Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.50 (2 Votes)

- Алло! Здравствуй, Анечка!
- Алло, кто это?
- Lizhen, meine lieber Lotta!
- Ирка! Ты откуда?!
Так неожиданно продолжилась история, завершившаяся, казалось, навсегда уже три года назад и частично описанная мною в серии рассказов под общим названием “Попала… Записки проститутки”. Ирка, с которой мы познакомились, пребывая в сексуальном рабстве в немецком борделе, и с которой вместе выпутались, решила, наконец, меня навестить. Ну что же, время удачное, послезавтра этот странный новый праздник, 4 ноября, названный неким остряком “Днём Ивана Сусанина”. Правда, завтра две пары у заочников, но муж свободен, поможет встретить.


Умница Ирка, зная, что мы живем вчетвером со свекровью и сыном в двух комнатах, решила нас не напрягать и попросила забронировать ей номер в каком-нибудь отельчике, не считаясь с ценой. И я нашла то, что нужно – миниотель с сауной буквально в пятнадцати минутах ходьбы от нашего дома. Хозяйка, весьма благожелательная, симпатичная и фигуристая дама лет тридцати пяти легко выделила для Ирки двухкомнатный люкс со всем необходимым.
- Вам повезло, в праздники, обычно, все забито, а тут – последний номер, и как раз то, что вам нужно.
На следующий день мы сдали нашего детеныша бабушке, я отправилась сеять разумное, доброе, вечное, а мой единственный и бесценный супруг встретил и доставил Ирку в отель, окружил всяческой заботой и выгулял по городу. Ну а затем и я подтянулась. Встреча наша была бурной и нежной, слишком много вместе пережили, слишком давно не виделись. Супруг тактично побежал домой освободить бабушку от внука, а мы обменялись подарками и стали делиться новостями.
Ирка узнала о том, как я, вернувшись домой, была вынуждена переехать с мужем и сыном сюда, к свекрови: ведь дома в родном В-ске уже полвуза знало о том, что доцент кафедры германистики Анна Владимировна С. на износ трудилась все лето в борделе и умудрилась обслужить троих своих студентов-двоечников. Хорошо еще, что не знали о таком же обслуживании моего дражайшего завкафедрой, побоялся стучать, старый глист. Впрочем, спасибо ему, дал хорошую характеристику, да еще помог звонком кому надо, так что на новом месте я легко устроилась в такой же должности. И снова стала строгой, но справедливой преподавательницей.
Иришка, как оказалось, умудрилась выбить себе вид на жительство в Германии и… продолжила работу в нашем прежнем заведении уже на вполне легальных и выгодных основаниях. Сказалась и наша с ней “дружба” с главой местного полицейкомиссариата, и этот противный кризис. Из за него теперь даже на биржах труда вполне приличным гражданкам Фатерланда работу в борделях предлагают.
Покалякали об общих знакомых, а потом Ирка высоко оценила моего супруга. И встретил замечательно, и разместил заботливо, и выгулял интересно, и сам вполне видный… Да, помню, еще когда Толик нас из борделя выцарапал, эта сучка на него во все глаза пялилась. Безусловно, у меня замечательный муж. Умный, красивый, работящий, заботливый, верный. И с потрясающим чувством юмора. Увидев первые части “Записок проститутки”, потребовал ввести в сюжет себя в виде бисексуала. И лично отредактировал седьмую часть, куда вошел этот сюжет. А вот как он на самом деле меня все лето разыскивал со своими друзьями, как нашел и вытащил нас – не пишет, поросенок!
В общем, понравился Толик Ирке. Она ему, судя по всему, тоже. У меня появились некие идеи. Которые Ирке понравились. И решили мы себе организовать банкетик в честь “Дня Ивана Сусанина”. А заодно отметить трехлетие нашего чудесного освобождения и наградить освободителя. Ирка всяких вкусняшек контрабандой в багаже притащила, я кое-что прикупила, так что стол мы накрыли очень даже неплохой. И Толика вызвонили, он, как раз, нашего крошку спать уложил.
