Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.89 (9 Votes)

Хочу поделиться одной очень волнующей историей. Я так то ваще не писатель, так что не судите строго. Некоторые события я попробую описать от лица их главных героев. Благо было это больше года назад, и теперь мне известны все подробности. Не знаю, как получится. Начну, значит, сначала...

Мне очень нравилась одна девочка из моего класса, Лиля. Причем нравилась давно и не мне одному. За ней бегали все самые крутые парни из школы (в основном старшие). До 14 лет она была самой обычной девчонкой. Но потом в ней что-то изменилось. Именно в ней, потому что внешних каких-то кардинальных изменений я в ней не заметил. Но при этом она вся стала какой-то сексуальной, что-ли. А когда на следующий день после своего 18-ти летия она демонстративно (типа, я уже взрослая) пришла в школу в вызывающе короткой юбке, открывающей длинные стройные ноги, но оставляющей достаточно простора для фантазии — вообще в одночасье стала самой яркой звездой школы.

Так вот, за ней бегала куча парней, но она их полностью игнорировала, и все время общалась только со своим братом-близнецом Саней и иногда с его друзьями. Я к таким не относился. Но однажды произошел случай, который все изменил. Начало мая, впереди ЕГЭ, на учебу все уже забили. И я в том числе. Короче, училка решила наказать меня за базар на уроке и оставила после занятий. Я пришел в учительскую, как сказали. Минут 30 меня игнорили, а потом дали ключ от библиотеки и сказали помыть там полы. Я подошел к уборщице, она выдала мне ведро и швабру, и я пошел в библиотеку. Она находилась в дальнем конце школы, в глухом тупичке. По пути я встретил Саню. Он спросил, не видел ли я его сестру. Я сказал, что не видел и пошел дальше. И вот в тупике у библиотеки я неожиданно наткнулся на Лилю. 2 пацана из параллельного класса зажимали ее в углу, она плакала и отбивалась. Не знаю, что на меня нашло, но я бросился на них несмотря на то, что оба были значительно крупнее меня. Лиля смогла сбежать, зато я отгреб неслабых пиздюлей. Мне разбили нос и бровь, а рубашку порвали и залили кровью. Меня вообще бы убили, но Лиля нашла брата, и тот прибежал на выручку вместе со своими друганами. Короче вчетвером мы этих двоих уработали.

Потом я кое-как умылся в туалете и без палева, чтобы учителя не видели, выскользнул из школы. На улице меня встретила Лиля с братом и его корешами. Лиля начала жалеть меня и пригласила к себе домой, чтобы обработать раны и заменить рубашку (у нас с Саней один размер). Тут я вспомнил, что не помыл библиотеку. Тогда Лиля уговорила друзей брата, чтобы это сделали они. Они согласились, я отдал им ключ, а сам вместе с Соколовыми пошел к ним домой.

Там Лиля сама обработала все мои раны, губу намазала заживляющим кремом, а бровь заклеила пластырем. Потом принесла рубашку. Я чо-то застеснялся переодеваться при ней и попросил выйти. Она засмеялась надо мной, но вышла. Я переоделся. Лиля предложила остаться и пообедать с ними. Я пошел на кухню, а они с братом пошли к себе переодеваться.

Я был в шоке, когда Лиля появилась на кухне в одном лифчике и маленьких голубых трусиках. Но это рассмешило ее еще больше.

— А ты чо, по дому в трусах не ходишь?

— Почему, хожу, — покраснев ответил я

— Ну и мы ходим. Чо такого?

Она сказала это так просто, что я не нашелся чего ответить. А потом появился Саня, тоже в одних трусах. Мы с ним сели за стол, а Лиля начала хлопотать — рыться в холодильнике, доставать еду, разогревать в микроволновке. Я же все время пялился на ее почти голую попку и круглые грудки, которые колыхались в лифчике при каждом ее движении. Саня заметил это:

— Нравится моя сеструха?

Я растерялся и промолчал.

— Самая клевая девчонка в школе, правда Лиля?, — весело спросил он

— А то!, — в тон ответила она

Я ел на автомате и все время бросал косяки на сиськи Лили, которая сидела напротив. Она вела себя так, будто ничего не происходит, а мой член готов был порвать штаны. В конце обеда пришла их мама, тетя Марина. Лиля сразу начала рассказывать ей про мой «подвиг». Тетя Марина растрогалась, потрепала меня по голове и сказала, что я настоящий герой. Я чувствовал себя неловко, быстро доел и сказал, что мне пора домой. Но перед уходом я испытал еще больший шок. Тетя Марина пришла провожать меня. У меня чуть челюсть не отпала. Она была в прозрачной короткой комбинации, сквозь которую очень хорошо просвечивали ее огромные сиськи с крупными сосками. И еще узкие белые трусики. При этом она хотела меня обнять на прощанье. Я кое как вырвался и с позором сбежал.

На следующий день Саня подошел ко мне после уроков и спросил, что вчера со мной случилось? Я ляпнул какую-то отмазку, но он не поверил.

— Ты типа из-за того, что мы в трусах по дому ходим?

— Ты так спокойно это говоришь, будто это нормально

— Ну я не виноват, что у тебя самого дома так не ходят. Откуда я знал? Вообще-то в большинстве семей так ходят.

— Да ладно, — усомнился я

— Парни, идите сюда, — подозвал Саня тершихся неподалеку его корешей Паштета и Коляна, — Тут спор у нас возник. Вы по дому в труселях ходите?

— Ну да, когда тепло, — спокойно ответил Пашка

— Такая же фигня, — поддержал Колька

— А родоки ваши?

— Батя у меня вечно в таком виде рассекает, — с возрастающим интересом сказал Паша

— И мать типа тоже?, — с вызовом спросил я

— Ну не все время, но часто бывает. А что?

— Моя тоже не особо парится. Хотя обычно в халате там ходит или еще в чем-нибудь домашнем.

— Блин, ну не при гостях же!, — выложил я свой последний довод

— Почему? Вон у нас недавно дядька мой 3 дня жил, так он тоже в трусняке ходил. И мама при нем в трусах и лифоне несколько раз появлялась. А чо такого?

