Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.50 (1 Vote)

И вот Арина стояла за кулисами и в панике смотрела на трех мужчин с той стороны. Как она здесь оказалась? Что привело ее в этот небольшой частный клуб, где несколько знакомых ей мужчин расслаблялись, комфортно устроившись на мягких диванах? Еще несколько «купе», занятых другими посетителями, молодую женщину волновали чуть меньше...

Мужчины перекусили, немного выпили, а теперь ожидали гвоздя программы — стриптиза. И она, Арина, тоже должна была вот-вот выйти под свет нескольких ярких светильников. Она не была профессионалкой, и ей по сценарию отводилась лишь второстепенная роль. Но...

Трусики Арины безвозвратно пропали, поэтому ей пришлось мчаться в гримерку, лишь одернув короткую юбочку и надев курточку. Все бы было ничего, но ее уже поджидала Ольга.

— Ты где была? — набросилась та на женщину, покрасневшую под маской от того, что пришлось мямлить что-то неправдоподобное в ответ. Не говорить же, что ее только что оттрахали за деньги два мужика, кончив напоследок в рот! — Раздевайся быстро, надо вот это всё на тебя навертеть.

Ольга продемонстрировала охапку прозрачного шифона. По предварительной договоренности Арине не нужно было делать во время танца ничего выдающегося. Она должна была выступить как второстепенный персонаж. Ольга тогда так и сказала, когда узнала, что Арина занимается бальными танцами: «Главную партию исполню я с мальчиками, тебя же завернем во что-нибудь, а от тебя потребуется только пританцовывать на заднем плане, да когда будет нужно побыть простой партнершей. С тебя всё снимут без твоего участия».

В разговоре все звучало легко и просто, но теперь... Арина с ужасом смотрела на прозрачный шифон, призванный скорее распалить мужчину женскими прелестями под ним, чем скрыть наготу. Но хуже всего было то, что сейчас Ольга убедится — на ней нет трусиков! И ни избежать этого, ни убедительно соврать.

— Ну, что ты медлишь? — прикрикнула Ольга — Мальчики уже заждались!

С безысходностью и чувством неотвратимо надвигающегося позора Арина стянула курточку, а потом и юбочку. К ней тут же подлетела Ольга с краем прозрачной ткани в руках. И остановилась, хлопая глазами, ее точеная бровь поползла вверх, а чувственные губы чуть приоткрылись в презрительной ухмылке:

— Вот как? То-то я чувствую: от тебя спермой пахнет! Но где ж ты трусики потеряла? А?

— Это не то, что ты подумала! — вскинулась Арина, радуясь маске на своем лице.

— Да, ладно! Вот тебе новые, а теперь стой и не дергайся, маленькая шлюшка.

Арина вздрогнула, ощутив себя летящей в пропасть: Ольга догадалась! Рухнула последняя надежда, что удастся остаться в глазах подруги жертвой обстоятельств, в силу которых приходится заниматься стриптизом. Ведь еще недавно Арина заявляла подруге-стриптизерше, что обнажение тела за деньги — это то же самое, что и проституция, а теперь не только собирается исполнять непристойный танец, но и уже позволила двум самцам попользоваться собой за деньги! Впрочем, Ольга не могла догадаться ни о количестве мужчин, ни об оплаченном ими сексе, поэтому можно изобразить из себя недотрогу, лишь уступившую мимолетной страсти. А уж то, что страсть была — слишком понятно! Явилась-то она без трусиков. И Арина, улыбнувшись невинной, чуть застенчивой улыбкой, хотела было сказать что-то типа того, что «мужчина был столь хорош и обаятелен, и я не устояла»... Но тут как на грех Ольга, начавшая заворачивать Арину в первое полотнище прозрачной ткани, задела курточку, аккуратно повешенную на отдельно стоящую вешалку. И из кармана на пол посыпались купюры, заработанные в приватной комнате.

Изящные брови Ольги полезли на лоб, а пухлые губы раскрылись в беззвучном восклицании: «Оооо!».

— А я-то еще думала, стоит ли тебя ТАК подставлять... Ну, ты сама выбрала свою судьбу, — сказала девушка и принялась с удвоенной энергией заворачивать подругу в слои шифона.

