Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.00 (5 Votes)

Как мило все начиналось! Рождественская неделя! Наконец-то окончился нескончаемый первый семестр с сумасшедшей нагрузкой, прошла зачетная неделя, теперь милые лики своих питомцев я увижу не раньше числа 15 января. На первой консультации. А тут еще и дома неожиданная вольница – свекровь с сыном укатила в пансионат под Сочи – льготную путевку получила через комитет ветеранов и решила непременно воспользоваться, а супруга срочно вызвали на геологическое согласование очередной стройки века куда-то к черту на рога в леса и горы, как минимум на пять-шесть дней.


И вот, на календаре четвертое января, я совсем одна дома, могу валяться и лениться сколько угодно! Как же давно я метала вот так понежиться совсем одна, чтобы никто-никто не беспокоил. И не висит дамокловым мечом очередной долг перед Родиной или хотя бы семьей. И кошмарным сном кажется выписка из расписания доцента Анны Владимировны С., согласно которой 13 ноября сего года у означенного доцента занятия начинались в 8.00 и завершались в 20.10 БЕЗ «ОКОН» (не считая 10-минутных перемен). Можно не готовить – от праздника куча всего, спасибо свекрови. Можно не стирать – все в прошлом году постирано. Не надо убирать. Ничего не надо…
Уффф!!! Блаженство! И тут – телефонный звонок. В трубке женский голос:
- Алло, Анну Владимировн можно?
- Слушаю Вас… - ну вот, опять, наверное, кто-то  работы достать хочет
- Это Алла, администратор из гостиницы «….», вы говорили, что в Рождественскую неделю могли бы мне помочь…
Мама дорогая! Так вот это кто! Ну, тогда ладно. Совсем недавно,  4 ноября мы с моей подругой Иркой и моим любимым супругом Толиком весьма неплохо провели время в той самой гостинице, точнее – миниотельчике (об этом – в рассказе «День Ивана Сусанина»). Тогда при расставании Алла намекнула, что ей могут пригодиться наши с Иркой специфические услуги. Но Ирка сейчас свои услуги в Германии оказывает. А я вполне даже могу. Все равно делать нечего. А тут уж точно отвлекусь от сущего.
- Анна Владимировна, так Вы как?
- Аллочка, милая, конечно да! Когда подойти?
- Чем скорее, тем лучше! Портье скажете, что ко мне. Вы только сегодня свободны?!
- Нет, до девятого.
- Чудесно!
Как странно, три года тому назад я только по полному невежеству и наивности влипла – угодила в немецкий бордель в качестве секс-рабыни (об этом – в моих рассказах “Попала… Записки проститутки”) и не знала, как из этого выпутаться, а теперь готова галопом бежать к Алле, прекрасно зная, зачем.
Прелестный январский вечер. Тишина, с неба хлопьями сыпется снег, этот снег похрустывает под ногами. На улицах пустынно. Только где-то неугомонные мальчишки взрывают последние петарды, уцелевшие от новогодия, да в одном месте парень провез на детских саночках девушку, лихо повернул, уронив ее в сугроб, помог подняться, отряхнул и целует взасос. Романтика…
Открываю знакомую дверь. На немой вопрос портье
– Я к Алле Андреевне...
- Проходите…
Поднимаюсь по лесенке и захожу в знакомый кабинет.
- Добрый вечер!
- Здравствуй, милая, как хорошо, что ты пришла!
Алла нежно целует меня в щечку, я ее.
- Как дела?
- Прекрасно! Аллочка, очень хорошо выглядишь!
- Спасибо, ты тоже просто прелесть!
Опять у Аллы запарка. Праздники, рождественские каникулы, не хватает людей для развлечения гостей. Вот она меня и вспомнила.
- Где можно переодеться?
- Здесь,  только к первому клиенту нужно надеть вот это… Тебе, вроде, подойдет – Алла вручает мне пакет.
Сейчас посмотрим, одну минуточку! Скидываю шубку, шапку, разуваюсь, стаскиваю джинсы и начинаю снимать свитер…
- Ой, и забыла, какая у тебя чудная фигурка, Аня… Или уже Лотта… - гостеприимная хозяйка нежно поглаживает округлости долгожданной гостьи. И гостье, что характерно, это нравится. Но ведь клиент ждет?
- Ничего, потерпит, - отвечает на невысказанный вопрос Алла – я так по тебе и твоей подружке  соскучилась, она, кстати, не подойдет?
Я тоже, оказывается, соскучилась. Но вынуждена огорчить Аллу тем, что Иркин приход с гарантией не предвидится. Она звонила на католическое Рождество, поздравляла и, как раз, радостно предвкушала заработки в рождественские каникулы в родном борделе. В ходе рассказа об этом Алла помогает мне снять остатки одежды, не уставая ласкать, целовать, покусывать за ушко и играть в нем кончиком язычка. Я отвечаю тем же, решив, что и на ней нацеплено слишком много лишнего. А ведь придется ей опять мне помогать в постельном бизнесе, спинным мозгом чувствую! Прямо на коврике завершаем процесс обнажения и жадно руками, губами, языками доводим друг дружку до экстаза. Ммммммм!!! На трезвую голову Алла еще лучше, чем на пьяную!
- Анечка, я только сейчас тебя оценила, в прошлый раз эти противные мужики помешали!
- Аллочка, Солнышко, я тоже тебя люблю!
