Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.30 (5 Votes)

Этот сочельник я вряд ли когда-нибудь забуду! В жизни не было столько переживаний и хлопот! Но самое интересное ожидало меня вечером… И я моталась, как белка в колесе.
Забегаешь тут, когда тебя, уважаемую женщину, доцента университета и просто красавицу, отец одноклассника твоего сына застукает в роли гостиничной проститутки, поимеет с парой друзей, не предохраняясь, сфотографирует тебя в самые рабочие моменты и потребует от тебя всяческого послушания и интим-услуг в ближайшее время (подробнее об этом – в «Ночь перед Рождеством. Часть 2»). И всё это в канун Рождества… Романтика!


И вот я весь день решаю возникшие проблемы и ежесекундно жду волеизъявления моего повелителя. Волеизъявление поступило, слава Богу, вечером. Ну, понятно, прилюдно такое не изъявишь…
- Дырка!
- Да мой господин!
- Ровно в 19.00 жди меня у подъезда. Наденешь чулки поэротичнее, бельишко, но чтобы сиськи, писька и зад были голыми! И обуй эти твои вчерашние туфли на шпильке! Сверху можешь накинуть какое-нибудь пальто! Да, у тебя всякие ваши блядские приспособления есть?
- Какие, господин?
- Ну, вибраторы всякие, анальные пробки или шарики?
- Есть?
- Вот  и засунь в письку вибратор и в зад что-нибудь, чтобы сквозняк не гулял, а то еще обморозишься! Гыыыыыыыыы! Смотри, подмойся получше, клизму поставь и намажься! Да, и всякие наручники, плетки, ошейники, если есть, тоже бери!
- Хорошо господин! Обязательно возьму, господин!
- Да, и деньги, которые за нас вчера получила от Аллы, приготовь, опущенным шлюхам деньги ни к чему!
- Не могу, господин, с нами расплачиваются в конце месяца!
- Ладно, разберёмся! Давай, выполняй!
М-да, обсуждая ситуацию, мы с Аллой, как в воду глядели… Ну ладно, указания получены, будем выполнять… А вот бы эти указания его жена услышала, как ее там, Катя, кажется…
Ровно в 19.00 я, непристойно размалёванная, в черном ошейнике с шипами, черном корсете, открывающем и поддерживающем грудь, прицепленных к нему черных чулках, танкетках-стриптизёрках и длиннющем зимнем пальто  капюшоном жду у подъезда. На руках тонкие лайковые перчатки до предплечий, в руках сумка с кое-каким необходимым реквизитом. Слава Богу, соседей нет никого, не видят. И что я буду делать, если увидят? Поглубже надвигаю капюшон…
Холодно. Неудобно стоять. Ну почему только в Москве и Питере дворники убирают снег, а у нас его должны вытаптывать мирные граждане? Как по такому ходить, особенно, когда оно уже превратилось в гладкую корку? И даже как стоять, особенно на шпильках высотой в 20 сантиметров? Брррр, руки зябнут, ноги зябнут, дырочки зябнут, сиськи зябнут…. Вибратор этот проклятый уже раздразнил, по ляжкам уже первая струйка тооооооненькая стекает. И замерзает. Сфинктеры тихо примерзают к анальной пробочке… Стою переминаюсь с ноги на ногу. Где этот паразит? Что, пока маленьким был, и бабы не давали, он снеговикам засовывал?
Тихо шуршат шины по снегу, два луча пронизываю двор и потоки снежинок, а потом и меня. Неужели? Точно, машина подкатывает ко мне. Опускается стекло
- Добрый вечер, Юрий Алексеевич!
- Дырка, ты? Молодец! А ещё говорят, что бабы всегда опаздывают! А ну, покажись!
Ну, так и знала, когда принимала распоряжения. И не зря пальто не застегнула, а запахнула поплотнее. Пожалуйста! Кто желает увидеть живого Чебурашку?! Распахиваю пальто, расставляю ноги пошире, слегка выпячиваю лобок. Мужикам такая стойка нравится. Мол, возьмите, люди, пользуйтесь!
Стою вплотную к распахнутой двери автомобиля, а Юрий с интересом осматривает мой экстерьер, не удержавшись от удовольствия полапать меня между ног, где с удовлетворением нащупывает вибратор, пощупать грудь (соски-то на морозе – как деревянные). Почмокал губами удовлетворенно.
- Повернись!
Понятно, поворачиваюсь, прогибаюсь и без команды поднимаю шубу
- Правильно, дырка, службу знаешь!
Ощупывает мои булочки.
- Ага, и пробка на месте! Любишь, когда палка в жопе, шлюха!
- Конечно, мой господин, очень люблю!
- Ну, не волнуйся, получишь!
- Спасибо, мой господин!
Блин, долго еще эти смотрины будут продолжаться? Я сейчас разом ангину, цистит и геморрой заработаю, куда он тогда меня любить сможет? И с каждой секундой больше шансов, что кто-нибудь из соседей увидит… Мама моя, мамочка!
- Ладно, садись!
Удовлетворенный осмотром, он захлопывает левую дверь и открывает мне правую. Сажусь. Распахиваю шубу для продолжения осмотра и расставляю ляжки, но барин велит запахнуться. Стесняется, что в его машине при нем  шлюшку увидят.
Правда, правой рукой периодически лезет мне в шубу и лапает.
- Ты, сучка, я смотрю, своими дырками неплохо зарабатываешь! А я-то думал, как это вы, профессоришки, живете при ваших зарплатах. Все время в интернете ноете… Конечно, с такими мордой, сиськами и писькой, поди, уже на дачу в Ницце заколотила… А теперь будешь мне заколачивать. Поняла, шалава!
- Да, господин.
- Работать будешь там же, у Аллы, но деньги все мне! Ну и меня, и кого велю – так обслуживать будешь. Понятно?
