Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.10 (35 Votes)

«Ванечка, возьми из шкафа полотенце, майку и трусики, пойдём в баню мыться», сказала 8-летнему мальчику его тётя Марина. «Как, я буду мыться вместе с тобой и Машей?», испуганно спросил паренёк. «Ну да, ты же ещё малый, один не можешь. Ты что, стесняешься?». «Да, стесняюсь… немножко», признался мальчик. «Ну, брось выпендриваться…, мы же тоже там голыми будем…, кстати, у Маши уже 10 лет, она гораздо более склонна к стеснению…, однако и слова не возразила, когда сказала ей, что вместе будем мыться. Так что собирай манатки и пошли!».  Ваня тяжело вздохнул и пошел в спальню, там его кузина Мария уже выбирала из шкафа себе полотенце, ночную сорочку и трусики. «А, Ваня, вот твой отдел шкафчика, бери одежду, ложи в кулёк, пойдём в баню!», она сказала брату. «Не хочется!», покачал головой мальчик. «Почему? Стесняешься?», спросила девочка. «Мда», Ваня неохотно признался.

«Дурачок, как будто я писек мальчиков раньше никогда не видела?», засмеялась в ответ Маша, «уж если кому-то и следовало бы стесняться, так это мне и моей маме. Ты ведь нас голых раньше не видел?». «Нет, не видел!», подтвердил мальчик. Ему была выделена отдельная спальня в комнате Маши, а его тётя с дочкой спали в одной кровати в то время, когда он гостил у них. Отец Маши был ушедши 6 лет назад, и двухспальная кровать использовалось в основном для тёти Марины одной.  «Ну вот, теперь увидишь, радуйся!», усмехнулась Маша. «Так и вы меня тоже увидите!», возразил Ваня. «Правильно, давно пора, у таких близких родственников как мы не должно быть секретов друг от друга», кузина ответила.
Ваня больше не стал возражать, взял одежду и полотенце, положил в кулек и обреченно поплёлся следом за кузиной в сторону бани. Там их обоих уже ждала Марина. «Заходите, детки, быстрее в предбанник, раздевайтесь, пока баня не остыла!», она торопила мальчика и девочку. Маша быстро зашла во внутрь и почти за руку втянула за собой Ваню. Положивши кулек с одеждой на столик, девочка отстегнула пуговицы платья и стала стягивать его себе через голову. «Ваня, помоги перетянуть быстрее!», она попросила пацана, и тот охотно согласился. Вдвоём они быстро стянули платье с тела Маши, оставив девочку в одних голубых трусиках. Через несколько секунд она их опустила вниз до пяток и полностью освободилась от одежды. «Ну, вот я и голая! Как я тебе нравлюсь?», она спросила кузена, стоя перед ним задом. «Нормально, красивая…», растерянно пробормотал мальчик. «Ну, а так, спереди?», девочка обернулась на 180 градусов, и мальчик увидел её уже набухающую грудь, животик и писеньку внизу её, то бишь, половую щель пока ещё без волосиков. Ваня покраснел и не смог больше произнести не слова. «Теперь ты тоже раздевайся!», сказала ему девочка. Кузен начала нарочно медленно расстегивать пуговицы рубашки. В тот момент в предбанник ввалилась тётя Марина, закрыла дверь изнутри на крючок и быстро освободилась от халата, оставшись в лифчике и трусах. «Быстрее раздевайся, Ваня, видишь, мы обе уже голые», она сказала и отстегнула бюстгальтер, освободив свою большую, пышную грудь. Затем полезли вниз трусики женщины, оголив белую, круглую попу и темный холмик между ног её. Ваня тем временем успел снять лишь рубашку. «Я вижу, тебе надо помочь раздеться!», сказала тётя и