Замершая от ужаса Арина не обратила внимания на оговорку Ольги. Еще бы, она, милый, почти домашний ангелочек, поймана за непотребными делами — продаже своего тела за деньги! И кем? Презренной стриптизершей, которая ко всему прочему, может рассказать об этом ее мужу!"Что делать? Как объяснить Ольге, а может, хуже того, мужу, что она не виновата? Что ее толкнули на этот шаг обстоятельства?

И вот Арина стояла за кулисами и в панике смотрела на трех мужчин с той стороны. Как она здесь оказалась? Что привело ее в этот небольшой частный клуб, где несколько знакомых ей мужчин расслаблялись, комфортно устроившись на мягких диванах? Еще несколько «купе», занятых другими посетителями, молодую женщину волновали чуть меньше. Мужчины перекусили, немного выпили, а теперь ожидали гвоздя программы — стриптиза. И она, Арина, тоже должна была вот-вот выйти под свет нескольких ярких светильников. Она не была профессионалкой, и ей по сценарию отводилась лишь второстепенная роль. Но...

В зале оказался муж! Да не один, а с Виталием Максимовичем, ее университетским преподавателем, и Алексеем, который уже попробовал ее киску и ротик! Арина была в шоке... Там в приватной комнате до нее не дошло, что Алексей не просто зашел трахнуть шлюху в маске, под которой он к счастью не узнал ее, а пришел вместе с мужем посмотреть стриптиз! И ей придется сейчас перед ними всеми раздеваться. Какой ужас! И уже не отвертеться — Ольга стоит сзади с ехидной улыбкой и ждет, когда объявят их номер. Осталась только одна надежда сохранить доброе имя — маска! Маска, которая все так же надежно прикрывала большую часть лица...

— Все, вперед! — Арина вздрогнула от рокочущего голоса, раздавшегося над ухом, а потом затрепетала от омерзения, т. к. по ее попке смачно шлепнула огромная ладонь Эжена — одного из двух огромных негров, которые были их партнерами по танцу. Но опомниться или осадить чернокожего ей уже было не суждено — она оказалась на небольшой сцене. Большущие голубые глаза беззащитно захлопали, и ужасно захотелось прикрыться ладонями, потому что взгляды собравшихся мужчин тут же постарались забраться под несколько слоев шифона. Хорошо Ольге! Та-то пусть и развратно одета, но все же ее прелести чуть больше укрыты — под красным латексом. Надо признать наряд стриптизерши был эффектным: тугие переливающиеся латексные чулки, такая же крохотная юбочка, больше похожая на низко опущенный пояс, широкий лиф, обтягивающий выдающиеся выпуклости. Все это дополнялось ошейником с заклепками и красной маской. Ольга и Арина были противоположностями во всем. Одна была хороша, как дьяволица — вся в обтягивающем, красном, сочная и высокая; вторая — просто ангелочек, завернутый в воздушные одежды, хрупкая, беззащитная и невинная, в изящной, украшенной морозными узорами маске. Одна оказалась на этой сцене по причине внутренней испорченности, вторая — исключительно волей независящих от нее обстоятельств. По крайней мере, именно так думала Арина, словно зачарованная, глядя на расположившегося совсем рядом мужа, который с какой-то безжалостной ухмылкой беззастенчиво разглядывал ее. Женщина снова запаниковала, чувствуя себя букашкой, попавшей в паучьи сети, но долго терзаться ей не позволили. Негры завертели ее, неприязненно вздрагивающую от их прикосновений, а потом толкнули в объятия Ольги.

Это было танго. Но такое танго, какое ни разу еще не исполняла Арина, ведь ее партнером был не мужчина, а женщина, дьяволица во плоти и по сути.

— Помогай мне! — прошипела Ольга в ухо подруги. — Прогибайся, ножки тяни носочком!... И задницей крути так, как никогда в жизни!

