Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.35 (13 Votes)

Осень... дивная пора. Бабье лето уже окрасило деревья в золотистые тона, а еще теплый ветер приятно ласкает кожу. Праздно блуждая средь опадающей листвы, я наслаждался последними теплыми  деньками. Лето было насыщенными и деловым, а сейчас... я просто отдыхал. Появилась уйма свободного времени и мысли плавно текли в голове. Запах тлеющего костра и не торопливое течение времени настраивали на романтический лад. Что то давно я не заглядывал к своему дружку, теперь у него большой офис в сталинском доме и секретарша.
 Кажется ее я уже встречал. Милая особа, хотя и заносчива на первый взгляд...
Особо не торопясь, я поравнялся с уже знакомым строением и поднялся на этаж. Санька был на месте. Конечно теперь он не тот рыжеватый оболтус что раньше, а Александр Александрович с маленькой лысинкой на лбу.  Хотя завидев меня в проеме своего кабинета расцветал все той же искренней, добродушной улыбкой.


  - Сан Саныч?! Как ваше ничего?
- Да, ничего! А как ваше?
- Да тоже ничего, вроде бы!
- Вот и славно - он снова улыбнулся - кофе будешь?
- С коньяком?
- А как же!
- Ну ты спросил!
Сашка откинулся в кресло, подмигнул мне, набрал побольше воздуха и громко позвал:
- Аннушка! Дуйте-ка сюда!
Через пару секунд, вытолкнув меня из проема в кабинет втиснулась его секретарша. Поравнявшись со столом директора, она вытянулась по стойке "смирно".
Аннушке было лет тридцать на первый взгляд.  Атлетическое сложение, и ее рост сразу бросились в глаза. Комплекцией она могла бы сравниться со мной... крепкие, чуть широкие плечи, пересекали тонкие бретельки белья. Сильные до ужаса стройные ноги, уверенно стояли на невысоких каблучках. Тонкое, темно-серое,  платье, с трикотажными вставками по бокам,  мягко облегало тугие бедра и ягодицы. Широкое кружево рельефом проступающее через тонкую ткань, выдавало чулки под ее одеждой....
- Аннушка... - Санька дал мне перевести дух долгой паузой  - а не сделаете ли вы нам кофейку, да с коньячком!? А?
Кивнув в ответ, она четко развернулась на каблучках и уколов меня коротким взглядом вышла из кабинета.
- Аннушка!?! - переспросил я изумленно.
- Аннушка, Аннушка... - довольно подтвердил он - Да ты садись! А то ноги смотрю, у тебя ватные стали.
И правда, заметил таки, плут рыжий! Я сел в удобное кресло и вытянул ноги под столик.
- Ты где ее нашел? Я думал она просто возьмет и переставит меня с места на место, чтобы ходить не мешал.
- Да... она может. Офицер юстиции, между прочим.... не так себе.
- Ага... и что она там делала? Со спецназом за языками ходила? И чего тут потеряла?
- Да аналитик она. Аналитик....  Оставила службу, год по разным работам маялась. Сам знаешь, как тут у нас людей любят.... Потом как-то повстречались с ней по воле случая. Вот и взял к себе. История до ужаса прозаичная.... И знаешь что?
- Что?
- Ни секунды не жалею. Захочет уйти - не отпущу! Платить буду больше чем себе, но не отпущу. Голова светлая. Много не говорит и исполнительность феноменальная.
- Я заметил...
- Только ей не ляпни. Она и так пока довольна до чертиков... Вчера машину ей купили служебную...
- Уазик? - съязвил я.
Он закашлялся и покраснел.
- Патриота взяли... а как ты догадался?
Я не успел сказать что пошутил, так как в кабинет, чеканя шаг, ворвалась Аннушка с двумя чашками кофе.
- Спасибо, поблагодарил я.
Коротко кивнув в ответ, она выждала пару мгновений и не дождавшись других указаний, снова ушла.
- Да выдохни уже!  - продолжал глумиться надо мной Санька.
- М да... - Отхлебнув из чашки, я оценил терпкий вкус кофе.
Саня отвесил мне долгий, заговорческий взгляд, зыркнул на дверь и перегнулся через стол:
- Есть у нее еще одно качество. Уникальное...
- Да?
Он многозначительно кивнул.
- И какое же?
- Ох ты какой, не так сразу.... Ты же у нас смелый парень, да?
- Вопрос сложный, - уклонился я шутя.
- А вот и проверим.
Он сел обратно в кресло и выпрямился как ни в чем не бывало.
- Аннушка! - снова позвал он.
И Аннушка явилась.
- Я сейчас уеду, а мой кабинет передам в распоряжение вот этого гражданина, которого ты, конечно знаешь.  Как он закончит, вы свободны. Только не обижайте его он и так вас боится...
Она считала меня, как товар в супермаркете. Кивнула и снова вышла.
- Не понял... - последняя фраза здорово подстегнула самолюбие.