протянула руки в сторону племянника. «Нет, не надо, я сам!», испуганно крикнул мальчик. Он быстро спустил верхние штаны и снял майку, а вот с трусиками вдруг застопорился. Тогда Маша подошла к брату сзади и быстрым движением содрала их вниз. Мальчик растерянно прикрыл руками свою голую пипиську. «Ну, что ты там скрываешь?», спросила тётя Марина, силой оторвала руки Вани от его промежности и взяла в ладонь его член с мошонкой. «Ну, и что тут скрывать – писенька как у любого мальчика», она сказала и затем позвала дочку: «На, Маша, потрогай!». Та смущенно застопорилась, тогда мама сама взяла её правую руку и вложила в неё писун и мошонку мальчика. «Потрогай, не бойся, ты должна знать, что это у мальчиков такое!», она сказала, и девочка начала осторожно мять мужскую гордость кузена. Ваня почувствовал, как его пися напрягается и становится длинной и твёрдой. «Потяни за складку кожи, оголи головку!», сказала Марина дочке, и та выполнила её приказ. «Ну вот, Машенька, теперь ты знаешь, как устроена писька у мальчиков. Теперь пусть Ваня твою писю посмотрит!», распоряжалась Марина. «А он что, разве не видит?», удивилась Маша. «Не совсем! Раздвинь ножки и растяни по сторонам половые губки!». Девочка неохотно последовала маминой просьбе. «Ну вот, Ванечка, видишь, там к Машеньки есть две дырочки – через одну она писает, а вторая ей понадобиться, когда подрастет и захочет иметь детей», объясняла тётя Марина, затем предложила: «Потрогай рукой, не бойся!». Ваня неуверенно приставил руку к промежности кузины, тётя сама запихнула его пальцы внутри половых складок дочери. «Ну, нащупал обе дырочки?», она спросила через несколько секунд мальчика. «Ага!», тот признался, весь покрасневший от смущения. «Прекрасно, теперь вы оба знаете, как вы устроены и чем друг от друга отличаетесь. Значит, и стесняться вам более нечего!», резюмировала тётя Марина, открыла дверь бани и завела туда обоих детей. От неожиданной смены воздуха у Вани появилась спазма в горле. «Жар-рко», он прошептал. «Это только сначала так кажется, потом будет нормально!», успокаивала его Марина. Затем она велела обоим детям сесть на нижнюю полку. «Маша, развязывай волосы!», она приказала дочке, а сама начала заливать в миску воду и смешивать холодную с горячей. Для этого ей пришлось нагнуться, и зад женщины оказался на уровне лица Вани. Мальчик с интересом рассматривал её ягодицы, щель между них и чёрную дыру в том вместе, где ноги сходятся вместе. «Тётя, а тут у тебя срака, да?», неожиданно нагло даже для себя самого вдруг спросил Ваня.  «Ну, конечно, как у всех людей», слегка смущенно подтвердила женщина, затем спросила: «Хочешь потрогать? Давай, не бойся!». Ваня слегка дрожащей рукой засунул пальцы между ягодиц Марины. Она нащупал комок волос, щель, почти как у Маши, и дырочку, в которую попробовал засунуть палец, но ему это не получилось. «В сраку обычно пихают палец, когда он намазан кремом или мылом», пояснила женщина, «я вам обоим с Машей потом это сделаю. А теперь будем мыть волосы». Она дважды промыла голову шампунем у дочки и племянника, как следует прополоскала им волосы чистой водой, затем дала каждому из них кусок мыла и мочалку и велела натирать ими себе руки, ноги и живот, а также спину и попу у друг друга. Сама она тем временем стала мыть свои собственные длинные, карие волосы.
