Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

Утром. Меня с трудом отмывал Геннадий, он прежде всего стирал надписи на мой морде, шее, ногах. Оставим только те, которые мог скрыть сарафан. Как обычно я вышла на крыльцо голой, но Гена стоял уже на полпути к следующему подъезду. Я ему показала пальцем вокруг виска, но всё же бегом до него добежала и стремительно одела сарафанчик. Ты что творишь – мне же здесь ещё с мужем жить. В отделе меня снова поставили на пьедестал. Как и всем мужчинам и я тоже с любопытством стали изучать надписи, что могла прочитать на грудях, животе и пахе. На этот раз рисунков была куда больше. Я была вся разрисована, ну как туалетная стена. Оказывается Гена и не подумал стирать надписи между ног и задней части ног. И значит, они были видны прохожими. А там, на ногах было и такое, давалка с 59-ой квартиры; Сосу всем. Значит, прохожие, что шли сзади могли это прочитать? Господи как я пала?

Мало того Саша хвастался какую красивую прелесть они нарисовали по всей окружности шеи, и просто Гена всё это утром смыл. Но основные надписи – была Я замужняя шлюха Ольга Ивановна с 59-ой квартиры была отрахана 4-го июня. У дома № 16 в 32-ом квартале и далее подписи. Подписи шли с нумерацией от 1 и до 14. И после каждого такого номера – стояло уточнение: 1 раз спустил, 2 раза спустил; и у одного значилось: 4 раза спустил. Внизу стояло ИТОГО: 40 раз траханая. А далее приписка – рекорды отложены на завтра. Приглашаю всех 5-го – приводите друзей!



От прочитанного, я так и стояла, не зная как реагировать. Все решили – пусть надписи красуются. И прямо на эти надписи очень хорошо подойдёт спецодежда на сегодняшний день. Саша достал какую-то чёрную материю. И попросил меня протянуть руки сзади – мол, одевается как пиджак. Я протянула руки сзади, и он расправил кусок этой чёрной материи. Действительно данное одеяние напоминала жакет, потому как спереди имела много пуговичек, наверное, штук 8. Самая верхняя пуговица была на уровне горла. Как и вчера, моё горло было закрыто. На этот раз - чёрной полоской. Плечи мои были закрыты, но не сплошной материей, а полосками этой материи формируя, даже и рукава, аж до локтей. И одежда сама состояла из центральной полоски от горла и до нижнего ободка двух полосок, которые шли от горла и к нижнему ободку, а так же толстыми полосками от подмышек и до нижнего ободка. Это были самые толстые полоски примерно величиной с палец. Все восемь пуговиц с трудом застегивались.

Явно обтягивающая конструкция получалась. А вот этих вертикальных ободков проходила масса горизонтальных очень узких чёрных полосочек, но разумеется их значительно меньше чем открытого моего тела. Сиски мои буквально проваливались через эти редкие горизонтальные чёрные полоски. А вот нижний ободок был выше, чем моя интимная стрижка. Мало того: спина была вообще с глубочайшим декольте. Жопу мою горизонтальные полоски едва скрывали. Я опять была, как на ладони, голой. И все надписи как на сиськах, животе, жопе без каких либо проблем легко читались среди плохо прикрывающих горизонтальных полосках. Саша при этом не поленился надеть на меня губой шарфик, который впрочем, был вполне прозрачный.

Меня опять выставили с пьедестала на стол, продефилировать. По громкой связи, Катя объявила. Ольга Ивановна – на проверочку пройдите к шефу. Я спустилась со стола. В засос поцеловала Сашу, привычно пошалив ручками в его штанах. И пошла к шефу. В холле были мужчины. Я к ним повернулась, деловито поздоровалась. Ни кого из них я не знала. Попробовала при этом нижний ободок опустить ниже чем моя интимная причёска, мне это удалось, но эффект получился обратный, горизонтальные полоски и ещё больше разошлись и сквозь них сиськи от этого и ещё больше из них вывалилась, до и надписи стало от этого ещё лучше прочитать. Лано – всё равно ебать будут, и двинулась дальше.

Гена прямо обалдел - увидеть меня в таком одеянии. Посмотрел, насколько же хорошо смотрятся надписи, и сказал ну иди к врачу – пусть он начитается. Я прошла по длиннющему балкону и зашла в гримёрку. Врач меня ждал. Платья снимать ни какой необходимости не было. он водил авторучкой по моему телу. тщательно всё переписал с моего тела. Сама материя одеяния водить по мне авторучкой и пальцами рук ни как не влияла. Я себя в этой сетчатой материи чувствовала себя как полностью голой. Раз уж через такую сетку всё читается беспрепятственно. Взял все мазки, анализ крови и вежливо сказал. До завтра, барышня, удалился. Я плюхнулась на один из диванов, поворочалась и вырубилась.