Александр Александрович встал, поправил воротник и сунул папку подмышку. Потом, блеснув глазками в предвкушении чего-то невероятного, тихо сказал:
- Дела у меня. Срочные. рад был повидаться. А ты не спеши... когда останетесь наедине,  подойди сбоку, чтобы она тебя видела и погладь Аннушку по спине, если, конечно, духу хватит. Только не сразу, подожди минут десять как я уйду.
- В смысле... как?
 - А вот так: - он продемонстрировал выразительный в своей наглядности жест - Проведи ладонью от лопаток к ягодицам. А там посмотришь что будет. Только... делай это уверенно или не делай вообще. Понял?

- Понял... А что будет то?
- Кто знает... кто знает.... Проверка на вшивость! Может и в зубы дать.... от тебя зависит.
Напоследок, он пожал мне руку, и был таков.... А я остался. Один. Наедине с сомнением, своими страхами и некоторой растерянностью. От прежней праздности и не осталось и следа.

Остывший кофе удалось растянуть минут на пятнадцать. Что за собаку он мне подложил? В чем подвох...? Я думал и не мог понять, чего именно он от меня хочет. Подойти... погладить... Бред какой-то!

Через открытую дверь можно было легко наблюдать за тем, что творилось в приемной. А работа там кипела. Погруженная в свои дела, госпожа секретарь представала порой в таких ракурсах, что приходилось поерзать в кресле, чтобы не упустить лишнего. Делать это было занимательно, тем более, что на меня она ни обращала ровно никакого внимания. Что я есть... что меня нет. Словом, серьезная дама, судя по всему.

Наконец, критично оценив дно опустевшей кружки, я таки решился.
Аннушка суетилась с какими то документами и папками, то и дело перебегая от стола к столу, цокая каблучками по полу. Поставив пустую чашку, я молча оперся о край кофейного столика.
  Аннушка, при всей своей внешней привлекательности, вселяла в меня серьезные опасения:
 Я мысленно представлял изгиб ее спины, от линии плеч до самого копчика. Четко представлял, как проведу ладонью по ее крепкому телу... И абсолютно явственно видел, как, ее, не менее крепкий кулак или локоть врезается мне в зубы... Искры из глаз и все такое...
Но, оглядев прекрасное создание еще раз, я понял, что это редкий шанс, и решил рискнуть... мысленно записавшись к стоматологу....

- Аннушка, спросил я как можно спокойнее, -  вы варите прекрасный кофе. Угостите еще чашечкой?

Она застыла на секунду, словно сохраняя в голове последовательность действий, и направилась ко мне уверенным шагом.
Отстраненно наблюдая за тем, как она готовит кофе, я думал о своем. Волнение пробежало по телу мурашками от головы до самых пят, и обдало лицо горячей волной...

Делай уверенно или не делай вообще... Вот так значит. Ну-ну...
 
