Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.93 (7 Votes)

…- Да, дорогой… Узнал? Привет еще раз…Ты один дома, жены нет?... Слушай, ты сегодня говорил насчет кассеты… Да, той самой… Слушай, ну я это… созрела… Хочу посмотреть… - слышал Тимка бодрый разговор матери по телефону, как только они пришли домой. – Принесешь?.. Завтра утром? Ну, давай… Всё, спасибо тебе! Целую…
Тимка сидел на диване и вслушивался в телефонный разговор. Тот бодрый тон, которым мать разговаривала с доктором, даже не стесняясь, что сын знал об их связи, возбуждали его.

А игривость и беззаботность, словно ничего и не было, заставляли Тима совершенно по другому смотреть на свою мать, как на женщину. Многое из того, что он слышал от своих друзей-студентов, касающееся женщин, совпадало. Мать, похоже, была из рода нимфоманок, для которых сексуальное удовлетворение стояло на первом месте, а моральные принципы были, похоже, были на втором, третьем, а, может быть и на сто четвертом. И это очень удивляло Тимку, ведь ещё несколько дней назад он даже не представлял, что будет трахать свою беременную мать, словно обычную телку. С той лишь разницей, что она не брала денег, выполняла всё охотно, была родная и прекрасно готовила.
- Ну, как и обещала, я поговорила с доктором. – вошла, улыбаясь, мать. – Так что, теперь дело за тобой.
- Да, мам… - произнес Тимка, отрываясь от своих раздумий. – Молодец, я это ценю. Спасибо!
- Что, так интересно посмотреть? – лукаво улыбалась мать.
- Да, очень! – ответил сын. – Тебе бы тоже понравилось…
- Посмотрим… Ну, что… Ужинать, или…? – её тон, вся её лучезарность просто слепили Тимку.
Теперь он прекрасно понял слова отца, да и своих друзей, познавших радость секса. Женщина всегда счастлива, когда любима, желанна и… сексуально удовлетворена. Эта нехитрая по сути формула женского счастья, которая уже не один век вводила величайших мыслителей в тупик, внезапно раскрылась перед Тимом во всей своей простоте и правоте.
- Пожалуй, поужинаем, мам… - лукаво смотря на мать, произнес сын и продолжил. – А потом и…
- Хммм… - улыбнулась мать. – Ну, тогда я пошла кормить моего котика, а то он меня съест, как мышку…
- Рррр… мяу… - подыграл ей сын.
- Ой-ой… бегу, дорогой ты мой котик… - продолжила игру мать.
Тимка подпрыгнул с дивана и вмиг очутился около матери. Его улыбающееся лицо встало напротив лица матери.
- Рррр… - зарычал он, продолжая играть.
- Ну, не рычи, мой львенок… - с этими словами мать прильнула своими губами к его губам, и они слились в жарком поцелуе. При этом руки сына обнимали и ласкали материнский зад через обтягивающее платье, которое мать так и не успела снять.
- Обещай мне, что кассету мы посмотрим с тобой вместе? – спрашивал в возбуждении сын.
- Обещаю…обещаю, родной… - продолжая нежно целовать его, отвечала мать. – Ты что, уже видел эту кассету…?
- Да… у друга… - возбужденно отвечал Тим.
- Аммм…ннн… ну и как?... – целуясь спрашивала мать. – Хорошо там бабам засаживают?...
- Очень…там просто… - Тимке не удалось закончить, поскольку мать в очередной раз впилась в его губы.
- Ммм… не говори… - прошептала мать. – Лучше посмотрим…
Поласкавшись еще немного, мать поспешила на кухню, разогревать ужин, а Тимка переодевался у себя в комнате. Затем он поспешил в ванную, поскольку подмыться было просто необходимо…
Через некоторое время наша парочка мирно сидела за столом и ужинала. Ужин протекал тихо и неторопливо.
- Уууу… - внезапно улыбнулась мать, потирая живот. – Ребенок пихается… Рожать уже скоро.
Она смотрела на сына, слегка прищурив глаза и потирая живот. При этом её халат непроизвольно задирался, увлекаемый её рукой.
Эти слова матери мгновенно воспалили и без того воспаленное сознание юного любовника. В голове у Тимки вновь всплыли кадры, просмотренной накануне у друга, видеокассеты. Он вдруг почувствовал руку матери на своей руке, ласкающей её грудь.
- Вот тттаааккк… - она с силой сжимала свою грудь вместе с рукой сына. – Сильнее, милый… Дддааа…