Когда через четверть часа в дверь постучали, ее открыли две грации: одна – блондинка в черном корсете и черных чулках с белыми подвязочками, вторая – брюнетка в красных бюстгальтере, пояске и чулках, обе - в высоченных стрип-туфлях.
- Добрый вечер, милый!
К чести Толика, он проявил железную выдержку. Совершенно спокойно вручил Ирке букет из чайных роз, чмокнул нас обеих в щечки и с гораздо большим интересом посмотрел на накрытый стол.
- Браво, девочки! Кстати, неплохо выглядите.
И далее спокойно отправился помыть руки, а затем ловко открыл и разлил по бокалам чудесное белое мозельское.
- За милых дам!
Дамам нравится галантный Толя, они жаждут нравиться. Принимают самые обольстительные позы, ласкают себя и друг дружку, не прерывая, впрочем, праздничный ужин. Но всякому безобразию должно быть свое приличие! Барышни тут, можно сказать, легли и ждуть, а этот герой поел, попил и всё???
- Милый Толя, сегодня мы, вообще-то хотим запоздало отметить твой подвиг по спасению несчастных девиц…
И, не успеваю я это договорить, как Ирка тигрицей кидается к ширинке героя и мастерски вскрывает ее. Ого! И чего же этот негодяй терпел? Я у него такой эрекции не помню с тех пор, как на Родину вернулась! Ирка, стой, змея, я тоже хочу, не ешь его весь!!!
Мы на коленях у ног удобно раскинувшегося Толика ласкаем ручками и язычками его весьма нескромное мужское достоинство. Которое смотрится еще более достойным. Одновременно потихоньку освобождаем моего супруга от излишков одежды. Мы с Иркой весьма любознательны, очень любим узнавать, что находится внутри мужского костюма. Там столько интересного!
- Аня, прости, но ты еще успеешь!
Ну не сволочь ли? Ирка насаживается со всем тщанием на изумительный Толин кол и начинает скачку. А мой то разлимонился, смотрите, лапает её во всю, темп задает! Молодец! А то только со мной, да со мной, так и заскучать недолго. А мужику нужно разнообразие. Тогда и жене больше перепадет. Наконец-то он мне изменяет. И, что характерно, у меня на глазах, с моей лучшей подругой и с моего доброго согласия…
Ой, Ирка заботится и обо мне, валит этого маньяка и пальчиком меня подзывает!  Есть контакт! Моя промежность у его лица, и он все понимает правильно. По части куннилигуса Толик боооольшой мастер. Проверено! Ааааааах!
Теперь Мы вдвоем ласкаем Ирку, а она играет с моей грудью, мы нежно-нежно целуемся
- Анечка, спасибо, милая, он у тебя лучше всех!
- Не за что, Солнышко!
- Меняемся!
Скоренько меняемся с Иришкой местами, теперь и я могу попрыгать на этом дивном поршне. Вот это эрекция сегодня у милого! Ирка рычит и воет от того, что творит язычок моего супруг с ее персиком. Ага, готова, отпала! Ой, и я уже улетаю! Ах! Стой милый, не стреляй, это нам!
Из последних сил, молча, отпихивая друг дружку, глотаем и облизываем белесую густую Ниагару, которую мы так старательно и терпеливо вызывали к жизни. А потом, по уши перемазанные  семенем, нежно передаем его из ротика в ротик.
- Девочки! Вы были неподражаемы!
- Ой, Толечка, милый, это ты был великолепен! Правда, Ань? Вот ты счастливая…
Просто лежим рядом умиротворенные, благостные. Потом Толик по очереди относит нас в ванную. Она тут очень даже ничего, с джакузи. Отмокаем и возрождаемся к жизни все втроем. И, смотрите-ка. Мой скромник совершенно спокойно трахнул у меня на глазах Ирку и сейчас с одинаковым энтузиазмом лапает нас обеих. Кобель! Но какой!
Ирка вспоминает:
- Стоп, тут же сауна! А не спуститься ли?
- Так там, наверное, уже занято!
- Я щас!
И не успеваем мы ничего сказать, как эта егоза выпрыгивает из джакузи, молниеносно промакивает себя полотенцем, впрыгивает в свои стрип-туфли, кратчайший халатик и выбегает за дверь. Успеваю увидеть оторопелое лицо какого-то мужика, вышедшего в коридор. Ну, пошла Ирка искать приключений на свои вторые девяносто.
