Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 2.00 (1 Vote)

Основано на реальных событиях, имена персонажей изменены, место произошедшего по понятным причинам не называется.

И скудоумному сказала она: «Воды краденые сладки, и утаенный хлеб приятен». Притчи Соломоновы, 9:16

Лекция закончилась и в зале поднялся шум и гвалд. Все повтавали с мест и захлопали крышками столов. Наступил перерыв и нужно было идти в аудиторию на двухчасовую пару практических занятий. Сложив тетради я встала со скамьи и вышла в коридор. Наскоро перекусив в студенческой столовой я спустилась по крутым ступенькам на первый этаж и направилась в туалет, расположенный недалеко от раздевалки. Проходя мимо, я заметила, что в раздевалке кто-то есть. Невольно повернув голову, я увидела влюблённую парочку, целующуюся между стоек с пустыми вешалками. Стараясь идти тише и не мешать, я проследовала дальше к туалету. «Тоже мне, нашли место, ещё бы на трибуну забрались» — подумала я и на цыпочках прошла мимо. Те не обратили на меня внимания и продолжали обниматься. Туалет был рядом и напротив на стене висело огромное зеркало.

Я взглянула на себя, поправляя причёску. В поле отражения попала всё та же парочка и в парне я вдруг узнала своего Сергея. Я обомлела и стояла столбом, разинув рот. Глядя на то, как он страстно обнимает и тискает какую-то девицу, я растерялась вконец. Вот это да. Как же так, ещё позавчера у меня дома он клялся и божился мне в вечной любви, говорил мне ласковые слова, что я у него единственная и неповторимая и всё такое. Естественно, я развесила уши и в который раз потеряла голову. Он трахнул меня прямо на диване в прихожей, приспустив свои штаны и задрав мне подол юбки. Мы трахались в одежде, и жёсткий диван громко скрипел. Уже потом мы трахались в моей мягкой постели, раздевшись полностью, и я слышала от него всё те же слова. Я была на седьмом небе от счастья и считала, что он меня любит. И вот теперь я случайно застукала его в радевалке с какой-то девкой и он говорил ей то-же самое! Какая же я дура набитая. Негодяй! Во мне вдруг поднялась волна негодования и я решительно направилась в их сторону. Они были так увлечены, что не заметили моего появления. Этот бабник уже стащил с неё лифчик и мял её голые сиськи, а другой рукой шарил под подолом её юбки. Девица, запрокинув голову, томно стонала.

— Так вот какая у тебя верность и любовь — громко сказала я, подойдя к ним вплотную — сегодня со мной, завтра с другой, а послезавтра с третьей? Интересно, сколько ты уже тут баб перетрахал, пока со мной встречался?

Они вдруг остановились и уставились на меня, тяжело дыша. В раскрасневшемся лице девицы я узнала Наталью из соседней группы, с которой давно и тесно дружила.

— Вообще-то я сейчас уйду и можешь продолжать в том же духе — обращалась я к Сергею — а это — я сняла с пальца золотое колечко, которое он недавно мне подарил на моё двадцатилетие — можешь теперь подарить ей — я швырнула кольцо на пол к их ногам.

— Ну а ты — обратилась я уже к Наталье — ты-то как могла так поступить по отношению ко мне. Ещё подруга называется. Парней тебе вокруг мало.

Наступила немая сцена. Они никак не ожидали увидеть меня здесь, во всяком случае он уж точно не ожидал. Разинув рты, они молча смотрели на меня.

— Пусти — проговорила Наташка и оттолкнула его от себя. Быстро отряхнувшись, она выскочила из раздевалки и побежала прочь по коридору.

Я стояла напротив Сергея и смотрела ему в его бесстыжие глаза.

— Ну что же — сказала я ему прямо в лицо — желаю счастья в личной жизни, не буду больше путаться у тебя под ногами, ты свободен, делай что хочешь и трахай кого пожелаешь.

Я повернулась на каблуках, и гордо подняв голову, пошла по коридору, оставив его одного.

— Ира, подожди, постой, не уходи — Сергей догнал меня уже у входа в вестибюль.

Он обошёл меня спереди и продолжал:

— Это совсем не то, что ты думаешь, я сейчас всё тебе объясню.