И они закружились в страстном танце. Естественно вела Ольга, широко и размашисто, как может не всякий мужчина. Арина то отлетала от нее, не падая лишь потому, что ее держали за руку. А потом Ольга возвращала ее в объятия сильным рывком и тесно прижимала к себе, обняв рукой за тонкую талию. Их груди соприкасались и стискивались в том непосредственном контакте, когда наступает возбуждение. Но этого мало — иногда Ольга буквально бросала Арину на сгиб локтя, заставляя прогибаться назад, едва не касаясь белокурыми волосами пола. При этом их лобки терлись друг от друга, потому что стриптизерша и не собиралась останавливаться, по-прежнему пританцовывая. О, это сильно горячило, особенно в сочетании с зажигательным ритмом танца. Арина почти полностью отдалась на волю музыки и своей партнерши. Если бы еще не эти омерзительные негры, ужасные в своей непохожести и отвратительные в своей чуждости! Ничего не поделаешь: приходилось терпеть их прикосновения, когда они на несколько мгновений разделяли женщин и буквально не крутили их на своих мощных руках, не позволяя ни на секунду почувствовать спасительную надежность пола. А еще худшим было то, что каждый раз после этих акробатических трюков Арина оказывалась все менее прикрытой слоями шифона. Она с ужасом понимала, что ее стройное тело все больше просвечивает, а мужчины, и в том числе муж, считающий свою жену беспорочным ангелом, все больше пялятся на ее грудь под прозрачной тканью, словно созданной для того, чтобы распалять воображение. Но как здесь протестовать, если все катится само собой, и невозможно это остановить?

Ольгу, конечно, тоже постепенно раздевали — был слышен треск кнопок, которые удерживали латекс на ее прелестях. В результате их танец становился все более жарким, т. к. вскоре Ольга уже прижималась к Арине голой грудью, упругой и мягкой, с крупными сосками, которые отлично ощущались твердыми горошинками, когда в очередной раз партнерши сливались на краткое мгновение.

«Всё-всё! Пора останавливать это безумие!» — думала Арина, оставшись в одних трусиках во время головокружительного полета на черных руках, после прикосновений которых хотелось забраться в ванну и долго-долго оттирать кожу жесткой губкой. Женщина даже зажмурилась, потому что к брезгливости примешался жгучий стыд, ведь теперь ее совершенно бесцеремонно разглядывали все самцы по ту сторону рампы! И было даже где-то приятно очутиться вновь в объятиях Ольги... если бы не одно «но»! Та вдруг стала не только вести ее в танце, но и откровенно демонстрировать ее прелести собравшимся. С усмешкой кроваво-красных губ под алой маской она крутила Арину, иногда вдруг останавливая ее лицом к публике, и стискивала ее небольшие аккуратные грудки так, что соски устремлялись вверх двумя набухшими столбиками. Женщина начинала задыхаться от унижения и позора, когда все взгляды скрещивались на ее груди и беспрепятственно любовались всеми манипуляциями, которые производили пальчики с кроваво-красными длинными ногтями, иногда глубоко впивающимися в шелковистую кожу.

«Нет! Это происходит не со мной!» — кричала про себя Арина, не в силах остановить происходящее и чувствовала, что ко всему прочему, что, когда она оказывалась спиной к залу, в ее попку вцеплялись огромные пятерни негров и приподнимали ее крепкие округлые ягодицы, словно демонстрируя всем ее киску, к счастью не непотребно голую, а очерченную тонкой тканью трусиков. И все равно это было кошмарно унизительно и омерзительно. Чернокожие! Ее развратно приподнятые ягодицы! Но приходилось покоряться — стриптизерша, отказавшаяся от выступления в разгар номера, — это будет грандиозный скандал, и кто знает, не заставят ли ее снять маску? Муж... Если бы не муж среди посетителей! Тогда бы она уже сбежала бы, тем более, что уже заработала своими дырочками хорошую сумму...

Но и это еще было не все! Во время одного из па Ольга наклонилась, чувственно прижимаясь грудью, их маски сблизились, а губы слегка соприкоснулись, и партнерша прошептала, щекоча своим ртом:

— Ты не возражаешь, если мальчики снимут стринги? Дамы очень просили...

Арина в шоке от того, что ее практически целует партнерша, кинула испуганный взгляд в зал. Там, за одним из столиков, действительно появились две женщины, заинтересованно поглядывающие на негров. Если бы она знала, что все события развиваются согласно плану, утвержденному ее мужем! Если бы она знала, что посетительницы, присоединившиеся к зрителям, — всего лишь стриптизерши, появление которых призвано объяснить обнажение Эжена и Толяна! Что, в свою очередь, позволит перейти к непосредственному процессу изготовления из жены качественной публичной шлюхи...

Но и так Арина захлопала ресницами, боясь взглянуть в сторону стриптизеров. Это казалось вопиющим и невообразимым — у них, по всей видимости, образовалась крепкая эрекция. Так ли это, сил проверять не было. Что за жуть — находиться в пределах досягаемости черных членов, крутиться рядом с ними, а то прикасаться? А последнее реализовалась почти тут же, стоило неграм через несколько тактов растащить партнерш.