- Аня, спасибо за такой праздник!
- Не за что, милый, тебе, правда, понравилось?
- Конечно! Ты у меня всегда прелесть, но с Иришкой в паре – это вообще черт знает что, никогда такого не переживал! И никогда тебя такой не видел!
- Какой?
- Развратной… б-ской…. Офигительной! Ты – самая лучшая!
- А Ирка?
- А Ирка… Она самая лучшая… из твоих подруг!
- Красиво вывернулся…
И тут возвращается Ирка.
- Ну что, я все устроила. Если, конечно, вы не против…
- ???
- В сауне четверо мужиков празднуют и им, как раз, не хватает девочек для полного счастья. Они готовы всячески за это счастье отблагодарить. Я согласилась, а вы как? Да, не удивляйтесь, они решили, Толя, что ты нас снял. Ну что, готов нами поделиться?
Вот и мне интересно…  И, кстати, почему-то хочется в эту самую сауну с этими мужиками. Давненько не была я проституткой…  А на Родине и вовсе не была. А интересно…
- А вам пятерых  мужиков не жирно будет?
Так вот что его беспокоит, развратника!
- А тебе нас двоих не много было?
Тут встревает Ирка:
- Администраторша сказала, что попозже может быть подмога. Она обрадовалась: мужики девочек просят, а весь ее контингент, как на грех, на выездах, очень рекомендовала…
Стук в дверь. Открываю голая, в одних туфлях, нам стыдиться нечего. В дверях та самая обаятельная администраторша.
- Извините, так как насчет сауны?
- Мы готовы!
Сияющая улыбка, вздох облегчения.
- Одну минутку!
Действительно через минутку она приносит нам простыни и тапочки. Мы с Иркой приводим в порядок мордочки, удалив остатки Толиной спермы и наведя боевую раскраску. В зеркале я вновь вижу не Аню с кафедры германской филологии, а Лотту из борделя.
 Идем за администраторшей, спускаемся в уютный предбанник, тонущий в аромате распаренного соснового дерева. За накрытым столом четверо раскрасневшихся мужчин в простынях встречают нас аплодисментами и долго жмут руку Толику, за столь щедрый подарок. Знали бы, на сколько щедрый!
- Толян, ты мужик! Берем твои расходы на себя! Почем вы, девчонки?
- Час 500 баксов, два – 1000, ночь – 2500, сутки – 4000, устроит?
- Вполне, бабосы в наличии, мамка, держи!
Администраторша получает пачку зеленых купюр и пересчитывает. Ого, даже так! Вот это праздник!
- Эй, мамка, если еще будут девочки, приводи! Или хоть сама приходи, оплатим!
- Я подумаю… Девочки, потом не забудьте зайти ко мне! - выходит.
Судя по обстановке на столе, мужики уже не чаяли обрести дам и как следует, начали. По крайней мере, среди стоящей на столе батареи четыре бутылки водки были уже ополовинены. Всем, не спрашивая, разливают водку, хотя есть и другие напитки. Понятно, мы должны уравняться в градусе
- Ну, за долгожданных дам!
Мужики по-гвардейски вскакивают со стаканами, при этом простыни падают, демонстрируя их прелести в разной степени обвислости. Только у моего героя уже не висит. Молодец! Пьём! Начинаем закусывать. Сосед справа уже тихо трется о мое бедро. Девственное. Сосед слева проверяет на степень упругости попу. Тут же новый тост (ну да, как всегда, между первой и второй…)
- За Толяна и его леди!
А теперь вскакиваем мы с Иркой, любуйтесь, самцы, подарком доброго Толяна!
- Девчонки, на закуску не огурцы, а баклажаны!
Понятно, выпили, поели, пора работать. Становимся на колени и начинаем вылизывать, посасывать и подрачивать эти самые пять баклажанов. В это время мужики, чавкая, начинают исследовать наши прелести, так сказать, тактильно.
- Класс, какие девки! Умеешь, Толян, выбирать! Откуда такие б-ди?
- Было трудно, но мы достали…
- Рыжая, тебя как зовут?
- Лизхен!
- Ух ты! А меня Федя! Ой, вот так пососи, ухххх! Какой ротик!
- Да у нее и сиськи в самый раз, смотри, как каучук! Не то, что местечковые соски с силиконом!
-  Ой! – это какой-то восторженный поклонник шлепает меня по заднице