- Понятно, только ведь я должна половину заработанного Алле отдавать. Там своя «крыша». Я боюсь, что если Вы потребуете все, господин, то будут проблемы. Они не захотят терять доход от меня…
- Верно… Ладно, будешь отдавать то, что тебе причитается. Точка там хорошая, цена на тебя высокая, не охота тебя на трассе выставлять. Да и с «крышей» тамошней разбираться… И смотри, не вздумай выпендриваться, или выручку прятать, на весь город, на всю страну тебя ославлю. Представляешь, в журналах статьи «Профессор подрабатывала проституцией», «Внимание, за кафедрой – шлюха!»… Или интервью в каком-нибудь «Сексе с Анфисой Чеховой»… А мужу как приятно будет узнать, а сыночку… Или знают?
- Нет, не знают! Пожалуйста, не надо сообщать! Я буду очень-очень послушной девочкой! (Ну, слукавила я, ну знает Толик о моих похождениях, кроме последних, но зачем разочаровывать)
А вообще, конечно, офигеть, какая перспектива… А какое воображение…
Ну, и куда мы едем? К Алле, мои трудовые баксы изымать? Вот же заработала сутенёра на свою голову. Кота, так сказать. Альфонса. Нет, едем к окраине, вот уже и загородная трасса.
- Смотри, дырка, хочешь им компанию составить?
- Вдоль трассы – фигуры в коротких шубках, куртках, пальтишках и сапогах, иногда высоких, под шубу, иногда – до колен – тогда торчат чулки. Лица размалеваны, как у меня… Плечевые… Возле одной останавливаем, Юрий опускает стекло, и тут же всовывается помятое личико неопределенного возраста, благоухая смесью перегара, какой-то мятной жвачки и спермы
- Отдохнем?
Из дальнейшего диалога вытекает, что фея готова обслужить нас обоих любыми способами за 500 рублей и бутылку водки. Ну да, и триппер в качестве бонуса. Или еще похуже…
Едем дальше.
- Ну что, Аня, поставить тебя с ними? Будешь плохо себя вести – еще и это будет!
- Нет, мой повелитель, не надо, я буду делать всё, что Вы прикажете!
- Конечно, будешь. Хотел бы я все-таки посмотреть, как вы, Анна Владимировна, красавица, учёная (далось ему моё высшее образование), дальнобойщикам минеты строчите и на капоте даете! А вообще, надо подумать, может, попозже устроим тебе стажировку!
Блиииин, вот же фантазия неуёмная на почве фрейдовских комплексов. И ведь уверен, что всё у него получится, и я никуда от него не денусь. Ну, докатилась я. Ладно тогда, три года назад, я, доцент университета, кандидат филологических наук, замужняя жена, мать и просто красавица угодила в бордель. Так хоть в европейский. Ну ладно, позавчера чёрт дернул поиграть в гостиничную проститутку. Теперь уже светит карьера придорожной босявки. Вот это эволюция, вот это вы развиваетесь, Анна Владимировна! От вершины к вершине, как говорится!
А Юрий продолжает…
- Вот же повезло, понимаешь! Отправил свою с Васькой в Шарм-Эль-Шейх на две недели, а сам остался. Бизнес не бросишь. Еще завидовал, что они там с полным фаршем оттопыриваются. А тут – такой подарок. Решил у Аллы оттянуться, и угораздило Настю за пивом послать. Вовремя дверь приоткрыла. А там - такая знакомая Снегурочка… Ну, теперь я твой вечный Дед Мороз, ну ко, сосульку зацени!
Ух, ты, вспомнил, что ж так тянул с этим? Аааа, гаишников боялся. А врезаться куда-нибудь не боишься, котик? Ладно! Распахиваю пальто, расстегиваю ему ширинку и достаю уже знакомую, можно сказать, родную, сосульку. Впрочем, сосулька она только по назначению, а так – вполне приличный кол. Поди, опять какой-нибудь виагры или вуки-вуки принял. А какой аромат… Запарился-то колышек, запрел весь. Ну, на вкус и цвет товарищей нет, как говорила одна моя подруга, отсасывая негру орган, вынутый из её же попы, попробую эту сосульку!
Ну и как Вам, повелитель, минетик от Вашей покорной рабыни? Нравится, когда кончиком язычка уздечку щекочут? А когда мелко-мелко целуют головку, ствол, яйца? А как вашему банану в нашем ротике? Губки вытянуты, щечки втянуты, зубки спрятаны, мягко, тепло, упруго, влажно… Похоже на писю девочки-целочки? А ладошечка мяконькая и уже теплая, которая ствол ласкает нежно-нежно? А язычком по яичкам?
Мычит господин, млеет, хоть бы не перевернул нас и не врезался куда… И вообще, куда едем?
Остановились.
-  Хорош, дырка, угомонись пока, я тебя еще накормлю, обещаю!
- Спасибо, господин, Вы так добры, позволили Вашей шлюхе сосать Ваш великолепный  нефритовый стержень!
- Нечего китайские церемонии разводить, выходи!
Выхожу. Ааааа, вот мы где. Старый загородный парк… Ой, мамочки, сугробы, а я в босоножках! И как по ним идти? А идти приходится, Юрий ждет меня у капота. Ну, понятно…
Когда-то мы были с мужем в этом парке. Только летом и днем. Красивый когда-то, очень живописный, он уже давно порядком запущен. Ни посидеть – скамейки сломаны, ни отдохнуть. Мы тогда только смеху ради грибов пособирали. И убедились, что парк весьма качественно загажен и замусорен. А характер мусора подсказывал, что парк уже давно служит местом примитивных пикников для желающих раздавить на троих, ширнуться без проблем или позаниматься незатейливой любовью на пленэре. Вот, похоже, последним мы и займёмся!
- А ну, сучка, достань вибратор! Что смотришь? Мы тут всегда девок с трассы шпарили! Вот только нашу принцессу-профессоршу я тут отодрать и не мечтал…
Ну, наконец-то, как славно! Сразу две проблемы разрешились. И Юра свою принцессу может трахнуть, где ему хочется, и я вибратор, наконец, достать из себя могу. Я тут с ним уже обкончалась. Мне бы что-нибудь поестественнее! Ой, ну вот, еще проблема!
- Господин! Юрий Алексеевич! Я прошу прощения, но мне очень надо! - ну ко, посмотрим, ты такой же, как все, или особенный?