Сквозь сон я чувствовала говор и Юрия, и Геннадия, и то, что ко кто-то пытается пристроится, что бы потрахать. Я ни сколечко не сопротивлялась – но было это - не было, не знаю, может и снилось. Но на мне была какая-то одежда, и я смутно воспринимала эту одежду как одеяло. Наконец-то я очнулась. Низ живота ныл, на мне был тот самый призовой костюмчик от Александра, но все пуговицы были расстёгнуты, вставать ни как не хотелось, дверь на балкон была открыта, на столе передо мной появились яства. Я съела кусочек, того, кусочек сего и снова погрузилась в диван совершенно не интересуясь, сколько сейчас времени.

Я оживала, а может быть и ещё покемарила и даже вновь уснула – не понятно, но через какое-то время очнулась уже бодренькой, валятся было очень уютно, но вдруг поняла – ни кто за мной тут не придет, если я сама не пойду. А я не пойду, тут и так кормят хорошо. Вот эта мысль! От сладостного такого предположения, что тут уютно, я уже вырубилась глубоко и надолго. Отлично выспавшись, я сперва включила мозг, давая всему остальному телу томится в блаженстве утопая в мягком диване под пушистым одеялом. Откуда оно взялось – без разницы. Мысли стали более чёткими, а вместе с тем и настроение поднималось. Пойти искупаться?

Может быть, и я стала более детально осматривать характер-типажи рисунков, поводив пальчиком по их контурам. Вдруг представила, что сами же рисунки делались фломастером или ручкой прямо во время траха. Интересно, что испытывает мужчина, когда он делает свои рисунки на теле женщины, которая подмахивает навстречу его члена? Я сделала несколько толчков, показывающее подмахивание. ДА! Какое же это стремление, первобытное, выразится в своих рисунках или желание унизить женщину?

Ну, как-бы со-стороны послышалось: «О! не успела проснутся, а включился мозг аналитика. Ну-ну. Курить будешь?» это с балкона послышался голос Геннадия. А как ты тихо подошёл, ну так я знаю – спишь, ну и спи, отдыхай тем более, что нам всё равно когда же проснешься. Мы и поедем на дачу в Пете и Люсе.

- Сегодня не могу у меня встреча с 14-тью мужчинами в 32-ом квартале – ну очень ехидно парировала я.

- Да натрахаешься ещё с ними.

- А на даче меня есть, кому трахать?

- Да – найдём. Там вообще ебля через аукцион. Тебе понравится.

- А кому сегодня я стану призом у нас тут?

- Мы с Юрой считаем, что Петя.

- А почему Петя?

- Так только он один, оказывается, и сможет поехать на три дня с нами на дачу. Я всех заранее ещё утром переспросил.

- Зачем он нам на даче?

- Да просто по сценарию мы разыгрываем замужнюю женщину, так пусть муж и видит, кто жену ебать будет. Ты не согласна?

- Да-нет согласна, но только, что бы только одновременно трахали. А если по очереди – призёр, потом - муж, потом призёр потом снова муж. То это не интересно. Нет, я только в групповике сейчас оргазм получаю.

- Ладно учтём, ну что пошли в отдел вручать тебя, как Приз будем.

Развернул меня на спину, ну нету места где писать. И взял и написал на лбу – Пётр. Застёгивайся. Пошли. В отделе меня и даже на пьедестал ставить не стали – Гена всех просил читать на лбу. Пётр просиял. Я же его зацеловала и заодно сразу полезла во внутрь штанов. О это Петя-Петушок. Это совсем не скучно, этот может женщину возбудить своим поцелуем. Я же засунула руку в трусы . Хуй его стоял, соскучился? Аха, ты мой приз Петенька аж на три дня. Ты в курсе? Нет не в курсе Хуй его так напрягся, что трудно было воздержатся от того, что его тут не вытащить. Давай пошли в комнату, не могу, как тебе хочу вдуть. Вдуешь- вдуешь, осёк его Геннадий. С нами на дачу поедешь на три дня? Поеду, ответил Петя, ну тогда поехали. Нам надо будет к тебе домой заехать, ну там щётку зубную забрать, плавки покупаться или что-то ещё? Да-нет, я и так всегда готов. Ну а Вы Ольга Ивановна? Домой, ну если красиво одеться только. Я тебе оденусь – в сарафанчике – по старинке.