Ну, ладно, поиграли, и будет. С помощью Аллы привожу в порядок прическу, навожу рабочий макияж, и открываю предложенный пакет с реквизитом. Ага, вот ему что надо! На мне красные чулки в крупную сетку, туфли-стриптизерки и крохотная красная же шубочка с белой оторочкой, которая, будучи туго подпоясанной, не скрывает ни моих рвущихся на волю грудок, ни моего бутончика, ни пикантно выглядывающих булочек. На голове шапочка в тон шубочке – тоже красненькая с белым. А волосы под шапочкой прикрыты париком с роскошной русой косой. В общем – Снегурочка, блин! Ну конечно, как еще должна выглядеть проститутка в рождественские каникулы?
Алла тоже одета Снегурочкой, но куда более целомудренной. Видимо, не созрела еще для подработки. Или бережет себя на самый крайний случай. Провожает меня к номеру. Стук в дверь.
- Извините, Снегурочку вызывали?
- Да, да!
- Одну минуту! – Алла заходит первой, выходит, весело шурша у меня перед носом красивыми купюрами, и нежным толчком в попочку отправляет меня к моему новому другу.
Вхожу и приседаю в низком книксене, ставлю на стол поднос с бутылкой шампанского и парой фужеров (Алла вручила), а потом делаю пируэт, любуйся, котик!
- С Новым годом!
В ответ – нечто нечленораздельное. На меня обалдело таращится здоровенный мужик лет 35, неловко откинувшийся на кровати. Лицо помятое, под глазами мешки, нос  и зрачки одинаково красного цвета. На нем несвежая рубашка с расстегнутым воротником, треники и шлепанцы на босу ногу. Поднос на стол я еле умостила – там, на гостиничном полотенце какие-то огрызки, кости, крошки, пустой стакан, почти допитая бутылка водки на березовых бруньках, под столом стоят и лежат еще три-четыре. Похоже, новогодний вечер уже четвёртые сутки успешно продолжается…
Ну и что мы уставились, как мышь на крупу? Кто тут ебаться, а то я на ёлочку в садик опаздываю? Это, конечно, эмоции, которые сопровождают до боли родную и знакомую работу.
- Здравствуй милый, меня зовут Лотта и ближайший час я – твоя Снегурочка! - попутно, видя полное отупение и ступор клиента, сама обрываю серебрянку, откручиваю проволочку и вскрываю шампанское, наливаю бокалы, водружаю их на поднос.
- Соблаговолите, мой повелитель!
Повелитель соблаговоляет, также тупо таращась на меня, правда, его малиновые зрачки уже, как то, систематически следуют в область моей груд, промежности, ног, лица.
- С новым счастьем!
Чокаюсь с этим тормозом, выпиваем, он пытается что-то блеять. Кажется, выдавливает из себя комплименты в адрес своей Снегурочки, но выходит нечто типа «Бляяя! Нихассе! Ёбтыть!» М-да, велик и могуч русский язык…
Пока этот моллюск пытается восстановить речевые навыки, начинаю то, ради чего, собственно, явилась. Отработанным движением становлюсь на колени, спускаю треники, трусы, невольно глубоко вдыхаю ядреный аромат немытых гениталий и начинаю эти гениталии приводить в товарный вид. Язычком, губками и левой ручкой. Правой расстегиваю рубашку на моем самце. Хочу посмотреть, что там внутри. Ооооо, да ты пушистый, незнакомый друг мой!
Параллельно этому исследованию вовсю сосу и стержень, и яички пушистого друга. Последние, кстати, тоже пушистые. И это не есть приятно. Но долг есть долг, я профессионалка и должна качественно работать в любых условиях.
А тут есть поле для деятельности! И оно растет!
Над головой раздается некое благожелательное мычание, на затылок опускается потная тяжелая лапа, а вторая начинает что-то искать в распахнутой на груди шубке. И что мы ищем, вот это? Развязываю и откидываю кушак, теперь все мои прелести к услугам клиента. Причем, судя по его осоловелому виду, эти прелести, возможно, двоятся, троятся и вообще множатся.
А не мешают ли нам эти противные треники и тапочки? Продолжая губками и язычком обрабатывать уже не такой пахучий штырь моего визави, потихоньку освобождаю его от излишков амуниции. Ой, он и меня решил получше разглядеть? Да на здоровье, сокол ты мой ясный, сниму я эту шубку, любуйся! Вот так! Оооооо, похоже, ты готов к новым ощущениям!
Валю покорную тушку в койку и насаживаюсь на колом торчащий сизо-бордовый орган. Здорово я его таки обработала! Хоть одна система в этом организме работает нормально! Презик к бою, вот так, полежи, котик, твоя Снегурочка всё сделает сама! Ну, как твоей ёлочке, мой дед Мороз, в твоей любящей внучке? Вижу, вижу, слышу!
Клиент, которого я от всей души трахаю, явно проявляет признаки протрезвления. Его взгляд всё более ясен, руки уже куда методичнее шарятся по моим округлостям, а вот и язык начал расплетаться
- У бляяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяя!!!!
Да, бля, а что бля? Думал, в сказку попал? Так оно и есть!
- Ты, девка, можешь раком стать?
- Да боже ж мой!