Маша быстро натёрла мылом всё своё спереди доступное тело, у Вани это получалось хуже, ибо до сих пор его обычно мыли мама или папа, тут приходилось самому что-то делать. Обильно намазав  мочалку мылом, кузина сказала: «Ванечка, встань и повернись ко мне задом!». Мальчик выполнил приказ, и девочка начала усиленно тереть мочалкой ему спину, постепенно переходя вниз до попы, засунула руку ему между ягодиц и намылила щель вплоть до мошонки с яичками, затем стала засовывать указательный палец кузену в сраку. «Мама, а пальчик в попу ему не лезет!», она констатировала и сказала об этом Марине. «Ты намазала его мылом перед тем, как совать?», та спросила. «Ещё как намазала!», уверяла девочка. «Ну, дай мне, я попробую!», женщина на минуту оторвалась от мытья своей головы, окунула палец правой руки в мыльный раствор, приказала Ване нагнуться вперёд, руками касаясь ножных пальцев, левой рукой развела полушарии попы мальчика, а правой стала вводить указательный палец ему в анус. Ваня застонал, ему было больно, палец тёти вскоре упёрся в что-то твёрдое и дальше не заходил. «Запор у тебя, мой мальчик!», констатировала тётя Марина, «когда ты какал последний раз?». «В позапрошлое утро, перед поездкой сюда», признался мальчик. «Ах, так, значит, уже более 2-х суток не какаешь!», покачала головой тётя, «Почему так?». «Не знаю», пожал плечами Ваня, «не хочется, вот и всё». «У тебя запор от смены обстановки. Будь Маша на твоём месте, наверное,  у неё  то же самое случилось бы. Кстати, почему ты, Маша, не сообщила мне об этом – что Ваня не какает?». «Я не знала», оправдывалась девочка. «Должна знать! Ты ведь старше него на два года, к тому же он твой гость – должна за ним присматривать», поучительным тоном резюмировала Марина, затем снова обратилась к Ване: «Ванечка, потри теперь спинку у Маши, я закончу мыть себе голову и сделаю тебе клизму!». «Клизму тут – в бане?», удивился мальчик. «Да, мама обычно делает клизмы в бане, мне уже несколько раз ставила», пояснила ему Маша, «у неё всегда с собой клизменная груша взята». «И где ты потом какаешь?», спросил Ваня. «На ведре. Мама затем его выносит», кузина пояснила. «Ладно, поворачивайся ко мне задом, буду тебе спину тереть!», распорядился мальчик.  Девочка послушно встала со скамейки, повернулась к мальчику попой, и Ваня начал быстро намыливать её спину, стараясь побыстрее добраться до ягодиц и всего, что между ними скрывается. «Расставь пошире ноги!», он приказал сестре, та послушалась. Мальчик обильно намазал пальцы правой руки мылом, засунул их в половую щель девочки и начал усиленно тереть всё, что там находится. «Ой, тут так сильно не нажимай, меня сильно щекочет!», захныкала Маша. «Да, а что у тебя тут такое?», спросил Ваня, дотрагиваясь пальцем до выростка недалеко от мочевыпускательного канала девочки. «Это такой орган, клитор называется», пояснила ему тётя Марина, внимательно подслушивающая их разговор, «взрослым женщинам очень приятно, когда их там трогают. Маша ещё маленькая, потому ей, наверное, не очень нравится это». «Да, не надо, убери руки оттуда!», убедительно потребовала Маша, и Ваня подчинился. Он стал подымать руку вверх и дошёл по щели до заднего прохода девочки. «Сейчас я тоже попробую тебе засунуть», он сказал, приставил палец к анусу девочки и сделал втык. Палец зашел примерно на две трети, затем тоже застопорился.  «Тётя, а у Маши ведь тоже запор!», воскликнул Ваня. «Да, сейчас проверю!», отозвалась Марина, спешно заканчивая полоскать свои волосы. Опять намазав палец правой руки мылом, она подошла на сей раз к Маше. «Нагнись вперёд, доченька!», она приказала. Девочка послушалась, и мама стала совать палец ей в сраку. «Да, тоже запор, хотя не такой сильный, как у Вани», она сказала, вытащив палец наружу. «Я сегодня утром какала», девочка снова стала оправдываться перед мамой. «Видно, не всё до конца выкакала. Но ничего, сейчас клизмочку сделаем, и покакаешь как надо», успокаивала её мама. «Мама, так может мне не надо клизму, ты