Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.25 (4 Votes)

Когда муж сказал Арине, что у нее теперь начнется новая жизнь, она еще не поняла — насколько новая. Укладываясь на свое законное место в ногах у мужа, женщина вспоминала все, что случилось с ней после того, как она отдавалась в стрипклубе любому, кто бы ее ни пожелал...

Тогда, придя домой и без сил съехав спиной по стене, она, практически уничтоженная своим грехопадением, увидела в объятиях обнаженного мужа такую же обнаженную подругу, вышедших в прихожую. Но как ей было протестовать, если ее только что драли во все дырки все, кому не лень? Самоуничижения добавляло то, что она получала от всего этого неимоверное наслаждение. Арине, всегда считающей себя выше какой-либо грязи, пришлось терпеть заигрывания мужа с подругой, заигрывания, прямые, как фонарный столб: Денис без прикрас тискал ее вызывающе торчащие сиськи, а иногда принимался незамысловато трахать подругу пальцами между услужливо разведенными бедрами. Член мужа торчал, а на нем покоилась ладонь Ольги, нетерпеливо теребящая жесткую плоть. Это тоже приходилось униженно терпеть. А что было делать? Собственных средств на шикарную жизнь у Арины не было, все попытки получить вторую специальность провалились, да и унижение, испытанное ею в стрипклубе, ощущение вины и грехопадения не позволяло возразить даже взглядом. Ко всему прочему только что многократно оттраханная женщина с ужасом и стыдом поняла, что она хочет опять, хочет вот этот прекрасный хуй, по которому игриво елозили пальчики подруги. Если не в нижние дырочки, то хотя бы отсосать, получить этот инструмент в рот... Заходясь во внутреннем крике протеста, Арина унижено об этом и попросила, и едва не застонала от осознания собственной развращенности, когда муж оказался не против.

Вот тогда-то Денис и сказал: «Что ж, публичная шлюха, у тебя начинается новая жизнь». Оскорбление Арина проглотила молча, хотя еще пару дней назад заставила бы любого вымаливать прощение за такие слова на коленях. Еще бы! Выглядящая как ангелочек — с длинными вьющимися волосами, точеным носиком, огромными невинными голубыми глазами, со стройной, изящной фигуркой, с тонкой талией, длинными ножками и крепкой аккуратной грудью второго размера, Арина была воплощением женственности и беспорочности. Чистенькая, благовоспитанная женщина, вышедшая замуж за такого парня, который был вполне достойной партией. Слова «публичная шлюха» ну никак не могли относится к ней... По крайней мере до прошлого вечера... Но зато теперь в полной мере это — про нее... К тому же, тогда, вчерашним вечером, Арина была готова, чтобы ее называли и «блядью» прямо в лицо, лишь бы позволили заполучить горячий член хотя бы в ротик! Она даже немного позлорадствовала, что Ольга недовольно скривилась, когда муж, продолжая обнимать ее за талию, сделал шаг вперед. Но тут же все мысли полностью смыло ощущение ткнувшегося в губы горячего члена. Арина поспешно открыла ротик, пропуская багровую головку внутрь и, закрыв глаза, стала самозабвенно отсасывать, помогая себе рукой.

— Ну, все-все! Достаточно! А то мне ничего не достанется! — послышался насмешливый голос Ольги. — А то, ишь, присосалась.

Арина с сожалением разомкнула губы и выпустила из цепких пальчиков член мужа. Но возражать не посмела. Ей, «публичной шлюхе», невозможно возражать, даже если хочется вот так сосать и сосать собственному мужу, чуть презрительно усмехающемуся на ее утробные стоны, рвущиеся из горла только от того, что губы скользят по мужскому половому органу.

— Прими душ и приходи в спальню, я солью тебе в рот в конце.

Арина стояла под горячими струями душа недолго, хотя ей и хотелось смыть всю грязь того вечера. Все эти следы от лап мужиков, беззастенчиво тискавших ее грудки и попку. Все следы подсохшей спермы, оставшейся после того как ее неоднократно окатывали ею. И наконец, все последствия от проникновений. Глубоко подмываясь, девушка с ужасом поняла, что даже не знает, хотела бы она, чтобы этого ужасного вечера никогда с ней не приключалось. Или все же она шла к нему всю свою жизнь, втайне от себя собой желая ложиться под любого пожелавшего этого. Но надо было спешить. Вдруг муж с новой партнершей, да еще после ее плотного минета, быстро захочет разрядиться, а ее ротика не будет к его услугам?