- Что, ссать хочешь, дырка!
- !!!!
- Ссы, я добрый, а то еще меня обделаешь. Только стоя ссы!
Да, такой же, как и все… И почему мужики так любят смотреть, как мы мочимся? Расставляю и слегка сгибаю в коленях ноги, придерживаю руками полы шубы, все мои прелести – нараспашку в свете фар ближнего света. Облегчаюсь. Господин любуется моей дымящейся струйкой и бритой киской.
- Ну что, всё выссала?
- Всё…
- Значит, помирать пора! Да не бойся, шутка, давай в позицию, у меня еще от твоего отсоса стояк приличный был, а теперь, по ходу, лопну!
Я стою, широко расставив ноги, выпятив зад и опираясь руками на капот, он теплый и хотя бы ладошкам приятно. Шуба распахнута и задрана до пояса.
Юрий сопя с размаху входит в меня и начинает долбить. Мощно, с чувством, с толком, с расстановкой! Эх, при других бы обстоятельствах… Но и это здорово. За все переживания и лишения я вполне заслужила, чтобы меня вот так отодрали. Старательно подмахиваю, повизгиваю, постанываю, входя в раж. Юрий тоже старается. Возбудился. Наши труды не дают нам замерзнуть, я уже не замечаю, что стою по щиколотку в снегу в летних туфлях и тонких промокших уже чулках… Вот только эта шуба, она все время сползает! Скинуть что ли? Замёрзну… Да и вообще, пусть мужчина решает, это, больше, его проблема…
- Эй, сучка, ложись спиной на капот! Да смотри, аккуратно, не помни!
Ага, мужчина решил проблему! Принимаю заказанную позу. Здорово, теперь вся спина согревается от мотора! Гостеприимно задираю и развожу ноги. Юрий с пониманием относится к моим эволюциям, кладет мои ноги себе на шею и вновь вонзает в меня свой ятаган. Мммммммммммммммммммм!!!!!!!
Вот теперь ничего не мешает, он проникает глубоко, мощно, часто, я активно ему в этом помогаю. Машина ходуном ходит подо мной, изо ртов валит пар, снежинки тают на моих груди и ляжках, но мы оба этого уже не замечаем. Он рычит, я ору… Ааааааааааааааааааааааааахххххххх!!!! На живот, грудь, лицо брызжет теплая сперма, и тут же начинает остывать, неприятно холодя и стягивая кожу. Но мне не до того. Я уже стою на коленях прямо на снегу (пришлось полы шубы подвернуть) и сосу и облизываю остальное… М-да, мужик сказал, мужик сделал! Обещал ведь накормить! Юрий уже не рычит, а чувственно похрюкивает, я причмокиваю. И тихо остываю и замерзаю в этом проклятом снегу…
Феерическое зрелище – темный ночной заснеженный парк, с неба тихо трусится снежная крупка, машина со включенными стоп-сигналами в мерзлой колее, а в свете этих стоп-сигналов женщина в шубе на голое тело (корсет лежит на капоте, его сорвал мой восторженный любовник) стоит на коленях и увлеченно сосет член мужчины. И тишинааа… Вы, мой уважаемый читатель, когда-нибудь сосали хуй в таких условиях?
Как гром среди ясного неба хрустит ветка и звучит хриплый голос
- Ни фига себе, мужики, вот это соска!
От неожиданности я чуть не подавилась, хорошо хоть в тот момент облизывала торчун Юрия, а то могла бы его и укоротить… Юрий же от неожиданности выдал мне в лицо финальную порцию семени… Чудесно, теперь ещё и не вижу ничего…
- Кто там?
- Чувак, извини, мы мешать не хотели! Просто согревались, у нас тут пара бутылок беленькой была, вот мы с мужиками одну и приговорили, собрались вторую квакнуть – тут вы.  Ну и извини, засмотрелись. Так ты свою бабу драл – любо-дорого!
- Что, нравится? Дырка, встань, покажись. Судорожно облизываюсь и, всё еще не проморгавшись, встаю.
- Сними шубу!
Вот же сволочь, мы что, в Африке? Снимаю шубу. Хрустя ногами в сугробе, подходят наши папарацци (слава Богу, без фотоапаратцци). Их трое. Молодые. Я это вижу в полглаза.
- Смотри лучше, мужики, нравится? – Юрий включает ближний свет.
- !!!!!
- Хотите её попробовать? Шлюха классная, второй день деру ее – все как в первый раз. И возьму недорого…
- А сколько?
- А сколько может дать?
- Да ну, у нас не хватит, есть только пятьсот рублей, да вот бутылка водки вторая осталась. На березовых бруньках.
- Пойдет, берите, пользуйтесь! Только поторопитесь, а то она уже синяя. Да и нам ещё в одно место успеть надо.
Какое-то время мужики пялятся на меня, потом подходят, щупают. Один пальцем лезет в мою щелочку.
 - О, мокрая! Нравится трахаться?
- Да, господин!
- Ну, ни фига себе, Вован! Ты у нас теперь господин! О Костян, смотри, она ему палец облизывает! А сама вся в кончине!
- А жопа какая! Э, мужик, а что у нее в жопе?
- Пробка, чтоб сквозняка не было!
- Класс! А вынуть можно?
- Хотите ее туда – пожалуйста! Аня, ты же любишь, когда тебя в очко шпилят?
- Да мой господин!
- Ладно, хорош трепаться! Так будете ее драть?
Юрий демонстративно получает из рук господина Вована пятисотку и бутылку, тут же делает глоток (мороз не тётка), на скорую руку обтирает меня ветошью из багажника, (теперь я благоухаю бензином) и за дальнейшими событиями наблюдает из машины. А в свете фар – новый натюрморт. Я голая стою, согнувшись, и сосу член господина Костяна. Господин Вован имеет меня в попку, периодически сочно по оной шлепая. Третий господин – Семён – пристроился на мое место к Юрию и ждет своей очереди.