ведь будешь Ване делать», стала торговаться Маша. «Обоим вам буду делать, сначала ему, а потом тебе», пояснила Марина и отправилась в предбанник, откуда через несколько секунд вернулась, держа в руках большую, коричневую клизменную грушу с белым пластмассовым наконечником в конце неё. Она приготовила раствор прохладной мыльной воды в миске, затем сжала грушу и погрузила её «нос» в эту воду. Дети сидели рядом друг с другом на лавочке и внимательно наблюдали за действиями мамы и тёти. Как только груша наполнилась водой и снова обрела круглую форму, Марина намазала её наконечник мылом и приказала своему племяннику: «Ваня, становись на пол, на четвереньки, голову опусти вниз, а попу подыми вверх!». Мальчик неохотно встал с полки и опустился на колени, затем нагнулся вперёд и руками упёрся в половые доски. «Вот так, молодец, Ванечка!», похвалила его тётя, «теперь только расслабься и не напрядай попу, то бишь, не зажимайся!». Она взяла в правую руку клизму, левой рукой раздвинула полушарии попы мальчика и быстрым движением ввела наконечник клизмы ему в анус.  Тело Вани пронзила резкая боль, он застонал. «Потерпи, Ванечка, сначала больно, дальше не будет!», сказала тётя и сжала обоими руками клизменную грушу. Мыльная вода под сильным напором вошла в кишечник мальчика. Через секунд пятнадцать баллон опустошился, женщина извлекла его «нос» из сраки Вани и поставила грушу на пол. На пластмассовом конце клизмы отчетливо виделись бурые следы Ваниного кала. «Ну,  как себя чувствуешь, Ванечка?», тётя его спросила. «Сильно какать хочу», ответил мальчик. «Это радует, но ты, наверное, знаешь, что после клизмы надо пять минут потерпеть, лишь затем какать садиться, не так ли?». «Знаю», проворчал мальчик, «мама меня тоже заставляет терпеть, когда клизму делает». «Умница твоя мама, сразу видно, что моя сестра», захихикала тётя Марина, потом приказала дочке: «Маша, сожми вместе ягодицы Вани и держи до тех пор, пока я не скажу их отпустить!». Девочка тут же вскочила на ноги и ухватилась руками за попу кузена, сильно сжав его ягодицы друг с другом. Её мама тем временем вымыла клизменную грушу с наружи и снова заполнила её мыльной водой. «Отпустите меня, мне трудно терпеть!», начал скулить Ваня. «Дыши глубоко через рот! Вот так – вдох-выдох, вдох-выдох! Первый раз клизму получаешь, что ли?», поучила его Марина. Мальчик начал усиленно дышать ртом, и спазмы в его животе на некоторое время притихли. «Долго ещё держать надо?», спросила маму Маша. «Ну, часов тут нет», та пожала плечами, «подержи ещё примерно столько, сколько держала и хватит. Тебе ведь самой хочется клизму быстрее получить, не так ли?». «Конечно, никак не могу дождаться этого приятного момента», ехидно усмехнулась девочка. «А не говори, некоторым детям нравится клизмы, у моей коллеге по работе есть дочь на пару лет старше тебя, так она сама зачастую просит сделать ей клизму – просто так, ради удовольствия. А если мама отказывается, то тогда она берёт грушу и сама себе делает», рассказывала Марина. «Прямо не верится, она наверное чокнутая какая то», покачала головой Маша. «Не думаю, в школе учится на одни пятёрки», возразила ей мама.  Так болтая, прошло пару минут, и Марина разрешила наконец-то Маше отпустить Ваню. Она спешно подсунула мальчику под попу ведро и велела садиться на него. Племянник быстро встал на ноги и сел на судно. Из его сраки потекла мыльная жидкость, затем медленно стали падать твёрдые куски кала. Даже после проведенной клизмы они выжимались с трудом, мальчик при этом испытывал довольно таки сильную боль. Тётя Марина стояла радом и внимательно наблюдала за тем, что выходит из попы Вани, ибо диаметр ведра заметно превышал величину его попы. «Ух, какие твёрдые какашки у тебя, Ваня», она покачала головой, «тебе уже вчера или позавчера надо было клизму сделать». Ваня на это ничего не ответил и продолжал тужиться. Постепенно старый, твёрдый кал заменили более мягкие какашки, с которыми справляться мальчику стало уже немного легче.