Девка становится раком, а добрый молодец, прямо, как Илья Муромец после тридцатитрехлетней  отлежки, восстает, водружает руки богатырские девке на ляжки и вонзает в нее пику вострую (или меч богатырский? в общем,  член свой) девке в письку мокрую. Ух! Давай, давай, милый, спасибо, всё очень вкусно! Да, разыгрался, разгулялся мой голубок. Так меня наворачивает, словно месяц воздерживался в женском монастыре. Я тоже не ленюсь. Во-первых, я всегда отвечаю за качество своей работы, во-вторых – у меня уже три дня мужика не было. И это в праздники! А до этого пока занятия были? То мне к первой паре, то милому к последней, хорошо, если раз-два в неделю урвёшь свой ломтик женского счастья! Тварь я дрожащая, или право имею? В общем, оба работаем от души, только яйца шлепаются о мою задницу, да хлюпает что-то в моей дырочке.
- Эй, девка, а в жопу дашь?
- Конечно, милый, твоё желание – закон!
Упс! Как он въехал-то! Слава Богу, а я боялась, что писечкой у нас все и закончится! А я вполне заслужила серьёзных отношений! Во все дырочки!
- Что, сучка крашеная, нравится, когда дерут во все дыры?
- Да милый!
Ещё бы не понравилось, столько ждала, терпела, столько шланг этого оболтуса до кондиции доводила!
Мужичек мой расходится все больше, попа с непривычки даже горит, что-то я не рассчитала, надо было смазаться! Ну, ладно, все равно хорошо!
Ууууууууууууууу!!! Взревев подобно какому-то диплодоку, мой любовничек начинает разряжаться мне в анус, на спину, стой, стой, не трать зря! Как могу быстро разворачиваюсь и начинаю ротиком ловить драгоценные капли. Вот так, мой господин, вот так, повелитель! Твоя Снегурочка заслужила твою замечательную солоноватую густую сперму! Ммммммммммммммммммм……. Ну вот, все и облизали….
Мужик опять таращится на меня вполне доброжелательно и похотливо. Конечно, любят эти самцы обкончанных со всех сторон голых милашек с крепкими сиськами, знаем, знаем! Вот только, извини, зайчик, наше время истекло. Да и брандспойт твой, который доставил мне такую массу приятных ощущений, превратился просто в краник. Маленький, сморщенный…. И реанимировать его придется довольно долго: качество минета от Снегурочки Лотты гарантировано.
Арриведерчи, синьор Панталоне!
Как есть, в одних чулках, красной шапочке и туфлях, со спермой, капающей с ануса, спины, груди и губ, помахивая шубкой и кушаком, выдвигаюсь к Алле за следующим заданием.
В коридоре одна из дверей закрыта неплотно, и уже когда я ее прошла, в спину мне раздалось:
- Ну, ни фига себе! Девушка,  вы не хотите к нам присоединиться?
Чудак, конечно, хочу, чего бы я тут разгуливала в таком виде? Но у Аллы могут быть на меня иные планы, она мамка!
- Подожди, милый, может, и присоединюсь! – и дежурная улыбка со спермой на устах…
- Блиииииин! Серега, да тут такая тёлка! Уже по ходу во все дырки дала!
Люблю своевременный пиар, он всегда повышает заниженную самооценку скромной преподавательницы…
Стучусь.
- Алла, можно?
- Заходи!
Захожу. Алла, откинувшись на диванчике, смотрит телевизор, очередной праздничный капустник. При виде меня откровенно хохочет.
- Вот это да, хороша! Похоже, вечер уже удался!
- Да, Аллочка, спасибо, почин был неплохим. Какие будут пожелания?
В это время звонит телефон на столе. Господи, как я уже отвыкла от проводной связи в эпоху мобильников!
- Алло?!
Алла откровенно любуясь мной, внимательно слушает голос  трубке. Свободная рука протягивается к моей груди: с соска свисает капля семени моего сегодняшнего первенца. Капля перекочевывает на кончик пальчика моей мадам, а оттуда отправляется прямо к ней в ротик.
- Да-да, поняла, сию минуту. Да, как и в прошлый раз, но двойной тариф! Сейчас! – это она в трубку. А потом  мне:
- У тебя неплохой вкус, девочка! Эх, хотела поболтать и дать тебе привести себя в порядок, но тебя умоляют, просят, требуют, наконец, явится прямо, как есть, голой и обкончанной, в пятёрочку. Бросай шубку!
Бросаю шубку, и рука в руке с Аллой отправляюсь в тот самый номер. Ого, в дверях встречают!
- Получайте ваше сокровище!
Алла одной рукой принимает свеженькие хрустящие и не помятые зелёные купюры,  а другой вручает мою трепетную ручку низенькому лысоватому пузанчику явно «кавказской национальности» в роскошном махровом халате. Под локоток другой руки меня подхватывает второй экземпляр. Крупногабаритный, бритый, со шрамом через верхнюю губу и левую щеку, но в хорошем сером костюме и шелковой белой рубашке. Антураж, помимо бандитской рожи, портят все те же наши исконно «расейские» тапочки и расстегнутый аж на две пуговицы воротник. Галстука, естественно, опять же нет.
Эти детали я изучаю буквально на лету: мальчики резво заносят меня в комнату, захлопывают дверь, и какое-то время откровенно на меня пялятся. А я тоже завершаю первое визуальное знакомство. От мальчиков явственно разит перегаром. Этому не противоречат ни раскрасневшиеся лица, ни стол с батареей полных и пустых емкостей. Ого, тут посолиднее, чем у первого. Не только водочка, но и коньячок, и некие непонятные емкости без этикеток с прозрачной бесцветной жидкостью (вот, убейте, не вода это). Закуска тоже выглядит поинтереснее. Да и бумажки их выглядели куда новее и лучше тех, за которые меня покупал первый клиент… В общем, солидные люди. Ладно, пора работать!