Вован, насмотревшись на наше кувыркание и намерзнувшись с ходу задает хороший темп. Я с удовольствием его поддерживаю, а то закоченею тут, как генерал Карбышев. Одновременно всячески привожу в порядок скорчившийся от мороза и похожий на почерневшую поганку орган Костяна.
Обоим моим случайным любовникам я нацепила презервативы из моей волшебной сумки-самобранки. При виде этого Юрий, кстати, задумался. Вспомнил, гадёныш, что они все трое меня вчера просто так имели. Ну, думай, думай. Я вот тоже думала и переживала. Полдня у венеролога провела, хорошо, Алла мне ее сосватала. Пожилая тетка, опытная, алкиных девочек регулярно досматривает. Вроде, Бог миловал, пронесло по всем экспресс-анализам и результатам осмотра. Но зачем мне вообще такие моральные муки? Лучше оральные, анальные и натуральные. Как сейчас…
Впрочем, ну какие сейчас муки? С Вованом я новь забыла о морозе.  Он так чудно меня прочистил, что я бурно кончила вместе с ним. Тут же скачку продолжил Костян. Этот вставил в мою подмерзшую розочку и мигом ее разогрел до белого каления. Я в это время приводила ротиком  и ручками в рабочее состояние болт Семёна. Этот последний был явно уже разогрет крепкой правой рукой своего обладателя. О чем тот сразу честно признался, когда подошла его очередь
- Ну, мужики, вы даете, мы тут  машине обдрочились, на вас глядя!
Теперь с Юрием обдрачивается свежекончивший Вован.
Ах, как классно работает Костян, явно профессионал! Руки у меня на бедрах, как влитые, член входит глубоко, резко, часто. Периодически он меняет направление, да и я хвостом покручиваю, так что дырочка моя разрабатывается равномерно и очень интересно. А вдруг… Да, Yessssss!!!!!!!!!!!!! Он попал, попал, попал в ту замечательную точечку! Будто жилку тонкую задел, и я уже на небесах. Ооооооооооооооооо!!!!!! Такому и бесплатно дать не грех, а уж за пятисотку и поллитра… Шутка, конечно. Впрочем, поллитра очень даже пригодилась. Меня из нее пользуют перед каждым новым заходом, так что, не будь этой проклятой холодрыги и этого умопомрачительного секс-марафона, я бы уже была пяьяяяяяненькая.
Костян в последний раз резко входит в меня и замирает  судороге оргазма. Я тоже… Два раза он отправил меня к звездам… Жизнь-то налаживается!
Семёна пленила поза, в которой меня имел Юрий и, согласовав с владельцем, он опять располагает меня на капоте и закидывает мои ноги себе на плечи. Ложась, вижу сквозь лобовое стекло лицо Юрия. С него надо маску вожделения лепить. Этакая аллегория любителя замочных скважин. Глаза, как варёные яйца, рот опять распахнут и слюни текут. По-моему, он быстрее и лучше кончает, когда смотрит на то, как меня имеют другие, чем когда имеет сам. Знаю я таких…
Дааа, не зря Семён столько терпел и страдал, наблюдая, как мои дырочки пользуют другие…. Костик меня порадовал, но энтузиазм Семёна…. И ведь член у него не каких-то супер размеров – обычные мужские 15-17 см. Но как владеет… Как имеет… Ах, как владеет и имеет!!!! Мммммммммм… Я думала, мы Юре все рессоры на его драндулете переломаем… Но обошлось. Только когда он кончал, так резко в меня въехал, что я чуть на него не свалилась с капота… После выпитой водки это кажется ужасно забавным.
Расстаемся лучшими друзьями. Мужики долго трясут руку Юрия, благодаря за щедрость и желая всех благ. Мне тоже перепадает толика их благодарности, правда, мне они руку не трясут, а дружески лапают. За это всей честной кампании от меня – бонус! Я опять хочу пи-пи и радую суровые мужские взгляды весело журчащей между ляжек и дымящейся на морозе струйкой пивного цвета.
Все, закутываюсь в шубу, едем. Как хорошо в машине! Как хорошо, что я взяла запасные чулки! Быстро меняю их под масляным взором Юрия, а вот корсет надевать не рискую, жалко. На мне сейчас такой коктейль из выделений господина и ГСМ с его тряпки, которой эти выделения вытирались… А корсетик этот черненький я очень люблю. Меня в нем муж очень любит любить…
И куда теперь? В подворотню? Или на свалку? Или в какие-нибудь руины? Чего еще там в воспаленном мозгу этого извращенца? О, знакомые места, фигурки плечевых на обочине. Вроде, убавилось… Или нет? На глазах у нас пару раз тормозят легковушки, а один раз фура, подбирая счастливиц с мороза в тепло и негу. Ну, дай вам Бог, девочки, клиентов побогаче и поспокойнее, не залететь и не заразиться в ночь перед светлым Рождеством Христовым…
Юрий достает мобильник
- Аллё, это Алла? Да, это Юрий, можно к вам минут через пятнадцать? Да на ночь. Да, с Аней. Очень хорошо, - ну вот, ближайшее будущее определилось, едем к Алле.
Едем по городу. Юрий велел пристегнуться. Сам жует «Антиполицай», запрыскал рот освежителем. Едет, четко соблюдая правила. Боится гаишников, крысёныш… Похоже, места знакомые… Точно, вот и знакомый отельчик. Подъезжаем. Входим. Портье кивает, как старым знакомым, берет у Юрия ключи от машины, чтобы припарковать её, и просит зайти к Алле.
Поднимаемся, Алла радушно встречает в дверях.
- Добрый вечер, добрый вечер! А я уже заждалась! Беспокоиться стала! Ой, да вы подмерзли! Так, Аня, быстро душ, согреться, помыться, привести себя в порядок. Что за вид при клиенте! Да еще таком! Юрий, рюмочку коньяка! И не отговаривайтесь тем, что за рулем: к утру всё проветрится, а вам нужно согреться! Аня, брысь!
