухли и хотели, чтобы им тоже уделили внимание. Лера уже не сосала — она насаживалась своим ртом на мокрый от слюны член отца насколько могла глубоко, буквально трахала его со все возрастающим темпом. А папа направлял ее движения, вцепившись обеими руками в спутанные волосы дочери.

— Нет!!! , — вдруг вскрикнул он и резко оттолкнул девушку.

Затем скинул ее с себя, повалил на спину, перекатился и навис над ней

— Хочу тебя!, — прорычал он, грубо раздвинул ноги девушки, приставил головку ко входу в ее лоно и, резко толкнув таз вперед, мощно вошел в девушку на всю глубину.

Они синхронно вскрикнули от наслаждения. Она — от ощущения чего-то огромного, распирающего, почти разрывающего ее изнутри. А он — от чувства невероятной теснины, обхватившей его член. Павел сошел с ума. Он яростно таранил дырочку своей дочери, упиваясь ее узостью и обжигающей горячестью. Лера обхватила бедра отца ногами и, несмотря на стесненность своего положения, активно подмахивала ему. Ногти царапали его вспотевшую спину. Девушка ритмично стонала в голос и выкрикивала что-то неразборчивое. Но когда лавина оргазма накрыла ее, с ее губ сорвалось отчетливо:

— Папочка, да-а-а-а-а... !!!

Она забилась в конвульсиях под тяжелым мужским телом, и энергия ее экстаза передалась партнеру. Мужчина в последний раз уперся концом в матку девушки и замер. Мышцы ног и ягодиц напряглись до предела, превратившись в дерево. Спина выгнулась. Руки распрямились и вжали плечи дочери в постель. Из горла вырвался булькающий хрип, а член выплеснул первую порцию спермы. Стенки вагины Леры были так растянуты, что она даже не почувствовала, как семя отца начинает толчками наполнять ее дырочку. Она вообще была практически без сознания от наслаждения и только бессвязно бормотала что-то. В такой позе оба пребывали достаточно долго, лишь вздрагивая время от времени. А потом Павел без сил повалился на бок.

Минут 5 они просто молчали, приходя в себя, пока отец не спросил:

— Это было... нереально хорошо... Ты меня папочкой назвала... Это игра у нас такая? Хотя по возрасту ты мне наверное в дочери годишься...

— Пап, я и есть твоя дочка, — тихо ответила Лера

Он посмотрел на нее с недоверием. Девушка приподнялась и громко крикнула: «Ма-ама!». Люба появилась сразу, словно ждала под дверью. Скользнула взглядом по обнаженной дочери рядом с мужем, сжала губы и отвернулась к стене.

— Я ему сказала, мам...

— Это правда, Паша... Лера — твоя дочь. А я — жена. Ты должен знать... , — и она сбивчиво рассказала мужу все.

Мужчина несколько раз хотел перебить ее, но Люба не дала ему вставить даже слова, пока не закончила. По глазам было видно, что Павел до сих пор верил в это страшное признание не до конца. Но когда показали фотографии, где он своими глазами увидел, как росли его дети, ему пришлось поверить. Вместе с осознанием пришло жуткое чувство вины. И злость. Причем больше на жену с дочерью, чем на себя. Павел вскочил и, не обращая внимания на свою наготу, начал метаться по спальне, как лев в клетке. Заламывая руки и выкрикивая грязные ругательства. Лера испуганно смотрела на него, прикрывшись одеялом, а ее мама просто тихо плакала. Вдруг Павел застыл на месте и выпалил: «Мне надо выпить!»

Как был голый, он решительно направился на кухню. Люба засеменила следом, опасаясь, как бы он не наделал глупостей. Она вернулась через 30 секунд и возбужденно заговорила:

— Лера! Лера!! Он с ходу достал бутылку из шкафа. Не задумываясь! Ты понимаешь?

— ... ?

— Он сам вспомнил, где она!

— Значит, получилось?, — с надеждой спросила дочка, украдкой зажимая трусиками вытекающую из нее сперму

— Надеюсь...

— Мам... Ты не злишься, что я... с папой?

— Нет. Но мне очень... очень больно, дочка.

Выпив в одиночку бутылку водки, Павел не захотел никого видеть и заперся в спальне. И только после этого Костя осмелился покинуть свое убежище. Вышел из своей комнаты и присоединился к маме с сестрой. Не желая касаться самой острой темы, он молчал и ждал, что ему скажут по поводу папы.

— Память не вернулась, сынок. Но он вспомнил, где у нас алкоголь. Снова вспомнил Коржика, а про меня сказал, что я такая же дура, как тетя Света. Про мою сестру мы ему не говорили, так что... прогресс есть.

— И что дальше?, — осторожно спросил юноша

— Лера, иди к себе. Мне с Костей поговорить надо.

Дочка понятливо ушла.

— Ты ведь догадываешься, что будет завтра, сынок? Лера говорила тебе?

— Да, мам...

— Ты уже был с девочками?

— Целовался... , — покраснев, ответил Костя

Люба вздохнула, собралась с силами и сказала:

— Придется завтра стать мужчиной... Ради папы

— С тобой!?

— Мы должны, сынок, понимаешь?! Должны!!! У нас нет другого выхода!

— Я понимаю, мам.

Он обнял ее за плечи и поцеловал в теплую, соленую от слез щеку.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

В какой еще стране спирт хранится в бронированных сейфах, а "ядерная кнопка" - в пластмассовом чемоданчике.

Последние новости

Но в этот раз он захотел большего.

Статистика