Волнение отступило... Жизнь на секунду остановилась...
Теплая ладонь мягко легла на ее крепкое плечо... чуткие пальцы коснулись шеи.
Гадая, что будет дальше, я мягкой, расслабленной кистью, провел  вдоль ее лопаток,  минуя талию и... линию ягодиц.
Кофейная чашка вдруг выпала из ее рук. Длинные пальцы ее затрепетали. Зрачки и без того широко раскрытых глаз медленно расширились. Строгое лицо подернулось румянцем...
В какой то момент, ноги ее стали ватными и Аннушка оступилась. Я хотел придержать, но она отстранилась.
Плотно зажмурив глаза, она стиснула зубы и сжала кулаки, словно пытаясь совладать с собой... но этого не случилось. Обреченно вздохнув, она подняла ресницы и взглянула на меня мутным, совершенно отсутствующим взглядом...
Тонкие пальчики скользнули под платье, и белое кружевное белье упало до бедер. Короткие каблучки чиркнув по полу, разъехались в сторону...  Аннушка склонилась над столом и мягко прогнулась в спине.
Я обомлел отступив чуть в сторону. Почему-то сразу бросило в жар и захотелось умыться прохладной водой.
 Когда очевидное стало явным, я все же спросил:
- Я... все правильно понял?
Она кивнула, уверенно, и нетерпеливо.
- Что, прямо вот так...?
Она фыркнула и нетерпеливо щелкнула об пол каблучком.
Поразмыслив недолго, я протянул руку и запер дверь.