Уфффф, наконец-то благословенный горячий, как лава, душ… Он смывает с меня всю эту вонючую мерзость и разогревает. Похоже, надо еще и выпить, а то заболею. Господи, как не охота, кто бы знал! Ну не люблю я крепкие алкогольные напитки!!!!! А придётся…
Но сначала – докрасна растереться мохнатым полотенцем, восстановить макияж, да, на губы – блеска, так они, как будто, слегка в сперме  (ах, какая я умница, что косичку заплела, хоть причёску не поправлять), духами чуть-чуть за ушками, дезодорантиком – подмышки, чулочки, ошейник, корсетик, теперь пристегнем чулочки к корсетику. Несчастные мои туфли. Как они пережили эти проклятые сугробы и мои в них перемещения и телодвижения? Хоть бы каблуки не отвалились! А пока – обуваем! Вроде стою, не падаю. Ну и пробочку с вибратором на место: дырочки подмыты, а наличие затычек хозяин может и проверить. Он же не давал отмашку их вынимать… Всё, готова, пора, барин ждёт!
Алла в кабинете одна: Юрий уже отправился в номер. Быстренько рассказываю ей о моих сегодняшних приключениях и меморандуме господина, желающего стать моим сутенёром. Алла в курсе: он уже попытался вручить ей за меня не всю сумму, а часть, утверждая, что сам со мной рассчитается. Алла отговорилась тем, что расчет производит хозяин заведения в конце месяца с учетом всех дополнительных затрат, бонусов и штрафов проституток.
- Алла, а кто хозяин-то?
- Вообще-то я, но ему это знать не положено. И не волнуйся, я вас не обдираю: три четверти ваших отчислений идет в милицию и прочие конторы, с которыми надо дружить,  а то прикроют.
А я, в общем, и не волнуюсь. У Аллы мне интереснее не заработки (хотя, конечно, приятно за ночь в койке заработать месячную зарплату), а ощущения… Пожелай я всерьез писей зарабатывать – бросила бы родной вуз. Но свою работу я люблю… Ладно, это лирика, пора идти ноги раздвигать, господин ждать не должен!
Алла в высоких черных сапогах, костюме из черного же латекса, который весьма фривольно обтягивает ее шикарную фигуру, цепляет к ошейнику поводок, я держу в руках свою сумку-самобранку, и мы выдвигаемся к моему повелителю. Он арендовал номер не два часа.
- Ты бы его глаза видела, когда он расплачивался! Убить меня был готов. Или сам сдохнуть! Готовься, сейчас отыгрываться будет!
Являемся. Алла, гордая, как чёрная шахматная королева, я вползаю на четвереньках, сумка в зубах. Господин уже развалился в кресле с бокалом в руке. На нем махровый халат и шлепанцы (явно из Аллиных запасов, помню по её сауне). Согрелся, раскраснелся, благодушен…
Алла передает ему поводок и, сделав чёткий книксен (надо же, где научилась?), выходит. Я ставлю сумку на пол и преданно смотрю в глаза господину: чего изволит? Ну, чего, чего? Понятно, чего!
Халат распахивается, передо мной знакомые обвислее груди с полуседыми зарослями, еще более вислый живот, мой старый знакомый член, который сейчас несколько обвис, крепкие мохнатые ноги с синими склеротическими прожилками у колен и щиколоток…
- Давай, работай! Да, стой, а что там в сумке?
- Сию минуту!
Пред очами хозяина ложатся наручники с ключами, плеть, хлыст, стек, фаллоимитаторы разных размеров, тюбики с анальной и вагинальной смазками, и некоторые другие приспособления, которые должна иметь при себе каждая приличная девушка. Работая в борделе. Да, в общем, и в семейной жизни это не мешает и даже наоборот…
Взор господина маслится. Но ему не всё понятно.
- Это что?
- Анальные бусы, господин!
- Покажи?
Показываю. Я люблю эти веселенькие вишневые шарики, соединенные гирляндой. Становлюсь спиной к хозяину, прогибаюсь, отставляю попку, чтобы ему было лучше видно. Смазываю свой шоколадный глазик и первую бусину и аккуратно ввожу ее. Есть, проскочила, за ней вторая, третья, а теперь я им помогу сфинктерами. Четвертая пошла, пятая…
- Ого, как ты их своим очком глотаешь, сейчас изо рта вылезут!
Господин изволят радоваться! Рабыня счастлива!
Но вот, вся низка во мне, только ниточка свисает из закрывшейся пещерки. Не торопясь тяну ее назад. Ммммммм…. Люблю себя побаловать! А теперь обратно в меня.… И опять назад….
В зеркале над кроватью вижу, что Юрий мечтательно смотрит за моими упражнениями и непринужденно и меланхолически теребит свой пестик.
- Понятно, хвати очко дрочить! А это что за член на веревочке? Для кастратов?
- Это страпон, он для женщин…
- Покажи?
Надеваю страпон. Хороший такой, достойнее, чем достоинство Юрия.
- И кого ты им трахала?
- Иногда бывает клиент-женщина. Тогда – или я её, или она меня, или по очереди. А иногда просят мужчины…
- Ааааа, так ты еще и мужиков петушила???
Скромно туплю глаза, мне очень прискорбно и стыдно…
- Понятно, снимай, ползи сюда и пососи мне!
Снимаю страпон, ползу сосать. Теперь он еще мне и за поруганных бисексуалов мстить собрался! Жертва комплексов неполноценности!
На этот раз он держит меня за волосы и начинает грубо трахать прямо в глотку.
- На тебе, сучка, на, на! Мужиков трахала, да? На, соси!
Его член возрождается, явно пытаясь достичь размеров страпона.
- В зад мужиков петушила, заррраза! Ща я тебе отпетушу!
Ага, значит, анал мне обеспечен. Вот и хорошо, а то я соскучилась уже!
Борьба с моими гландами внезапно завершается. Так же за волосы он тащит меня к кровати, бросает ничком и торопливо приковывает к спинке. Оглядывает реквизиты, ага, нашел! Глаза мои закрывает плотная повязка. Так, что мы еще придумаем. Ух ты, сам разобрался! К соскам и срамным губкам он крепит зажимы, соединенные цепочками, изымает из ануса пробку, из моего персика – вибратор. И тут – surprise! Вибратор не зря трудился, сажая батарейки, я уже давно еле сдерживалась, и тут выдаю такой фонтанчик!