- Добрый вечер, мальчики, я – Лотта – что будем заказывать?
- Серёжа, а не предложить ли нашей милой даме выпить? – это толстячок
- Верно, Христофор! Лотта, вы пьете спирт?
Ого, да здесь не играют по-детски, здесь играют всерьез! Но со спиртом пока лучше погодить – мне еще работать!
- Спасибо, мальчики, можно вина? – за батареей главного калибра виднеется что-то похожее…
- Ого, губа не дура! Христофор, она твою «Хванчкару» разглядела! Нальёшь?
- Желание бляди, ой, пардон, дамы – закон!
Мне наливают в бокал (!!!!!!) ледяной рубиновой жидкости. Когда-то я уже пробовала на чьей-то защите докторской «Хванчкару», ну ко? Да, тот самый терпковатый вкус. Мммммм…..
- Похоже, она разбирается, смотри ко, Серёжа! А это будем? – мне протягивают другой бокал тоже с красным вином. Ну и? Ага, понятно, «Каберне» «Фанагория» из французского порошка, привезенного из Испании. Тоже знаем. После настоящего вина – все равно, что какашку за конфеткой.
Моя реакция умиляет моих гостеприимцев, и в награду за эрудицию мне достается вторая порция «Хванчкары». Ну, пора и честь знать, я же работать пришла, мальчики уже слюной истекли и взглядами меня не то, что во все дырки, во все впадины и сгибы трахнули. Беру их за руки и сажаю на кровать. Сама – привычно на колени. У Христофора оказалось достаточным развязать поясок на халате, похоже, он только из душа. И там под обвислым пузиком  зарослях, о которых его лоб уже и не мечтает, такооооооое! У Серёжи пришлось порыться в ширинке, зато результаты поисков – самые, что ни на есть положительные.
Начинаю работать обеими руками, как матерая лыжница палками, поочередно погружая в свою бездонную глотку то один стержень, то другой. Везет мне сегодня с мужиками. Просто праздник какой-то! У первого орудие было вполне приличное, и у этих – хоть куда. Пока я их довожу до кондиции, Серёжа освобождается от пиджака, рубашки и майки, Христофор от халата. Брюки и трусы Сергея стаскиваю я, одновременно активно обрабатывая язычком и губками его чудный поршень. Мужчины при этом непринуждённо обсуждают мои стати и прелести. И что-то в этом обсуждении наталкивает на мысль о том, что мои клиенты врачи. Причем – хирурги. Впрочем – хоть окулисты. Лишь бы люди были хорошие!
Ну вот, уже точно хорошие! Вон как у них стоит!
Далее мне предлагается взобраться на колени Сергею. Ага, играем в лошадки. Сильные добрые руки хирурга аккуратно насаживают меня моей розочкой прямо на мощную оглоблю, а сильный добрый член другого хирурга устремляется в мою заднюю калитку. Причем, вот они – профессиАналы: Христофор молниеносно смазывает мой анус перед употреблением, оба мальчика без напоминаний надевают презервативы. Ух ты, мои любимые: с пупырышками и привкусом клубники. Аххххх!!!!
Какое-то время корме этого «Аххххх!!!!» я больше ничего не могу сказать, хотя ротик мой и свободен. Я всем своим существом яростно и неотвратимо насаживаюсь на эти чудные крепкие и одновременно упругие и эластичные фаллосы. Эх, вот могут медики доставить удовольствие девушке со знанием дела и анатомии!!!
И ведь они, как и положено истинным ученым, в постоянном творческом поиске! Их руки обшаривают все эрогенные зоны моей счастливой и податливой тушки. От этого я работаю с еще большим энтузиазмом. Как глубоко и синхронно они в меня проникают! Какое это неописуемое блаженство! Тот самый темп, тот саамы размер! Ребята, не знаю, как вы, а я сейчас улетаю!
Аааааааххххх!!!!
- Смотри, Христофор, наша Лотта кончает!
- Согласен с Вашим диагнозом, уважаемый коллега!
Я сейчас напоминаю самой себе куклу, со мной можно делать все, что угодно, так мне хорошо. И они делают! Меняют позицию! Теперь я стою в пресловутой «коленно-локтевой» позиции, а попросту – раком, Серёжа имеет меня сзади, а Христофор – в рот. Ах, как вкусно! А Сережка, забавник, то в девочку меня наворачивает, то в попочку, не дает девушке расслабиться. Меняются. Теперь сзади снова Христофор и он – однолюб. Понятно, что любит он мою шоколадную фабрику. Ну ладно, давно там никто не бывал. А сегодня – праздник анала. Сергей сейчас навеки снесет мои гланды, связки и прочее, его головка, похоже, уже где-то в лёгких. Скоро я вся изнутри буду с ароматом клубники….
- Серый, давай!!!!
В очередной раз мои мужчины вонзают в меня свои брандспойты уже без презиков и синхронно начинают кончать, заполняя меня с двух сторон. Интересно, где их струи встретятся? В желудке? В гортани? В прямой кишке?
 Нет, похоже – на мне, потому что теперь они кончают туда же, где кожица уже стянута выделениями моего первого сегодняшнего клиента. Освежили… Глотаю, все, что удается, у Христофора, потом к нему присоединяется Сергей. Объеденье! Накормили по самые нихочу!
Мальчики любуются мною так же, как, наверное, Барма и Посник некогда любовались свежепостроенным храмом Святого Покрова. Вижу в зеркале над столом, что за зрелище  представляю. М-да! Мечта порнографа!