— Ну это же дядька, родственник типа. Брат ее?

— Не, папин братан

Пашка тут же выложил свою историю.

— А мы тут на майские на дачу ездили. С нами еще мамина подруга была, тетя Люда. Так они из бани (мама с подругой) в дом пришли в полотенца обмотанные. Сели за стол при папе, трусняк у обеих было видно, и ничего. А мама потом вообще полотенце сняла и в трусах с лифчиком осталась.

— Блин, потому что ее подруга тоже женщина. Она же не сняла полотенце.

— Сняла потом. На бедра намотала. В лифчике тоже при мне и папе сидела.

— Так что, Леха, это у тебя семья ненормальная, а не у нас. Я тебе говорил, что все так ходят, — резюмировал Саня

— Но у твоей мамы комбинация была пр... , — начал я и осекся

— Да, прикольно вышло!, — заржал Саня, — Она не глядя надела. Потом полдня кудахтала, типа, как она могла так проколоться. Да это фигня, такое в любой семье случается. Пацаны, вы сиськи у своих мамаш видели?

— Было несколько раз, — мечтательно протянул Пашка.

— Я тоже видел. Лех, а ты?

Как и накануне я смутился и ответил что-то невнятное. А потом свернул разговор и свалил. Вечером же я набрался смелости и решил поговорить с мамой. Мы с ней жили вдвоем, поэтому больше было не с кем. Начал я с того, что разделся до трусов и в таком виде вышел к ней

— Мам, ничо, что я в таком виде ходить буду?

— Да ходи на здоровье. Жарко. Я бы и сама разделась, если бы могла.

— Так разденься. Все свои же, — как можно непринужденней предложил я

— Ты за языком-то следи!, — не очень строго одернула она меня

— А чо такого? Я слышал во многих семьях все так ходят и ничего.

— Да знаю я. Но я не так воспитана просто.

(Вот это да! Получается, пацаны были правы!)

— Мы с пацанами в школе говорили, у них дома все так сейчас ходят. А чего мучиться, если жарко? К тому же я тебя уже видел в... нижнем белье

— Когда это?, — вскинулась мама

— Ну было несколько раз. Случайно. Ты переодевалась, а дверь забыла закрыть, — соврал я

Мама задумалась, пытаясь вспомнить, когда это она так опростоволосилась, но в конце концов видимо решила, что я не вру.

— Ну, видел и видел. Больше не увидишь. Спасибо, что сказал. Буду осторожней впредь. И пусть у твоих пацанов дома ходят, кто как хочет, а я не буду! И хватит об этом говорить!

— По-моему, это глупо, — оставил я за собой последнее слово и ушел к себе в комнату.

Через пару недель прошел последний звонок, потом нервотрепка с экзаменами. Было не до Лили, если честно. ЕГЭ я сдал нормально. Хватало, чтоб попасть хоть и не в самый престижный ВУЗ, но на бюджет. Выбрал политех, отнес доки на радиоэлектронный факультет и на всякий пожарный, по совету мамы, еще в пару мест. На этом все дела были закончены и впереди было почти 2 месяца полной свободы. Мама, конечно, все равно нервничала. Чо то узнавала все время, про какие-то волны рассуждала, но мен было пофиг. Я опять начал думать о Лиле и все время безуспешно надеялся, что близнецы опять позовут меня в гости. Очень хотелось опять увидеть Лилю полуголой. Мы несколько раз якобы случайно (я дежурил возле их подъезда) встречался с ними, они дружески часто общались со мной, но в гости не звали. А сам я не хотел напрашиваться. Стоял июль, а вместе с ним удушающая жара. Я все время демонстративно ходил по квартире в одних трусах. Мама не сдавалась. Она лишь сменила свои халаты на свободные шорты и футболки, которые часто намокали от пота и прилипали к ее телу. За это время я перестал видеть в ней только маму, а разглядел красивую молодую женщину. Ей было всего 35, и выглядела она действительно отлично: красивая фигура, некрупная высокая грудь, стройные ноги и выглядящая очень сексуально попа. Этого не могли скрыть даже ее бесформенные шорты. Мама мучилась от жары, и в один прекрасный день все же сдалась. На улице было +35, а в квартире все 40. Была суббота. И в районе обеда мама не выдержала, пошла к себе и появилась обратно уже в одном купальнике. Хоть это и был всего лишь пляжный купальник, это была маленькая победа. Меня наполнила такая радость, что я набрался наглости и заявил, пожирая ее тело глазами:

— Блин, мама, ты такая красивая!

Сказано это было совершенно искренне, и мама не могла не почувствовать этого. Поэтому она улыбнулась и нежно поблагодарила меня:

— Спасибо, сынок!

Похвала окрылила меня, и я высказал еще пару комплиментов.

— Ты меня совсем засмущал! А что, раньше не замечал?

— Я раньше вообще на женщин не смотрел. Маленький был.

— Да, ты уже давно не маленький... Ах, ты мой рыцарь!

Мама совсем расчувствовалась, даже на глазах слезы выступили. Она подошла и порывисто обняла меня. Ее упругая грудь вжалась в мой торс. Я ощущал тепло и дурманящий запах ее тела, а бедрами — жар от низа ее живота. Конечно же у меня сразу встал. Но я и не думал сбегать, наслаждаясь каждым мигом этих объятий. Зато мама быстро почувствовала неловкость и мягко отстранила меня. Но и после этого я не ушел. Наоборот, мне очень хотелось, чтобы мама увидела, какой у меня большой член, что я действительно мужчина! И она увидела. Она постоянно бросала любопытные взгляды на мое выпирающее достоинство, заставляя мое сердце замирать и наполняя меня гордостью.

Ближе к вечеру я пошел гулять, и череда удач продолжилась. Я встретил близнецов. Мы поболтали о планах на лето, а потом Саня что-то вспомнил и спросил:

— Слушай, ты послезавтра что делаешь?

— Ничего...