Лучше бы он это фотографировал!
Юрий ошеломлен:
- Ты что?
- Простите господин, но этот вибратор… И вы сегодня так великолепны… Я не сдержалась… Вылизать?
- Нет, стой, щас! Что, бишь, я хотел? Аааааа!
- Ой!
- Терпи, сучка! Это за все! За то, что ты королевой ходила, за то, что так жопой вертела, за то, что я полтора года на тебя слюни пускал, а когда жену трахал – тебя представлял, зато, что шлюха на самом деле, за то, что мужиков трахала, за…
Хлесткие удары осыпают мои булочки и попадают по моему персику. Который от них начинает набухать и становиться всё более призывным на вид. Я, не имея права орать, томно повизгиваю и постанываю. Хоть бы не озверел – ведь так и в больницу попасть можно.… А так, ожидание каждого нового удара, точки, в которую он будет направлен, полная беспомощность… Ммммммм… Я начинаю подтекать.… А он не замечает…
- Аааааа, визжишь сучка, стонешь! Погоди, это только начало!
Господи, только не хлыст! Но нет, куда лучше! Порка заканчивается и в зад требовательно тычется хозяйский конец.
- Блин! Расслабь булки!
- Господин, на столе в розовом тюбике – анальная смазка! С ней легче пойдёт!
- Точно!
Со смазкой, да еще после пробки и Вованова анала все пойдёт, хоть швеллер, а уж Юрино достоинство… С мощным хэканьем, словно рубя дрова, он начинает трудиться над моей попочкой. Хотя, какой попочкой, это уже чистой воды жопа, в лучшем случае – задница! Хорошо хоть он по ней не шлёпает по это дурацкой мужской привычке! Его руки заняты моими сиськами. Вот дорвался! Ощущение того, что я в полной его власти, эти наглые лапы, мнущие мои груди, этот член, шурующий у меня в анусе, эти зажимы, впившиеся в мои соски и писечку, всё это дико возбуждает! Я старательно подмахиваю и повизгиваю от нахлынувшего тихого женского счастья… Что это? Я же вынула вибратор? Что это шурует в моем бутончике? Гладкое, твердое, но округлое? Конфигурация явно не члена и не страпона, но чем это он меня трахает?  Похоже на рукоять плети… Здорово Мне это подходит… Тот самый размер…
Кстати, а что это за любопытное ощущение? Ааааа, мы теперь сторонники защищенного секса! Резиночку из коллекции Аньки-дырки позаимствовали! С пупырышками и привкусом банана! Умнеем! Задумались о последствиях!
Ой, мне сейчас не до его последствий... Ой, хорошо-то как! Ой, господин, милый, пожалуйста, не останавливайтесь… Еще, еще, ещееооооуууу! Мммммм, какое блаженство – анальный оргазм…
С хрипом кончает Юрий… Оба валимся на кровать… Дышим шумно, как два тюленя…
Вот он зашевелился, встал, отошел. Зачем? Пьёт! я не вижу этого, но слышу характерные звуки и представляю. Так пьют что-то холодное, освежающее. А я тоже хочу.  У Аллы я выпила рюмочку бренди, чтобы согреться, до этого меня поили водкой – я вся высушена. Пить! Пииить!! Пииииииииииииииииииить!!!! Похоже, я забылась и выдала свое пожелание в эфир…
- Пить хочешь, дырка?
- Да, господин, милый, пожалуйста!
- Вылижи мне жопу, яйца и член!
- Конечно, сию секунду, только как?
Ведь я все еще прикована к спинке кровати, да еще и глаза плотно прикрыты повязкой.
Сопя, обдавая меня запахами пота и мужских выделений, попукивая, мой самец проползает прямо по мне и отмыкает наручники. Вслед за этим с моих глаз снимается повязка.
- Давай, лижи!
Господин стоит раком на кровати, а я ползаю вокруг него и старательно вылизываю его анус, окрестности ануса, яички, ствол, головку… Это не так-то легко языком, который совсем сухой и по ощущениям огромный и жесткий, как наждак. Но вот на члене его семя, оно влажное, хоть какое-то питье! Да и попа потная, нечего брезговать!
- Эй, дырка, попей этого! Открой рот, закрой глаза!
Послушно и доверчиво, как в детстве в садике закрываю глаза и открываю рот, сейчас напьюсь! Что это?
- Гыыыыыы!!!!
Он сливает в меня свое семя из презерватива. Ну, не попью, так поем, это калорийно…
- Сучка, на пол, раком!
Принимаю предложенную позу, и милостивый барин ставит передо мной тарелку, в которую наливает минералку
- Пей, и помни, кто наливал!
- Спасибо, милый господин!
Я пью, а он вдруг срывается, пристраивается сзади и снова пихает свой еще не отошедший от анал орган в мою девочку. Тот выпадает, но Юрий настойчив, пихает и раз, и два, и его обвисшая сосиска начинает потихоньку превращаться в колбасу. Точно что-то такое пил стимулирующее!
- Ты пей, дырка, пей, не бойся! Ты теперь всегда так пить будешь. И есть. А я тебя трахать! Ммммм, какая попка! И хлестко шлепает! Я уже все допила и усердно подмахиваю, страстно постанывая, а на шлепок отзываюсь призывным взвизгом. Юрий рычит! Потом спохватывается, вынимает из меня свое сокровище, нелепо раскорячившись подбегает к столику, хватает яркую коробочку и торопливо нацепляет презерватив. Зелененький. С гофре. И ароматом яблока. Тот самый цвет, тот самый размер, входит и выходит. Гофре доставляет мне массу дополнительных приятных ощущений, и мои жеманные постанывания и повизгивания становятся еще более искренними. Давай, самец, сделай меня! Вот только самец уже не тот, измельчал самец. Я не успеваю приблизиться к заветному пределу, а он уже  хриплым рыком судорожно кончает и его ослабевший писюнчик (иначе не назовешь) выскальзывает из меня.