«Ладно, пусть он какает, там «долгая песня» еще впереди», констатировала Марина, «становись теперь ты на четвереньки, Машенька». Девочка неохотно заняла предыдущую позицию мальчика, маме ей также раздвинула ягодицы, вставила в анус клизменный «нос» и медленно, плавно опустошила грушу. «Ну, вот, надеюсь, тебя я успела проклизмовать вовремя», она сказала, вытаскивая наконечник из дочкиной сраки. «Мама, ты поможешь мне удержать воду?», Маша спросила. «Конечно, кто же ещё вместо меня это сделает?», усмехнулась Марина и сжала полушарии попы дочки. Девочка начала усиленно дышать ртом, её животик медленно покачивался в такт дыханий. «Хочется какать, Машенька?», мама ехидно спросила. «И ещё как!», та процедила сквозь зубы. «Прекрасно, рада это слышать», Марина констатировала. Она встала на колени, продолжая удерживать попу стоящей на четвереньках дочки. «Вам, детям, везёт, клизма быстро делается», она поучительно сказала, «вот нам, взрослым, надо лежать по несколько минут на кровати, пока живот из кружки Эсмарха водой наполнится». «А взрослым не делают клизму из груши?», спросила Маша. «Иногда делают, если не надо много воды впускать. Или в том случае, когда нет кружки, тогда надо применять баллончик по несколько раз подряд, это тоже не очень приятно», пояснила мама. «А тебе как делали?», дочка допытывалась. «По-разному. В больницах обычно из кружки Эсмарха», ответила мать. «Ты часто лежала в больницах?». «Ну, приходилось иногда. Два раза была, кроме твоих родов. В основном по поводу женских болезней, гинекологии». «А я это не помню», удивилась дочь. «В первый раз ты вообще не была родившись, а во второй – ещё маленькой была. Так вот, там мне постоянно делали клизмы, здорово отмучили», рассказывала Марина, затем вдруг отпустила ягодицы дочки и сказала: «Бери ведро и садись рядом с Ваней».
Девочка быстро вскочила на ноги, схватила первое попавшейся ведро и села на него. Из её сраки тут же вырвалась струя воды с размытыми какашками. Поскольку запор у неё не был такой сильный, как у Вани, то какалось ей значительно легче, и кишечник девочки быстро освободился от внутри него накопившегося кала. Баню наполнил резкий, неприятный запах, исходящий от двух одновременно какающих детей, сидящих рядом друг с другом на ведрах. Пока дети опорожнялись, тётя Марина намазала мочалку мылом и стала натирать своё тело. Ваня внимательно наблюдал за действиями тёти и почти забыл, где он находится и что должен делать. Его член снова стал твердеть и подниматься вверх, пока глаза внимательно рассматривали голые, интимные места женщины. «Ваня, как твои дела?», его занятие прервал вопрос кузины, «я уже почти покакала, а ты?». «Я тоже», проворчал в ответ мальчик. Из его попы уже ничего не выходило, однако чувство тяжести в животе оставалось. «Тогда подымайся с ведра и обмывай попу», распорядилась Маша. Мальчик медленно поднялся на ноги, и тётя Марина подошла к ведру, посмотреть его содержание. Она взяла плавающий на поверхности кусок кала и пощупала его. «Очень твёрдая твоя кака, Ванечка», она сказала, «боюсь, что всё дерьмо из тебя ещё не вышло. Нагнись снова вперёд и положи руки на колени!». Ваня тяжело вздохнул и выполнил приказ тёти. Женщина снова ввела ему палец в сраку и начала крутить его вокруг оси. «Там есть не вышедшие какашки», она констатировала, «надо повторить тебе клизму». «Не надо, я покакал уже нормально», мальчик стал возражать, но тётя лишь покачала головой и стала снова наполнять клизменный баллон.  «Я не хочу больше клизму!», хныкал Ваня, а Марина лишь усмехнулась в ответ: «Хочешь, не хочешь, а надо, мальчик мой. А ну быстро становись снова на четвереньки, как в первый раз!».  Опять тяжело вздохнувши, паренёк занял позицию для принятия клизмы, а его тётя выбрала из миски наполнившийся баллончик. Вдруг Маша вскочила с ведра и подбежала к своей маме: «Мам, дай мне грушу, я хочу сделать Ване клизму», она начала упрашивать. «А ты сможешь? Ты ведь никогда раньше никому не делала!», переспросила мать. «Смогу. Когда-то ведь надо начинать учиться!», ответила дочка. «Ну, ладно, пробуй!», Марина передала ей в руки наполненную мыльной водой грушу. Девочка взяла её в правую руку, левой рукой раздвинула ягодицы кузена и, по примеру матери, начала вставлять наконечник клизмы кузену в сраку. Мальчик застонал, ему было неприятно и больно от повторного проникновения постороннего предмета в его прямую кишку. «Опусти наконечник вниз, тыкай его вперёд, а не вверх!», распорядилась Марина. Маша слушалась её совету, и через несколько секунд наконечник полностью вошёл в анус Вани. «Теперь сжимай баллон обоими руками!», последовал новый приказ женщины. Девочка послушно обхватила клизменную грушу и стиснула её. Вода булькая стала заходить в кишечник мальчика. «Так, так, продолжай сжимать, не отпускай, пока полностью не опустошится баллон!», подбадривала её мама.  