- Извини, девка, как тебя…?
- Лотта – поддерживаю игру Ирки
- Ого, одна Лизен, другая Лотта, прям не Задвижопинск наш, а Гамбург, Реппербан! А я Семен! Классная у тебя жопа, Лотта, да и вся ты классная! Обе вы – ну просто зашибись! Ладно, в парилку, и пора развлечься!
Перемещаемся в парилку. Мужчины гордо восседают на верхней ступеньке, умиротворенно похмыкивают, а мы, коленопреклоненные продолжаем прерванный было минет. Жарко. Все млеют, потеют, потные ладони уже ничего не стесняясь шарят по нашим сиськам, писькам, попкам…
- Ого, у Толяна какой торчун! Вот мужик! А ну, сними с нее фаску!
Следуя совету, мой благоверный ничтоже сумняшеся насаживает на свое сокровище Ирку и начинает ее от всей души иметь. Та удовлетворенно орет. В это время я осознаю, что болт, который я столь долго обрабатывала язычком, тоже вполне пригоден для работы, и взгромождаюсь на колени его обладателя.
- Позволь милый, покататься на твоей лошадке! Ах! Презик был предусмотрительно спрятан за щекой, так что заветы Анфисы Чеховой соблюдаются! Где бы ни был секс, он должен быть защищенным!
- Еще пару, пожалуйста!
Не сговариваясь  и не сбавляя темпа, мы с Иркой выдаем по презику в потные руки, а через мгновение я испытываю уже полное женское счастье! Какой-то добрый человек начал аккуратно и настойчиво входить в мою заднюю калитку. Вижу, что и Иришкину попу уже обрабатывает один из наших милых гостеприимцев.
Здорово! Люблю, когда два члена трутся о тонкую перемычку, разделяющую их, люблю, когда меня ласкают сильные мужские руки. И хотя я очень интеллигентный, тонкий и чувствительный человек, с наслаждением внимаю соленому мужскому говору, изо всех сил насаживаясь обеими дырочками на крепкие члены!
- Ах ты, шлюшка! Ах ты, корова! Любишь, когда во все дыры пердолят?
- Да, милый, да котик, я корова, я шлюха, трахни меня еще, трахни в мою грязную жопу!
- А в передок оглоблю хочешь, курва?
- Хочу, хочу, вставь мне поглубже, дери жестче…
Рядом подобный полилог ведет Ирка, но потом замолкает. Она не может говорить. Бедолага, которому не досталось наших дырочек, дерет ее в рот. Акробат!
Жарко, душно, сердце выскакивает из груди, я хриплю! И мои самцы тоже хрипят. Ну, сейчас, сейчас, пожалуйста, еще секундочку, потерпите, милые!  Ммммммммммммм!!!!
Мы кончаем, и наш клубок распадается, а рядом также распадается сплетение вокруг Ирки. Помогая друг другу, выползаем из парилки, плюхаемся в бассейн, уфффф!!!
Осоловело смотрим друг на друга. 
Семен облокачивается на борт, всплывает. Ой, что это у нас? Подплываю и освобождаю несчастный, съежившийся в воде, орган от резинки и не отказываю себе в удовольствии выпить ее содержимое, а потом облизать остатки так сказать In situ (на месте).
- И мне, и мне!
У края бассейна, как тюлени или странные субмарины колышутся пять мужских тушек, а мы с Иришкой наперегонки стаскиваем с них кондомы, глотаем их содержимое и облизываем остатки семени на членах. Любим мы деликатесы…
- Вот шалавы, Сань, смотри, друг дружке вафлю изо рта в рот передают!
Да, мы с Иркой любим друг друга и рады поделиться вкусненьким!
- Ну что, еще по водочке и продолжим?
Возвращаемся в предбанник, плюхаемся за стол. Теперь нас окружают только “неродные” мужчины. Федя, Семен, Саня и Боря. Толик сидит напротив нас и любуется, как чужие мужики развлекаются с его любимой женой-красавицей. И ее подругой, тоже красавицей. Они уже вполне по-свойски лапают нас, пока мы быстренько едим и пьем – сейчас ведь придется работать. Точно, после очередного тоста:
- Девчонки, вам на закусь баклажаны!
Поехали! Баклажаны теперь чистенькие, распаренные, можно сказать, родные, ведь наши дырочки с ними уже познакомились. Вот этот, боченкообразный, похоже, шуровал у меня в моей шоколадной фабрике, а вот этот, похожий на милицейский жезл (и тоже полосатый, почему-то)  чуть не въехал в матку… Сейчас, они встанут, и мы разберемся точно! Ну вот, встают!