Всё, спекся! Плюхнулся на кровать и хрипит
- Класс, как я тебя! Теперь я часто буду тебя трахать, готовься! А еще будешь трахаться с другими мужиками, а я - смотреть! Мы еще к тебе камеры поставим, записывать будем порнушку с тобой! А камеры купим на баксы, твоей же пиздой заработанные! И жопой!
Ну, пошли опять светлые мечты и смелые прожекты… Пора гасить, пожалуй…
- Юрий Алексеевич, а если я всё-таки откажусь?
- Чтоооооооооооооооооооооо?????????? Ты, дырка, нюх потеряла? Пожалуй, сегодня же у Васьки узнаю e-mail твоего сынули и пошлю ему пару фоточек!
- Каких, не этих ли?
Перед носом разъяренного самца два художественных фото формата А3, на которых он во всей своей красе изображен в фас и в профиль, лицо не спутаешь, вонзая свой торчун в некую черноволосую фею, лица которой, как раз, не видно…
- А, что подумает и сделает Катя, получив по почте ЭТИ фото? Кажется, она хозяйка вашего магазинчика? И на неё оформлена ваша машина?  И не она ли грозилась кое кому кое что оборвать и выгнать из дому за постоянное кобелячество? (Ничего личного, Катя сама делилась со мной семейными проблемами на последнем родительском собрании).
Он пытается вырвать фото…
- На, возьми, я себе еще напечатаю! Позвони ко Сёме, поинтересуйся, где у него флешка со вчерашней фотосессией!
- Ссссссучкаааааа!!!! Шалавааа!!! Убьюююууууу!!!
- И что у нас за шум?
В дверях, грозная и прекрасная в строгом деловом костюме – Алла. За спиной у неё парочка таких монстров в сером зимнем камуфляже с воинственными нашивками, шевронами и прочими лычками, что мне становится неуютно. Юрий пялится на них, глаза – как у рака, вот-вот со стебельков опадут
- Хулиганство, угроза физической расправой, шантаж, вымогательство, принуждение к проституции… Я ничего не забыла? Да еще и издевательства над моей знакомой в моем отеле… Вы не слишком увлеклись, Юрий Алексеевич?
Молчит хомяк, только дышит тяжело и смотрит с ненавистью.
- Может, показать вам видео, где все ваши подвиги зафиксированы? Или, как предлагает Анна Владимировна послать фотографии и некоторые фрагменты той же видеозаписи вашей супруге?
Поверженный колосс издает слабый писк и всячески демонстрирует свое нежелание подобного развития событий и полную лояльность.
- У вас имеются какие-либо претензии к Анне Владимировне?
Претензий явно нет.
- Вы все еще хотите делиться подробностями ее интимной жизни и распускать о ней вздорные слухи?
Оказывается, делиться он даже и не мечтал, а распускать – тем более.
- Анна Владимировна, у вас имеются пожелания
- Ах, Алла Андреевна, я так взволнована, так испугана… Мне нужно собраться, но здесь этот мужчина…
- Мальчики, забирайте!
Монстры двигаются к обреченно сжавшемуся Юрию, но у меня иное предложение.
- Нет, достаточно его ненадолго зафиксировать, вот, если надо – протягиваю наручники.
- Мальчики, обеспечьте!
Мальчики приковывают к кровати моего экс-господина, причем кроме моих наручников извлекают еще и свои, растянув Юрия на кровати и прикрепив к спинкам и руки, и ноги..
- Можете пока отдохнуть, спасибо! – командует Алла секьюрити (стоп, блин, какие секьюрити, у них же милицейские погоны, нашивки, кобуры из под ватников торчат). Монстры бесшумно удаляются, тактично прикрыв двери.
- И вот этот дохлый карась тебе угрожал, Солнышко? – Алла, не стесняясь Юрия, откровенно ласкает меня.
- Да, Аллочка! – я отвечаю ей не менее нежными ласками и помогаю избавиться от ее униформы. Костюм ей очень идет, но я соскучилась по натуральным прелестям моей подруги и спасительницы.
- Ого! – не выдерживает дохлый карась.
- А жопе слова не давали! – молниеносно реагирует Алла, столь же молниеносно и безошибочно выбирает среди разложенных мною секс-причиндалов кляп и затыкает моего обидчика.
Какое-то время мы ублажаем друг друга прямо на кровати рядом с поверженным демоном. Наши ласковые язычки, губки и ладошки уже совершенно безошибочно находят друг у дружки точки, доставляющие максимум наслаждения. Томные постанывания, жеманные повизгивания, причмокивание служат прелюдией к дуэту, возвещающему о том, что мы достигли кульминации наслаждения…
У Юрия снова встал.
- Аня, а что мы будем делать с этим жирным слизнем?
- Мы будем делать…. всё! И, для начала, у него уже стоит, а он в последний раз меня не дотрахал, сейчас будем отрабатывать. Но сначала – помучаемся!
И мучаем мы его чисто по-женски. Наши разгоряченные тела нежно-нежно, воздушно касаются его туши, мы ласкаем его саааамыми кончиками сосочков, сааааамыми кончиками язычков, играем язычками в его ушах, мелко целуем наиболее чувствительные части его тела. Он мычит, глаза закатились, член торчит, как египетский обелиск, видно, что вот-вот лопнет от нашего петтинга. Хм, а этого, как раз и не надо, мы только начали играть…
- Алла, он сейчас кончит, а за ним должок!
- Это не проблема, Лапушка!
Она берет собственную подвязочку и ею туго перехватывает мошонку в том месте, где она прилегает к члену.
- Теперь пока не развяжем – не кончит!
Ого! Самец жалобно мычит. Погоди, сейчас зарыдаешь!
Забираюсь на него и неторопливо начинаю вводить в себя его член. Перед этим демонстративно его сжимаю и смотрю, из дырочки на головке ничего не появилось (впрочем, мне и так добрая тётя-венеролог дала полное уверение в моём добром здравии, но он-то об этом не знает).
- Анечка, - медовым голоском интересуется Алла – а тебя врач давно осматривал?
- Недавно, 29го! – нагло вру я.
Живот подопытного начинает подозрительно часто колыхаться, дыхание учащается, он издает некие писки.