Тимка с силой сжал грудь матери и из её уст вылетел первый стон.
- Мммм… ддааа… Ещё!... – шептала она. – Да… тааккк… Ммммннн…ааааннн…Здорово!… Ещё!...
Сын следил за реакцией матери на его действия и чувствовал её затвердевшие соски в ответ на его сжатие. Он плавно скользнул своей рукой на беременный живот и попытался немного надавить на него. На его удивление мать отреагировала на это вполне спокойно и даже сама подалась вперед, на его руку.
- Тебе нравится? – холодно спросил Тимка.
- Дддааа… делай так… дддаааа… - шептала мать, подаваясь вперед.
- Хммм… Мне кажется, что тебе пора на очередной осмотр, мамочка… - уже уверенно надавливая на живот, холодно произнес сын, по-особому глядя на мать.
Мать улыбнулась и, оставив легкий поцелуй на губах сына, лукаво произнесла:
- Гинеколог ты мой! – ласково потрепала она его волосы. – Понравилось мамку изучать? Да ещё беременную…
- Конечно, мамочка… - спокойно отвечал Тимка. – Тем более, что ты самая интересная для меня женщина!
- Спасибо, сынок! Ты мой хороший… - радостно улыбалась она в ответ. – Пойдем, посмотришь свою беременную мамку…
- Пойдем, дорогая… - деловито произнес Тимка, и взял мать за руку.
- К нам с отцом, или опять на диван? – спокойно спросила мать.
- Нет, мамочка… - отрезал сын. – Сегодня я тебя буду осматривать на кресле…
- Мммм… Что-то новое придумал, проказник… - улыбалась мать. – Вы мужики такие придумщики…
- Да… - буркнул Тимка в ответ как-то несвязно.
В комнате отца стояло кресло. Однако его подлокотники могли подниматься. Неизвестно, кто был автором столь оригинальной идеи, но это было очень кстати в данный момент. Ещё вчера вечером Тимка поэкспериментировал с ним, и нашел его применение для данного случая наилучшим. Подлокотники поднимались на 40 сантиметров, что было вполне достаточно, чтобы положить ноги матери, словно на гинекологическом кресле. К тому же, спинка кресла также могла немного подниматься и опускаться, что было сделано для отдыха спины. Мать с Тимкой вошли в комнату, и сын сразу указал матери на кресло. Удивленные глаза матери были ему ответом.
- Ого! Когда же ты… - удивилась она.
- Пока ты готовила ужин… - оборвал её сын и улыбнулся.
Удивление матери объяснялось непривычным видом кресла, которое они с отцом купили недавно в обычном мебельном салоне. Тимка отодвинул кресло от стены, поднял подлокотники на максимум, а спинку кресла максимально опустил. Получилось довольно необычно для обычного кресла, но довольно обычно для гинекологического. Чтобы ноги не уставали лежать на подлокотниках, Тимка положил на каждый по маленькой подушечке и обвязал веревкой. В общем, получилось довольно удобное для подобного осмотра кресло с ярко выраженной изобретательностью сына. Мать смотрела на него с нескрываемым удивлением и восхищением одновременно.
- До этого даже мы с отцом не додумались! – восторгалась она. – А отец-то твой изобретатель ещё тот…
- Я тронут… Ну, подойди к креслу… - спокойно отвечал Тимка. – Быстренько, раздевайся и ложись… Сразу приготовь инструменты! У меня уже руки чешутся хорошенько тебя осмотреть, мамочка…
Мать сняла с себя футболку и шорты. Она оставалась в белом итальянском дородовом бандаже, красиво обтягивающем её большущий живот.
- Ух ты! – воскликнул Тимка. – Классно смотришься!
- Специально для тебя одела, гинеколог ты мой… - улыбнулась мать.
- Ну… покрутись немного… - попросил Тим.
- Мммм… - плавно поворачивалась мать, строя сыну глазки. – Нравится мой живот?
- Дддаааа… - выдавил Тимка.
- А ты не хотел бы когда-нибудь…? – лукаво спросила мать и подмигнула ему.
- Что «когда-нибудь»? – не понял Тимка.
- Ну… я же женщина…ты – мужчина…
- И…? – спросил сын.
- Ты не хотел бы сделать меня беременной? – улыбалась мать.
- Ты чокнулась? – спросил Тим, возбуждаясь.
- А что тут такого? – продолжала улыбаться мать.
- Что такого? – удивился Тим. – Да ещё вчера ты сама не хотела даже слышать о сексе со мной!
- Ну… мы, женщины, такие непостоянные… - и она рассмеялась.
