Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.00 (12 Votes)

Ленка с детства мечтала работать в полиции. Ее, как магнитом тянуло к папиной служебной атрибутике: мундиру с погонами, на которых вышиты золотые звездочки, фуражке с блестящей кокардой и ко всему прочему, что полагалось служащему в МВД. Она могла часами рассматривать служебное удостоверение отца и гладить матовую поверхность фотографии с изображением моложавого офицера. Папа для нее был воплощением мужества, рыцарского благородства и безудержной храбрости. Владимир Сергеевич был примером для подражания и вселенской любви дочери. Психологи называют такие отношения в семье Комплекс Электры.

Ленка даже пыталась соблазнить отца. Встретила его с работы в прозрачном пеньюаре, который не скрывал небольшие груши-грудочки и шелковые трусики-танго. Но он почему-то рассердился, швырнул ей махровый халат и процедил сквозь зубы: «Прикройся». А Ленка потом долго ревела в ванной и не отвечала ему, когда он скребся в дверь и пытался завязать беседу.
Она считала себя гадким утенком — некрасивой и худой, подавляя свою депрессию калорийными булочками и пирожными с жирным кремом. Результат не заставил себя долго ждать, через полгода девушка из худенькой мартышки превратилась в 80-килограммовую бегемотиху.

Окончив среднюю школу, Ленка поступила в школу милиции и постоянные занятия спортом помогли избавиться ей от лишнего веса. Только попа осталась большой, как у кубинок. Папа часто шлепал по полным ягодицам дочь и шутил строчками из залихватской песни: «У нее попа, как орех, так и простится на грех». Эти пошлепывания доставляли массу удовольствия юной Ленке, она не теряла надежды затащить собственного отца в постель. Девушка не считала это желание чем-то постыдным или противоестественным. Что плохого в том, чтобы подарить свою девственность любимому папочке, а не прыщавому курсанту?

Мать Ленки давно ушла от мужа к престарелому банкиру, у которого деньги куры не клюют, вызвав этим жуткую ненависть у своей дочери. Ленка люто ненавидела мать за то, что она променяла красавца папу на богатого жирдяя. Дочь жила вдвоем с отцом в городской квартире, отказываясь от денежных подачек матери. Она твердо решила для себя, что никогда не выйдет замуж и не бросит папу.

В один из обычных вечеров, Ленка лежала в душистой теплой ванне. Отец непривычно задерживался с работы, и дочь уже начала понемногу волноваться за него. Наконец, входная дверь хлопнула, затем что-то со звоном упало на пол. Она поспешила закутаться в полотенце и выбежать в прихожую, шлепая босыми, мокрыми ногами по паркету. Владимир Сергеевич еле стоял на ногах, держась одной рукой за стенку. Сначала дочь решила, что ему стало плохо с сердцем, но принюхавшись и учуяв запах перегара, поняла, что он сильно пьян. А звон был, потому что он уронил вешалку с зонтиками. Давненько отец не позволял себе такого вероломства: напиться вдрызг и заявиться домой. Если уж и случалось подобное, он всегда оставался ночевать в том месте, где пил, чтобы не тревожить дочку. Ленка закинула его руку себе на плечо и повела «алкоголика» в спальню.

— Пап, ну зачем ты так напился?

— Меня принудительно на пенсию отправили! Как какого-то старца... Да я мог бы служить и служить еще лет десять! — с отчаянной злостью поведал отец.

Все понятно, вздохнула дочь, свершилось то, чего он больше всего боялся. Папе ведь в этом году исполнилось 45 лет, а это пенсионный возраст для полковника МВД. Действительно, Владимир Сергеевич выглядел замечательно: бравый мужчина, с благородной сединой и спортивным телом. Ну, какой с него пенсионер?

Ленка кое-как довела отца до спальни и, уложив на кровать, принялась раздевать его.

— Т-ты что делаешь? — возмутился отец, когда дочь расстегнула ширинку на его форменных брюках и потащила их вниз.

— Раздеваю тебя, пап. Что одетым будешь спать?

Больше он не бунтовал и покорно вытягивал руки, чтобы Ленке было сподручней снимать рубашку и китель.

— Дочь принеси выпить, — попросил Владимир Сергеевич.

— Хватит тебе уже, — отрезала Ленка, стоя перед ним, подперев бока руками.

Он хотел схватить дочь за руку, но промахнулся и содрал с нее полотенце. Абсолютно голое, стройное, девичье тело возникло перед глазами пьяного отца. А она почему-то не смутилась, не стала прикрываться и даже выставила ножку вперед, чтобы он смог сполна заценить ее сладкие прелести. Не отдавая отчета своим действиям, отец схватил Ленку за руку и притянул к себе. А дочурка только этого и ждала: оказавшись лежа на нем, тут же приникла к отцовским губам и крепко его поцеловала. Владимир Сергеевич подмял девушку под себя и принялся шарить по телу руками, восхищаясь его плавными изгибами.