- А сколько потом у тебя клиентов было?
- Ой, не помню! Сегодня четверо с этим вот, вчера – тоже четверо, позавчера… не помню…- о том, что до позавчера клиентов вообще не было, тактично умалчиваю…
- Ну, смотри, я после тебя на него резинку нацеплю!
- Цепляй, конечно, Заинька! Я вовсе не хочу, чтобы ты какую-нибудь гадость подцепила!
Ага, гаденыш, трахавший меня вчера вместе с дружками без резинок, испытывает явственные страдания… А как я себя после вас, свиней, чувствовала? Помни, гад, что каким бы и с кем бы ни был секс, он должен быть защищённым!
Но, это все лирика, я должна получить с этого хмыря должок – оргазм! Лучше – два! И начинаю скачку, всячески стараюсь попасть на этот сук своей заветной жилкой. Алла, золото моё, ласкает мне грудь своими волшебными ладошками, целует в шейку, покусывает ушки, шалит язычком… Интересно, от чего я быстрее кончу? Эй, козлик, а ты чего бревном лежишь, давай, работай, я на тебя сколько пахала? Заработал, куда денется! Ну, давай, давай, хорошо, очень хорошо, замечательно! Еще немного, и я начну тебя прощать! Мы, бабы, существа жалостливые… Ага, вот сейчас, еще, ешеееееееееее!!!!! Умммммммммммсссссс!!!!!!!!!!!
Отваливаюсь в блаженной истоме, а на суку Юрия меня сменяет истомившаяся Алла. Она демонстративно цепляет на него презерватив и начинает свою скачку… Как она грациозна, как лихо его имеет… Я устала, но подругу надо поддержать… Теперь  мои ладошки ласкают её сисечки, мой язычок бесчинствует в ее ушке, мои зубки это ушко покусывают, мои губки ласкают эту стройную шейку…
Алла тяжело дышит, тело под ней стонет, кровать под нами скрипит… Вот и она с удовлетворенным тихим  «Ахххх…!!!» отваливается прямо на меня…
А теперь – салют! Развязываю Аллину подвязку на яйцах свергнутого повелителя и одновременно сильно сжимаю эти яйца…
Как он взвыыыыыылллл!!!! Мммммммммммммммм!!!! Это тебе за всё хорошее, котик! А теперь, последний штрих мастера: я сдергиваю с него кондом, снимаю кляп и в распахнутую пасть сливаю в Юрика его же выделения.
- Приятного аппетита! Правда, вкусно? Мне вот понравилось! И можешь не благодарить.
Как сладка месть! Надо ее завершить так же славно, как начали!
Отстегиваем наручники с левой руки и левой ноги и переваливаем этого тюленя на живот, пристегиваем обратно. Кляп на место! А теперь, получи, фашист, гранату!
- Ты спрашивал, для чего нужен страпон, котик? Тебе было интересно, петушила ли я в нем мужиков? А, может, хочешь узнать, как я их петушила?
Он мычит и начинает смешно извиваться. Ну, ну, если вам не удается избежать изнасилования, лучше расслабиться, и получит удовольствие!
Смазываю страпон и очко недавнего моего хозяина анальной смазкой и, несмотря на все его маневры, вхожу в него. Сначала потихонечку, пусть прочувствует весь процесс в подробностях, вот так, еще, поглубже, есть! Еще раз, и не надо уж так стонать, радуйся, что я этот страпон взяла, есть и побольше! И еще раз, а теперь еще немного, теперь быстрее, и быстрее… Он ноет, скулит, но уже не дергается. Лежит пластом. Сейчас я тебя простимулирую! Ну, как оно, когда с размаха шлепают по заду? Что? А мне тоже было приятно далеко не все и не всегда, когда ты меня имел сам, с дружками и с теми мужиками в заброшенном парке! Продолжаем наше неформальное общение…
- Аня, смотри, он подмахивать начал!
- Оооооо, кукареку, петушок! Рада доставить удовольствие, я добрая!
Все, устала… Предлагаю Алле попользоваться льготной попкой, но у нее иные планы. Она уже заметила следы плети на моих спине, ляжках, попе, и решает посчитаться за подругу. Только… Мамочки, зачем же бич? Но этого мало, перед поркой она засовывает в очко Юрия мою давешнюю анальную пробку. После чего начинается финальная фаза воспитания нехорошего человека. Она чем-то напоминает известный эпизод из фильма «Операция Ы», только вместо студента – прекрасная дама, а вместо алкаша-пятнадцатисуточника – новый русский. Ну и вместо розги хлыст. Во избежание неприятностей с законом тыльная сторона Юрия покрыта мокрой простыней: чувствует все, а следов не будет… Как он визжал… Позор, я пищала куда тише. А еще мужик…
Всё. The end of the show! Мы с Аллой деваемся, приводим себя в порядок, собираем мой реквизит, раскиданный по всей комнате. Мой костюм весьма скуден, но добрая хозяйка приносит чудный мягкий теплый свитер, шерстяные рейтузы, носки и сапожки. Все в самый раз. Заходят давешние мальчики. Юрий отстегнут, одет, обут. Под присмотром мальчиков он подписывает некий документ, гарантирующий меня от его дальнейших поползновений в мой адрес и очернения моего честного имени. Для закрепления урока Алла в своем кабинете демонстрирует ему видеозапись нашего с ним недавнего времяпровождения. Что? Да, все номера в отельчике Аллы оказались снабжены системой слежения во избежание всяких нештатных ситуаций. Финита ля комедия! В администраторской мы с Аллой поднимаем по бокалу за светлое Рождество Христово!
Так что, выпуталась я… После этого случая я стала поосторожнее. Надолго ли меня хватит?

Ночь перед рождеством. Часть 1
Ночь перед рождеством. Часть 2
Ночь перед рождеством. Часть 3

(продолжение следует)

Автор: В.М. Email: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

Мой, сука, персидский кот, устроил на моем, сука, персидском ковре, сука, персидский залив!

Последние новости

Обласканный женским вниманием.Часть 3.После такого безбашенного секса...

Статистика