Тиму внезапно вновь вспомнилась вчерашняя видеозапись, где «бородач» говорил о развратности «западных» женщин.
- Ну…ложись, хохотушка. - вальяжно предложил Тимка.
- Как скажете, доктор… - с готовностью отозвалась мать.
И эти слова, запавшие в душу Тимке, вновь вернули его к фразам, сказанным женщиной из Молдавии. Между тем, мать уселась, точнее, почти улеглась на кресло.
- Умница… - холодно произнес Тим. – А теперь поднимай ножки на подлокотники.
Мать, слегка кряхтя, подняла и положила ноги.
- Слушай, так удобно! – радостно произнесла она. – Прямо как у гинеколога, только удобнее – мягче.
Тимка взял два маленьких ремешка и пристегнул ноги матери к подлокотникам.
- Чтобы ноги не сползали, - опередил он вопрос матери.
- Хммм… - улыбнулась мать. – Изобретатель ты мой…
В это время Тим пододвинул стул-кресло, стоящий за письменным столом, прямо к креслу, на котором лежала обнаженная мать. На столе рядом стояла коробочка с инструментами и лубрикант.
- Ну…приступим… - холодно произнес он.
Мать с интересом смотрела на него.
- Какой у тебя срок? – холодно спросил он.
- Тридцать четвертая неделя пошла, доктор. – отвечала мать.
- У вас обильные месячные? – продолжал спрашивать сын. – Боли присутствуют?
- Месячные нормальные, без болей.
- Аборты были? Сколько?
- Да, были…Шесть… - ответила мать и осеклась.
- А нам с отцом сказала, что пять было… - холодным тоном произнес сын.
- Это не я сказала, а отец… - робко возразила мать.
- Ну-ну… - усмехнулся сын. – Больно было?
- Как тебе сказать… Когда первый делала, то больно было с непривычки. А потом…уже не так – привыкла. Мы бабы вообще к боли в этой жизни быстро привыкаем. Когда я тебя рожала, то чувствовала, как матка моя буквально разрывалась. Со Светкой уже гораздо легче. А Машку, я думаю, как из пушки рожу.
- Хорррошооо… - размеренно произнес Тимка. – Ну, давай я посмотрю твоё влагалище, мамочка…
С этими словами Тимка выдавил лубрикант себе на руку и хорошенько смазал пизду матери. Затем он достал зеркало Куско-3, ввел его во влагалище и расширил на максимум. Его взору предстала большущая розовая дыра, благо свет из окна давал прекрасный обзор. В центре ярко выделялась крупная розовая шейка матки с уже приоткрытым зевом.
- Таааккк… зев у нас приоткрыт… - растягивал слова Тимка. – Значит, скоро будешь рожать, мамочка. Дддааа… матку тебе нужно помассировать…
С этими словами он вытащил из коробки специальный металлический проуб. Это была хромированная трубка с утолщением на конце в виде большой фасолины. Затем он смазал конец проуба и ввел его матери во влагалище, уткнувшись прямо в шейку.
- Мммм…нннннааааайййй… - застонала мать.
- Ттттааааккк… Ну-ка, посмотрим насколько у тебя шейка раскрыта… - холодно произнес Тим.
Он приставил проуб к шейке и нажал на него. «Фасолина» свободно вошла в раскрывшийся зев шейки матки и полностью скрылась в ней.
- Хм… Какая у тебя шейка глубокая, мамочка… А ну-ка, потужся! – приказал Тимка.
- Зачем? – спросила мать.
- Делай, что говорю! – сурово произнес Тим. – Тужся! Посильнее!
Мать набрала воздуха и потужилась. Как и ожидал Тимка, шейка приблизилась ко входу во влагалище и почти вышла из него.
- Воооттт… Так полежи… - холодно сказал Тимка и рукой погладил выпирающую шейку.
- Мммм… ннннаааааа… фффф… фффф…нннфффф… - учащенно задышала мать и шейка скрылась в глубине.
- Черт! – выругался Тимка. – Ну-ка, ещё тужся, мамочка! И посильнее!
- Сынок, мне трудно так удерживать… - начала мать.
- Ну-ну… отдышись и давай, тужся сильнее… - холодно говорил Тимка, оттягивая книзу влагалище.
- Аааанннн… негооооднииикк… - застонала мать и, несколько раз отдышавшись, напряглась и сильно потужилась. – НННггггг…АААкккк…
Её шейка вылезла из влагалища прямо поверх руки сына, которая оттягивала влагалище книзу.
- Ммм… Хорошая мамочка… - удовлетворенно произнес Тим, повернув руку, и удерживая снизу матку, а свободной рукой схватив шейку с боков. – Воооотттт… Теперь не уйдет…