Арина не стала одеваться, боясь вызвать раздражение мужа, и голой прошла в спальню. Втайне от себя она надеялась, что Денис соблазнится ее обнаженной фигуркой и все же трахнет, хотя было понятно, что он считает ее грязной шлюхой, и вряд ли ее ждет что-нибудь кроме отсоса. И как поняла с ужасом Арина, она хотела мужчину даже так — в рот без сантиментов.

Происходящее в спальне заставило ее застонать от ревности и безысходности. Ее Денис любил на их широком ложе Ольгу, ее подругу. Именно любил. Она лежала под ним с широко раздвинутыми ногами, а он неспешно двигался в ней, иногда целуя за ушком, а иногда сгибаясь и теребя губами сосок высокой груди, подставляемой с томным стоном под его рот. Пальцы подруги нежно ерошили короткие волосы мужа на затылке, а сама она игриво прогибалась и довольно мурлыкала. И Арина поняла, что ей уже никогда не светит предстать в роли женщины, которую ублажает мужчина. Наоборот, ее удел отныне — быть станком для ебли, которому не пристало рассуждать, как и куда в него запихивают член. Это еще если муж вообще позволит.

На нее обратили внимание. Денис приказал устроиться на полу у постели и ждать команды, и Арина, не смея перечить, села на колени, чуть склонив голову, чтобы жадно наблюдать, как двигается ствол ее мужа в плену растянутых нежных складок. Это было ужасно — страстно желать, чтобы этот хуй так же, а то и гораздо более резво двигался не у подруги во влагалище, а в ее... в ЕЕ влагалище!!! ... И в то же время кривиться от отвращения, слушая страстное воркование любовников, превозносящих друг друга, и сгорать если не от ревности (на которую она, как «публичная шлюха», уже не имела права), то от чувства несправедливости — Ольга вскрикивает и стонет от удовольствия, обнимает мужа ногами и ее ласкают губы Дениса, путешествующие по всем чувствительным местечкам, а она сидит, жалкая и брошенная, на полу, имея право только наблюдать за чужим удовольствием.

— Я хочу сверху, — раздался томный, чуть капризный голосок Ольги. Как же, она могла проявлять инициативу и получать то, что хочется!

Муж перевернулся на спину.

— О! Как это я забыл про нашу шлюшку? — весело сказал Денис, наблюдая как голубоглазый взгляд жены с вожделением останавливается на его подрагивающем, влажном от соков Ольги, члене. — Что, очень хочется пососать?

— Пожалуйста! — простонала Арина, понимая, что сгорает от унижения, ведь ей приходится просить Дениса, чтобы он дал ей в рот после того, как любовно пользовал возбужденную донельзя подругу — вон сколько та напустила на простынь под чужим мужем!

— Зачем тебе эта грязная подстилка? — капризно надула губки Ольга. — Давай уж я поласкаю ротиком твоего могучего красавца.

— Почему бы и нет? — усмехнулся Денис. — Пусть она только почистит губами и языком моего «Дениску»... Давай, шлюшка, ты, надеюсь, поняла, что надо делать? И быстренько, не видишь, моя любимая тоже хочет ИМ заняться.

Его рука одновременно путешествовала по влажным складкам Ольги, по-прежнему раскинувшейся на их постели. Самое противным было то, что подруга благодарно постанывала и даже положила свою кисть на руку мужа и нежно ее гладила, словно благодаря за даримую им ласку.

Но времени переживать из-за этих интимных нежных прикосновений не было, надо было делать то, что приказано. Арина быстро взобралась на ложе и, устроившись между широко расставленными ногами Дениса, насадилась на член ртом. Однако к ее разочарованию сосать ей не позволили.

— Не сосать. А вычистить! — услышала она окрик мужа и, чуть не плача от обиды, принялась языком убирать следы любовных утех того с собственной подругой.

Арина еще надеялась, что когда она выполнит указание, ей позволят еще немного пососать («хоть немножечко! «), но едва она уже вознамерилась, даже не смотря на страх вызвать недовольство мужа, накрыть ртом такую желанную головку, как Денис схватил ее за волосы и рванул голову набок и вверх, так, что затрещали шейные позвонки. Арина заморгала, глотая слезы от обиды и унижения — было неудобно стоять в коленопреклоненной позе с неестественно вывернутой шеей. Она ощущала себя настоящей подстилкой — наверняка вокруг губ размазана помада вместе с остатками слюны и смазки подруги.