Нам завязывают глаза и ставят раком на лавке. Наши славные партнеры по очереди входят в нас, а мы должны угадать, кто именно это сделал. Угаданный счастливчик может отлюбить по полной. Хм, а я хочу любого счастливчика? Или… Так, этот короткий, со вбитыми шариками, помнится, Санин. Подождет. Кричу:
- Федя!
Сзади сытое хрюканье, шлепок по ягодице
- Гадай дальше, дырка!
А этот толстый длинный, тоже мне, докторская колбаса. Пока не надо.
- Семён!
- Учи матчасть, девка!
Рядом Ирка интимно хрипловато выдает в эфир:
- Боря!
И довольное урчание: угадала! Раздаются шлепки яиц о ягодицы и томное постанывание. Подруга обрела, чего хотела (наверняка же, сучка, как и я, выбирала!).
Ну, скорее, кто там мнется. Ага, тот самый размер. Нагулялся, голубчик, давай, поработай, не все женину подружку пользовать, я тоже хочу!
- Толик!
- Мгм! – и до боли родной агрегат начинает доставлять мне неизъяснимое удовольствие. Наконец-то в этом вертепе я трахаюсь, как верная супруга и добродетельная мать с собственным мужем!
Упс! Уже не очень верная, в рот устремляется федина колбасень! Ого, как он засаживает, вот-вот до трахеи доберется. И милый с ничуть не меньшим тщанием меня прочищает. Вот будет хохма, если они во мне встретятся. Интересно, где произойдет сбойка? В легких или в желудке?
Повязка сползла или снял кто, вижу, что Иришку тоже имеют, как говорится, в два смычка Боря и Семен. То-то притихла, только похрипывает. Саня спокойно попивает пиво за столом и ненавязчиво подрачивает, поглядывая на наши счастливые тройки. Идиллия!
Кончаем. Федя смотрит в сторону парилки.
- Ну что, попотеем? Девки, кто умет делать тайский массаж?
Ну, тут бесспорный мастер – Ирка. Она устремляется с мужиками в парилку, причем они так облипают ее, что, похоже, сами желают заняться тем самым тайским массажем. Вон, Боря уже сиську массирует, Толик письку (ах изменщик коварный, я тут, как честная женщина ему болт обтачивала, а он…),  Семен зад, Федя вторую сиську. Ирка цветет, пахнет и млеет. А я сажусь на колени терпеливого Сани, нежно его обнимаю, трусь об него сосками и с размаху насаживаюсь на его сокровище. Эх! И плевать мне на всякие массажи и парилки, я гарцую на Санином микрофоне. И шарики он себе туда набил очень даже кстати. Ощущения интересные. А как он прелести-то мои лапает, а как хрипит эротично! Я, конечно, эстетка, натура утонченная, люблю всплакнуть на “Травиате”, обожаю античную скульптуру, вздыхаю над страданиями “Бедной Лизы”, но иногда это так здорово, когда тебя от души трахает толстый потный дядька лет сорока пяти, разящий перегаром и луком! Как он глубоко, сочно, часто долбит мою девочку! Я это заслужила! Уфффф!!!!
Он кончает мне в рот, на лицо и грудь и жадно пожирает меня своими маленьким глазками неопределенного цвета. А я с улыбкой глотаю и облизываю его выделения, додрачивая его насос и выжимая из него остатки семени… Даааа, давненько я себя не ощущала шлюхой… А ощущение-то приятное.
Но пора и в “массажный кабинет”. Что там наша Лизхен-Ирка там намассировала? Наскоро смываю с лица и груди Санины выделения и мы, как молодожены рука в руке отправляемся в парилку. По пут свободной рукой Саня продолжает обследовать мои груди и промежность. А щелочка-то мокрая!
Входим. В пару изумительная картина. Это уже не тайский массаж, это еще какой-то. Ирка своими сиськами и писькой “массирует” Борино заросшее пузо и умудряется одновременно сосать Толин член и дрочить Федин, а Семен в это время пользует ее в анал. Многостаночница, блин! Я тоже так хочу!
Саня плюхается на полок рядом с этим натюрмортом и по-хозяйски наклоняет меня ротиком к своему народному достоянию
- Соси, сучка!