Прошло еще какое-то время, прежде чем, я приподнял край ее платья и непослушными пальцами сдвинул к талии. Погладив ее ягодицы кончиками пальцев, я, наконец осмелился положить на них ладони. Ощущать тепло женского тела, зная что под упругой, податливой кожей сильные мышцы натянуты словно струны - было очень волнительно. Все ее тело гудело изнутри, неудержимой энергией...Эта женщина могла бы спокойно повалить меня на пол и взять силой то, чего так желает. Вряд ли я стал бы сопротивляться...  Но она стояла и покорно ждала, когда же до меня дойдет, чего ей так нужно.
Повинуясь мимолетному порыву, я опустился на колено, мягко коснулся ее бедер и поцеловал... Маленький, плотно сжатый бутон дрогнул под моими губами.  Я поцеловал его снова... еще нежнее, и дольше чем в первый раз... И опять... прикасаясь губами к ее губам, я ощущал не только легкий привкус плоти, но и дрожь, охватившую ее тело.
 Наконец, она поддалась.... Нежная, розовая плоть мягко приоткрылась навстречу. И острый кончик языка тут же пробил себе дорогу.
Аннушка тихо и протяжно вздохнула. Ее каблучки медленно поползли в стороны и она прогнулась навстречу, раскрываясь еще сильнее. Узнав какова ее влага на вкус, я выпустил ее губки из своих слегка оттягивая нежную мякоть, и тихонько встал.
Стараясь не шуметь, избавился от брюк и белья, которое так мешало.
Мужское естество давно набралось сил и рвалось на свободу, лишь за тем, чтобы оказаться в другом плену...
Мягко направив раскрытую головку, я коснулся ее бедер пальцами. Горячее преддверье плотно сжималось каждый раз, когда моя плоть пыталась проникнуть в нее. Но это была игра... Она тянула время, наслаждаясь моментом... Стоило надавить сильнее и она поддалась. Плавно, через силу, Аннушка наконец впустила меня в свое тугое лоно. Если бы влага не сочилась из нее, я вряд ли смог бы войти.
- Так... гораздо лучше... - С облечением прошептала она, когда колючий лобок уткнулся в ягодицы.
- Да - согласился я - с тобой трудно спорить...
Совсем скоро она уже скребла ногтями по столу, сдерживая стоны и крики. Осознав, наконец, всю прелесть ситуации я остервенело пользовался ей. Начав совсем робко, почувствовал волю , и осмелел. Вторгаясь в нее с силой, глубоко и смачно, стал тихо уходить от реальности. Стоны Аннушки только разжигали пламя. Но конец был еще далеко. Я знал это наверняка. Страсти, подобной этой, в моей жизни не было уже давно. Образ Аннушки затуманил разум. Ее сильное тело, особенный запах и глубокий чистый голос, волновали душу и сердце... Я наслаждался, а разум мой блуждал в какой-то нирване, рождая затейливые узоры и образы в сознании...
Но вдруг все оборвалось.
За дверью послышались быстрые звонкие шаги и кто-то с той стороны нажал на дверную ручку.
Мы замерли в полной тишине.
Администратор, а это совершенно очевидно была она, с той стороны снова подергала ручку, несколько раз подергала дверь и затихла, прислушиваясь. Казалось, мое сердце так громко стучало, что она услышит его звук... Но нет. нервозно дернув ручку еще раз, она цокнув каблуками развернулась и ушла проч. Когда звук ее шагов растворился где-то вдалеке, я вздохнул облегченно, и взглянул на Аннушку.
Ее платье взмокло от пота, а чулки совсем сползли. Волосы разметались по плечам... Она вся дрожала, словно от холода. Я, вдруг испытал глубочайшее чувство стыда, и, хотел покинуть ее лоно...
- Нет! - она вцепилась ногтями в мое бедро - Еще немного...
Не желая разочаровать ее, я продолжил. Но уже по другому. Гораздо нежнее и чувственнее, проникая в ее податливые чресла.
Вдруг она встала и повернулась ко мне. Без всяких прелюдий подарила страстный долгий поцелуй, и, прежде чем я опомнился, прошептала:
- Я хочу...  немножечко выше... туда....
Затем, снова поцеловав, повернулась спиной.
Намек был не многозначен. Кожа Аннушки покрылась мелкими пупырышками. Она сдвинула ноги и выпрямила спину так, что вариантов не осталось.
Стоило сделать шаг, и я попал ровно туда, куда она и хотела. Вздыбленный, блестящий от влаги орган легко скользнул меж ягодиц и уткнулся в маленькую подрагивающую от волнения вороночку...
Каждый раз, когда она сжималась, новая волна возбуждения прокатывалась по телу... Запретный плод был невыносимо сладок и близок.
Чувствуя  нерешительность, Аннушка взяла мои руки и положила себе на грудь. Нужно было быть идиотом, чтобы не сжать пальцы, не ощутить твердые как камень соски, даже через лифчик. Впрочем, она быстро избавилась от него. Мои пальцы торжествовали!!!
Оставив одну руку на груди, вторую, она прижала к своему животу. Он был плотным и мускулистым, но мне это только нравилось...
- Давай же... Нежно, как ты умеешь... - наконец прошептала она.
И я потерялся...
Казалось в жизни, сейчас, не осталось ничего... Только одно яркое, болезненное, и одновременно волнующее ощущение:
Предо мной стояла высокая, сильная женщина, наделенная не дюжим умом и красотой. Еще несколько минут назад она была холодна, и тверда подобно каменному обелиску... А сейчас ее анус трепетал, обняв мой член.  И ей хотелось этого сильнее чем мне.
Я проник в нее осторожно, стараясь не причинить боли. Сладкая борьба скользкой головки и тугого колечка рождала бурю ассоциаций в моей голове. Глаза я закрыл почти сразу, чтобы прочувствовать все в иных тонах... Но продлилось это не долго. Сладострастное колечко сдавшись на миг, сомкнулось сразу за уздечкой.
Немножко успокоившись, я продолжил вторжение. Вскоре изюминка ее, тугим, пульсирующим жгутом перетягивала основание моей длани.
- Что дальше? - прошептал я в ее ушко.
- прижми меня к стене... - прошептала она в ответ.
Я выполнил ее пожелание. Грудь Аннушки распласталась по шероховатым обоям.
- Сильнее! - потребовала она.
И я снова повиновался.
- Еще сильнее! - простонала она.
Собрав ее в охапку, я чуть присел и оттолкнулся ногами, едва не оторвав ее от пола.
- Замри! - скомандовала она негромко, и ,я снова повиновался.
Не прошло и нескольких секунд, как ее тело, стиснутое в крепких объятиях, изогнулось в экстазе....
Она была крепкой и отнюдь не легкой. Сдерживать ее порывы стоило немалых сил... Дрожа от напряжения, я вдруг понял что больше терпеть не могу...
Горячий поток неудержимыми струями хлынул в ее натруженное тело...
Аннушка сжалась и окаменела. И только плотное колечко растянутого ануса чутко сжималось в ответ на мои поллюции, доставляя незабываемые по своей волнительности ощущения... Заставляя извергаться еще и еще... пока источник мой не иссяк окончательно.