— А ты не хочешь попробовать женский ротик? — спросил Денис, одновременно, как смогла краем глаза рассмотреть Арина, широко раскрывая складки влагалища Ольги. Та ухнула от этой грубоватой ласки и, задыхаясь, ответила:

— Я даже не знаю. — А потом она кокетливо прогнулась, стараясь полнее ощутить жесткие мужские пальцы между ног. — Только если ты этого хочешь, любимый.

Арина с ужасом хотела возразить, но в этот момент муж без пиетета рванул за волосы, перетаскивая между широко раздвинутых ног Ольги, а в следующее момент ее буквально вжали лицом в промежность. Носиком и щекой Арина ощутила, какой мокрой была подруга стараниями мужа. А тому этого было мало, и он несколько раз мазнул мордашкой по раскрытому влагалищу. Ольга взвизгнула и надула губки:

— Полегче, милый, мне так больно.

Да, подруге можно было возразить, если ее что-то не устраивало, а вот Арине, не смотря на то, что ее как следует повозили лицом по чужой раскрывшейся и влажной щелке — нет. Во всяком случае, она боялась вызывать раздражения мужа и когда он, сюсюкая, отпустил ее волосы и принялся целовать Ольгу, пришлось запустить язычок вглубь.

— Оу, — оторвалась от мужских губ подруга, обратив внимания, как порхает язычок между раздвинутых ног, — а неплохо! Вот знает же, как и что делать! А может так у мужиков насосалась, что и женщину ублажить может?

— Хотя, по сути разные вещи совершенно! — послышался смешок Дениса.

Арина, посасывающая набухшие губки подруги, зажмурилась от очередного унижения. По всему выходило, что она увлеклась... То ли от того, что ей позволили если не сосать мужской член, так хотя бы лизать и трахать язычком женское влагалище, то ли от того, что в этом влагалище был настоящий, желанный, горячий и толстый хуй...

— Ну ладно, достаточно! — приказал Денис, и пришлось снова спускаться с постели, чтобы наблюдать, как Ольга уверенно занимает ее место между ног мужа и принимается увлеченно ему сосать. Арина непроизвольно сглатывала и делала автоматические движения губами, словно толстый стержень был в ее ротике, а не Ольгином.

А когда подруга, наконец, оторвалась от члена мужа и перекинула ногу через его тело, Арина судорожно вздохнула. Она лихорадочно следила, как Ольга вцепляется в толстый ствол наманикюренными пальчиками и принимается под собственные полустоны водить разбухшей головке по сминаемым нежным складкам. Все было прекрасно видно, казалось, различалось даже биение жилки на притягательном половом органе. Но, увы, это не в нее, невероятно растягивая нежные губки, входил толстый член. Подруга, едва не мурлыкая, не спешила. Она раскачивала бедрами, принимая жесткое мужское достоинство понемножку, миллиметр за миллиметром, словно наслаждаясь сладкой пыткой, пока Денис не схватил ее за бедра и разом не насадил на свой кол. Это было нечто — представить, как мощно и жестко врывается твердый член внутрь, едва не разрывая влагалище и упираясь во что-то так глубоко... доставая едва не ли не до сердца... И одновременно только лишь наблюдать во всех подробностях, как это сокровище пронзает не ее, а подругу.

Арина едва не взвыла от зависти, а Ольга между тем принялась скакать на члене Дениса, вскрикивая при особенно глубоких проникновениях, едва не садясь на яйца и отчетливо подрагивая колечком ануса.

Пытка продолжалась долго — муж трахал Ольгу во всех позах, то наяривая ее с нешуточным пылом, отчего та едва не кричала, то любовно целуя и лаская ее тело — лопатки, когда подруга стояла раком, соски, когда сидела верхом, и, наконец, губы, подмяв под себя. Непонятно, что было хуже — мучиться от острой неудовлетворенности, лишь наблюдая, как жестко дерут на ее глазах не ее, а другую женщину, или беспомощно ревновать, следя, как муж нежно, с любовью ласкает собственную подругу, неторопливо скользя внутри... Но не в ее силах было остановить это (а хотелось и вовсе унизительного — присоединиться, чтобы, вот так же, то постанывать под ласковыми пальцами и губами, то кричать от буйной страсти), слишком уничтожающе позорное падение было до этого, когда уже муж мог наблюдать за тем, как имели по-всякому разные мужчины...