Напоследок, по просьбам коллег, а всё же залезла на стол, но только лишь для того, что бы широко раздвинув ноги и замереть в позе – смотрите на мою киску. До понедельника следующей недели – её не увидите. Надписей во внутренней стороне ляжек было предостаточно. Гена сейчас подтирал лишь, те которые не удачно стёрлись утром с внешней стороны ляжек. А Пётр стирал надпись Пётр с моего лба. Когда они на пару это делали, я утомилась держать ноги вот так широко раздвинутыми, да и груди изрядно сильно тряслись от манипуляций мужчин. Когда груди тряслись, то рисунки на сиськах от этого создавали «двигающиеся картинку», что-то типа «спускания с головки члена в открытый рот «красной шапочки». Такого рода прощания на уровне семиография от трясущихся сисек всех ввело в смех. Вот с таким состоянием весёлого хохота мы и удалились. Картинки и надписи на грудях, животе, спине и внутренней стороны ляжек так и оставались не тронутыми.

Был разгар рабочего дня, но уже под вечер. Лифт где-то застрял и мы по лестнице пошли пешком. Обалдеть, стыд-срам – да на меня же все смотрят, как будто я голая в этом сарафане. А ведь по ночам здесь спускалась вообще без сарафана, вообще голой. А тут Гена ещё со своим требованием ноги пошире расставлять. Я к Пете с вопросом - тебе–не стыдно, что твою девушку снизу просматривают-рассматривают. А разве у тебя писулька не красивая? Парировал Пётр. Ну, кто тут бляди – я женщина или эти двое мужчин. И тут только мы догадались – со лба надпись смыли, а вот ноги!

У меня же там надписи. И я первым делом хотела рвануть в уборную на первом этаже, немедленно стереть эти надписи. Гена и Пётр заметили, что осталось просто быстро пройтись по коридору и там сядем в служебную машину Юрия, на даче уже и смоем. Ладно, дошли уже до проходной. Но от самой мысли – что я совсем докатилась до бесстыдства, я откровенно мощно возбудилась. Да так сильно, что всё меж ног было настолько мокро и это так прохладой повело, что как только вышли на улицу, то волей неволей сама себе стала заминать грудь и надкусывать губу.

Сели в машину Петра. За рулём был водитель Петра, который был совершенно новым для меня человеком. Но, не смотря на это, Петя скомандовал: Садишься в любую машину сразу снимаешь с себя одежду и раздвигаешь ножки и рот держишь приоткрытым с улыбочкой. Давай раз-два-три. При этом Гена сидел спереди, а Пётр слева от меня. И это значит - я хорошо видна водителю в центральное зеркало. Что делать у меня вопрос и не стоял.

Сама себе скомандовала: «Поехали». И безропотно выполняю требования, глядя прямо в глаза водителю через центральное стекло. Отдай водителю сарафан – скомандовал Гена. Протягиваю ему сарафан из рук в руки. У водилы глаза полезли на лоб, когда он брал сарафан. Я была вся в надписях. Бедняга – он ещё не видел надписи со стороны спины. Я, продолжая глядеть в глаза водиле, достала хуй Пети. А мне можно её трахнуть? Петя тут мявкнул, ну раз девушка держится за хуй своего мужа, показывая водителю, что Я во всю надрачитваю Петин хуй, то… И тут вклеивается Гена: то, конечно, можно, давай пока нету Петра – спусти в Ольгу Ивановну палочку, а то ведь от возбуждения и с места же не тронешься.

Парень очень суетливо-спешно покинул своё мест и рванул на задние сиденье машины с моей стороны. Машина была огромной и мы спокойно расположились так: я взяла в рот член Пети и подставила киску для водилы, расположившись раком . Он сел рядом, но раком вставить в меня оказалось не реально и он оторвал меня от Пети прямо насадил всю меня сверху, на свой кол. Я распрямилась и он, со спины наяривая меня.