- Лотта, пожалуйста, последний штрих!
Меня загоняют в ванну, я сажусь на колени, открываю рот, и… веселый золотой дождичек с журчанием устремляется в меня и на меня из тех самых шлангов. Вот честно – терпеть не могу это развлечение, всегда считала и считаю его действительно извращением. Но ребята так славно меня вздули… А потом – издержки профессии, куда деваться. Давясь, глотаю мочу в смеси с остатками семени моих кормильцев-поильцев, а потом они с хохотом пускают воду и, что приятно, весело меня обмываю, не забыв пощупать все, что им понравилось. Столь же любезно меня вытерли, а потом Христофор с умильной рожей пожелал посмотреть, как Лотта писает…
Ну, смотри, голубчик, смотри, попить не хочешь, как я? Нет? Ну, ладно. Уплачено! Расстаемся лучшими друзьями с надеждой обязательно встретиться еще.
Возвращаюсь к Алле и с ее помощью возвращаю себе товарный вид. Теперь у меня другой парик – я роковая брюнетка, еще более наглый макияж, я с шеи до пяток затянута в крупноячеистую черную сетку, только рабочие зоны доступны для посещения. Ох, как я нравлюсь мужикам в таком костюмчике…  
Мое преображение проходит в быстром темпе: уже имеется новый претендент на мои дырочки. Ничего не понимаю, а что здешние сотрудницы-то делают? Я не против, только рада их заменить, но все-таки? Алла объясняет – часть девочек тут же в сауне, четверо – по номерам, но есть свободный номер – его арендовал для постельных утех какой-то греховодник. Вот я и опять востребована. Понятненько! Я готова! Идём!
Оказывается, клиент еще не прибыл. Можно спокойно проследовать в номер, помочь Алле сервировать столик на двоих. Раз уж я – рождественский подарок – Алла повязывает меня красивой муаровой голубой ленточкой, завязав бантик аккурат между сиськами. И в ожидании клиента еще успеваем немножко поласкать друг друга. Но вот звонит колокольчик над входной дверью, и Алла срывается в свой кабинет. А я остаюсь ждать свое новое счастье. Принимаю рабочую позу: ноги призывно расставлены на максимальную ширину, сама откинулась и прогнулась, опершись на руки, улыбка на все 64 зуба, взгляд томно-похотливо-призывный. Ну, где ты, мой витязь?
А вот и он, Алла вводит в номер невысокого брюнета-очкарика среднего возраста.
- Знакомьтесь, это – Лотта, она – просто волшебница! – раздвигаю ноги еще шире (хотя, кажется, это уже не реально, но товар надо демонстрировать пиздой, то есть лицом), улыбка уже на 96 зубов, а взгляд предельно порочно-зазывный. Возьми меня, скорее, я вся твоя!
- Виталий! – выпаливает мой витязь, масляно поглядывая на все, что я ему демонстрирую. – Вы правы, Алла, она очаровательна!
Из недр одежды вынимается объемистое портмоне, из коего в руки Аллы переходят красивые купюры. Не хуже, чем у Сережи с Христофором! И по той же таксе… Это очень хорошо!
- Ну, оставляю вас, мои голубки, воркуйте! Смотрите, только не курите! – она выходит, я прыскаю, вспомнив замшелый, но актуальный анекдот, а мой голубок испуганно и удивленно косится на пепельницу.
- Курите, курите, я очень люблю, когда мужчины курят, это так мужественно! - повышаю я его самооценку. Честно говоря, как раз не люблю никотин во всех проявлениях, но тут – как с золотым дождичком: любой каприз за ваши деньги.
Клиент расслабляется. Помогаю ему снять дубленку, шапку, начинаю расстегивать пуловер, но он отстраняется. Что такое? Ах, всё-таки покурить! Ну ладно, хорошо. А как насчет выпить за наше случайное знакомство? Не перечит! Закурил жадно, как семиклассник на переменке, сам открыл шампанское, лихо стрельнув пробкой в потолок, налил себе и мне. Заодно, конечно, брызнул ледяным вином мне на грудь и живот… Гусар, блин!  Радостно взвизгиваю, делаю вид, что холодный душ, это то, о чём я мечтала всю свою предыдущую жизнь и пригубливаю шампанского, закусив галантно предложенной конфеткой. А шоколад-то неплохой, откуда бы? Ого, Греция, вкууусно! Спасибо, милый Виталик, щас отблагодарю.
Виталик еще мечтательно потягивает шампанское, а я скромно и ненавязчиво взгромождаюсь к нему на колени и начинаю томно елозить по ним своей ненасытной дырочкой, тереться об него своими сосочками, уподобляясь героине Элизабет Беркли в фильме «Шоу-герлз». Там она подобными манипуляциями клиента до преждевременной кончины довела. То есть до скоропостижного оргазма. Но мне такой радикальный результат не нужен. Просто слегка разогреть мальчика, разбудить в нём самца. Он же за этим приперся? Он уже не мешает расстёгивать пуловер, рубашку, разогрелся…. Сейчас я тебя еще больше разогрею. Кай, твоя Герда пришла! Сейчас она растопит ледышку в твоем сердце!
Так, пуловер – долой, рубашку – долой, это что? Ого, егерское бельё! Долой! Вот так! Ну как нам сосочки Лотты, трущиеся прямо о голую грудь? А как нам французский поцелуйчик? Я сейчас своим язычком до твоего желудка доберусь, зайчик! Кстати, а какой торс-то у зайчика, а мускулатура – какой-нибудь Сталлоне нервно курит в сторонке!