Я посмотрела последний раз ему в глаза и влепила ему звонкую пощёчину, злорадно подумав о том, что рука у меня и вправду тяжёлая. Отодвинув рукой его в сторону, я вышла в вестибюль и, стуча каблучками, направилась к выходу.

— Ну и дура — кричал он вслед — со своей ревностью так и замуж не выйдешь, и детей не нарожаешь! И девой старой всю жизнь будешь! — орал он на весь вестибюль.

Не оборачиваясь, я вышла из института и прошла к парковке, где стояла моя старенькая дэо матис. Открыв дверь, я уселась за руль и всунула ключ зажигания в замок. Машина завелась, но я не трогалась с места. Внезапно перед глазами всё поплыло и я горько разрыдалась, уронив голову на руль. Телефон в моей сумке не переставал звонить, но я не обращала на него внимания. Нарыдавшись вволю, я утёрла глаза и надавила на газ. Развернувшись, я выехала за территорию института. Мне нужно было побыть одной и, наплевав на практические занятия, я поехала домой.

Всю дорогу я думала о том, что увидела в этой чёртовой раздевалке и не хотела в это верить. Мы встречались с Сергеем с самого начала учебного семестра почти полгода и на летних каникулах собирались пожениться. Нашим отношениям многие завидовали и считали нас отличной парой. Теперь же не о какой женитьбе не могло быть и речи. Сергей внушал впечатление уверенного молодого человека, любящего и преданного, и мне было с ним хорошо и спокойно. И я в мыслях не допускала, что он гуляет от меня на стороне, да ещё с лучшей моей подругой. Я настолько доверилась его словам и расслабилась, что даже не заметила измены. И они скрывали от меня свои отношения и лгали мне в глаза. Негодяй трахал меня, а затем шёл к ней и трахал потом её. Интересно, как давно он от меня гуляет? Чего ему со мной не хватало? Я удовлетворяла его любые сексуальные прихоти, давала ему во все места, и даже королевский минет ради него научилась делать. А этот лицемер пудрил мне мозги и спокойно трахался от меня на стороне.

Я что, страшила и уродина? Вроде нет. Стройная гимнастка, мастер спорта, с идеальным тренированным гибким телом и тонкими чертами лица. И парни на меня заглядывались. Но молодость не вечна и нужно было создавать семью, и я выбрала Сергея. Просчиталась. Ну и чёрт с ним. Пусть катится к своей Наташе. И мир клином на нём на сошёлся. Я это переживу. С моими-то внешними данными у меня обязательно будет ещё выбор. Найдётся более достойная кандидатура, от кого и детей родить не стыдно будет. И Наталья тоже хороша. Постоянно видимся, общаемся и она виду не подаёт, что живёт с тем, кто находится рядом со мной. Ладно он, ни стыда ни совести, а она, как она теперь в глаза мне посмотрит? Лучшая подруга называется. Только вот того, что у меня с Сергеем было, из памяти не сотрёшь, и из жизни кусок не выкинешь.

Незаметно я подъехала к своему дому. Загнав машину в гараж, я открыла дверь и вошла в прихожую. Опять зазвонил телефон. Пройдя в комнату, я вытащила его из сумки наконец и посмотрела. Двенадцать пропущенных от Сергея и восемь от Наташки. Сейчас звонила опять она и я решила ответить. Поднеся телефон к уху я услышала её голос:

— Ира, что случилось, почему не берёшь телефон, прости меня, что не говорила тебе раньше, я всё не решалась, ну что у нас с Сергеем, извини меня, теперь ты всё знаешь, так что ещё раз прости.

— За что? За то что сказать не решалась, или за то, что парня отбила?

— Ну перестань, ты же всё понимаешь, не делай из этого трагедии, мы же ведь подруги с тобой.

— Теперь уже нет — сказала я и отключила телефон.

Упав на кровать и зарывшись в подушку я вновь разрыдалась. Ещё бы, потерять за один день жениха и подругу, это какой талант в кавычках иметь надо. Планы на счастливое семейное будущее рухнули в одночасье и по сути, теперь я осталась совсем одна со своими мыслями и проблемами. Наконец, когда слёз не осталось, я затихла. Сидеть дома и плакать в платочек уже не хотелось. Всё равно пожалеть некому, и я поехала в спортивный комплекс. В спортзале я устроила себе тяжёлую тренировку и выжала себя всю до капли. На душе стало немного легче и я поехала домой.