— Какая же ты у меня красивая, — прошептал он, обводя помутневшими от страсти глазами обнаженную Ленку.

— И ты самый красивый мужчина в мире, — с придыханием ответила она, обнимая его.

Владимир Сергеевич раздвинул ножки дочери и потрогал подрагивающий бутончик. «Она уже давно взрослая девушка», — промелькнула у него в голове мысль. Он дрожал от возбуждения и осознания того, что он делает что-то запретное. Разгоряченный алкоголем отец не мог уже остановиться, да и не хотел. Он спустил свои трусы и приставил головку твердого члена к Ленкиному входу во влагалище. Как только головка проникла в заветную щель, она ойкнула и с силой обхватила ногами ягодицы отца. Миновав преграду в виде девственной плевы, он ритмично задвигался в ней, покрывая благодарными поцелуями ее лицо и сходя с ума от страсти. Ленка обнимала руками папу и не могла поверить в свое счастье. И не правда, что в первый раз бывает больно! Никакой боли от сношения Ленка не испытывала, напротив, девушка упивалась близостью с отцом. В те минуты он всецело принадлежал только ей одной. Папин член буравил ее нежное лоно, а она подавалась навстречу и сновала своими губками по его напряженной шее. Он подложил под Ленкины ягодицы ладони и интенсивно задвигался, а потом вытащил член и прижался к дочкиному животу, обжигая горячей спермой ее нежную кожу.

Они лежали так очень долго, постепенно приходя в себя. Хмель из головы отца улетучился, и он мог трезво соображать, что натворил. «Матерь Божья, я переспал с собственной дочерью! Как жить-то теперь с этим?», — муки совести терзали мужчину на части, как злобные собаки.

Эту ночь они провели вместе. Ленка трогательно обнимала отца и сладко сопела в ушко. Выглядела она вполне счастливой и жизнерадостной. А наутро за завтраком отец объявил свое волевое решение:

— Дочь, мы совершили ошибку, — начал он свой монолог, избегая смотреть ей в глаза. Ленка отложила вилку и молча уставилась на отца.

— Это больше не должно повториться. Я требую, чтобы в течение недели, ты познакомила меня со своим бойфрендом.

— Но папа...

— Все точка. Приведешь парня к нам домой, тебе пора замуж! Если не хочешь выбирать жениха сама, я займусь этим. В МВД много холостых парней, подберу на свое усмотрение.

Ленка со слезами на глазах и клокочущей в груди яростью выбежала из-за стола и заперлась у себя в комнате. «Как он мог, после всего того, что было заговорить о замужестве?!! Хочет отдать меня какому-нибудь зачухе, который и рядом не стоит с красавцем-полковником! Ненавижу тебя папочка!»

В праведном гневе Ленка отправилась на пары в школу милиции. Ей решительно никто не нравился из курсантов, но отомстить папе было нужно. Взгляд ее упал на спортсмена Максима, он занимался не то боксом, не то борьбой, в общем выглядел накаченным мачо. Девчонки-курсантки так и сохли по Максу, только он смотрел сквозь них, не удостаивая ни одну даже взглядом.

— Привет, Макс. Хочешь заработать денег?

Ленка знала, что парень приехал учиться с какого-то далекого села, а значит, с деньгами у него туго.

— Привет. И что нужно делать? — с готовностью отозвался он.

— Переспать со мной, — усмехнулась Ленка.

Максим ошалело выпучил глаза и переспросил:

— Че правда? Ты вроде девчонка красивая, неужели никто не хочет тебя, что ...

ты готова платить бабки?

— Так согласен или нет? — поторопила курсантка, игнорируя его вопрос.

— Если это не развод — согласен.

В этот же вечер Ленка приволокла смущенного курсантика к себе домой. Папа пил чай и смотрел на кухне Новости.

— Привет папуля! Знакомься, это мой парень Макс, — весело прокричала Ленка. Папа, увидев белобрысого качка, поперхнулся чаем и закашлялся. Ленка услужливо постучала ему по спине и продолжила:

— Ты ведь хотел познакомиться с ним. У тебя появилась такая возможность.