Ага, дыхание участилось, щечки красненькие, одна лапка еще держит бокал, но вторая уже изучает мои рельефы. Вот это чудненько. Извини, милый, мне пора!
Соскальзываю рыбкой с колен, расстегиваю ширинку и… Ну, читатель, ты меня понял.  Виталик начинает осознавать все прелести рождественского минета. Ух, какая у нас тут сразу эрекция-то! Браво, маэстро! Что, боишься, что откушу яички? Не бойся, ты мне без них совершенно не нужен, я их просто стерилизую у себя в ротике. И головку твою драгоценную не откушу, не волнуйся. Тебе же приятно, когда я ее кончиком язычка щекочу, целую и облизываю. Вот, хорошо, только, пожалуйста, не кончай, а то мне так не интересно с тобой играть. Сейчас дальше будем развлекаться!
Ого, а Виталик-то не прост! Освоившись с моими прелестями и возможностями, он располагает меня спиной на кровати, закидывает мои ноги себе на плечи и резко входит. Мммммм!!!! Блеск! Давно бы так! Я давно мечтала, чтобы меня не просто качественно, а именно брутально отодрали. Как последнюю сучку! И он, кажется, именно это и делает!
Член как отбойный молоток входит часто и глубоко, руки с пальцами пианиста и бицепсами молотобойца поддерживают мой зад и резко насаживают меня на этот вертел. Замечательно! Я улетаю! И скоро вернусь! Ору, как ненормальная, подмахиваю, что есть силы, давай, котик!
- Ну что, шлюха, что лярва, хочешь, чтобы тебя вздрючили?!
- Да, да, Виталик, вздуй свою лярву, вставь ей по самые гланды!
- Нравится, корова, когда тебя наворачивает настоящий мужик?!
- Да, да, еще, пожалуйста, умоляю!
Последовавший далее рык знаками русского алфавита не передашь. Нотами, пожалуй, тоже! Он так в меня въехал, что я обильно кончила и сама взревела белугой… Аааааххххх!!!!
Но долго пребывать в космосе мне не дадено. В губы тычется всё тот же орган, уже свободный от резинки и истекающий семенем. Вот спасибо, а  уж думала, голодать придётся! Старательно поглощаю всё, что готов выдать на-гора Виталик, а потом в качестве бонуса вылизываю всю его промежность и анус. Теперь его яйца блестят, как у кота из поговорки.
Ого, да у него опять стоит! Это еще что за биологические новости? Я же его трахнула, как минимум, с часовой гарантией? Аааааа, вот оно что. На ковровой дорожке на полу рядом с брюками, небрежно брошенными на спинку стула, лежит коробочка… Виагрой, значит, балуемся! Ну, Виагра, так Виагра. Главное, чтобы стояк был хороший…. И чего барин хочет?
Господи, какие они предсказуемые! Ну конечно!
Я стою на карачках на кровати и старательно развожу руками свои булочки. Главное – мой чудо-костюм из сеточки не разорвать. Виталик, сопя, увенчивает свое дышло новым презервативом, а потом с каким-то странным сладострастием начинает смазывать мою заднюю калиточку, мой шоколадный глазок чем-то прохладным. Это хорошо, это правильно, давай, милый, ждём-с!
Милый закуривает! Сволочь! Барышня легли и ждут, а ему невтерпеж! Но лучше пусть дотянет свою соску, мне вовсе не улыбается получить уголёк на попу или на спину, были печальные прецеденты! Ну, давай, затягивайся уже поглубже, что-то у меня там уже свербит! Эээээ, похоже, неспроста свербит, чем-то этот негодяй меня таким смазал, от чего я начинаю уже и подергиваться, и извиваться, и сама себя пальчиками в попку потрахивать. А он смотрит, курит и щерится, нравится ему!
Это что? А, фаллоимитатор! Вот это калибр! До этого сервелата, Виталик, твоему сокровищу, пардон, расти и расти! А мне – то, что надо! Смотри, завидуй! Целую игрушечку, облизываю, обильно смачивая слюной.  И начинаю запихивать предложенное орудие труда по адресу. Мммммм….
Клиент докуривает, потягивая шампанское и подрачивая свой натуральный агрегат. Потом, докурив, снисходит, наконец, до своей корчащейся от страсти самки.   Какое-то время он уже сам орудует во мне этим игрушечным пенисом, во всю растрахивая мою итак разработанную сегодня попочку, а потом, наконец, соизволяет войти сам. С размаху! Ого! Как он яйца-то об меня сразу не отбил?
Руки клешни больно сжимают мои бедра и со всего маху насаживают меня на этот коленвал, сверху сзади хрипение, рычание, слюна капает мне на спину. Но это все фиксирует лишь краешек сознания. Потому что мне хорошо! Я вся стала одним огромным анусом и всем своим существом насаживаюсь, и насаживаюсь, и насаживаюсь… Сильнее, глубже, быстрее!!! Иначе я сгорю! Сердце выскакивает из груди, в ушах шум, кажется, я тоже ору и хриплю, а ляжки мои насквозь промокли от моих же выделений сразу из обеих дырочек. Кажется, он шлепал меня по заду, кажется, грубо лапал грудь, кажется…  Все это не важно, важно, что я сейчас лопну, взорвусь от стремительно надвигающегося счастья… Какая чудная штука – анальный оргазм!