- ААА!...ООООууууу… - закричала мать и схватилась за низ живота. – Ой, сынок, отпусти! Отпусти…маткуууу…больнооооо…
- Терпи, мамочка… вспомни аборты… - холодно глядя на мать, говорил Тимка. – Потерпишь… терпи-терпи…
- УУУУ! ММммм…ннннн… - ныла мать и поглаживала низ живота.
- Ух ты, какие мы! – восторгался Тим, лаская шейку языком. – Такая мягонькая…Мммм…
- АААА…ммммнннн…ааааа… - уже стонала, а не кричала мать. – МММ…оооооуууу…нннаааайййй…
А Тимка продолжал лизать шейку и углубляясь языком в ложбинку.
- Фффф… уууффффф… - дышала мать, поглаживая живот. – Ддддаааа… тааааккк… полижи её… Ой…аааууу…ааннн… оооййй…
- Привыкла уже? – улыбался Тимка, глядя на мать.
- Оу… дддааа… - стонала мать, опустив свою руку и лаская клитор.
- Да, давай… Поласкай клитор, мамочка… - подначивал Тимка.
И мать, закатив глаза от удовольствия, закончив стонать, начала постепенно остервенело теребить клитор, сжимая его двумя пальцами.
- Вау! – возбужденно подначивал Тимка. – Да ты у меня секс-бомба, мамочка!
И мать на слова сына продолжала возбужденно ласкать себя. Шейка и без того влажная слегка набухла, стала выделять смазку и немного раскрылась.
- Вооотт… Умничка, мамочка… Шейку мне открываешь… - деловито произнес Тим, но мать, похоже, это не слышала, продолжая ласкать себя.
Тимка намазал лубрикантом шейку и стал потихоньку надавливать указательным пальцем в приоткрытую ложбинку. Сначала проникновение было на половину ногтя. Однако, Тим был настойчив и вскоре уже весь ноготь прошел в шейку. Мать уже не кричала, а удовлетворенно посапывала и легко стонала.
- Оу… Тимочка… всё…уже… отпускай шейку, а то затечет и проблемы будут у меня…
Тимка ещё раз смазал шейку и отпустил её. Она медленно вошла внутрь.
- Ай! – вскрикнула мать и вновь схватилась за живот. – Ну, ты даешь…кобелюка…Я же родить могу… уууфффф…фффф…
- Пока не время. – спокойно произнес Тимка и начал вводить руку во влагалище.
- Мммм… - застонала мать. – Опять в шейку полезешь, негодник…
- Конечно… - холодно ответил Тим. – Ты же не дала мне закончить осмотр.
- Больно было, Тимочка… - застонала мать.
- Терпи… ты же женщина… - улыбнулся Тимка, полностью затолкав кулак в пизду матери. – Рожать-то уже скоро. Как там будешь терпеть?
- ОООййй…АААййй… - заохала мать, хватаясь за низ живота.
- Убери руку с живота! – скомандовал Тимка.
С этими словами он положил свою левую руку на низ живота и немного надавил на него. Одновременно он подал свой кулак во влагалище вперед до упора. Он прижал шейку матки и ощутил твердость матки и плод, находившийся в ней.
- ММММааааа…Мамочки! – закричала мать и схватила Тимкину руку на животе. – Я же рожу сейчас! АААаййй!... УУУУуййй!...
- Дддааа… Покричи немного, мамочка… - холодно отвечал сын, в очередной водя до упора свой кулак и одновременно нажимая на живот, подавая матку вперед.
- МАМАААА! МаммочкИИИ! – кричала мать, норовя высвободить ноги. – Хватит, Тимка!
- Давай-давай! Кричи больше, мамочка! Словно рожаешь… - улыбался Тимка, смотря на мать.
Он увидел знакомую картину. Лицо матери было раскрасневшимся, и на лбу и на лице выступил пот. Тимка разжал внутри кулак и уперся указательным пальцем в уже хорошо раскрывшуюся шейку матки.
- Таааккк… - произнес Тимка, вводя палец в шейку. – Воооотттт… хорошо…
- Ой…сыночек…оооуууу…аааамммммйййй… Не надо в маткуууу…
- Надо, мамочка… Надо! – улыбался Тимка, надавливая на живот. – Я уже плод чувствую…Машку…
Оууу…негодник…кобель…извращенец… - стонала мать.
Тимка освободил ноги матери, они долго целовались. Потом вместе мылись в душе и, наконец, уснули вместе как влюбленные голубки.

(продолжение следует)

Семейное дело

Семейное дело-2

Семейное дело-3 (пресловутая кассета).

Семейное дело-4 (чудесные мгновения).

Семейное дело-5

Автор: Анатолий Аллюров Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

В аптеке: - Девушка, мне, пожалуйста , пару презервативов... И Вас.

Последние новости

После демонстрации все пошли к нам в...

Статистика