Наконец, со стороны постели раздались вовсе безобразные вопли — Ольга кончила, извиваясь под Денисом и царапая его плечи длинными ногтями. Вспыхнула надежда, что муж, который пока не кончил, сейчас займется ею. Так и произошло, хотя вышло несколько иначе, чем рисовалось во взбудораженном воображении.

Денис встал с Ольги и подошел, подняв жену с корточек за волосы, а потом попросту засунул член ей в рот... Походя, словно выбрасывал пустой стаканчик из-под кофе в мусорницу... Чувствуя себя куклой, которой пользуются только, чтобы разрядиться, Арина тем не менее принялась увлеченно отсасывать, стараясь успеть насладиться твердым инструментом. Хоть что-то! Пускай муж уже готов выплеснуть сперму, пускай ее рот используют почти как презерватив, чтобы потом выбросить на помойку, но эти короткие мгновения подарили хоть какое-то удовлетворение.

Впрочем, Денис немного придержал жену за волосы, когда она чересчур увлеченно заработала головкой.

— Посмотри на меня! — приказал он.

Арина послушно подняла взгляд, немного покраснев от стыда. Все же трудно встречаться глазами с человеком, походя использующим ее рот для своих надобностей.

— Нравится сосать, шлюха?... Моргни, если это так!

Арина на мгновение прикрыла пушистыми ресницами глаза, униженно подтверждая и то, что ей нравится сосать, и то, что она, чистая и непорочная еще вчера, согласна, чтобы ее называли как угодно, только бы обеспечивали членами. Она пока не поняла, нравится ли ей, вот так, неспешно и ласково терзать кончиком язычка внутри рта раздувшуюся головку, или все же хочется, чтобы оттрахали в рот со всего размаха. Первое было хорошо тем, что пока продолжалось, второе быстро бы кончилось, но ведь ее ебали бы! Хотя бы в рот...

— Трахаться хочешь?

Арина вновь согласно моргнула, смиренно посасывая член и стараясь не подать виду. Что эти слова ее обнадежили. Но муж продолжал:

— И первому встречному дать не против?

Пушистые ресницы вновь дрогнули.

— И отсосешь с усердием?

Арина вновь утвердительно опустила ресницы, с ужасом осознавая, что так и есть: она готова и сосать и давать любому, кто предъявит на нее права.

— Ну, ты и блядь! — покачал головой муж с плохо скрываемым презрением, а потом, собрав волосы в кулак, принялся трахать услужливо раскрытый ротик, с каждым ударом пропихивая член все глубже в глотку.

— Завтра посмотрим... — прохрипел муж, накачивая спермой Арину, казалось, прямо в желудок. — Будешь давать тому, на кого я укажу. Сразу, без разговоров и рассуждений!

Арина вновь подняла опущенный было взгляд и согласно заморгала, боясь, что Денис передумает. Она уже без приказаний, понимая свое место и предназначение, тщательно вычистила язычком и губами член, не обращая внимания на капризные призывы Ольги: та хотела прижаться к ее мужу и так заснуть.

— Ложись в ногах, — приказал Арине муж, прежде чем заключить в объятия Ольгу. — Будешь спать там, кровать большая, и твой рот всегда будет для моей кончины... Ммм... какая же ты сладенькая была, — последнее уже относилась к Ольге, игриво улыбающейся, и женщина поняла, что ей вряд ли теперь стоит надеяться услышать такие слова в свой адрес.

Свет погас и Арина, униженно полезла на то место, которое отныне уготовил для нее Денис ..

Но той ночью все еще не кончилось. Когда муж с Ольгой перестали ворковать, Арина, изнывающая от пожара между ног, вдруг почувствовала, как ее груди коснулась мужская нога. Она едва не взвыла от унижения, но и благодарности — муж большим пальцем потеребил набухший сосок. Вторая нога уперлась в живот. Арина понадеялась, что это разрешение... На что разрешение, она еще не поняла, заливаемая волнами неземного наслаждения, которое испытывала только от того, что муж хотя бы ногами соизволил прикоснуться к ее телу. Она чуть подтянулась и, скрючившись, подставила промежность под пошевеливающиеся пальцы. Как ни стыдно было лежать вот так — с чуть раздвинутыми ногами, между которыми вальяжно распоряжались текущим влагалищем мужские пальцы, давить зарождающиеся стоны (вдруг Ольге не понравится происходящее, и Денис прекратит свои унизительные по сути, но столь вожделенные ласки), осознавать, что ее место теперь вот здесь — в ногах у мужа и его любовницы, но одновременно Арина испытывала ни с чем несравнимое удовольствие и благодарность, что ее промежности касается хоть что-нибудь мужское.