«Неужели это я? Это не дурной сон и не горячечный бред?» — в прострации думала Арина, с содроганием отдавшись сильным рукам Толяна. И не только рукам. Здоровенный эрегированный член принялся откровенно тереться о ее бедро, едва не пролезая под тоненькую тесемку трусиков. Женщина метнула испуганный взгляд на мужа, на глазах которого ее уже вовсю тискал и уже увлажнял кожу бедра обильно выступившей смазкой чужой чернокожий мужчина. Какой позор! Но и отступить некуда. Да и как, если лапы Толяна не выпускают ее стройное тело? Арина чувствовала себя безвольной до отвращения куклой, которой управляют по чужому желанию.

Наконец негр ее отпустил и подтолкнул к рампе. Арина забалансировала на краю сцены, тяжело дыша и страшась взглянуть на лица, обращенные к ней. Ей казалось, что все видят покраснения на коже там, где ее касались безжалостные пальцы Толяна, а до этого — Ольги, что смазка, которой испачкано ее бедро, блестит в ярком свете, а ее беспомощность и уступчивость только раззадорили публику.

Но долго простоять, прийти немного в себя ей не позволили. По бокам возникли эти ужасные негры. Черная пятерня возникла возле аппетитной груди и ухватилась за сосок!

— Ай! — заполошенно воскликнула Арина, но ей пришлось крутнуться на месте, потому что Эжен безжалостно потянул за болезненно занывшую плоть. После этого за второй сосок ухватился Толян и развернул к себе. А потом они принялись в такт музыке вертеть женщину, причиняя небольшую боль и кошмарное унижение. Каково это? Танго, только партнеры крутят партнершу не руками, а дергая за соски?

Арина совсем ошалела от позора и завладевшего естеством желания, поэтому пропустила момент, когда ее подхватили под внутреннюю часть бедер и вознесли вверх, заставив раздвинуть ноги практически в шпагате.

— Господа! — услышала женщина, словно сквозь пелену, голос Ольги. — Сегодня вас ждет эксклюзив!

И после этих слов ощутила, как с нее срывают трусики! Арина заморгала глазами, на которых от обиды заблестели слезы, и бурно покраснела под маской, еще до конца не осознавая, что с ней произошло, но уже представляя, какое зрелище представляет: стройная изящная женщина с широко разведенными бедрами на руках у мощного негра. И на ней уже нет трусиков, и все присутствующие могут разглядеть малейшие подробности ее полураскрывшихся нежных губок под голеньким лобком, а достаточно яркий свет не позволял и мечтать, что хоть что-нибудь может остаться тайной. Разве может быть больший позор для приличной женщины, чтобы вот так публично и развратно демонстрировать все свои интимные подробности? Оказалось — может!

Арина только-только собралась воспротивиться из последних сил черным рукам, крепко сжимающим ее бедра, как ощутила прохладные пальцы, раздвигающие ее увлажненные от предыдущего бурного танца складки.

— Это еще не весь эксклюзив, господа, — услышала она. А потом опора исчезла, и ее тело рухнуло вниз... Впрочем, падение было не слишком продолжительным, какой-то стопор остановил его. Арина с отчаянием вдруг осознала, что ее влагалище чудовищно растянуто каким-то предметом. Сгорая от унижения, она вдруг поняла, что не упала с хорошей высоты только потому, что ее тело попросту насадили с размаху на толстый черный член, аккуратно направленный в расправленные губки Ольгой, и теперь она не только распята неумолимыми руками перед публикой, но распята на здоровенном члене.

Арина едва не потеряла сознание от унижения и позора: любой в зале сейчас видит, как ее, такую добропорядочную и чистенькую, взял у всех на глазах негр! Она не просто упала на его стоящий член и теперь сидела на нем, распятая и предельно раскрытая, но стриптизер еще слегка разворачивался, демонстрируя ее влагалище, растянутое на своем коле, всем и каждому, во всех уголках зала. При этом он слегка встряхивал стройное тело, чтобы оно елозило на члене.