Ой, что это, откуда, он же один? Аааааа, Добрый Виталик начал обрабатывать мою девочку тем самым резиновым мегачленом, которым до этого готовил к употреблению мою попочку. Вот теперь действительно хорошоооооооооооуууууууууууууу!!!!!!!!!!!!
В голове взрывается галактика, и я выпадаю из этого мира: в финале Виталик не только, как следует, засадил свой торчун в мою задницу, но и загнал мне в вагину свою сжатую в кулак правую руку. Ощущения – неописуемые.
Очнувшись, осознаю, что меня всё еще используют. Я распластана на кровати, подобно лягушке в препараторской, голова безвольно свисает вниз, а в распахнутый рот меня от души трахает Виталик. Глаза у него безумные – как вареные яйца, он что-то музыкально мычит. Обалдеть – это «Полёт валькирий» Вагнера. Все это приходит в голову постепенно, а первое осмысленное впечатление – нехватка воздуха. С такой колбасенью в глотке – странно, что  вообще очнулась, мог и придушить своим членом беспомощную девушку, изверг! Но какая работоспособность! Интересно, на какой адрес можно выслать самую глубокую благодарность изобретателю Виагры?
По мере возвращения сознания продолжаю исполнять свои служебные обязанности, губками и язычком способствую очистке вверенного им объекта. Субъекту, обладателю объекта, это явно нравится, и он пользует мой ротик с удвоенным усердием. Да он мне губы сотрет и зубы снесет, не заметит!
Упс! Апс! Хлюпс! Он снова кончает. И это уже не те Ниагары, которые он выдавал ранее. Да, кончается порох в пороховницах… Ну и ладушки, ну и хватит, Солнышко мое, как-никак – без малого два часа резвимся, ты сделал все, что мог и даже лучше!
Еще раз до блеска обрабатываю рабочие зоны моего сиюминутного любовника. Потом приходится приспустить мою униформу – мужик сисю хочет. Ну, пососи, маленький, пососи, она вкусная. Только не откусывай, мне еще пригодится!
Еще сигарета. Нет, спасибо, я не буду! А вот шампанского на брудершафт - пожалуйста! Теперь ты можешь называть меня на «Ты» официально, кажется, мы несколько сблизились и получше узнали друг друга. Давай, помогу одеться, вот так! Да, мне нравится, когда ты гладишь мою писю… И сиси… И сейчас тоже! Да, мне тоже было очень приятно! Нет, телефон не дам, но мы встретимся, Виталик, мы обязательно встретимся, пока!
Он уходит, а я, еле передвигая ноги, отправляюсь в душ, смена еще не окончена! Привожу себя в порядок и, не в силах двигаться, разваливаюсь в кресле. Надо передохнуть. Сегодня было слишком много впечатлений…
Алла, которая приходит прибрать номер для следующих постояльцев, застает меня голую в черных чулках и танкетках, намазанную, в облике платиновой блондинки, бесстыдно раскоряченной в кресле и посапывающей. Вздремнулось…
Очнулась я от нежного, еле ощутимого поцелуя в щечку, теплого влажного язычка, играющего в левом ушке и ласковой ладошки, поглаживающей мой бутончик. Хотя, это сейчас трудно назвать бутончиком, скорее влажный кратер грязевого вулканчика. Только, что не хлюпает… Или холодный пирожок…
- Аня, какая ты красивая и… доступная….
- Солнышко, я тебя тоже очень люблю…
В ответ на ничем не спровоцированную агрессию Аллы наношу контрудар – нежно целую ее в губы и запускаю язычок в ее влажный ротик, сплетая его с хоботком, разбудивши меня, распускаю кушак и освобождаю ее из этой дурацкой шубки. Ой, там еще и платье, и трусики, и лифчик, сколько всего лишнего… Освобождаю эту капусту несчастную от лишних листьев, и вот уж наши голые тела сплетаются на развороченной Виталиком кровати. К чёрту уборку! Сейчас мы любим друг друга!
Какая она сладкая!
И какая нежная!
А какое блаженство ее язычок доставляет моему клитору!
- Аня, я не могу, я сейчас кончу, заставь меня кончить!
- Пожалуйста, любимая!
- Ммммммммммммммммммммммммммммммммммммм!!!!!! – это уже дуэтом
Но, вот она жестокая проза жизни: надо, все-таки, наводить порядок. Как есть - голые, растрепанные мы прибираемся в комнате, не упуская возможности, как бы ненароком, поласкать или поцеловать друг друга. Веселая уборка! И ужасно приятная!
В таком виде нас и застал очередной «постоялец», которого направил в номер портье.
- Ой, извините, мне сказали, что здесь администратор…
- Да-да, я Вас слушаю! – Алла ничтоже сумняшеся поправляет прическу и спокойно беседует с гостем. Такое впечатление, что она в строгом деловом костюме за столом в офисе, а не голая раком на полу с использованным презервативом в руке, который она, как раз, вынимала из под кровати.
- Я вам звонил сегодня в обед…
- Помню, помню! Лотта, знакомься, это Георгий Викторович,- перед нами представительный мужчина с благородным лицом бывшего комсомольского работника, легкой сединой на висках  в дорогой шапке, сверкающих ботинках, элегантном пальто поверх строгого делового костюма.
Голая Лотта, поправлявшая в момент появления гостя покрывало на кровати и попутно гладившая киску Аллы, поворачивается к Георгию Викторовичу анфас и, мило улыбаясь и, блядски пялясь исподлобья, делает книксен.