Член его во мне не имел чёткого ритма, так как при ебле читал все надписи на моей спине. Что четырнадцать человек в тебя вчера спустили 40 раз. Аха, и я ему старалась подмахивать пытаясь найти такт. Он так рьяно мял меня в своих объятиях, точнее мои сиськи, что, наверное, машина качалась не хило. Спустил он достаточно быстро и как только член его стал выпадать из меня, то меня, как переходящее знамя, сразу же насадили на хуй Петра, а водиле дали мой сарафанчик протереть свой хуй. Как же парень постанывал вытерая головку своего члена моим халатиком и одновременно не упускал возможность другой рукой не просто заминать мой клитор, но и даже просовывать пальцы между половых губок вместе с хуем Петра.

Вот в такой ситуации нас и застал Юрий. Уже при Юрии, который стоял и смотрел, водила вытер до конца свою залупу моим сарафаном и уступил место Юрию. Пока водитель устраивался на своем месте. Пётр в меня уже спускал. И меня как переходящее знамя передал, точнее, сразу нанизал же на хуй Юрия. «Ну что едем?» - спросил водила. Подожди, сказал ему Гена, местами с Петром поменяюсь, что бы после того как Юрий спустит в его жену, сразу на мой член насадить нашлю шлюху. «Ну, давай же, муж» - Гена буквально вытиснил Петю с его места, потому как его пришлось отрывать от моих сисек, которые трясь в ебле с Юрием. Юрий и не думал быстро спускать, я полдороги скакала на хую Юры и полдороги на хую Гены, А это чуть – ли не два часа дороги. Мы не стали заезжать вовнутрь дачного городка. Там просто перекопали дорогу. Меня буквально с хуя сняли, уже, когда машина остановилась возле ворот дачного городка. Ноги сильно затекли. Я даже и не сразу натянула на себя халатик, который опять насквозь был в сперме и выделениях всех четырёх мужчин с кем я приехала.

У входа нас поджидали Пётр с женой Люсей и с жена Гены – Леной Они познакомились с Юрой , водителем Юры и Петром, что бы не путаться – нашего Петра договорились звать его петушком, точнее даже – муж-петушок. Геннадий очень демонстративно передал меня в введение жены Петра – в ведение Люси. Люся жизнерадостно заметила: «что какую-то кошку-дранную всю в спущёнке привезли?» И обратилась ко мне – ты чё всю дорогу трахалась? Я ответила – да. Чё за болезнь мне сюда несёшь? Гена по-деловому достал справку гинеколога, на которой значилось – что я на утро сегодняшнего дня ни чем венерическим не болею. И что большинство моих ебараей так же проверены этим врачом.

Ну а сегодня? По-деловому спросила Люся – ещё новые были. И я показала пальцем на водителя. Из новых – только вот он. Лано, в магазине у меня есть медпункт – пошли. Мы действительно подошли к тому самому крыльцу, на котором меня трахнули в прошлое воскресения трое сильных парней. Водила, заходи в медпункт – проверься. Ну а Вы муж и жена – зайдите – что-то для компании спиртное прикупите. Мы зашли в магазин. Слева были прилавки, а справа была дверь с надписью медпункт. Я так и обалдела на меня смотрел один из трёх парней, точнее тот самый первый, что меня начал трахать на крыльце этого магазина.

Он перепрыгнул через прилавок и сходу расстегнул на мне верхнюю пуговицу. Груди не просто вывались прямо в его лапы. Они выкатились вместе с рисунками и записями. Охватывая груди руками и вращая их, он демонстративно налюбовался надписями и рисунками. Он спросил – откуда это – я ответила, да вот мой муж любит художничать на теле своей жены. Муж? А что муж специально приехал посмотреть на аукцион? Ну да, а что такого и специально для аукциона навёл красоту. Мужчины друг другу представились. Я, обращаясь к Петру до уточнила – помнишь я тебе говорила, как трое сильных парней меня трахали? Так вот этот парень, что мнёт сейчас голые груди твоей жены, это и есть один из тех парней, что на крыльце этого магазина и трахали втроём.

Давай Петенька я тебе тут рубашечку подберу, надоел твой официальный вид. И я хотела застигнуть пуговицу, но Пётр опять остановил – нет, тебе так идёт, дорогая, так и оставайся и тут же даже напротив – отстегнул мне нижнюю пуговицу. Я тут вырвался наружу моя интимная причёска и надписи, что были там. Мы стали выбирать рубашку. У Пети было атлетическое тело. Мы выбрали роскошную рубашку с коротким рукавом, подчёркивающее его мускулы. Водила, тем временем, вышел от врача и уставился в дверь в изумлении. Мы пока выбирали рубашку, ни разу не оглядывались. Сейчас от воплей водилы были вынуждены обернутся.