Маша кивнула головой и продолжала сжимать грушу, сама притом опустившись на колени рядом с Ваниной попой, до тех пор, пока баллон с громким хлопком не слипся вместе. «Хорошо, теперь сложи грушу пополам и ещё раз сожми!», Марина давала указания, и Маша их старательно выполняла. Где-то в течении минуты повторная клизма Ване была сделана. С разрешения мамы Маша извлекла наконечник из попы брата, положила баллон на пол и снова стиснула вместе его ягодицы. «С Ваней, я думаю, всё теперь будет в порядке», резюмировала тётя,  «надо посмотреть, как ты покакала, доченька моя». Она подошла к ведре, на котором сидела Маша и взглянула на его содержание. Посмотрев на находящийся в нём  куски кала и также проверив их на ощупь, она сказала: «Твой кал мягче, чем у Вани, думаю, что повторная клизма тебе не понадобится». «Это не честно!», возразив стоящий на четвереньках мальчик, «Маше тоже надо сделать вторую клизму, и дать это мне попробовать. А то она мне делала, а я ей нет!». «Ну ладно, раз ты так хочешь, пусть будет по-твоему!», усмехнулась Марина, «в любом случае лишняя клизма никому повредить не может». «Нет, мама, не надо мне опять делать клизму», чуть не плачущим голосом стала уговаривать её дочка, «я ведь и после первой так замечательно покакала». «Это будет тренировка для Вани», объясняла ей мама, «он должен попробовать кому-то поставить клизму, чтобы при надобности знать, как она делается. Не бойся, тебе не будет больнее, чем в первый раз, когда я ставила». «А ты лучше дай ему себе поставить!», вдруг предложила дочка.  «Мне вы оба сможете поставить, когда закончу мыться», неожиданно согласилась Марина, «я, кстати, сегодня также ещё не какала. Но сперва Ваня должен повторно прокакаться и сделать клизму тебе, а потом уже мне». Девочка и мальчик были так удивлены услыханном, что ничего не сказали ей в ответ.
Быстро прошли ещё пять минут, и Маша отпустила ягодицы кузена, который снова грохнулся на своё ведро. На сей раз какашки из его сраки падали быстро и легко, не создавая для опорожнения мальчика никаких трудностей. За две три минуты Ваня полностью опустошил свой кишечник. Марина тем временем сполоснула мыльную пену со своего тела и уже четвёртый раз наполнила клизменную грушу. Маша сидела на лавочке и недовольным взглядом наблюдала за её действиями, её очень не нравилось, что мать пошла на  поводок кузену и согласилась ставить ей ещё одну клизму. «Мама, ну не надо, я ведь хорошо покакала, ты видела!», она упрашивала Марину, та погладила её головку и сказала: «Хорошо, детка, я знаю, но дай Ване побаловаться, тебе ведь ни жалко». «Ну ладно уж, раз он так хочет», девочка пожала плечами. Мальчик после каканья встал в ведра, подмыл свою попу водой из миски и быстрым шагом подошел к тёте. Та подала ему в руки клизменную грушу и сказала дочке: «Становись на четвереньки, Маша!». Дочка очень медленно и неохотно заняла указанную позу. Ваня опустился на колени, по примеру сестры взял в правую руку клизму, левой рукой раздвинул ягодицы девочки и медленно, осторожно погрузил наконечник в задний проход кузины. Девочка зажмурилась, но старалась не стонать, не хотя обрадовать брата. «Сжимай баллон, не тени резину!», подбодрила тётя Марина, и Ваня, ухватившись обоими руками за клизму, сжал её изо всех сил. Содержание груши вторично перешло в кишечник девочки. «Хорошо, теперь извлекай не отпуская!», командовала женщина. Мальчик медленно вытащил клизму из сраки девочки и бросил её на пол бани. «Молодец, Ванечка, успешно проклизмовал сестрёнку!», похвалила его тётя Марина, «теперь подержи сжатыми её ягодицы». Ваня незамедлительно ухватился за попу кузины и сжал её. «Затем мне ждать 5 минут?», стала возражать девочка, «эта клизма ведь была сделана чисто для тренировки, кишки мне размягчать не надо!». «Надо делать всё как положено, пусть Ваня привыкает к порядку!», поучительно ответила ей мама, после чего начала готовить мыльный раствор для клизмы самой себе. Лишь проклизмовав дочь и племянника она вспомнила, что сама также не опорожнялась по-большому уже почти двое суток. Так как кружки Эсмарха с собой не было, ей приходилось пользоваться тем же баллончиком, которая она наполнила уже в пятый по числу раз.