К сожалению, мужу через какое-то время надоело ласкать жену, движения пальцев прекратились, и Арина едва не взвыла от неудовлетворенного желания. Она не знала, заснул ли Денис или нет, но немного поборовшись с собственной неуверенностью и страхом перед недовольством мужа, женщина осторожно взялась за его ногу и провела ступней по изнывающему влагалищу, едва не вскрикнув от пронзившего ее наслаждения. Немного переждав и поняв, что по той или иной причине ей это позволено, она принялась водить пальцами Дениса по мокрым губкам, сопя и глухо постанывая в постель. Одновременно она пыталась тереться соском о другую ногу, пока не стала кончать, хрипя от наслаждения и стараясь делать это негромко, чтобы не разбудить мерно посапывающую подругу.

В какой-то момент вторая нога мужа сдвинулась и оказалась перед лицом. Благодарная за затяжной оргазм, пусть и в такой извращенной и нелепой форме, Арина стала покрывать ее поцелуями, пока муж не нащупал пальцем ее губки и не проник внутрь ротика. Жена быстро поняла, что от нее требуется, и принялась любовно посасывать его пальцы, засовывать язычок между ними и вылизывать всю ногу, одновременно жмурясь от стыда и холодея от осознания падения. Как ни печально было это осознавать, собственные раболепие и покорность еще больше ее заводили, и она кончала без перерыва, чувствуя, как соки текут по второй ноге мужа, обильно увлажняя простынь под бедром.

— Ну, хватит, — услышала, наконец, Арина шепот мужа, не скрывающего презрение, — разошлась, шлюха позорная. Спи давай! Я все думал, когда же ты успокоишься, но ты, походу, можешь продолжать так вечно. Ты неисправима, блядешка. Так что завтра тебя будет ебать каждый встречный. Каждый, ты поняла?

...

Наутро Арина проснулась от того, что муж с Ольгой занимались любовью. Подруга лежала на боку, а сзади пристроился муж, активно двигающий бедрами. Их тела наполовину были скрыты одеялом, но даже рука Дениса, уверенно тискающая пышную грудь, и протяжные томные женские стоны заставили зажмуриться от невероятного осознания абсурдности происходящего.

С утра все произошедшее накануне казалось нереальным, словно сон, и осознание, что ее муж трахает лучшую подругу, заставило заскрежетать зубами... но не решиться возразить: вместе с ревностью пришло желание. Арина поняла, что снова потекла, как последняя шлюха, а от воспоминаний о грубых унизительных словах мужа «тебя будет ебать каждый встречный» ее бросило в жар. Неужели это правда? Неужели это происходит с ней? И муж заставит трахаться с первым встречным? Как это может быть с ней, красивой и недоступной для греха женщиной? Но долго задаваться своими мыслями ей не позволили.

Арина вдруг почувствовала, как ее хватают за волосы и разворачивают лицом в сторону комнаты. Оказывается, муж уже встал, Ольга стонет затухающими стонами, как если бы она только что кончила, а член Дениса, весь в ее соках, покачивается перед носиком... И Арина обреченно поняла, что не в силах сопротивляться соблазну и беспрекословно открыла рот, чтобы в него тут же засунули. На этот раз все было не очень интересно — муж просто наполнил спермой ротик. А потом заставил вылизывать член под ехидные комментарии Ольги, что, мол, если она будет недостаточно усердна, то, может быть, наоборот не позволять ей подставлять пизду под каждый встречный хуй? В голове Арины уже все плыло от близости мужниного члена и собственно желания, распаленного кратковременным минетом и запахом спермы, и она, испугавшись, что угрозы подруги осуществятся, принялась с удвоенной энергией вычищать губами мягчеющий половой орган.

И только тогда, когда небольшой совет между Ольгой и мужем — принимать ли работу, — закончился, ей было позволено отправится в душ, причем было особо указано, чтобы она не смела одеваться. Стоящая на коленях бывшая добропорядочная женщина, послушно выслушала спор о том, хорошо ли потрудились ее губы, вычищая член, чувствуя одновременно, как ее потряхивает от неудовлетворенного желания, а после разрешения подтянулась и, не смея поднять глаза от унижения, направилась в ванную.