На следующий день я как обычно приехала в институт на занятия. Припарковав машину на стоянку, я направилась к учебному корпусу. У входа стоял Сергей и переминался с ноги на ногу. Он явно меня поджидал и подошёл ко мне.

— Ира, я жду тебя, я хочу сказать, ну, в общем прости меня, мы с Наташей тут решили пожениться, не держи зла, так получилось.

— А я не держу зла ни на тебя, ни на твою любовницу. Ты мне не муж, теперь вообще никто, вы оба для меня пустое место. Совет вам да любовь. Дай пройти, я тороплюсь.

— Ну подожди — он схватил меня за руку — мы что, вот так и расстанемся врагами?

— Я же сказала, ты мне не враг, а просто пустое место, и если сейчас не уберёшь от меня свою руку, я тебе её сломаю. Ты меня знаешь.

Он отпустил меня и отошёл в сторону. Я поднялась на этаж и вошла в лекционный зал. Народ понемногу собирался и я отыскала глазами Наталью. Она тоже заметила меня и отвела взгляд в сторону. Я решительно подошла к ней.

— У тебя остались мои вещи и учебники — сказала я не здороваясь — когда я могу их у тебя забрать?

— Может я сама завтра их принесу?

— Не трудись, я заеду за ними сегодня вечером, и сделай одолжение, хоть в этот раз будь дома одна. Я уйду, и тогда делай что хочешь, и живи с ним как хочешь, я не буду вам мешать и исчезну из вашей жизни — я положила перед ней на стол пакет с её вещами, которые она мне дарила и тетрадями, которые мы конспектировали вдвоём, и вместе готовились к занятиям.

— Хорошо — сказала она и опустила голову.

Я отвернулась и поднялась на три ряда выше, забравшись на противоположную сторону, поближе к другой группе студентов. Место рядом с Натальей осталось пустым. Сергей на лекцию так и не явился.

Наступил вечер. Я подъехала к дому Натальи и посигналила нашим условным знаком. Она появилась в дверях и смотрела на меня. Я вышла из машины и прошла через калитку. Наташа стояла на пороге в растерянности и молчала. Она явно не знала, как теперь вести себя в моём присутствии и щёку для дружеского поцелуя подставлять не стала.

— Проходи — сказала она наконец и я вошла в знакомую прихожую.

— Надеюсь, его здесь нет? — спросила я.

— Нет, на сегодня я попросила его уйти — она виновато опустила голову и прятала от меня свои глаза.

Я сняла туфли и демонстративно не надела домашних тапочек. Она забыла их мне предложить, и я прошла в комнату босиком. Я не стала никуда садиться и молча стояла, окидывая Наталью холодным взглядом. Теперь мы не подруги, и чтобы присесть, нужно ждать приглашения, а если такового не последует, значит оставаться стоя. И я всем своим видом хотела это подчеркнуть.

— Ну присаживайся, чего стоишь-то как бедный родственник — сказала наконец Наташа. Она стояла напротив, отводя взгляд в сторону и явно не знала, куда деть свои руки. Она была виновата передо мной и понимала, что своим поступком нанесла мне удар в спину и наплевала в мою душу. Теперь же она не знала, как загладить свою вину. И пусть даже не старается. После всего что произошло, как говорится — с глаз долой, из сердца вон.

— Спасибо — холодно проговорила я и присела на самый край дивана — я не рассиживаться сюда пришла, ты собрала мои вещи?

— Да вот они — она виновато посмотрела на меня и протянула мне кулёк — Ира, мне надо поговорить с тобой — сказала она.

— Мне не о чем с тобой разговаривать — так же холодно ответила я — всё и так предельно ясно.

— Что, вот так просто уйдёшь и ничего мне не скажешь? Даже напоследок не скажешь? Ну хоть что-нибудь скажи, поговори со мной, ударь меня, ну побей меня, что ли.

— Ты сама всё прекрасно понимаешь. Я не хочу с тобой разговаривать. И даже пальцем тебя трогать не хочу. Противно и тошно.