В других условиях, возможно, это было бы приятно — Арина, казалось, ощущала каждую бьющуюся вену на мощном стволе, головка упиралась где-то так глубоко, что можно было предположить — сейчас она проткнет плоский живот, а легкие поступательные движения ее безвольного тела ощущались каждой клеточкой организма, как сладкие и восхитительные. Но ведь это происходит не с ней? Разве можно получать удовольствие вот так — насаженной на член у всех на глазах, да и ко всему прочему — на черный член. Арина содрогнулась от омерзения и попыталась все же остановить это унижение, когда с ней без проса делали то, чего другие так долго и безуспешно добивались!

— Нет... нет... пожалуйста, — зашипела она, глотая слезы, и заизвивалась в попытке сняться с члена. Ее телодвижения вызвали одобрительные выкрики из зала. Арина недоуменно вгляделась в зрителей и свидетелей ее унижения и застонала от безысходности — ну, конечно, то, как она изгибалась на члене, приняли за наслаждение от процесса! Особенно обидно было то, что и поделать ничего нельзя — Толян обхватил одной рукой живот, а другой облапил грудь, сдавив ее так, что плоть вздулась между пальцами. Арина оказалась буквально сидящей на жестком члене, проникшем в недосягаемые глубины, но теперь ее принялись деловито трахать. Негр поддавал бедрами, зафиксировав женское тело на весу, и вгонял свой кол в беззащитное перед ним, растянутое влагалище.

Арина, невольно подпрыгивающая каждый раз, когда ей заправляли на всю дину, с ужасом смотрела в зал. Ее муж наблюдал с непонятной усмешкой за тем, как ее трахают, но еще хуже было то, что ее имели на глазах Алексея и Виталия Максимовича, ухаживания которых она в свое время с гордостью отвергла. А теперь совершенно посторонний мужчина, более того, негр, вовсю пользуется ее телом, наслаждаясь ею без спроса и хоть какого-то малейшего уважения... Словно она шлюха... «Нет! Я не шлюха! Я не такая!» — закричала про себя Арина, чувствуя, как ходящий в ней огромный член заставляет ее постанывать в такт и бурно дышать, не смотря на лапу, по-прежнему властно сжимающую упругую плоть.

Откровенно говоря, Арина в какой-то момент поймала себя на мысли, что она ужасно счастлива, что ее лицо закрыто маской, т. к. уже не смогла противостоять желанию и начала постанывать в такт движениям Толяна. Она еще отчасти понимала, как ужасно выглядит, но ничего поделать с собой не могла — ее ротик страстно приоткрылся, а тело предельно выгибалось, словно в стремлении еще глубже насадиться на твердый стержень, хотя это и казалось невозможным. Она еще отчасти понимала, что муж и все остальные видят, как она теряет разум от похоти, но противопоставить что-либо собственному возбуждению уже не могла.

Наконец болезненное наслаждение пронзило хрупкое тело, и Арина принялась неожиданно громко кричать в такт сокращениям внутри. И все бы было еще ничего, если бы в этот момент к ней не подскочила Ольга и не сорвала маску!!! Вся беспрецедентность произошедшего обрушилась на бьющуюся в оргазме девушку, но при этом она к своему ужасу поняла, что продолжает и продолжает кончать. Едва толчки становились тише, как негр, прекрасно чувствующий ее растянутое влагалище, снова забивал член глубоко-глубоко, и Арина вновь принималась извиваться и стонать. И все это время, показавшееся девушке вечностью, ее расширенные глаза со страхом и обреченностью не могли оторваться от жесткого взгляда мужа. И лишь когда Толян опустил ее тело, все еще встряхиваемое в отголосках оргазма, на колени, и поставил ее раком, она безутешно опустила голову, похоже осознав, наконец, что только что произошло, по щекам потекли слезы безысходности.

Впрочем, это ее не спасло от дальнейшего. Прежде всего, Арина с ужасом осознала, что почти благодарна Толяну, время от времени ворочавшемуся в ее растянутом влагалище, словно медведь в тесной берлоге. Ее похоть хоть и отступила, но недалеко и ненадолго, и девушка с досадой и внутренними колебаниями принялась себя спрашивать: «Неужели я — публичная шлюха? Что они со мной сделали? Я же беспорочный ангел, разве можно так со мной? Скоты! Насильники!». По привычке она обвиняла всех вокруг, а сама, надеясь, что это будет незаметно в зале, потихоньку, едва-едва поддавала попкой в такт неспешным движениям негра.

Но потом она услышала веселый голосок Ольги:

— Господа, вам понравилась шлюшка?