Там она попыталась себя поласкать, но быстро поняла, что без мужского участия у нее ничего не получится. Хотя бы такого, какое было ночью. Вспомнив, как муж ласкал ее пальцами ног, Арина покраснела от стыда — как же так можно было унижаться, чтобы извиваться и кончать, когда тебя вот так мимоходом, словно с барского плеча, удовлетворяют ногами?

Выйдя из душа, Арина поежилась от холодка, коснувшегося увлажненной кожи, но в следующий момент ее бросило в жар. В прихожей, помимо мужа и Ольги в ее халатике, присутствовал незнакомый паренек с большой коробкой у ног. Его короткий взгляд обжег занывшие словно от прикосновения соски, пробежался по стройному телу, скользнул по голенькому лобку, вызвав приступ острой неудовлетворенности, а потом парнишка покраснел и опустил взгляд.

Не смотря на опущенный взгляд незнакомца, Арина испытала острое чувство неловкости, ведь все вчерашнее в сртип-клубе казалось нереальной фантазией, а ночные и утренние приключения с собственными мужем и подругой воспринимались, как дурной сон, а тут окончательно проснувшаяся женщина вдруг отчетливо поняла, что предстала перед незнакомым парнем совершенно голой. Она, та, которая никому раньше не позволяла усомниться в своей добропорядочности! Но что она может сделать, если, не смотря на все попытки отгородиться от произошедшего накануне, она понимала, что отныне она — грязная шлюха, доступная и не имеющая права голоса в том, как распоряжаться собственным телом? А муж не разрешал ей одеваться, значит, она не имеет права даже прикрыть интимные места перед незнакомым почти еще мальчиком.

А Денису и этого было мало.

— Видишь, мы с утра заказали по интернету кое-что для тебя, — сказал он, насмешливо глядя на жену. — Заказ был срочным, так что надо дать Ивану щедрые чаевые.

— Какие чаевые? — непонимающе пролепетала Арина, не смея поднять глаза.

— Ну, как какие?... Натуральные! — хохотнул муж. А затем шагнул к жене и положив руку ей на шею с силой толкнул к курьеру так, что она бухнулась перед ним на колени. — Мы с Ольгой решили, что теперь деньгами чаевые давать не будем. Ими, чаевыми, теперь будешь ты...

Арина застыла в шоке, тупо глядя на пах Ивана, который оказался прямо перед ее глазами. Как же так? Как получается, что она стоит на коленях перед незнакомым парнишкой и, по всей видимости, готовится ему сосать? Как получилось, что ею будут расплачиваться вместо чаевых, что она чувствует себя дешевой монеткой? Но к своему стыду женщина осознала, что близость полового акта уже завела ее. Вот он, пах незнакомого парня, остается только раскрыть молнию, и член окажется в ротике, восхитительный горячий и живой член! А может, муж позволит ему еще и трахнуть ее в одну из нижних дырочек? И Арина, кротко вздохнув, подняла руки к молнии, но Иван отшатнулся, рижавшись спиной к двери:

— Я так не могу!... Зачем вы так с ней?..

— Да она шлюха! Ей это нравится! А ты, шлюха, не видишь, что Иван стесняется? Умоляй его, а то так и останешься без члена.

Сгорая от унижения, что ей приходится проделывать такое, Арина подползла на коленях к парнишке и пробормотала, не поднимая глаз:

— Пожалуйста, позвольте мне оформить чаевые для вас!

— Не может быть, чтобы такая женщина была шлюхой и позволяла так с собой обращаться, — Иван еще сражался с робкими попытками расстегнуть себе ширинку.

— Мы же говорим, — вмешалась Ольга, вовсю усмехавшаяся, судя по голосу, — ей это нравится. А ты проверь, наверняка сучка уже потекла только от того, что ей предстоит сосать у тебя.

— А можно? — неуверенно спросил Иван.

— Проверьте, пожалуйста, я полностью готова к вам, — пролепетала Арина, широко расставив колени и прогибаясь так, что уперлась ладонями в пятки сзади, и лелея надежду, что сейчас мужские пальцы скользнут по голенькому лобку и потрогают ее между бедер.

— Ух-ты, вы и правда вся мокрая!

Арина застонала от стыда и наслаждения... Стыда потому, что незнакомый мужчина деловито проверял, насколько она потекла в преддверии его члена, и наслаждения потому, что, не взирая на абсурдность ситуации, мужские пальцы, мнущие болезненно чувствительные нижние губки и даже иногда пробирающиеся в глубину, заставляли вздрагивать всем телом и постанывать.