Они с Лилей переглянулись, посовещались без слов, и Саня продолжил

— Приходи к нам. Мы Монопольку купили, хотели поиграть. Пашка с Коляном не могут, а вдвоем неинтересно. Придешь?

— Офигеть!, — завелся я, — То есть я, типа, запасной друг?

Тут вперед выступила Лиля:

— Да не слушай ты его, Лешечка! Просто Саня еще тот политик! Мы на самом деле сейчас специально к тебе шли, чтобы позвать. Ты ведь тогда заступился за меня, а я тебя даже толком не поблагодарила. А Санька решил почему-то, что нельзя тебя просто взять и в гости позвать. Типа не правильно поймешь. Дятел!

Мы втроем переглянулись, а потом дружно рассмеялись.

— Так придешь?

— Приду.

— Предков не будет, папа в командировке, а мама к тетке на неделю уехала. Так что можно будет бухнуть. Сможешь с ночевой отпроситься, чтоб без палева?

— Попробую.

— А выпить можешь купить? Тебе же тоже 18 уже?

— Ясный пень. Я так-то на месяц старше вас. «Джек Дэниелз» устроит?, — важно спросил я

— Ух ты! Конечно! Откуда?

— Места надо знать...

На самом деле эта бутылка надежно хранилась у меня уже 4 месяца в ожидании удобного случая. Попала она ко мне так. У мамы на работе 7 марта был корпоратив, и она попросила встретить ее и проводить до дому. Я пришел, вызвал ее. Она попросила подождать в холле, ей надо было с кем-то еще поговорить. Я сидел один, но тут появился в умат пьяный мужик с неоткрытой бутылкой вискаря в руке. Он сел рядом, бутылку поставил на пол. Потом что-то мычал мне, пытаясь поговорить, а затем встал и шатаясь ушел. Бутылка же осталась на полу. Это была поллитровая фляжка. Я сунул ее в большой внутренний карман своего пуховика, было незаметно, и принес домой.

Мы гуляли втроем еще пару часов, потом разошлись по домам, договорившись созвониться. Затем я сделал глупость и решил отпроситься у мамы, не откладывая в долгий ящик. Она отпустила, но весь вечер и все воскресенье читала мне нотации, что я должен быть осторожным, не пить, не колоться и вообще «не натворить глупостей». Я же все время слушал ее вполуха, а сам просто любовался ее полуобнаженным телом (она продолжала ходить в купальнике).

Утром в понедельник мама разбудила меня перед работой, еще раз прочитала нотацию и выбила обещание звонить ей каждые 2 часа. Дело в том, что это был первый раз, когда она отпускала меня с ночевкой к друзьям. И то, что я давно совершеннолетний, она не понимала. После ее ухода, я тщательно вымылся 2 раза, надел новые модные боксеры (подарок мамы на 23 февраля), самые приличные шмотки, прихватил бутылку и пошел к близнецам.

По дороге я все время боялся, что сегодня Лиля будет одетой, помня о моем прошлом конфузе, но эти опасения, к счастью, не оправдались. Она была в узеньких светло-зеленых трусиках-танга и белом топике, таком тонком, что через него отчетливо проступали ее аккуратные сосочки-пуговки. Волосы были убраны в 2 косички, свисающие по бокам. Косметики не было, лишь легкий блеск на губах. Во мне все аж затрепетало — такой сексуальной она выглядела!

— Привет, Леш, проходи, — просто сказала она.

Вышел Саня, в обычных боксерах, и я торжественно протянул ему бутылку.

— Супер!, — восторженно прокомментировал он подарок, — Хавать хочешь?

— Не. Поел уже. Позже.

— Ок. Тогда вместе пообедаем. Мама вчера на неделю еды наготовила. Обожремся.

Я пошел в гостиную вслед за Лилей, любуясь ее покачивающейся при ходьбе попкой.

— Падай, — девушка показала мне на диван, — Саня фильмец скачал. Еще в кино не шел.

Я сел

— Да разденься ты, — сказал Саня, — Жарища. Или религиозные соображения не позволяют?

— Почему?, — непринужденно ответил я и быстро разделся до трусов.

Саня сел рядом, а потом Лиля со смехом втиснулась между нами, приобняла брата и положила голову ему на плечо. Ее бедро оказалось тесно прижатым к моему, отчего член мой начал предательски расти. Но она не обратила на это внимания, потому что ее брат включил кино, и мы все погрузились в просмотр. Я высказал идею накатить по чуть-чуть, но они дружно предложили перенести банкет на вечер.

Мы посмотрели кино, потом пообедали котлетами с макарошками, затем посмотрели еще один фильм. За это время я почти привык к близости и наготе Лили. Даже член мой успокоился, оставаясь в полувялом состоянии.

Часа в 4 решили начать игру. Лиля начала суетиться по поводу фуршетного столика, в центре которого стояла бутылка в окружении 3-х стопочек. А мы с Саней готовили комнату. Плотно зашторили ее и натаскали подушек, чтобы удобно было сидеть на полу. В процессе этих приготовлений он спросил:

— Леха, а что ты все-таки в прошлый раз так снервничал и убежал. У тебя дома в натуре все, как монахи ходят?

— Почему? Я сам в трусах хожу, а недавно маму на это развел.

Это очень заинтересовало Саню, и мне пришлось рассказать о разговоре с мамой, и как она позже тоже решилась раздеться при мне. Само собой я умолчал, что победа была неполной и вместо обычного белья, мама надела купальник.

— Ну ты, чувак, правильной дорогой идешь, — многозначительно заявил он, — Продолжай в том же духе, не пожалеешь

Я тогда так и не понял, что он имел в виду. Куда там дольше продолжать? Смакуя виски, закусывая и болтая, мы довольно быстро сыграли один раз. Саня стал банкротом, Лиля выиграла, а у меня результаты были в серединке.

— Фигня. Так неинтересно, — резюмировала итоги Лиля

— Почему?, — спросил ее брат

— Стимула нет. Все же знают, что играют на ненастоящие деньги. Надо материальные активы добавить, чтоб в натуре было что проигрывать.

— И что ты предлагаешь?