Одобрительный гул голосов был ей ответом.

— А как она сейчас стоит — вам нравится?

В зале сначала повисло недоуменное молчание, а потом Арина услышала чей-то выкрик:

— Что-то слабо прогибается в спине!

Арина застыла в шоке. Еще несколько часов назад она была благовоспитанной женщиной, которой можно только восхищаться, делать комплименты и поклоняться, словно богине, а сейчас ее не только трахнули у всех на глазах, но и хотят руководить всем процессом!

— Кто за то, чтобы шлюшка прогнулась в спине?!... О, господа, да вы эстеты — почти единогласно! — Ольга присела к Арине, отметившей краем глаза, что та осталась в трусиках, хотя в остальном была обнажена: — Слышь, шлюха, что клиенты требуют?

«Клиенты требуют... « — застучало в мозгу опозоренной женщины. «Клиенты требуют», а значит, она должна выполнять требования, и Арина прогнулась в спине, высоко отклячивая попку и словно подставляя свое влагалище Толяну, чтобы ему было удобнее его обрабатывать. «А он и рад стараться» — подумала она, почувствовав, что удары стали снова набирать амплитуду и глубину проникновения.

А потом раздался какой-то задорный возглас:

— Покажи личико, Гюльчатай!

В следующий момент Арина почувствовала, как ее голову поднимают за волосы, и весь зал увидел слезы унижения. Но они уже не могли никого убедить, т. к. к этому моменту маленький ротик приоткрылся в гримаске наслаждения, и из него вырывались страстные полустоны.

А дальше начался сущий позор. Ариной начали руководить, точно марионеткой на ниточках. Собравшимся было мало, что ее, такую нежную и изысканную имеет на сцене негр, им еще надо было, чтобы она выполняла все их распоряжения. И ей ничего не оставалось, как выполнять их — то поднимать ступни, едва не касаясь пятками ягодиц, то самой с размаху насаживаться на член, то приподнимать верхнюю часть туловища и играть с собственными сосками.

К счастью этот позор продолжался недолго. В какой-то момент Толян остановился, и Арина, тяжело дышащая, разрумянившаяся и содрогающаяся от того унижения, которое ей пришлось перенести, услышала:

— Господа, наш актер хочет кончить...

Тут же раздались выкрики: «Так пусть и кончит!», «На сиськи пускай спускает!», «В рот пусть возьмет с проглотом!»... И улыбающийся голос Ольги:

— Хммм... Что же, ставим на голосование.

Арина даже зажмурилась от нового витка собственного унижения: от нее даже не зависело, как и куда чернокожий выльет свою сперму! В следующий момент она не удержала разочарованного вздоха, т. к. ее истерзанное, растянутое влагалище вдруг оказалось покинуто, лишь выпустив на пол между широко расставленными коленями изрядную порцию соков.

— Что ж, господа, большинством голосов принято решение, что шлюха примет в рот!

Арина тут же почувствовала, как в губы ткнулось нечто округлое, мокрое и горячее. Еще разочарованная тем, что ее больше никто не трахает, она набросилась на подставленный черный член даже с какой-то жадностью.

— И глаза открой, — раздался голос мужа из зала. — Мы видим, конечно, что ты наслаждаешься процессом, но ведь глаза — зеркало души, и мы хотим увидеть полную картину!

Уже привыкшая подчиняться

командам, женщина открыла глаза и первым делом встретила презрительный взгляд мужа. Ий захотелось спрятаться от этого прожигающего, приговаривающего взгляда, но ведь даже опустить голову нельзя — толстый ствол сноровисто ходил в ее губах, которыми она его плотно охватывала! Пришлось, не смотря на противоестественность происходящего, униженно посасывать его.

Хуже то, когда она начала сноровисто двигать головкой, ощущая губами наслаждение от твердого органа, попавшего в рот, с места поднялся, Виталий Максимович, ее университетский преподаватель. В свое время она не могла сдать ему экзамен и отказала в близости после предложения таким способом решить проблему со сдачей. Тогда она сказала ему, что не шлюха, а достойная женщина. И вот теперь она на его глазах отсасывает чернокожему и не может скрыть, как ей нравится этот процесс.

— Арина Андреевна, я вас не узнаю! — преподаватель погладил ее по голове. — Впрочем, вы, я вижу, заняты достойным вас занятием. Надеюсь, теперь вы не откажетесь заработать на пересдачу... Ну, не буду мешать вашему счастью, но найдите время и подойдите ко мне сегодня, и мы решим тем или иным способом ваш маленький вопрос, я вижу для вас это теперь не проблема.