Когда сознание вернулось ко мне, я смущенно извлек из нее свое орудие и отступил. Аннушка, тут же обмякла, и не в силах стоять, медленно опустилась  на пол и обняла мою ногу.
Отдышавшись немного, она взглянула на еще горячий орган и без всякого стеснения заглотила его, обняв основание чудесными губками... Медленно, сантиметр за сантиметром, она извлекла его наружу, оставив все сладкое себе. Нежно облизав головку она нехотя оставила ее в покое и, наконец встала.
- Поцелуешь меня? - спросила она с ироничной улыбкой.
И я поцеловал. Мягко, но страстно. Совершенно не обращая внимания на солоноватый привкус своей плоти.
Аннушка покраснела от чего то, и опустила глаза.  Зажав промежность ладошкой, она слегка оттолкнув меня, поспешила в дамскую комнату в дальнем конце приемной. Но дверь, которую она прикрыла, медленно и беззвучно отворилась, позволив наблюдать за тем как она приводит себя в порядок. Заметив, что я смотрю, она стыдливо опустила глаза, но не стала прерываться.
когда она закончила и вышла ко мне, я опустился на колено, поднял ее платье и взялся за ягодицы. Потом жадно и с удовольствием впился в ее чистые губки, пахнущие цветочным мылом, еще раз...
Когда же она переоделась, мы покинули уютный офис вдвоем.

Провожая Аннушку до дома, я  думал обо многом. Ураган мыслей проносился в моей голове: Почему так случилось? И зачем друг мой так поступил... И действительно ли Аннушка -  сильная, взрослая женщина, так чувствительна к чужим прикосновениям?
Когда мы пришли, я набрался смелости и спросил:
- Аннушка?
- Да? - улыбнулась она.
- Я все не могу понять... зачем Саня... Александр... сказал мне... о твоей особенности, или слабости... Не знаю как сказать.
Она Улыбнулась несколько напряженно...
- Я... сама просила его.
- Вот как...? А почему сразу... не поговорить со мной?
- Видишь ли... удача улыбается только смелым. Так должно быть всегда.
- Ясно... все таки проверка на вшивость состоялась.
- Ну, не принимай все так буквально...
- Да, да... конечно.
В душе сразу поселилась какое-то отторжение, и чувство того, что меня технично поимели. Грамотно спланировав и расставив события по местам.
А может все это игра, до последнего вздоха? И вовсе она не такая загадочная. Так, часть сценария...

- Ну, - вздохнула Аннушка - мне пора.
- Давай... увидимся - вежливо, но сухо отозвался я.
Она кивнула головой и почти уже пошла. Не знаю зачем, но я положил руку ей на плече и провел ладонью ,на последок, по ее спине...
Аннушка вздрогнула и замерла как тогда. Взглянула на меня своими расширенными зрачками и спросила дрожащим голосом:
- Ты... зачем это сделал... сейчас?
Я пожал плечами, не зная и сам.
- Я же...  как теперь... быть?!
- Этаж у тебя какой?
- Третий....  - прошептала она снова краснея - Но за лестницей есть укромный уголок... там никто не ходит...
Аннушка облизала мгновенно пересохшие губы. В глазах ее появился тусклый, плохо скрываемый огонек. Она взяла меня за руку и потянула за собой...

Через несколько минут, мы  тихо совокуплялись в тревожном полумраке старого дома. Длинный разрез на ее юбке оказался очень кстати и ничуть не мешал. А старые перила, к которым она была прижата, позволяли мне входить медленно и глубоко, заставляя Аннушку сдавленно взвизгивать каждый раз...
Осенним вечером никто не спешил покидать теплых квартир, Аннушка была где-то далеко, вне времени и пространства, а я никуда не спешил...
Тихая возня и всхлипывания истомленной женщины еще долго тревожили тишину уютного полумрака....

Комментарии  

 
АНДРЕЙ
0 #1 АНДРЕЙ 01.01.2013 22:11
трахни меня в рот пиздой-89066722 710
Цитировать
 

Афоризмы

Воспитанный мужчина не сделает замечания женщине, плохо несущей шпалу.

Последние новости

Я оказался в щекотливом, мягко говоря, положении,...

Статистика