— Так чё, вы... это... в рот у меня хотите взять? — все еще недоверчиво спросил парень.

— Хочу... Хочет-хочет, — почти в один голос ответили Арина и Ольга, а муж уничижительно добавил:

— Смотри, с нее между ног уже на пол капает!

— А вы... это... присутствовать будете?

— Нам же надо, — усмехнулась Ольга, игриво прижимаясь к Денису, — проконтролировать, насколько прилежно эта шлюха отработает твои чаевые.

— И потом, — улыбнулся Денис, — она настолько развратна, что наблюдение за ее похотливой сущностью просто приводит в восхищение. Так что выбирай — или при нас, или остаешься без маленькой премии.

— Ну, и ладно... Никогда не прощу себе, если не дам в рот такой телке.

Арина, по-прежнему стоящая перед Иваном на коленях, покорно ожидала своей участи, хотя и чувствовала себя неуютно — уже и Иван, в глазах которого поначалу читалась восхищение и уважение перед нею, как красивой, элегантной женщиной, сейчас называл ее «телкой» и только и думал, как бы ей засунуть. Впрочем, как бы это ужасно не звучало, она была только «за», переживая больше, не придется ли ей только сосать...

Но любые переживания вмиг улетучились, едва курьер со словами «Ну, в общем, давай... « расстегнул ширинку и выпростал наружу член в еще полувставшем состоянии. Арина восхищенно ухнула и вобрала открывающуюся головку в губы. Ее даже почти не волновало, что за процессом наблюдает муж с Ольгой, переместившиеся поближе и теперь наблюдающие за ней сбоку.

Член в ротике очень быстро приобрел восхитительную твердость и величину, Иван уже вовсю постанывал, но Арине самостоятельно наслаждаться мужским половым органом не позволили. Ольга, которую все происходящее изрядно веселило, принялась активно руководить процессом. По ее приказанию Арина то ласкала головку язычком, то лизала яйца, то брала за щеку, то глубоко заглатывала головку, а иногда ее бесцеремонно хватали за волосы и трахали ее головой толстый член. Арина протестовать не смела, даже когда слышала в такие моменты слышала, как подруга приговаривает с издевкой: «Без труда не вытащишь и рыбку из пруда!... Чем глубже заглотишь, тем лучше!...»

Наконец Иван, ухавший каждый раз, когда его головка сдавливалась узким горлышком, прохрипел:

— Теперь хочу ее сзаду! Вставай, шлюшка, раком!

Парень, по всей видимости, уже совсем освоился и теперь запросто распоряжался своей безотказной партнершей. Арина послушно повернулась к нему попкой, широко расставив колени и наклонившись почти к самому полу, услужливо предоставляя парню свою истекающую соками щелочку.

Взяли ее грубо, без сантиментов засадив по самые яйца. Едва толстый поршень мощным толчком, едва не разрывая влагалище, вонзился внутрь, Арина вскрикнула и принялась неистово кончать, извиваясь на члене и мотая головой так, что вокруг нее взметнулся вихрь светлых волос. А Иван и не думал прекращать обрабатывать ее сзади, из раза в раз насаживая покорное тело за бедра, пока, наконец, не остановился и смачно шлепнул женщину по заду:

— А теперь сама!

Арине в ее положении выбирать не приходилось, и она, по-прежнему вскрикивая от непрекращающихся толчков внутри, стала поддавать попкой в такт шлепкам, которыми ее награждал парень. Иногда он наклонялся и мял ее груди, пребольно щипая за соски, но женщина только попискивала, продолжая раскачивать из стороны в сторону бедрами в сумасшедшем желании ощутить, как ворочается огромный член внутри.

Иван начал кончать неожиданно, выжигая влагалище изнутри горячей спермой. Ее упругие раскаленные толчки еще больше усилили похотливое наслаждение Арины, и она буквально взвыла, насаживаясь на сокращающийся член, чтобы почувствовать его глубже... Еще глубже!... Сильнее!... До самого сердца!... Но к разочарованию женщины продолжать в таком же духе ей не позволили. Парень пребольно вцепился в волосы и жестко потянул на себя, так, что ей пришлось выгнуться до хруста в спине:

— Полегче, детка... Ебанутая... Вот так лучше!..