Что могла в ответ сказать Арина? Тем более что огромный член распирал ее рот, часто проникая в самое горло... Она только униженно кивнула, покорно соглашаясь с требованием Виталия Максимовича...

Сперма ударила даже где-то неожиданно. Вот губы еще скользят по напряженному стволу, а вот рот мгновенно наполняется бьющей толками пряной вязкой жидкостью. Арина захлебывалась и даже один раз закашлялась, но выкрики из зала «Глотай все» заставляли ее пить и пить нескончаемый поток спермы.

А когда она уже вычищала по решению собравшихся языком и губами все еще твердый член, снова раздался голос мужа:

— Господа, шлюхе уже не терпится испытать новый член, это видно по тому, как она вылизывает этот. Но, господа, она испытала только один оргазм! Как вы думаете, сколько еще оргазмов она сможет выдержать? Делаем ставки, пока ею займется второй актер!

Арина подняла глаза, дрожа от нового унижения, но заметив, как Эжен улегся прямо посередине сцены и, усмехаясь, покачивает в пальцах свой огромный член, словно приглашая насадиться, почувствовала вспыхнувший огонь между бедер и устремилась к нему. «Что со мной, — едва не зажмуриваясь от унижения, думала женщина, — я готова снова отдаться при всех, прямо на сцене. Неужели я и правда стала законченной публичной шлюхой?» Но естество гнало ее вперед. Она даже, млея от наслаждения, перед тем, как усесться на новый член, нетрепливо приникла к нему губами, ненадолго вобрав в рот и посмаковав свои ощущения от новой наполненности.

Она еще немного поеживалась под взглядами со стороны, ловящих каждое ее движение, ей еще было неприятно, что на нее делают ставки, как на скаковую лошадь, но ощущения в текущем растянутом влагалище уже захватили ее. Она покорно кончила снова всего через несколько минут после скачки на черной члене, а потом также покорно приняла сперму Эжена в рот.

А потом ее заставили спуститься в зал «развлекать гостей личным присутствием». Немного отрезвленная последним оргазмом, Арина вновь остро почувствовала вопиющую неправильность ситуации, но было поздно — один из мужчин уже схватил ее за руку и, сильно дернув, уложил на диванчик, а через мгновение она почувствовала, как еще один член таранит ее истерзанное влагалище, но только прикрыла ресницами глаза, потому что была не в силах сопротивляться вновь вспыхнувшему возбуждению. Она простонала и под улюлюканье обняла ногами ходящую мужскую поясницу и принялась азартно подмахивать. Прекратить все это уже не было ни решимости, ни воли, настолько восхитительно скользил член в плену ее набухших влажных губок.

Череда мужчин, претендующих на ее покорное тело, не прекращалась. Арину то ставили раком на диванчике, то раскладывали на столе, то заставляли скакать на члене. А она унижено периодически кончала под очередным самцом, но остановиться не могла, даже тогда, когда в очередной раз выныривала из моря блаженных ощущений и слышала либо одобрительные, либо разочарованные вздохи — так мужчины реагировали на проигрыш или выигрыш по ставкам на ее оргазмы. Ставки делали ее падение особенно непристойным, но уже через несколько мгновений очередной член проскальзывал в какую-то из ее дырочек, и Арина, приходя в ужас от собственного поведения, принималась постанывать в такт движениям берущего ее самца. Она превратилась в не рассуждающий станок для ебли, готовый ради очередного оргазма на все. Ее уже не смущало, что ее трахают в раздолбанную попку. Вначале она как могла пыталась избежать анального секса. Но потом ее взяли сразу два мужика. Как раз в тот момент, когда она еще кончала, мужчины сменились. Один усадил ее к себе на член и заставил лечь грудями на свою грудь, а другой одним ударом вошел в зад. Поначалу было очень больно, но через пару мгновений двигающиеся в обеих дырочках члены, трущиеся друг об друга через тонкую перегородку, начали доставлять такое искрометное удовольствие, что она снова кончила. Кажется, она даже кричала в голос, а не постанывала, как обычно...

Пока Арина еще что-то соображала, она не забыла подойти и к Виталию Максимовичу. Покорно сев перед ним на колени и пытаясь умерить бурно вздымающуюся грудь после последнего самца, она униженно пролепетала:

— Я готова сдать экзамен.