И она предложила. ТАКОЕ, что я чуть не потерял дар речи. И лишь молчал, когда близнецы обсуждали детали, боясь спугнуть удачу. В общем изначально все игроки получили по одному «предприятию» с двумя филиалами. Филиалами были трусы и футболка, а «предприятием» — сам игрок. То есть тот, кто покупал такое «предприятие», приобретал на проигравшего полные права собственности и мог делать с ним все, что захочет. Было только одно ограничение — сделки с этим «предприятием» были возможны только после того, как у лузера не останется никаких других активов.

Игра началась. Никогда в жизни я не хотел победить, как сегодня! Я весь был в игре: считал, анализировал стратегию и был настолько сосредоточен, что вообще перестал обращать внимания на Лилю. Лишь на ее фишки, фирмы и деньги. Я должен был победить! Просто обязан!! И я сделал это!!! У Лили не осталось за душой ничего, а 3/4 поля были заняты моими фирмами. И с первого же хода она угодила на мой «автосервис» с 3 филиалами.

— С тебя 5000, — треснувшим голосом объявил я

— У меня нет, — хихикнула она, без лишних слов стянула через голову топик и небрежно бросила мне, — забирай.

Я повернул голову в ее сторону. Лиля и не думала прикрывать свои аккуратные, размером с большое яблоко, сисечки, увенчанные маленькими розовыми торчащими сосочками. Я перевел взгял на Саню и удивился его реакции. Он совершенно спокойно тряс в руке кости, словно до этого видел грудь сестры много раз, и та его совершенно не интересовала. Сашкина фишка тоже попала на мою фирму, и он спокойно отсчитал мне 3000. Мне выпала шестерка, и я купил 4 филиал для своего цементного завода. Потом оценил обстановку. 5 из 6 клеток перед Лилиной фишкой были моими, и только в случае тройки это была тюрьма. Тройка ей, как назло и выпала. Я был на 100% уверен, что она не станет выкупать свободу и просто пропустит ход, но девушка ухмыльнулась, взяла с поля бумажку своего первого филиала и бросила ее в банк. А затем встала и плавным движением спустила с себя трусики.

— А чо тянуть? Все равно ведь сниму, — пояснила на, кидая трусики на диван.

Она стояла в метре от меня, а ее щелка была прямо напротив моего лица. Я сглотнул и смущенно отвел глаза. А Саня по-прежнему был спокоен, как удав! Неужели он видел сестру раньше совсем голой?! Я молча налил себе двойную порцию виски и выпил.

— Не раскатывай губу раньше времени, Леха!, — весело сказал Саня, — перед ней всего 2 твоих конторы, остальные мои.

Черт! Это было правдой. И значит, чтобы выиграть Лилю, ей сейчас должно было выпасть 1 или 5. Она как раз трясла кубик и, видимо, тоже нервничала. Потому что катнула его слишком сильно. Тот перескочил игровое поле и закатился Сане между ног. Внутри меня все упало: я четко увидел, что сверху кубика было 3 точки. Но тут Лиля резко наклонилась вперед и схватила его, а потом подняла и громко объявила:

— 5!

— Там 3 было, — зачем-то проявил я принципиальность

— Там было 5, Лешечка, или ты против?

— Н-нет... , — ошарашенно ответил я

Лиля картинно сделала фишкой 5 ходов и поставила ее на мое поле.

— Игра закончена. Я банкрот. А смелый рыцарь получает свой заслуженный приз!

Саня сделал вид, что расстроился, и даже швырнул свои «деньги» на пол. Но мне показалось, что такой исход устроил и его. Я же был в полной прострации и видел все, как в тумане. Лиля пересела ко мне вплотную, обдав теплом своего тела, обняла за шею и, заглянув снизу в глаза, вкрадчиво произнесла:

— Тебе нравится твоя рабыня, мой господин?

— Э-э... очень...

— Но даже не хочешь ее обнять? Почему?, — она картинно надула губки

Я неловко попытался обнять ее за талию трясущейся рукой, но она перехватила ее и положила себе на грудь. Я машинально одернул руку, чем вызвал Лилин смех.

— Куда делась смелость моего защитника?

Я оглянулся на Саню. Тот по-прежнему выглядел спокойным, улыбаясь одними глазами. Но член его топорщился не хуже, чем у меня. Брат с сестрой многозначительно переглянулись, после чего Лиля встала и, виляя бедрами, направилась в сторону кухни

— Мальчикам нужно поговорить? Ухожу. Не буду мешать.

После ее ухода повисла короткая пауза, которую оборвал Саня

— Нравится моя сестра?

Я кивнул в ответ.

— Ты ей тоже нравишься. Она ведь специально все это затеяла, ты понял?

— Да?

— А то!

Меня все это время мучили два вопроса, но начать я решился с менее значимого

— Сань а ты... раньше уже видел ее голой?

— Да каждый день!, — хохотнул он и, заметив мое изумление, пояснил, — Мы не стесняемся друг друга. Мы ведь девять месяцев у мамы в животе голыми в обнимку провели. А потом нас до 6 лет вместе в ванне купали. Ну и как-то так пошло, что мы и дальше не заморачивались по этому поводу. Знаешь, глупо, если еще вчера ты без трусов перед ней рассекал, а на следующий день надо начинать стесняться. И вот так у нас день за днем все и шло. Засомневались с ней однажды, что мы какие-то не такие, но у других близнецов такая-же фигня. Мы многих знаем, через инет переписываемся. Просто эту тему не принято на всеобщее обсуждение вытаскивать. Видишь, ты узнал, и теперь в шоке. Поэтому никто не афиширует, но это есть у всех почти.

— А родители?

— Мы и при них не афишируем. Ты пойми, мы просто не заморачиваемся по этому поводу! Но я, к примеру, могу без стука зайти в Лилькину комнату, а она там может быть одетой, а может и голой оказаться. И никаких проблем. Она не завизжит и прикрываться не начнет. Будет делать, что до этого делала. Все просто.

— Просто? А чо тогда у тебя встал?