На всю дверь красовалась афиша, на которой была изображена девушка – это Я, собственной персоной! Из одежды: с одним единственным Пером на голове и ожерельем на шее, и золотым пояском на бёдрах, Я стояла в позе балетного взлёта с оттягивающей одной ногой. Довольно точно при этом была сохранена рельефность моей прошлой растительности на киске. И о боже: даже расположение родинок на внутренней стороне бедра. Точное копирование с моей фотографии. И надпись: «аукцион на Замужнюю приму Ольгу состоится в субботу. Вход по медицинским справкам. Консультации у продавцов магазина». Так аукцион завтра что-ли? Да решение было на завтра. Но уже есть желающие – их 8 человек – они проплатили справки и готовы сегодня, вот Вас внезапно и вызвали на сегодня.

Мы рассчитались за рубашку и за выпивку. Оставили в магазине 3050руб. Продавец, промяв демонстративно ещё раз мне груди и сказал: «Ольга отдайте чек Люсе, она просила». Зачем? Ну, может компенсировать Вам, не знаю. Мы вышли из магазина. Люся, как увидела мои вывалившиеся груди и изменённую интимную причёску, сразу скомандовала: расстёгивай пуговицу. Сарафанчик упал. А начитавшись надписей на спине, скомандовала: брысь к медикам , пусть наш врач тоже проверит. Я в голом виде пошла назад в магазин. Все анализы у меня вновь взяли, а заодно я успела отсосать и самому врачу и обоим продавцам. Мне пришлось весь тройной коктейль спермы почти полностью прогладить. Так, выйдя из магазина, я первым делом поделилось спермой в страстном поцелуи с мужем-петушком.

Меня выставили чуть вперёд и следом вся толпа потянулась. Да, я иду голой! А когда-то боялась выглядеть как голой, а сейчас я от магазина и до дачи иду абсолютно голой уже не ночью, а днём. Оглянувшись, я поняла: толпа подпитывается зеваками. Несравненную Ольгу на поебит ведут, разнеслась весть по дачному посёлку. Как ведут. ГОЛУЮ. ГОЛУЮ? ДА, голую! И муж с ней, ему интересно как его жену трахать будут! Да брось ты – да вот он сзади идёт. И Петушку нашему пришлось кланяться. А когда аукцион. На 21 час. И масса конкретных оценочных возгласов; и так все 500метров. Я была шокирована. Вот так меня рекламировали. Хотя почему бы и нет? Быть вещью для аукциона – наверное, это не каждой женщине посчастливится.

Конечно, к даче Петра и Люси было приковано огромное внимание, нас с Петушком отвели в глубь сада где встретили трое одетых в артистичные костюмы молодых людей. А вся остальная компания расположилась на ближних подступах сада, что бы жарить шашлыки и одновременно отвечать на вопросы зевак, которые облепили забор.

Парни были из развлекательно-ресторанного центра, который был не по-далёку от этого дачного посёлка. Этот центр был собственностью Петра, точнее Петра и Люси. Не обращая внимание на мужа-Петушка они крайне непринуждённо меня завертели в танце, объяснив мне по ходу дела, как будет строиться танцевальная часть аукциона. Прежде всего, показали особенности Огромнейшей беседки, которую на время превратили в демонстрационно-танцевальную площадку. Оценили мой уровень танцевальных способностей, умению вести себя раскованно… Мне безумно нравилось вернуться в свою танцевальную стихию, которая для меня исчезла 17 лет назад.

Конечно, нам не давалось бы вот так с одной репетиции создать единую композицию из трёх танцующих одетых мужчин и одной голой дамы с тяжёлым бюстом. Для выполнения тех или иных элементов нужен был корсет, что бы груди мои не разлетелись бы с размаху в разные стороны. Но Люся требовала – пусть будет голой. Тут вдруг выяснилось, что муж-петушок захватил мою сегодняшнюю служебную одежду на восьми стягивающих пуговицах. Достал всё моё платье прямо с заднего кармана брюк. Меня стянули на эти 8 пуговиц и попробовали сделать элементы, при которых раньше у меня сиськи могли оторваться. Сейчас, конечно они так же голыми высовывались, но хотя бы держались без излишней амплитуды.