Вальяжно развалившийся в кремле преподаватель важно кивнул и показал глазами на ширинку. Он даже не соизволил сам ее расстегнуть! Но Арина, прекрасно его поняла и торопливо раскрыла молнию, жадно набросившись на крепкий член. Потом ей пришлось поскакать на нем и даже кончить. Это было особым условием для сдачи экзамена. Пришлось ласкать клитор и соски, не забывая с размаху насаживаться на преподавательский член.

— Я сдала? — подняла глаза Арина, когда уже сидела перед Виталием Максимовичем на коленях и любовно и старательно вылизывала его член.

Преподаватель покивал и сказал:

— Приходите, Арина Андреевна, послезавтра, я поставлю вам 5-ку. Только не надевайте нижнего белья, я все же хочу еще раз проверить ваши знания...

— Хорошо, я поняла, — послушно кивнула Арина и аккуратно застегнула преподавательскую молнию...

А в какой-то момент одна из девиц буквально вытащила Арину из-под очередного мужика и повлекла ее в костюмерную.

— Но как же?... — Арина беспомощно оглянулась в сторону зала, где еще не все мужчины были обслужены ее дырочками. — Я вроде не закончила...

— Тебя ждет муж, — ответила стриптизерша.

— Муж? — содрогнулась Арина и поежилась — встречать презрение в его взгляде совсем не хотелось.

Но все оказалось не так плохо. Ее муж занимался любовью с Ольгой. Они миловались и нежно ворковали. Ее подруга лежала под ним с широко разведенными ногами, ступнями которых ласково водила по его бедрам. Арина завороженно уставилась на то, как ходит ствол мужа, плотно охваченный розовыми влажными губками, но потом ее вывел из ступора голос Ольги:

— А! Наша шлюшка пожаловала! Понимаешь, мне пока рано беременеть, да и подмываться неохота, так что...

Арина прекрасно поняла, что от нее требуется и, опасливо взглянув на мужа, опустилась на колени. Ей было немного не по себе от того, что муж после занятий любовью просто сольет ей в рот, просто потому что так нужно. Но выбирать не приходилось, она пала так низко, что устраивать сцены просто не имела никакого морального права. Поэтому она без трепета открыла рот после того, как муж запечатлел последний страстный поцелуй на губах подруги, а потом встал перед ней. Ей, впрочем, не позволили даже охватить губами член, весь в соках и смазке обоих. Согласно распоряжению она только широко раскрыла ротик и приподняла грудки, ожидая, когда сперма прольется на нее... И уже после того, как густые потоки оросили груди, попадая иногда в рот, муж небрежно вытер член о ее щечки и приказал возвращаться в зал, «на свое рабочее место»...

Этот день кончился для Арины поздно ночью. Кто-то довез ничего не соображающую женщину до дома. Там ее еще притиснули, заставив упереться лбом в железные двери подъезда, и хорошенько отодрали еще раз.

Арина поднялась до квартиры, радуясь тому, что уже поздний вечер, и никто не увидит, как она, вся в сперме, с разводами на лице и льющейся по внутренней стороне бедер влаге, возвращается.

Захлопнув за собой входную дверь, женщина опустошенно сползла спиной по стене на пол, кусая губы, и поникла головой...

— О, наша шлюшка явилась!

Арина подняла голову и увидела обнаженного мужа, обнимающего такую же обнаженную Ольгу. В руках у них были высокие фужеры с шампанским.

Арина было вскинулась, но потом сжалась, умирая от унижения, и непослушными губами пролепетала:

— Вы позволите мне хотя бы принять в рот, когда придет время кончать?

— Ого-го! А тебе этого хотелось бы?

— Да, — почти прошептала Арина, униженно понимая, что согласна даже на это — чтобы ее поливали спермой, не разрешая прикоснуться, ведь член хотя бы будет рядом!

— Ладно, мы подумаем, — жестко ответила Ольга, возможно немного недовольная решением мужа, а сам он добавил:

— Что ж, публичная шлюха, у тебя начинается новая жизнь, и вот ее правила...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

В какой еще стране спирт хранится в бронированных сейфах, а "ядерная кнопка" - в пластмассовом чемоданчике.

Последние новости

Утро следующего дня для меня началось ближе...

Статистика