«Детки, я сначала сама себе два раза сделаю клизму, а потом вы мне по очереди каждый один раз сделаете, хорошо?», она обратилась к дочери и племяннику. Ваня утвердительно кивнул головой, Маша ничего не отвечала, так как злилась на маму и всё ещё должна была удерживать впущенную Ваней воду. «Отпускай Машу, Ваня, пусть садится на ведро», сказала она мальчику. Тот выполнил приказ, и девочка тут же молниеносно вскочила на ноги, направилась к своему ведру и грохнулась на него. Впущенная вода бурно вырвалась из ануса Маши, неся с собой всё-таки несколько не вымытых во время первого клизмования какашек. Пока девочка какала, тётя Марина закончила мыть и полоскать мальчика. «Теперь ты чистый, Ваня, можешь идти домой, если не хочешь помочь мне делать клизму», она ему сказала. «Нет, я останусь, я хочу тебе помочь!», возразил мальчик.  «Ну и молодец, что не откажешь мне в помощи», довольно проворчала женщина, затем присела на корточки и стала вставлять себе в задний проход наконечник клизмы. С первого раза ей это не удалось, но вторая попытка оказалась успешной. Засунувши носик клизмы до упора, Марина обхватила руками грушу и плавно сжала её. Содержание прибора устремилась в прямую кишку женщины. Поскольку в ней находился запорный кал, тётя, также как Ваня, испытала при том некоторые болевые ощущения. Стараясь не стонать и особо и не морщиться, Марина извлекла сжатую грушу из своей сраки, дала ей всосать воздух и, также сидя на корточках, в шестой по числу раз погрузила наконечник клизмы в миску с мыльной водой. «Тётя, вам разве какать ещё не хочется?», спросил её Ваня. «Нет, мой мальчик, почти не чувствую такое влечение, разве что очень небольшое», она ответила, «что для меня, такой взрослой женщины, есть один баллончик клизмы? Надо впустить их как минимум два три, тогда может какое-то желание появится». Марина взяла в руки снова наполнившийся водой баллон и с почти стопроцентной точностью повторила свои только что проведённые действия, с тем лишь отличием, что попасть наконечником в нужное место ей удалось уже с первой попытки. Извлёкши опустошенный баллон, она медленно встала на ноги и начала ходить по бане, руками поглаживая свой живот. «О, теперь уже что-то на подобие желании какать начинаю чувствовать!», она констатировала, затем сказала Ване: «Мальчик мой, наполни, пожалуйста, клизму водой, ты же видел много раз, как я это делала!». «Да, конечно, видел», согласился мальчик. Он встал на колени, взял в руки грушу, лежащую на полу, сжал её обоими руками изо всех сил и погрузил наконечник в миску с водой. «Молодец, теперь дай ей самой спокойно наполниться!», указала ему тётя, внимательно  следившая за действиями племянника. Мальчик отпустил грушу, и та постепенно уже в седьмой раз подряд сама наполнила себя водой. «Я встану на четвереньки, а ты мне сделаешь клизму так же, как только что делала Маше, хорошо?», Марина спросила Ваню. «Да, хорошо», тот ответил, пристроился к тёти сзади, так же, как и сестре, раздвинул ей ягодицы, слегка дрожащей рукой вставил наконечник клизмы в сраку и сделал втык до упора. «Умница, Ванечка», почувствовав, что предмет попал в нужное место, похвалила его женщина, «сжимай баллончик смело, не бойся!». Ваня, уже ставши привычными движениями, обхватил руками грушу и сжал её. Женщина почувствовала поступление воды в кишечник и всё нарастающее желание опорожниться. «Ну что, баллончик пустой?», она спросила племянника. «Как будто, да», тот ответил. «Хорошо, извлекай вон и бросай на пол. Ты ведь дашь теперь Маше меня проклизмовать, не так ли?». Мальчик ничего не  успел ответить, как девочка поспешно вскочила с ведра и подбежала к маме: «Да, мама, я тебя проклизмую, где груша?». «Вот там, на полу Ваня бросил. Наполни водой и впусти мне в последний раз, хорошо?». «Да, да, непременно так сделаю», затараторила Маша, быстро схватила грушу, сжала её и погрузила в миску с водой.  