Мы ещё и ещё раз отрепетировали эти па. Потом снова сняли с меня это платьице. И я пошла, звать Люсю. Мы вернулись с Люсей – показали, как нам не удаётся сделать то-то или то-то, когда я голая, а так же как удается сделать красиво уже с этим платьем. Люся была в восторге от такого платья. В таком восторге, что хотела присутствовать на репетиции. Но какой там - у нас оставались буквально минуты до назначенного времени. Люся сказала – лано убедили - давайте в этой сетке-платье. Ну и славно – от удовольствия, что всё так творчески складывается и от неожиданной помощи со стороны петушка, мы зарядились сумасшедшей энергией. Импровизированную сцену быстренько облепили самые наипростейшие стулья и табуретки, кто, что принёс. Определи шаг аукциона – 500 руб. Стартовая ставка, согласно чека в магазине – составляет 3500руб. Кто больше?

И пошла музыка. Ни кто не делает, ни каких ставок пока мы не оттанцевали первую минуточку. Пошли ставки 4000, 4500 и без запинок ушло за 10000. Мы танцуем следующий танец. Аукцион как того и требовала Люся закончился за полчаса и обязательно в голом виде. Восемь пуговиц растягивали и всё, что было наиболее сложное сделали пока сиськи ещё стягивались пуговицам. И тут Люся объявляет, что победитель ни каких денег в размере 27500 руб. не отдает, а идёт со своим призом в магазин и возвращается с выпивкой-закусоном и чеком на 27500руб. А пусть муж идёт сзади и тащит купленную в магазине выпивку. Победитель может немедленно приступать к лапанью-целованию своей наложницы. Но трахать будет только на втором этаже нашего особняка – всю ночь!

Меня подвели к какому-то бизнесмену, стоящего неподалёку в шортах. Парень был вполне симпатичный, и я бросилась в засос, на него повиснув у него на шее. При этом мне помогли принять ту стойку, которая была на фотке-плакате в местном магазинчике. Он сам ошалел от изврат моих шаловливых ручек. Нас вывели за пределы калитки. Мы, целуясь с ним, пошли к магазину. Петушок шёл следом. Борис просто представился бизнесмен. Ольга – так же коротко представилась и я. И мы пошли с ним целуясь-и-целуясь.

По дороге до магазина пришлось рассказать, что ради аукциона я динамлю назначенную на сегодня встречу с 14-тью мужчинами. И все Ольга спускают сюда, сказал Борис и по-хозяйски засунул разом несколько пальчиков вглубь моей киски. Я была сильно возбуждена и лишь шире расставила для его дальнейшего прохождения его руки свои пухлые ножки. И сколько ты от траха с такой толпой берёшь? спросил бизнесмен Боря, проворачивая пальчиками в моей киске. Я от возбуждения и течки уже и ни чего не могла отвечать, но всё же ответила: «Ничего не беру. Просто отрываюсь». Видя как я быстро улетаю от его рук, он наконец, прекратил меня терзать – вынул руку. И мы смогли продолжить путь к магазину. Все соки, что были на его руке он так же по-хозяйски вытер об мои же сиськи.

Ещё я ему сказала. Боря, если ты не жадный и мною поделишься с другими мужчинами за сегодняшнюю ночь, то ты увидишь необычный оргазм с моей стороны. На, что Боря заметил, так тебя так и так трахать будут тебя хозяева дачи и твой муж. Ведь так!? Да, конечно, но главное, что бы они видели, как я трахаюсь с тобою. Ну, стало быть, тебе, Ольга, нужна демонструха? Лады сделаем, раз просишь.

После двухчасового уединённого секса, мы вышли в народ. Боря, ну чисто формально чуть-чуть в компании посидел и куда-то исчез. Меня время, от времени, хозяин дачи-Петя и оба моих начальника (Гена и Юрий) раскладывали по очереди. В разных позах, в разных уголках дачи. Боря меня так и не послушался, он так и не стал ко мне прикасается уже в последующей группавухи. А зря, дурачок, так и не узнал из-за этого, как играют мышцы моего влагалища, когда у меня идёт оргазм во время публичного траха. Но, о таких моих способностях сегодня узнал хозяин дачи – Пётр, да и ещё ряд мужчин, которые так или иначе меня в этот вечер поимели на халяву.