Заказ выполняется, а Федя, воодушевленный лапкой Иришки, пристраивается ко мне сзади и загоняет свою дубиночку в мой уже разработанный анус. Славненько. Интересно мы паримся. И массируемся! Все довольны, все смеются. То есть, конечно, не смеются, мальчики и девочки пыхтят и постанывают от вожделения. Ирке мало члена в заднице – она вскарабкивается на Борин сук, и теперь у нее в работе все дырочки. Везет некоторым… Впрочем, мне и так хорошо… Ну ко, еще, еще, не стесняйся, милый, это попа, она не хрустальная…  Иркина свита начинает на нее кончать… А вот и мои готовы, орошают меня и окрестности… Да и запарилась я опять, сердце вот-вот выскочит…Пора в бассейн!
Вываливаемся и с криками, матерком и визгом плюхаемся в воду.
Семен делает тонкое наблюдение:
- А все-таки пять на два хреново делится!
- Щас! – это Боря – Мужики, а Витек то так в машине и сидит!
- Блин! – и тихое веселье наших новых друзей. Они, оказывается, своего шофера в машине оставили, даже в номер не зазвали, забыли. Но за страдания и верную службу его теперь ждет награда. Боря идет в предбанник, звонит, и через пять минут к нам вваливается симпатичный парнишка лет двадцати пяти.
- Витек, раздевайся! – Федя уже наливает парню стакан, а мы с Иркой кидаемся помочь страдальцу. Тот несколько ошарашен, но принимает нашу помощь, в целом,  благосклонно. Его глаза жадно шарят по нашим прелестям, но рукам пока волю не дает… А мы – даём! Ах, каков красавчик, мускулистый, свежий, поджарый, ни грамма лишнего жира! И агрегат вполне даже пропорциональный, и эрекция самая, что ни на есть внушительная
- Извини, Лизхен, ничего личного! – на сей раз я буду первой, не все этой проныре!
Быстренько насаживаюсь на Витьково орудие и со всем возможным тщанием на нем извиваюсь и прыгаю. От такого радушного приема глаза у паренька совсем ошалелые!
- Во дает, поблядушка! Хоть выпить парню дай!
Ага, щас! Пить он может и так, со мной на члене. Витек, явно поверивший, что попал в сказку, механически залпом выпивает предложенный стакан и уже сам очень даже неплохо меня имеет. Давай, Солнышко, давай, котик, давай, мой мальчик, вот так! Мммммм!!!! Как мне хорошо! И ему не хуже! Вон, как кончает! Но, это уже Ирке, кушай, милая подружка, не обляпайся!
Ирка старательно вылизывает промежность Вити, я обессилено сижу между ними и Толиком и механически пытаюсь что-нибудь съесть. Мои соседи тоже что-то едят и пьют, периодически пощупывая мои выпуклости и вогнутости.
- Эй, рыжая, как тебя, Лизхен! Хорош Витьку лизать – дырку пролижешь! Ты скажи, ты свою подруганку-то любишь?
- А как же?
Ирка отрывается от Вити и мы перед столом во всю демонстрируем, как мы обе любим друг дружку. Мужики млеют от нашего сеанса дружеского лесбиса, сверлят нас глазами, Витек и Боря непроизвольно подрачивают. А нам хорошо! Давно я Ирку не ласкала! Давно мой язычок в ее киске не бывал! А ее язычок – в моем бутончике. В самый раз мальчики придумали, а то их прекрасные, в общем, органы, уже несколько приелись. Хочется свежих ощущений!
Семен возобновляет свои математические упражнения:
- Шесть на два – уже лучше, а на три или четыре – еще приятнее. Федя, что-то нам там мамка обещала…
- Щас!
Федя звонит.
- О, щас будет!
И буквально через пять-семь минут кто-то скребется в дверь. Мужики радостно несутся открывать. В двери – одинокая фигурка, укутанная в простыню. Ну вот, шесть на три лучше делится. Кого же это нам добрая администраторша подогнала? Батюшки, я начинаю неприлично давиться со смеху, а со мной и Иришка. Все, как в старом одесском анекдоте: “А за рубль, Абраша, я сама с тобой пойду!” Видимо, так и не дождавшись своих “сотрудниц”, администраторша явилась сама. Простынь отлетает – а она весьма даже ничего!
- Мальчики, девочки, меня зовут Алла!
- Ну, за Аллу!