Прибор быстро наполнился, и девочка немедля ввела его наконечник стоящей на четвереньках матери в анус, после чего сильным сжатием обоих рук опустошила его. «Ну вы молодцы, настоящие мастера клизменного дела», похвалила детей женщина после того, как дочь извлекла наконечник опустошенного баллона из её сраки. Она опять встала на ноги, начала ходить по бани, массируя руками свой живот. Но желание опорожниться её вдруг так приспичило, что она вдруг камнем упала на ведро, которым до того пользовалась Маша, и шумно высралась в нём. Запах в бане стал просто невыносимым. «Ваня, помоги Маше сполоснуть остатки мыла, и идите оба одеваться, мне тут надо ещё некоторое время посидеть, попердеть», она сказала детям.
Брат с сестрой размешали холодную воду с горячей, и Ваня стал полоскать мыльную пену этой смесью с тела Маши. Тётя Марина тем временем обильно опорожнялась, сидя на ведре, её кал, как у взрослого человека, имел гораздо более едкий и сильный запах, чем детский. «Дети, вы быстрее уходите, а то задохнитесь тут!», она сказала ребятам, вся сгорая красная от стыда. «Ничего, мамочка, мы с Ваней тут тоже порядком навоняли. Всё нормально», её старалась успокоить дочь в то время, пока её кузен вновь ладонью стал лазить между ягодиц девочки и снова вставил указательный палец своей правой руки ей в сраку. «Ну что, на сей раз дырка чистая?», девочка его спросила. «Вроде бы да», мальчик согласился. «А давай я тебе сейчас проверю!», вдруг спохватилась Маша. «Ладно, проверяй, только погоди, вот еще тебе с одного места пену смою», ответил Ваня. Наконец тело девочки стала чистой, после чего Ваня нагнулся вперёд и дал ей в свою очередь засунуть пальчик ему в попочку. Убедившись, что клизмы в обоих случаях поработали на славу, дети вышли из бани в коридорчик и стали там вытираться взятыми с собой полотенцами, пока тётя Марина всё ещё продолжала какать на ведре. «Ну что, теперь больше не будешь меня стесняться?», спросила Маша Ваню, надевая на ноги чистые трусики. «Нет, а ты меня?», спросил в ответ кузен, делая то же. «А я вроде бы уже и с самого начала не стеснялась», ответила девочка, спрятав под трусы свою нагую промежность. «И клизмы будем друг другу делать, хорошо?», предложил Ваня. «Будем, когда запор возникнет. Просто так клизмы могут и навредить здоровью», ответила девочка. Дети быстро оделись и вышли из предбанника. А тётя Марина лишь спустя минут десять встала с ведра, подмыла попу, закончила полоскать пену со своего тела, спешно накинула халат и понесла в кусты два вонючих ведра с калом двух детей и одной взрослой бабы. Конец рассказа.                                                         

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

Видела сегодня рекламу Dirol-а. Сделали идею: типо город ртов, где живут люди и у них вместо головы большие рты... Я надеюсь Tampax не подхватит эту же идею...

Последние новости

Но в этот раз он захотел большего.

Статистика