На следующий день я перешла из подчинения Люси в подчинение её мужа Петра. Люся занималась торговлей. Один из её магазинов, ну тот, что был в этом дачном посёлке, чуть приподнялся в своём обороте за счёт вчерашнего аукциона. Теперь мне предстояло сегодня и завтра поднимать обороты владельца ресторанно-гостиничного комплекса, которым владел Пётр. Этот комплекс располагался не по-далёку, возле станции. Я даже и не задумывалась, что вышли с дачи, т.к. дорожка от дачи до магазина уже не раз была проделана мною в голом виде. Я вот от магазина и до выхода из дачного посёлка я впервые сегодня осваивала для себя в полностью голом виде, правда в компании нескольких мужчин. А вот на этой улице народ действительно ходит и народу довольно много, я даже краснела от нескольких высказываний, которые сыпались на меня на этом пути.

Но, наконец, мы выехала с дачи. Что же вы со мной делаете, мужчины, я же так совсем стыд потеряю. Слава богу, что хотя бы вплотную подъехали к служебному входу, но всё же Петя уж слишком демонстративно водил меня по всему комплексу и как мы, на показ крутил меня перед всеми сотрудниками его заведения, коих было и не мало. Меня отдали в распоряжении тех двух парней, которые меня тренировали вчера и которым я, до кучи, тоже дала себя потрахать.

Сегодня меня одевали в различные наряды для бразильских танцев. Тренировались прямо на самой огромной дискотечной площадке. И так, не обратив внимания, что потихонечку вечерело и потихонечку, кол-во мужчин с кем я взасос целовалось, и обнималась, и прижималась в танцах, переходило всякие разумные приделы.

Достаточно внезапно для меня началось само кабаре. Кабаре-представление мне понравилось: уютно, неяркий свет, публики немного. Танцевальная музыка сменялась сольными выступлениями певцов, пародистов, фокусников и т.д. Сначала все складывалось нормально: Геннадий и Петр поочередно пригласили меня на танец, затем подошли к стойке бара и немного выпили. Вдруг Петя потребовала от меня снять лифчик. Так как я была в блузке, это не осталось незамеченным; мужчины, стоявшие у стойки и сидевшие поблизости, с интересом разглядывали меня, пока я избавлялась от бюстгальтера.

Мы по-прежнему сидели на высоких стульях у стойки и потягивали вино, часто танцевали. Время перевалило за полночь. Петя потребовала от меня снять трусы. "Здесь, здесь, не надо никуда ходить!" – опередил меня повелитель, когда я, было, собралась выйти в туалет. После этой операции я завладела вниманием почти всех мужчин. "Слава Богу! Кажется, очередное испытание приближается к концу", - подумала я. Увы, я поспешила с выводами: меня тут же пригласил на танец Петр. Танцевали всего три пары, поэтому мы были у всех на виду. По ходу танца Петр расстегнул застежки и молнию на юбке, которая не соскользнула с меня только потому, что партнер прижимал меня к себе. Как только Петр слегка отстранился от меня, юбка упала к моим ногам, и я обнажила публике свои достоинства, которые ниже пояса. У одних это вызвало большое удивление, у других - не меньшее... восхищение.

Танец закончился, и мы вернулись к стойке. Я не знала, как себя вести дальше. Как всегда, меня "выручала" Люся: подойдя ко мне, она молча обрезала застежки на моей блузке. Теперь те, кто не остался равнодушным к моим прелестям снизу, могли любоваться пышными сиськами. Я была в трансе... Лена успокоила меня: "Осталось станцевать в таком виде один танец, рок-н-ролл". Спектакль удался на славу: я танцевала в гуще публики. Кто просто смотрел, тот, кто не верил своим глазам, пробовал меня на ощупь... Последние аккорды танца смолкли, мой сольный номер окончился, и я с ужасом заметила, что стою одна совершенно голая среди незнакомых людей.

Подходит директор заведения Пётр сердечно благодарит меня за бесплатное представление, которое я устроила для его клиентов. Сообщает, что аукцион состоялся прямо во время моего последнего танца. Я досталось одному господину, который ждёт меня в своих апартаментах. Он был настолько возбуждённым, что, не смотря на свой солидный вид меня, замял своими лапами и обслюнявил в поцелуях, руки у него дрожали от перевозбуждения. Он вывел меня на улицу. И при этом даже и не подумал меня прикрыть хоть чем-то. Да мне и не привыкать – показываться на публике голой.