— Не из-за нее. А из-за того, что у тебя с ней сегодня получиться может.

— Ты думаешь она это... согласится?

— Бля, да она только об этом и мечтает, и... Я в принципе не против, Леха, но если ты ее обидишь...

— Да ты чо, Сань!

— Ты меня услышал! Я за нее любого убью!

— Я не буду

— Что не будешь?, — криво усмехнулся он, — трахать ее или обижать?

— Ни то, ни другое

— Ну и дебил!

— ... ?

— ТАКАЯ девчонка сама тебе предлагает, а ты... Не будь она моей сестрой, я бы...

— Что «ты бы»?, — ехидно спросила внезапно появившаяся на пороге Лиля

— Блин, подслушивала?

— Вот еще. Просто пришла, — ответила она и обратилась ко мне, — Лешик, хочешь мою комнату посмотреть?

Я завис, а она спокойно ждала ответа, абсолютно не смущаясь. Стояла, прислонившись плечом к косяку, скрестив руки под обнаженной грудью с задорно торчащими чуть в стороны сосками. Ее щелка также была полностью открыта моему взору. Пухлые валики, образующие ее, были полностью лишены растительности, отчего казались еще более сексуальными.

— Видишь, она специально ради тебя все волосы там удалила, — прокомментировал перехвативший мой взгляд Саня

— Дурак!, — ответила Лиля совершенно без злобы, — Пойдем, Леш.

Я встал и подошел к девушке. Она взяла мою руку и повела за собой. Мы пришли в ее комнату, где Лиля устроила мне небольшую экскурсию. Обычная девичья комната: стол, кровать, шкаф, маленький диванчик. Кругом мягкие игрушки, на стенах фотки и постеры.

— Круто тут у тебя, — сказал я и вновь замялся.

— Ванна напротив. Можешь душ принять.

— Зачем?

— Чтобы быть чистым, глупый. Или ты хочешь вместе со мной?

— Д-да. А можно?

— Леш, тебе все можно. Ты же меня выиграл.

Отказываться было тупо. В ванной я впервые в жизни разделся перед девушкой. Меня сначала смущал торчащий в потолок член, но Лиля была другого мнения.

— Такой красивый и большой!, — искренне удивилась она, — Больше, чем у Сани.

— А ты видела у него?

— Конечно!

— А... ну да, он говорил, что вы не стесняетесь друг друга.

Лиля включила душ, и мы встали вплотную под его струи, после чего девушка продолжила тему:

— Но я всего один раз видела, как он у него стоит. На меня у него не встает, а вот на маму...

— Что-о?!, — не сдержался я

— Это тот самый случай, когда ты к нам в гости приходил после драки, а мама случайно прозрачную комбинашку надела. У него сразу встал. Мама у нас красивая, не то, что я

— Неправда. Лиль, ты очень красивая!

— Да?, — она пристально посмотрела мне в глаза и обхватила меня руками вокруг талии.

— Очень...

Наши губы были всего в паре сантиметров. Она подалась чуть вперед, совсем неуловимо, я навстречу и... мы слились в поцелуе. Башню мне сорвало сразу и окончательно. Я прижал девушку к себе и начал лихорадочно ласкать ее везде. Везде, куда доставали руки. Мой член терся об ее мокрый живот и очень скоро случилось то, что должно было. Я осознал приближение оргазма слишком поздно. Ничего было уже не остановить, и из моего члена на кожу Лили хлынул поток теплой скользкой спермы. Меня колбасило в экстазе, но Лиля, похоже даже не заметила. Она продолжала целовать меня, по-настоящему, с языком, а ее руки шарили по моей спине и заднице. В конце концов следы моего позора смыло на пол ванны струями воды, но член и не думал опускаться. Хотя запредельное возбуждение отступило. Настолько, что я нашел в себе силы приостановить это безумие и все же помыться. Потом Лиля мыла меня, а я мыл ее. Везде. Мои пальцы даже ненадолго проникли в ее дырочку.

Смыв пену, мы выключили душ и вылезли из ванны. Обтерли друг друга.

— Пойдем. Я хочу тебя, — прошептала она мне на ухо, вновь обняв.

Мы вернулись в ее комнату и легли в постель. Нам как-то удалось это сделать, так и не разомкнув объятий.

— Ты раньше был с девочкой?

— Нет, а ты?

— Я тоже не была с девочкой, — хихикнула Лиля.

— Я не об этом...

— Я поняла, дурачок. Нет, я не девочка...

— А кто?... , — — вырвалось у меня

— Не важно. Сейчас не важно. Сейчас только ты и я. Иди ко мне.

Она потянула меня на себя. Я оказался сверху, устроившись тазом между ее раздвинутых, согнутых в коленях ножек.

— Войди в меня... Можно...

— Но, так сразу?...

— Сегодня да... Я уже давно вся мокренькая там. Войди в меня!

И она сама направила головку моего члена в свою пещерку. Потом обеими руками надавила на мои ягодицы вниз. Я без особых трудностей погрузился в ее обжигающе-горячую, тесную дырочку до самого упора и не смог сдержать громкого стона наслаждения...

То, что я кончил в душе, очень помогло мне. Я смог продержаться достаточно долго. Достаточно для того, чтобы Лиля кончила. И лишь когда она забилась подо мной в конвульсиях сладострастия, я начал изливаться в ее девичье лоно.

— Леша, Лешик, Лешечка!, — задыхаясь мотала головой по подушкам Лиля, — ЛЮБИМЫй!

... В эту ночь мы не спали. Это было какое-то безумие. Мы целовались и ласкались, как сумасшедшие. А когда мой член, увянув до этого от очередного оргазма, вновь твердел, мы снова начинали трахаться. Я трахал ее сверху и снизу. Сзади, когда мы лежали на боку, как ложечки. Рачком, когда она стояла на кровати на четвереньках или на прямых ногах на полу. Несколько раз мой член оказывался у нее во рту. Несколько раз я вылизывал ее раскрытую натруженную пизденку, поедая собственную сперму вперемешку с ее соками. И лишь под самое утро я впервые вспомнил о наказе матери быть осторожным.