Я встала с дивана, взяла пакет из её рук и, не заглядывая внутрь, молча направилась к выходу. Она растерянно стояла посреди комнаты и смотрела, как я обуваюсь. Я отвернулась и подошла к двери. Я взялась за ручку. И в этот момент произошло это. Я до сих пор не знаю, что же это было, и почему это случилось со мной, так круто изменив всю мою жизнь. Лучше бы я не приходила в этот вечер и, возможно, со временем стала бы верной женой и любящей матерью. Знала бы где упаду, так соломки бы подстелила. Но что случилось, то случилось и сделанного не воротишь.

Наталья вдруг подскочила ко мне и повернула меня к себе. Девушка смотрела на меня и на её глазах заблестели слёзы.

— Не уходи, прости — вдруг яростно зашептала она — ну прости меня, я дура, я сама не знаю, как это получилось, я поступила подло, ну чёрт попутал, Ира, прости.

Она говорила и громко всхлипывала, и вдруг ни с того ни с сего опустилась передо мной на колени. Я опешила и, потрясённая, молча смотрела на неё. Меня сковал настоящий столбняк и я тупо стояла и не знала что делать.

И вдруг Наташа поцеловала мне ногу чуть выше колена. А потом ещё, и опять чуть выше, а потом ещё и ещё уже под юбкой. И со мной начало твориться неладное. От нежных поцелуев бывшей подруги во мне поднялось то страстное сексуальное блаженство, которое я испытывала вместе с Сергеем, но это новое ощущение было совсем не таким, оно было во сто крат глубже и сильнее, и я даже не заметила, что тяжело и страстно дышу, и промежность моя обильно промокла. Пакет выпал из руки, и я стояла, согнув ногу в колене и опиралась рукой о стену. Опустив голову, я стонала от блаженства и гладила её за волосы. Страстные поцелуи Наташи доводили меня до безумия. Я знала, что это ненормально и неприемлемо, и в данной ситуации просто неуместно, но это случиось вдруг непонятным образом и тело моё будто отделилось от разума. Оно не подчинялось и действовало по каким-то своим плотским и греховным закономерностям. Я тяжело дышала и не владела собой. Годы изнурительных тренировок сделали его совершенным и послушным моему разуму, и я всегда полагалась на то, что в трудную минуту оно меня не подведёт, но оно подвело и расслабилось, и теперь требовало любви, ненормальной и порочной.

Наташа вдруг остановилась. Она встала с колен и приблизила ко мне своё лицо. Глаза её горели дьявольским огнём и он меня гипнотизировал. В следующий миг её губы прижались к моим и нежный язычок проник внутрь, теребя и лаская мой язык. Её рука проникла ко мне под трусы в святая святых моего тела и приласкала мою плоть. Толчок блаженсва заставил двинуться навстречу и я застонала ещё громче и протяжнее, крепко обняв её.

— Не надо, Наташа, прошу тебя, остановись — шептала я и прижималась к девушке всё плотней. Я обнимала её и гладила за волосы и шею и не могла оторваться от её поцелуев.

— Ира — прошептала она — я хочу тебе сказать, я схожу с ума, я люблю тебя, иди ко мне, ну иди же скорее — и она схватила меня за руку и потянула назад в комнату. Я слабо сопротивлялась и она тащила меня прямо в кровать как муравей полудохлую муху и шептала в безумии:

— Ты красивая, ты само совершенство, ты теперь моя богиня, я хочу тебя, ты моя, ты только моя и больше ничья.

— Наташа, прошу, не надо, у тебя теперь Сергей, остановись.

— Нет, не говори про него, пошёл он на х***н, теперь я знаю, я всегда любила только тебя, я хочу тебя и ты будешь моей, до тех пор, пока я не сдохну или ты не убьёшь меня.

Она повалила мненя на кровать прямо в одежде и в туфлях и одним движением разорвала на мне дорогой и тонкий топик. Схватив со стола чашку недопитого ещё тёплого кофе, она разлила его по мей груди и стала жадно слизывать, настойчиво теребя мои упругие соски. И я окончательно сдалась. Обхватив её за волосы я выгнулась дугой и встала на мостик, прижимая её к себе. Крыша у меня окончательно съехала и это безумие увлекало меня всё дальше в порочный омут.