- Мы договаривались…
- Я помню, номер люкс и девочку на час, всё в силе?
- Извините, но, если вы только не возражаете…
Ай да Георгий Викторович! И администратора захотел! Ну, и что скажет генштаб, что скажет товарищ Жуков? Товарищ Жуков, то есть Алла, мило краснеет, смущается…
- Но Вы же понимаете…
- Да-да, конечно, эта сумма вас устроит?
Ого, конечно устроит, Аллочка, соглашайся скорее! И она соглашается… Конечно, с видимой неохотой, смущением, этакая целомудренная шлюха…
- Одну минуту! – Алла исчезает с деньгами, а я начинаю помогать гостю разоблачиться, одновременно предлагая чувствовать себя, как дома, ни в чем себе не отказывать, в общем, изображаю радушную хозяйку. Каковой, в общем, и философски глядя, и являюсь. Алла возвращается в наряде, подобном моему – чёрный кружевной поясок (ой, у меня дома такой же остался, змея, надо новый купить) – черные чулки и туфельки. В прическе – кружевная наколка. Горняшечка, блин! В руках горняшечки поднос с парой флаконов шампусика и какой-то нарядно-лёгкой закусочкой. Правильно, он сюда не есть-пить прибыл, а по делу.
Уже вместе разоблачаем Георгия Викторовича. Он и голый выглядит так, что хочется называть его по имени и отчеству и вообще отдать честь (если б еще она у нас была…). Но мы героически начинаем всячески к нему ластиться, целовать и вообще приводить в рабочую форму. Что, не надо? А чего барин хочет? Ах вот чего? Да пожалуйста!
Барин пожелал посмотреть продолжение уборки в нашем исполнении. И мы возобновляем прерванные занятия, преставая в самых неожиданных ракурсах и возобновив наши маленькие ласки. Так, уборку можно завершить, ласки оставить! На минутку прерываемся для распития шампанского и с удовольствием повторяем и закрепляем пройденное ранее. Я уже хорошо разбираюсь в локализации эрогенных зон моей новой любовницы, а она – в моих. И мы доставляем друг дружке максимум удовольствия. Похоже, Георгию Викторовичу тоже. Тот восседает на кровати, как колосс Мемнона на троне и меланхолически подрачивает свой аккуратный, интеллигентный и отнюдь не маленький рабочий орган. И чего же напрягаться? Но, работа есть работа. Тем более, такая приятная! Сйчас, Аллочка, сейчас, милая, сейчас, Солнышко, я отправлю тебя к звёздам, а ты – меня. И мы ему покажем! Ааааааааааааххххххххххх!!!!
Ляжки мокрые и скользкие, на губах – вкус Аллочкиных выделений, а я вместе с ней облизываю обсасываю и подрачиваю орудие нашего мужчины. Алла, е толкайся, обеим хватит!
Валимся на кровать и весело копошимся друг на друге, так, чур, я первая! Успеваю насадиться на штык Георгия Викторовича и начинаю скачку, Алла сидит вше: её он удовлетворяет языком, одновременно лаская груди. Я свои сисечки ласкаю сама, у меня игрушка получше. Хорошо! Но, надо делиться, я – девушка честная, мне чужого не надо! Меняюсь с Аллой. А и ничего! И где он так куннилигусу обучился! А как выскоблен подбородок! Им можно клитор ласкать, не оцарапает! Ой, извините Георгий Викторович, не удержамшись! Кончила на Вас! Судя по стону за спиной, Алле тоже повезло. Хорошо быть женщиной, и получать множественные оргазмы!
А теперь я лежу на спине, мои ноги на плечах у нашего самца, он вновь доставляет удовольствие моей розочке, а Алла вылизывает сзади его анус и яйца. Очень тонкая работа!
 А теперь яйца и анус вылизываю я, а Аллочка насажена на болт уже своим шоколадным глазиком. Так ты, подружка, тоже аналом увлекаешься!
Но вот и апофеоз: две голых коленопреклоненных шлюшки по очереди взахлеб глотают сперму славного Георгия Победоносца, рожицы и сиськи перемазаны, ляжки блестят от выделений…. Душераздирающее зрелище… А потом вылизываем его и друг дружку…. Как прекрасен этот мир…
Помогаем благодетелю облачиться, он благодарно оставляет еще пару зелененьких хрустящих бумажек «на чай» и величаво удаляется… The end of the show!
Какое-то время после его ухода еще развлекаемся сами, у нас шампанское, наши умелые и нежные язычки, ручки, грудки, а у Аллы находится еще и фаллоимитатор-«двустволка». В общем, имеем право иметь ближнюю. И этим правом пользуемся. Потом помогаю Алле прибраться и привести себя в порядок.
Возвращаемся в офис администратора, в чем мать родила. То есть в чулках и туфельках. Здесь она помогает мне вновь обрести облик порядочной женщины, и я иду домой. Нужно отдохнуть, пообедать, заработанное отнести (кстати, полугодовой заработок доцента кандидата наук за ночь – неплохо), милый и свекровь могут позвонить на домашний телефон… Но я вернусь. Или по звонку Аллы, или без звонка к 19.00.
Но получилось так, что я вернулась-таки, по звонку…
(Продолжение следует)

Ночь перед рождеством. Часть 1
Ночь перед рождеством. Часть 2

Автор. В.М       E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

Всякий раз, когда я вспоминаю о том, что Господь справедлив, я дрожу за свою страну.

Последние новости

Вот и наступил этот момент. Вера со...

Статистика