— А если мы залетим?, — испуганно спросил я

— Не бойся, милый. Я большая девочка и все посчитала. Сегодня можно.

Уснули мы прямо во время секса...

Проснулся я от яркого света, бьющего прямо в глаза из окна. Часы на стене показывали половину двенадцатого. Лиля крепко спала рядом, и я не захотел ее будить. Осторожно убрал с себя ее конечности и вылез из постели. Саня сидел в гостиной и хмуро пялился в телик. Увидев меня, он оживился и повеселел.

— Ну наконец-то! Ну ты и дрыхнуть, хотя после такого... , — он ухмыльнулся, — Кстати, мама твоя уже 2 раза звонила. Я СМС-ку отправил, что все хорошо. Ты не против?

Черт! Про свое обещание маме звонить я и забыл. Я схватил телефон и укрылся с ним в туалете. Набрал маму, заверил, что все отлично. Что мне просто неудобно было при друзьях звонить, поэтому я СМС отправил. Отмазка маму, кажется, утроила. Я вернулся к Сане.

— Ну вы вчера зажгли!, — с легким восхищением сказал он

— А ты слышал?

— Трудно не услышать! Вы так орали, что я полночи уснуть не мог. Сначала даже считал, сколько раз у вас получится, а потом со счета сбился.

— И ты точно не против?

— Я тебе вчера еще все сказал.

— Сань, а у тебя самого было уже с девками?

— С «девками» нет, а так... Не ты один такой крутой, — уклончиво ответил он, что уверило меня в его девственности.

Это привело к тому, что я несколько снисходительно признался

— Да, чувак, Лиля твоя просто супер! А не знаешь, с кем она раньше встречалась?

— С чего ты взял, что встречалась?

— Она уже не девочка была.

— А-а-а... Знаю, конечно, но... Она тебе сказала с кем?

— Нет.

— Ну и я не скажу. Ты домой сейчас? Что мама сказала?

— Понудела чуток.

— Она у тебя красивая?

— Ну да. Мужики пялятся.

— А ты?

— А что я?

— Я на свою постоянно пялюсь. Она у меня секси.

— Ага. Лилька говорила, что у тебя встал на нее.

— Ну и что? Типа у тебя не встает на маму?

— Нет конечно!

— Значит ты пиздишь, что она в белье по дому ходит.

— Ничо не вру.

— Да ладно! И не встает? Не поверю! У меня вот встает, и это нормально, я считаю.

— Нормально?

Саню задел мой возмущенный тон, и он вскипел. Целую лекцию мне прочел об эдиповом комлпексе. А в конце заявил, что все сыновья хотят своих мамочек, а мамочки — сыновей, просто скрывают это от других и себя.

— Я вот свою хотел бы трахнуть! И прямо это говорю!, — закончил он

— У меня вообще-то тоже на нее встает, — признался я, — Но я не верю, что она меня хочет!

— А давай поспорим! Вы же вдвоем живете?

— Да.

— Вот уговори ее поспать в одной постели. Малой когда был, спали же?

— Допустим...

— Ну и щас предлог найди. А потом притворись спящим и попробуй полапать типа во сне. Увидишь, что будет!

— А ты пробовал?

— А то! Я бы не стал просто так трепаться.

— И она разрешила тебе спать с ней?!

— Ну да. Не без проблем, но... , — и Саня охотно поделился со мной хитростями, которые позволили ему добиться желаемого

— И что было?

— Да то, что она мне позволила себя лапать! Типа тоже спит и не замечает. А как такое не заметить? Потому что ей приятно, и она меня хочет. И твоя тебя хочет!

Я решил сменить неудобную для меня тему, но разговор с Саней заставил задуматься. Неужели он прав? Лиля так и не проснулась, поэтому мне пришлось уйти, лишь поцеловав ее спящую напоследок (мама потребовала быть дома к часу дня). И я не знал, что произошло в квартире близнецов после моего ухода...

* * *

Саня ворвался в комнату сестры, на ходу снимая трусы. Лиля поднялась в постели ему на встречу.

— Ну что?

— Сказал ему все, что мама советовала. Зуб даю, что он еще до августа мамочку свою трахнет. А ты как?

— Выеби меня в попу, Сань!, — чуть не взмолилась Лиля, встав на четвереньки к брату задом.

— А что так? Леха не стал туда?

— Я постеснялась попросить.

— Тогда подставляй дымоход, сестренка, прочищу!

— О-о, как мне этого не хватало!, — взвыла Лиля, когда член брата, смоченный сначала в ее вагине, вошел в ее узкую заднюю дырочку...

* * *

Пару дней я собирался с духом, чтобы самому проверить Санькину гипотезу. Вернее пару вечеров, потому что дни я проводил в Лилиной постели. А потом судьба сама предоставила мне удобный случай. Дело в том, что мама убедила меня отдать документы еще в один, более крутой ВУЗ (точнее убедила не мама, а известие, что близнецы тоже собираются туда). Сделал я это в самый последний день. Условия приема там были особенные, и назавтра мне предстояло вступительное собеседование. Я сильно нервничал, и мама это заметила. Весь вечер утешала меня на словах, что волноваться не стоит, и все будет хорошо. Это обстоятельство я и решил использовать.

Ушел «спать» а через час постучался в мамину комнату. Она еще читала.

— Мам, я уснуть не могу. Можно я с тобой лягу?

— Чего это ты надумал? Тебе не кажется, что ты уже велик для этого?, — предсказуемо ответила мама (в точности, как Саня говорил)

Я очень правдоподобно (тренировался) изобразил обиду и в сердцах выпалил:

— Я так и знал! Ты только на словах меня поддерживаешь! Не обнимешь, не поцелуешь, как раньше. Я как неродной! Ну и что, что мне уже 18?! Думаешь, мне больше этого не надо?! Спокойной ночи!

Круто развернувшись, я быстро ушел к себе.