— Наташа, я твоя — шептала я страстно — люби меня, теперь я твоя, целуй меня крепче, ласкай везде, я люблю тебя, давай же, не стесняйся, смелее, я хочу тебя.

Она опускалась всё ниже и я текла как последняя сучка. Наташа вздрагивала и покрывала поцелуями мой живот.

— Я вылижу тебя с головы до ног, если захочешь, я вылижу твои ноги и даже твои туфли, прикажи и я буду ползать за тобй и целовать то место, куда ты только что наступила, я сделаю всё, что ты захочешь, я никому тебя не отдам.

Она стянула вниз мои тонкие стринги и жадно припала к моей мокрой промежности. Её язычок настойчиво и нежно тревожил и теребил мой клитор и я задрожала от наступившего экстаза. Я липла к ней всем телом, извиваясь как змея и подставляла ей все места, где она меня трогала и куда она меня целовала. Закинув ноги на её плчи я двигалась навстречу и прижималась к ней так, как никогда не прижималась к Сергею. Я гладила её за волосы и стонала звонко, как наковальня. Безумный вихрь непостижимой страсти овладел мною всецело и я чувствовала приближение оргазма. Наташа двигалась и ласкала меня методично, глубоко и настойчиво.

— Я люблю и пусть дьявол меня покарает за это и твоё имя будет со мной в самом аду — шептала девушка и её горячие ласки пронзали меня до самых кончиков волос. Пламя срастной и порочной любви достигло наконец апогея и я извергла свою плоть ей на лицо. Наташа затряслась так, что кровать вздрогнула и заскрипела, и она громко и тонко вскрикнула. На самой высокой ноте её крик оборвался и она без сил упала мне на залитую кофе грудь. Я обняла её и прижала к себе и обессиленные, обе мы заснули.

Я проснулась и пошевелилась. Голова моей любовницы покоилась на моей груди. Наталья всё ещё спала и я потихоньку освободилась из её объятий. Взглянув на часы, я поняла, что на занятия я безнадёжно опоздала. Стараясь не шуметь, я прошла в ванную и встала под душ. Подставляя тело под упругие тёплые струи, я думала о моих новых отношениях с бывшей подругой. Да, именно бывшей. Потому что она стала теперь моей полюбовницей. Что это было? Единственный страстный порыв в попытке загладить свою вину? Или же в ней проснулась настоящая плотская любовь к такой же девушке, как она сама, и теперь это её истинная натура? А может она сейчас проснётся, подойдёт и скажет типа того, что я такое тут делаю рядом с ней в её постели и предложит мне катиться из её дома ко всем чертям собачьим, и что теперь она знать меня не знает, и вообще ждёт моего бывшего.

Мои мысли оборвало прикосновение. Я так увлеклась своими думами, что не заметила, как Наташа потихоньку залезла ко мне под душ и теперь гладит мои бёдра и прижимается сзади. Я ощутила её горячее дыхание и поплыла снова. Повернувшись к ней, я увидела её наполненное срастью лицо и встретилась с её губами в долгом поцелуе. Скорее всего, когда я мылась, не обращая внимания на дверь, она незаметно подошла и подглядывала за мной. И когда я вновь её обняла, она была уже до предела возбуждена. Значит, я не ошиблась, и она проявила по отношению ко мне свою истинную натуру, но ведь и она раскрыла во мне то же самое, и я начала её мягко и нежно благодарить. Медленно и легко я прикасалась губами к плавным изгибам её упругого тела, к её бархатистой коже. Старательно обведя языком две родинки на бедре, я постепенно опускалась к её лону. Потеревшись губами и щекой о плоский живот, я завела два пальца глубоко в её влагалище и медленно задвигала ими взад-вперёд, методично дотрагиваясь до клитора. Наташа взвизгнула и задвигалась навстречу. Она охала, с шумом выдыхая воздух:

— Ещё, давай, не останавливайся — говорила она и гладила мою руку.