На улице пришлось преодолеть еще метров сто, чтобы попасть в гостинцу. А это оказалось не так просто: отъезжавшие тачки врубали полный свет, клаксонили, как бы салютуя мне... оказывается меня за 75 тыс. рублей выиграл какой-то бизнесмен армянин. Я в роскошных апартамент отдалась ему, а потом следом и двум его охранникам. После чего меня отвезли один из охранников. Он не удержался на дороге и вновь мною овладел на полпути. Но уже в отсутствии шефа, он из молчаливого качка вдруг предстал в хама-и-быдло – путая армянские и русские слова – он трахал меня как будто делал одно-и-тоже резкое импульсивное движение по толканию штанги и при этом матерился-ругался с оскорблениями. После того как удовлетворился, совершенно бесцеремонно, как кусок тряпки, снова затолкал меня в машину.

На воротах к дачному посёлку. Опять так же внезапно преобразился – сначала на моё голое тело накинул свой безразмерный пиджак. Демонстративно галантно вывел из машины. Его пиджак прикрывал – всё, почти до колен. Теперь он вновь заботлив и опять молчалив. Лишь только кивком головы меня передал в руки Люси и хотел ретироваться. Люся его окриком остановила и сняв с меня пиджак, передала его охраннику. Поразительнейшие метаморфозы у этих впечатлительных кавказцев. Да и бог с ними: очередное испытание выдержано! Теряюсь в догадках: что же они придумают в следующий раз?

И ни чего особенного – на следующий день всё повторилось почти с той же точностью. Всё так же с дачи привезли. Одели в бразильский карнавальные одеяния и всё так же под дикой ритм рокен-рола разыграли, выебали и отвезли уже не на дачу, а домой. И в дачном посёлке и развлекательной центре я настолько органично легко себя чувствовала голой под взглядами десяток совершенно посторонних мужчин, что совершенно не осознавала, что уже вернулись в город. Всё так же, по привычке, громко разговаривая и смеясь, вышла как обычно совершенно голой из машины прямо возле своего подъезда. Даже не сразу осознала, что тут не дачный посёлок же… но было поздно.

Прямо в подъезде я и Пётр столкнулись с пацанами, но так как было темно, то я довольно смело пошла через них, но на этот раз пацаны мне совершенно бесцеремонно очень грубо ощупывали. Смутно-смутно вспоминается картинка, что я при этом блаженно выпячивала им на встречу свои груди и кого-то по-матерински прижимала к своим сиськам и между сиськами. Но все воспоминания к дыму, ну как бы, не со мной! Ощупывали пацаны моё тело! Пацаны из подъезда в котором я живу?! Я же сама давала советы, как надо мять сиськи 4-го размера, как их крутить и как сиськи раскачиваются! БРЕД, не может быть! Я теперь падшая блядь для сына?!

Видимо я была пьяна и обкурена кальяном и СЕКСОМ-СЕКСОМ-СЕКСОМ. Да ещё и каким сексом: я, оказывается, не просто, с развлекательного центра голой переходила дорогу в направлении гостиницы, но умудрилась с водителем того победителя аукциона публично потрахаться уже на выходе из его гостиничного номера. Правда к тому моменту на улице ни кого и не было. Но трах с водителем видели несколько загулявших зевак и все без исключения служащие той гостиницы.

Девушки и какой-то их предводитель – мужичок буквально толпою стояли рядом – я была для них как на ладони. И вот, наконец-то, из-за вот такой публичности и из-за того, что в номере гостиницы за два часа траха я так ни какого оргазма и не получила, то тут вот он – ОРГАЗМ! СМОТРИТЕ, как в меня спускает водитель и как он вопит, от того, что я в своём оргазме всасываю его член своими мышцами. Да, три часа ночи! Да уже почти утро, но всё же, какая демонструха-то! Вот это да! Сколько разгорячённых мужских-и-женских взглядов, сколько похабщины, сколько пьяных развязанных острот за эти три клубных дня! ЖЕСТЬ-ЖУТЬ! Сколько бешеных танцев-танцев-танцев, все возможных напитков-дурмана. Я решила догнать упущенное студенчество?!

Это как калейдоскоп дней-ночей-всё-в кучу. Я упустила из виду сам факт того, что в ночь на понедельник была уже не далеко-далеко от города и, напротив, уже в самом городе?! Со всем наркотическим дурманом, в лёгкую, чуть было не отдалась заодно ещё и пацанам в подъезде собственного дома. Как такое произошло? Да фиг с ним: дома я просто вырубилась.

Следующий рассказ будет называться:

Ольга 10-ая часть. Теперь и сосед подключился.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

"Я люблю путешествовать, посещать новые города, страны, знакомиться с новыми людьми." Чингисхан

Последние новости

Сволочи, придурки, уроды, ненавижу, отдайте быстро...

Статистика