* * *

Свете стало стыдно. Очень! И в самом деле, почему она прогнала его? Ведь всего несколько лет назад она сама просила сына лечь с ней, когда ей было грустно и одиноко. А что сейчас изменилось? И когда она действительно последний раз обнимала его и трепала по вихрастой головке? Женщина решительно встала и пошла звать сына. Попросила прощения и позвала. Он согласился не сразу, видно еще обижался, но потом сказал, что придет.

На обратном пути Света вспомнила, что под ночнушкой на ней больше ничего нет. Она машинально на ходу оглядела себя в зеркале в коридоре. Ничего страшного, рубашка до колен, ткань плотная, ничего не просвечивает. А может все же надеть? Глупости! О чем это она? Не полезет же он ей под подол! Но стоило ей представить себе это, как внизу живота почему-то заныло. Света, тряхнув головой, выкинула из себя эти неприличные мысли.

Она легла в постель и сразу подумала о другой проблеме: одеяло было всего одно! Попросить его принести свое? Нет, лучше вообще не заостряться на этой теме. Ладно, не страшно, места хватит.

Пришел Леша. Лег рядом, забравшись под одеяло. Мама с сыном немного поболтали. Потом юноша начал клевать носом и быстро уснул. Света потянулась и чмокнула его в щеку, а затем сама стала устраиваться ко сну. Она легла на бок, спиной к нему. Не касаясь, но ощущая близость его тела кожей. Это вновь неконтролируемо взволновало ее. Сон не шел, и Света просто лежала тихо и смотрела на чуть светлеющую штору. Леха же мирно сопел в две дырки. Но потом заворочался, лег на живот и положил тяжелую руку ей на талию. Женщина вздрогнула от неожиданности, но убирать руку сына не стала. Мысли, одна неприличней другой, роились в ее голове. Света медленно, но верно возбуждалась! И абсолютно ничего не могла с собой поделать! «Обними меня! Обними меня крепче, Лешенька!», — билось в ней. Но «Лешенька» спал. И тогда женщина решилась на безумный поступок. Она медленно повернулась на спину, одновременно сгибая свою руку в локте и направляя руку сына вверх. Когда она сделала это, рука сына лежала предплечьем поперек одной ее груди, а ладонью полностью накрывала вторую. Бедром же женщина касалась его бедра, и от всего этого ей стало только хуже. Она долго боролась с собой, и наконец, решилась. Потянулась левой рукой вниз, под подол, и начала осторожно ласкать себя, искоса поглядывая на сына. Кончила Света очень тихо, но оргазм еще долго не отпускал ее, заставляя мелко вздрагивать всем телом. Сразу стало легче. Настолько, что женщина сумела заснуть после того, как снова повернулась к сыну спиной.

* * *

Собеседование прошло успешно. Меня приняли, хоть я и прошел на бюджет последним по списку. Но не все ли равно, если прошел? После этого мама ушла на работу, а я поспешил к Лиле. Она была дома одна.

— Ну что, как с мамой прошло?, — спросила Лиля после того, как обцеловала меня всего.

— В смысле?

— Да я знаю все. У нас с Саней секретов нет. Он мне еще вчера все рассказал, когда ты ему насчет своих планов на ночь позвонил. Ты обижаешься?

— Нет... я просто...

— Да не напрягайся ты, Леша, я не ревную. Мама это святое. К маме нельзя ревновать, даже если ты с ней сексом займешься.

— Я с тобой хочу сексом заняться, — ответил я, вновь привлекая ее к себе за попку.

— А мне сегодня нельзя. Месячные начались.

— Черт!

Лиля задумалась, мило прикусив нижнюю губку, а потом озорно улыбнулась:

— У меня идея! А ты в попку пробовал когда-нибудь?

— Нет конечно!, — торопливо ответил я, не веря своему счастью

— Я тоже. Давай попробуем?

В тот день мы оба (как я думал) впервые попробовали анальный секс. Впечатления были потрясающими! Лиле было почти совсем не больно (спасибо обильной порции вазелина), а я кончил так бурно, как еще никогда. Мы расстались около 6 вечера, повторив наш эксперимент еще дважды. Причем последние 2 раза Лиля тоже сумела кончить. В первый раз она сама помогала себе рукой, а во второй раз я помогал ей.

* * *

— Привет, Сань. Он трахнул меня в попу. 3 раза!, — радостно сообщила Лиля брату, когда он заявился домой

— Я и не сомневался, что у тебя получится. А с мамой у него что?

— Он лапал ее за сиськи, а она дрочила. Думала, что он спит.

— Прогресс! Они точно скоро по-настоящему трахнутся.

— Блин, меня это так возбуждает!

— Тебе помочь?

— Естественно! Полижешь мне сегодня? А то завтра у меня на самом деле месячные начнутся.

— Снимай трусы, сестренка!

* * *

Света дома устроила сыну торжественный ужин по поводу зачисления в ВУЗ, а перед сном сказала, что хочет загладить вину и не против, если Леша будет спать с ней. Он, разумеется, не отказался.

Перед этим женщина около часа повела в ванной, приводя себя в порядок. Она выщипала волосы в своей интимной зоне, оставив лишь кустик на лобке и уверяя себя в том, что это не ради сына. «Просто любая женщина должна всегда хорошо выглядеть». А еще втерла в кожу ароматный увлажняющий лосьон для тела. Последним пунктом был выбор ночнушки. Света надела самую короткую, убедив себя, что «просто жарко в длинной спать».