Весело выпиваем за пополнение наших рядов, затем, как всегда, за милых дам, потом – за наших доблестных защитников и благодетелей, ну а затем милым дамам опять предлагаются баклажаны на закуску… Ну, теперь дегустаторов на баклажаны больше, так что процесс дегустации идет быстрее…
 Ну вот, правда, стало лучше! Каждая из нас получает по два  члена в дырочки, причем стихийно сформировавшиеся тройки разбредаются. Боря и Федя любят меня в бассейне, в приоткрытую дверь предбанника я вижу, как Толик и Саня на столе среди бутылок и тарелок прочищают переднюю и заднюю калитки Аллы, та страстно стонет. Ирка с Федей и Семеном уединилась в парилке. Потом состав троек и их дислокация меняются, и еще раз меняются, периодически мы паримся, ныряем, выпиваем и закусываем… Ну просто праздник какой-то! Но все хорошее когда-нибудь завершается. Похоже, я отрубилась еще в ходе очередного любовного акта. По крайней мере, проснулась я под Толиком, причем часть Толика находилась глубоко во мне. Такое пробуждение мне, конечно, понравилось. Все, как положено. На супружеском ложе под законным мужем. Какая идиллия! Лежали мы в предбаннике на столе, а под столом со стаканом в руке храпел Семен.
 Пора было вставать, тем более что из комнаты с бассейном уже доносились какие-то невнятные звуки. Толечку я разбудила самым гуманным способом: начала активно подмахивать. Он откликнулся, сначала еще во сне, но к оргазму, как раз, проснулся.
У бассейна – трогательный натюрморт. Витя, как раз, выходит из Иришкиной попы. Похоже, у них все завершилось примерно так же, как у нас с милым. Секс, да любовь! Аллочка, умничка, рядышком сосет Феде и дрочит Сане и Боре. Вот это администратор, вот это сервис! К процессу пробуждения подключаемся и мы с Иркой. Она освобождает Аллу от Бори, а я оказываю первую сексуальную помощь Сане. В итоге все просыпаются быстро, легко и приятно. У всех наших мальчиков – прекрасный утренний стояк, грех не попользоваться. Поэтому начинаем новый день так же, как завершали предыдущий – на двух членах каждая. Ну а потом дружно плещемся в бассейне, завтракаем остатками праздничного стола и расстаемся. Федя доплачивает Алее, после чего он и его команда еще раз благодарят Толика за разделенную с ними любовь и жмут ему мужественную руку. Мы нежно целуем наших славных клиентов в щечки, а они напоследок полапывают особенно запомнившиеся каждому части наших замечательных тел, расползаемся по номерам.
Напоследок Алла еще раз просит нас зайти к ней.
- Девочки, спасибо огромное, выручили, держите!
Ого, она выдает нам суммы почти без обычных “комиссионных”.
- А как же процент, мамочка
- Да вы что, девчонки! Они же мне и за меня заплатили. Так что я сняла 10%  хозяину. А это – вам! Не знаю, как благодарить! Может, задержитесь у меня?
Задержаться мы не можем. У Иришки сегодня в ночь самолет в Берлин, у меня завтра экзамен. Да и неохота пока растягивать праздники. Это же все равно, что одними пирожными питаться. Как-нибудь в другой раз. На всякий случай даю Алле телефон, прикидываю, когда снова буду свободна. Ага, вот! Вспомнила! Рождественские каникулы!
- Аллочка, позвони, на всякий случай, числа так первого января…
И она позвонила. Но об этом – другая история

Комментарии  

 
y
+2 #5 y 30.09.2014 22:41
Опыт не пропьёшь ... :P
Цитировать
 
 
В.М.
0 #4 В.М. 03.12.2013 13:02
Артуру Партыко:
Спасибо, мы с мужем тоже так думаем! :lol:
Цитировать
 
 
В.М.
+1 #3 В.М. 31.10.2012 12:52
Да уж! До сих пор приятно вспомнить! :D
Цитировать
 
 
tyazh
+2 #2 tyazh 31.10.2012 07:40
Классная история. Мне очень понравилась, читать всем!
Цитировать
 
 
Макс
+2 #1 Макс 30.10.2012 23:20
День сусанина удался на славу.
Цитировать
 

Афоризмы

В какой еще стране спирт хранится в бронированных сейфах, а "ядерная кнопка" - в пластмассовом чемоданчике.

Последние новости

  Я пишу это письмо для всех тех,...

Статистика