Я прошлась губами по всему лобку и завела внутрь влажной пещерки вместе с пальцами ещё и свой язык и теперь теребила и поглаживала её клитор сразу и языком и кончиками пальцев. Струи воды из душа заливали мне глаза, но я не обращала на это внимания. Наташа стонала и двигалась вперёд навстречу и лицо моё было плотно прижато к её промежности. Я подстраивалась и старалась двигаться синхронно в такт её движениям и наши тела теперь составляли единое целое. Её покатое колено упиралось в мою грудь и тёрлось о сосок. Всё закончилось обоюдным и мощным извержением и новый оргазм накрыл нас с головой.

Мы сидели в комнате на кровати и Наташа крепко обнимала меня за талию, словно боялась, что я куда-нибудь исчезну.

— Ну и что мы дальше будем делать? — спросила я.

— Не знаю, жить будем — ответила Наташа — прости меня, но я люблю тебя и не хочу, чтобы ты уходила. И никакие Сергеи и прочие мне не нужны, и если ты уйдёшь, я его всё равно на порог не пущу и прогоню. И лучше уж буду одна. Можешь забирать его себе и строить с ним семью, ну не знаю, детей заводить. Я не буду вам больше мешать. Я знаю, что ты не простишь меня. И эту любовь, что ты мне подарила, я не забуду. Я буду помнить.

Она вдруг уронила голову мне на плечо и заплакала. Плечи её вздрагивали и горячие слёзы падали мне на грудь. Мне было жаль мою бывшую подругу, эту наивную девушку и я гладила её по голове. Она внезапно встала с кровати и вновь опустилась передо мной на колени.

— Не уходи от меня, не бросай, останься и люби меня, я сделаю всё что ты захочешь, я рабыней твоей стану — она уткнулась лицом в мои колени и крепко обняв за ноги, снова разрыдалась — не пущу, я никуда тебя не пущу и никому не отдам.

— Да я и не собираюсь — я подняла её голову и говорила ей в лицо — я полюбила тебя и тоже хочу быть с тобой, а что касается моего бывшего, так он и мне больше не нужен, я тоже его видеть не хочу и если заявится — выгоню, отпусти мои ноги и поднимись с колен, я никуда не денусь, обещаю, теперь я буду с тобой и пусть про нас что хотят то и думают, я не отступлюсь от тебя. И зла я на тебя не держу, всё в прошлом.

В дверь настойчиво позвонили и мы пошли открывать вместе. Мы знали кто это может быть, и не ошиблись. В дверях стоял Сергей. Он уже прошёл через калитку и теперь топтался на крыльце.

— Ира? Наташа, что случилось? Я разрядил телефон, я звоню и звоню, я чёрт знает что думаю, уже больницы обзвонил, ночью приезжал, никто не открывает, телефоны ваши выключены, на занятиях вас нет. Что, чёрт возьми происходит?

Он стоял на пороге, весь взъерошенный и пялился на нас.

— Что это у вас за вид? Чем вы тут занимаетесь?

А вид у нас и впрямь был непрезентабельный. Полуголые, растрёпанные, с искусанными губами и грудями, и царапинами по всему телу. В общем, со следами невиданной страсти мы стояли, бесстыже обняв друг друга. И до него вдруг дошло, он всё понял. Что-ж, неглупый парень.

— Так это что, вы обе того, любовью что ли занимались друг с другом? Наташа, это правда? Вы обе эээ... эти самые, да?

Челюсть у него отвисла и он несуразно топтался на одном месте.

— Да, придурок, это правда — сказала Наталья ему прямо в лицо — мы как раз эти самые, и я рада, что это до тебя дошло. Объяснять теперь не придётся.

— Да, мой милый бывший, ты понял правильно, теперь ты тут третий лишний, так что катись — добавила я уже от себя.

Почесав затылок в недоумении Сергей повернулся и поплёлся восвояси. Он шёл через палисадник к калитке, смешно размахивая руками и разговаривал сам с собой. И понять его было можно. Ведь только что он лишился сразу и любовницы и невесты, причём бесповоротно. Мы захлопнули двери и вернулись в комнату. И чем мы занялись, больше не скажу, и так всё выложила как на духу...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

Поверьте, если мне будет нужно, то я уведу вашего парня ненакрашенная в спортивном костюме.

Последние новости

Клуб доктор СтекловТанец животаТанец живота - современная...

Статистика