Они, как и накануне, говорили перед сном, обсуждая предстоящий совместный отпуск. Потом Света погасила бра, пожелала сыну спокойной ночи и повернулась к нему спиной. Он устроился сзади тоже на боку, но в этот раз сразу положил ей на талию свою руку. И... моментально уснул. А женщине, как и вчера, не спалось. Сын был еще ближе, в этот раз он касался ее уже не только рукой, но и ногой, легко упираясь коленкой ей в попу. Их отделяла только ткань ее ночнушки, и прошло немало времени, прежде чем Света решилась последовать мучающему ее желанию. Она взялась за край рубашки на бедре и медленно потянула его вверх. Легкая ткань без проблем скользнула вверх, и теперь колено сына касалось уже ее голой попки без всяких препятствий. И, как и накануне, Света начала терять над собой контроль. Сначала она начала очень осторожно тереться попкой о колено сына, одновременно по сантиметрику перемещаясь выше всем телом. Затем сильнее согнула ноги, а верхнюю часть тела передвинула впере, выпятив попку наоборот назад. В итоге коленка сына теперь упиралась в ее промежность, а его ладонь лежала на непокрытой рубашкой части бедра. Через минуту Света уже откровенно трахала себя коленкой сына. Похоть овладела ею полностью, полностью подчинив и сознание, и тело. Она текла и лишь чудом сдерживалась, чтобы не сунуть руку между ног, заняв ее ласканием собственной груди. Но стоило руке сына прийти в движение и пройтись сверху вниз по ее обнаженному бедру, как в Светиной голове взорвался целый фейерверк эмоций. Все, что происходило потом, она уже не осознавал, но было это невероятно хорошо. Сын выпрямил ногу и сжал ладонью ее грудь. А в следующий миг приставил головку своего члена к ее изнывающей вагине. Она сама подалась ему навстречу, насаживаясь на крепкий кол Леши. И кончила в первый раз. А потом еще несколько раз, она не считала. Оргазмы слились в один, пока он резко и страстно трахал ее сзади. И все это время словно не ее, а чей-то чужой голос со стороны, извергал совершенно непотребные вещи: «Да, сынок! Еби меня!! Еби свою грязную мамочку!!! Лешенька!!! Лешенька!!! Любимый!!! ...»

* * *

Когда все кончилось, и Света пришла в себя, ее объял ужас от содеянного. Он что-то горячо шептал ей, но она не слышала. Встала, как зомби, и шатаясь пошла из спальни. Она была полна спермы сына, и эта сперма вытекала ей по ногам при каждом шаге. Света села на пол в коридоре, обхватила голову руками и зарыдала. Сын появился следом и отвел ее, совсем безвольную, обратно в постель. Лег рядом и долго гладил по волосам, шепча нежные слова, пока она не уснула...

Утром Света проснулась первой, и ужас тотчас вернулся к ней, но в еще большей ступени. И хуже всего был то, что прижавшийся к ней сзади голый сын, вновь начал наполнять ее тело сладкой истомой возбуждения. Мыслей было много, но вскоре все они слились в один вопрос: «Что делать?». С ответами было сложнее. «Покончить с собой? И оставить сына одного? Нет!» «Сделать вид, что ничего не случилось? Но как?! Ведь случилось!» «Поговорить с сыном, сказать, что это была чудовищная ошибка, которая не должна повториться? А если он захочет повторить ошибку? Я смогу сказать «нет»?». На последний вопрос она получила ответ сразу, как проснулся Леша. Он смачно потянулся, а потом обнял Свету, поцеловал в шею и нежно сказал:

— С добрым утром, мамочка! Такая волшебная ночь! Ты чудо! Ты самая красивая и сексуальная, и я снова тебя хочу.

И она сразу забыла обо всем и безропотно позволила себя трахнуть еще раз. Света не кончила, но Леша ей нагло пообещал, что вечером после работы, заставит ее испытать такой же оргазм, как и ночью. Уходя на работу Света уже точно знала, что вернувшись она снова позволит ему все...

* * *

— Ты не врешь?, — с восторгом переспросил Саня

— Нет.

— Йесс!!! Лилька, в нашем полку прибыло!

— Вы о чем?, — я недоуменно уставился на радостные лица близнецов

— О том, что я свою маму тоже трахаю! Уже несколько месяцев. А папа — Лильку. И я тоже. Такая вот инцест-семья. А теперь и вы с мамой тоже, как мы

Все мигом встало на свои места.

— Так вы меня тупо совратили, уроды?

— Ага, — засмеялась Лиля, — а тебе не понравилось?

— Понравилось, но почему я?

— Потому что влюбилась я в тебя, дурак, — серьезно ответила девушка, — И очень хотела, чтобы ты был с нами.

— Ну, я с вами, и дальше что? Пацаны твои, кстати, в теме? Они тоже в заговоре участвовали?

— Нет. Просто я знал, что у них дома тоже в трусах ходят. Вот и использовал по случаю. Они ничего не знают.

— А ваши предки? Они в теме?

— Насчет тебя? Конечно! Мама сама советы давала, как тебе твою маму совратить. Она ее знает. Немного, но достаточно, чтобы правильный совет дать.

— И зачем ей это надо было?

— Она трахаться любит. И мечтает, чтобы ее в три дырки одновременно трахнули. И Лилька, кстати, тоже. Так что в выходные приходи к нам ночевать. Пока без мамы.

— Не. Моя мама и так не пошла бы, если б узнала, зачем.

— Спорим поедет?

Я уставился на него, и засмеялся.

— Не буду я с тобой больше спорить.

— То-то... Ну, чем займемся? Давай Лильку на пару выебем в 2 дырки? Я в пизду, ты в жопу. Потом поменяемся. Лиль, ты не против?

— Ох, мальчики, — развратно улыбнулась девушка, снимая трусики

* * *

Мы трахнули ее вдвоем. А в субботу — уже втроем. И ее, и ее маму. Свою маму за месяц я совратил окончательно, сделав полностью доступными все ее дырочки. Она стала настоящей безотказной шлюхой. И совсем не удивилась, когда в один прекрасный день я познакомил ее со своим другом Саней. Ну как познакомил...

— Мам, знакомься, это мой друг Саша.

— Очень приятно.

— Нет, мамуль. Приятно тебе будет чуть позже. Так что зря ты оделась. Саню можешь не стесняться. Его мама меня не стесняется. Понимаешь, о чем я?

— Похоже, вы собрались меня трахнуть, мальчики?

— Не трахнуть, а выебать во все дырочки, мамуль! Пососешь нам для начала?

Она вздохнула и послушно опустилась на колени...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

Всякий раз, когда я вспоминаю о том, что Господь справедлив, я дрожу за свою страну.

Последние новости

После звонка у меня появились сны, в...

Статистика