Арина, чуть обманутая в своих ожиданиях, все равно наслаждалась продолжавшим сокращаться членом, задвинутым в какие-то неимоверные глубины. И пускай ее продолжали тянуть за волосы, ее спина была предельно прогнута, да к тому же Ольга с ехидной улыбкой вцепилась ноготками в ее соски и вытягивала их так, что казалось, груди превратились в два конуса... Все рано из горла рвались мычащие звуки: «Мммм... мммм... мммм... « в такт сокращениям влагалища на все еще вздрагивающем члене, который каплей за каплей продолжал накачивать ее спермой.

— Ну, пока все! — хлопнул в ладоши муж, потрепал жену по закинутой в потолок щеке, словно хвалил пса за принесенные тапочки, отчего Арина преданно взглянула на него, благодарная за то, что разрешил отдаться Ивану. — Ты доволен чаевыми? — обратился он к парню, наконец отпустившему волосы случайной партнерши и теперь застегивающему ширинку.

— Еще как!

— Ну, и отлично. Ты, шлюха, бегом в душ, а потом в гостиную, на примерку.

Арина, осознавшая, что она только что совершила, вскочила на ноги и, задыхаясь от позора, бросилась в ванную, чувствуя, как по внутренней стороне бедер течет сперма незнакомого парнишки, иногда падая смачными шлепками на пол. Дорожка из белесых потеков пролегла до самых дверей в ванную комнату...

...

— Вещички из секс-шопа, которые доставил твой первый сегодняшний ебарь, — сказал муж, когда Арина, не поднимая головы, прошла в гостиную. Краем глаза можно было отметить какие-то яркие шмотки и несколько продолговатых предметов розового цвета.

— Это все для тебя! — Ольга подтолкнула подругу к Денису. — Подойди и расставь ноги пошире, будем наряжать тебя для сегодняшнего дня.

Женщина выполнила, что приказывали, расставив ноги гораздо больше, чем на ширину плеч.

— Понимает, что от нее требуется, шлюшка, — сказал муж и взял один розовых предметов, оказавшимся внушительным вибратором, из основания которого торчал длинный провод с утолщением на конце. Потом он схватил жену за попку и ввел вибратор во влагалище. Сделано это было грубо, без малейшего снисхождения к многострадальной дырочке. Арина вскрикнула и инстинктивно поднялась на цыпочки, насколько ей это позволили широко расставленные ноги и пятерня мужа, ухватившая за задницу. Но не ей же было протестовать... Ей, той, кто снова позорно опустилась до того, чтобы беспрерывно кончать под курьером, всего лишь доставившим заказ...

Женщина только смирилась с огромной игрушкой, до предела растягивающей ее влагалище, как ей приказали повернуться и наклониться. Ее тело пробила крупная дрожь, и догадка, заставившаяся поежиться от страха, реализовалась — муж принялся заталкивать в попку вибратор, никак не меньший по диаметру, чем тот, который распирал первую дырочку. Узкий, не до конца разработанный, анус не хотел пускать инородное тело внутрь, и тогда Денис приказал жене смочить фаллосимитатор слюной. Арине пришлось, сгорая от унижения, брать в рот этот предмет и тщательно его вылизывать на глазах у мужа и посмеивающееся подруги, и лишь после этого тугое колечко пропустило вибратор...

...

Арина посмотрела на себя в зеркало и ахнула. Модные туфли на неимоверной шпильке, чулки в крупную сетку на стройных ножках, не скрытых короткой, чуть расклёшенной, юбочкой самого порнографического вида — край едва прикрывал промежность, и стоило лишь чуть наклониться, как вся промежность оказывалась, как на ладони; белая стрейч-маечка плотно охватывала крепкие груди, словно они были облиты матовой краской, при этом не скрывающей вызывающе проглядывающие темные кружки сосков. Но хуже всего было то, что между бедер, как раз напротив резинки чулок покачивались выносные пульты вибраторов. Их-то муж и включил, едва жена собралась протестовать против того вида, в котором он собирался вывести ее на улицу. Загудевшие в дырочках игрушки тотчас выбили из головки любую мысль о сопротивлении, оставив только одну: «Меня сейчас поведут ебаться!». День только начинался.

PS. Дорогой читатель, если ты добрался до конца истории, не сочти за труд — поставь оценку моему рассказу.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

Вестерн - фильм, в котором задумываются только лошади.

Последние новости

Это было давно, в деревне на летних...

Статистика