Владимир Сергеевич взял себя в руки и произнес:

— Очень приятно, полковник МВД в отставке Владимир Сергеевич Гвоздецкий. Мужчины крепко пожали друг другу руку и уселись за стол. Папа начал допрос с пристрастием: сколько лет? Откуда приехал? Кто родители? Макс терпеливо пересказывал отцу Ленки Гвоздецкой фрагменты своей биографии, кидая на сокурсницу недоуменные взгляды, мол, ты говорила переспать только, а приходится с батей беседовать. Ленка делала «страшные глаза», типа терпи, все интересное еще впереди. Наконец, папа иссяк и не очень доброжелательно бросив: «Ладно, молодежь болтайте», ушел в свою комнату. Ему явно не понравился дочкин хахаль, либо жгучая ревность окутала его с ног до головы. Так или иначе, Владимир Сергеевич сел в свое кресло и стал чутко прислушиваться к разговору молодых, готовый в любую минуту выбежать и надавать по морде курсанту.

Девушка пересела на коленки к Максиму и обвила его руками за шею. Юбочка ее задралась, обнажив прелестные, молочного цвета бедра. Молодой человек часто задышал и, убедившись, что папаня исчез из поля зрения, просунул руку ей между ног.

— Не здесь же, — одернула его Ленка, ничуть не возбудившись от его прикосновений.

— А где?

— В комнату мою пошли.

Они перебрались в Ленкину уютную спальню и легли на широкую кровать. Дверь она предусмотрительно оставила открытой, чтобы папа смог полюбовался миниатюрой: «как тупой качок трахает его дочь». Он же сам этого хотел, так пусть получит!

Ленка оседлала своего приятеля и укусила того за шею. Возбужденный донельзя Макс вцепился в ее грудь и сильно сжал. «Полегче, а то придется тебе платить за увечья», — шепнула она. Ленка сидела прямо на эрегированном члене и прислушивалась к своим ощущениям. Нет, желания по-прежнему не было. Она закрыла глаза и представила отца на месте Макса. Низ живота приятно потянуло, наконец-то проснулось знакомое чувство сексуального возбуждения.

Парень по приказу подружки разделся догола и лег на спину. Ленка тоже разделась и стоя на коленях, пыталась ввести крупный член парня в свою киску. Киска заупрямилась, не желая принимать незнакомого гостя, и Ленка что было сил вдавила его в себя. Член поддался и вошел наполовину. От боли у девушки закружилась голова и потемнело в глазах, она даже вскрикнула от неожиданности.

Папа вышел на звук и увидел гостеприимно приоткрытую дверь. С целью прояснить ситуацию, он подошел поближе и вскоре мог наблюдать такую картину: его милая красавица-доченька с закрытыми глазами прыгала на внушительном члене и щипала себя за грудь. Этот урод, ее парень, жестко и быстро насаживал вчерашнюю девственницу на свой кол, помогая себе руками.

«Нужно остановить этот кошмарный процесс, ей же больно!» Он влетел в комнату и оттащил дочь от ублюдка, самого же Макса стянул с кровати и, отсчитав время в 5 секунд на то, чтобы тот оделся, за шкирку выволок его из квартиры и спустил с лестницы.

— Тебе больно? — участливо спросил отец, поглаживая дочку по голове.

— Ты ведь сам этого хотел, — с претензией ответила Ленка, — Разве не так?

— Конечно нет, девочка! Зачем ты решила переспать с этим оболтусом? Он ведь тебе ни капли не нравится, это видно невооруженным глазом.

— Тебе назло.

— Вот глупая...

— Останься ночевать со мной, — жалобно попросила она.

— Нельзя, Ленка. Это не правильно.

— Пожалуйста...

Владимир Сергеевич снова не смог устоять перед соблазном. Он лег рядом с дочерью в постель и накрыл ее одеялом.

— Будем просто спать, — на всякий случай предупредил он.

Ленка вроде успокоилась и, положив голову на плечо папы, провалилась в сон. Владимир Сергеевич долго не мог уснуть рядом с голой дочуркой. Ему не давала покоя девичья нагота, руки сами собой нащупали ее грудь и ласково сжали сосочек. Девушка улыбнулась во сне и поцеловала отца в шею.

Проснулся он от того, что кто-то умело ласкал его член языком. Не сразу сообразив, что это не сон, а явь, Владимир Сергеевич заглянул под одеяло. Хулиганка дочь разбудила его член и терзала пальчиками тонкую кожицу, а языком водила по головке.

— Не надо милая, — вяло засопротивлялся отец, но Ленка не обратила на него внимания и вобрала орган полностью себе в ротик. — Ох-х-х, — застонал он и неосознанно обхватил голову дочери руками. Девушка насаживалась ротиком, помогая себе ручками, иногда отрываясь от своего занятия и смотря в глаза папе. Ей нравилось читать в его зрачках немое наслаждение от ее развратных действий. Пусть он сколько угодно будет сопротивляться, но глаза выдают его с головой. Папе нравилось заниматься сексом с дочкой.

— Хватит, хватит, сейчас кончу, о-о, — он попытался оттолкнуть Ленку, но та не пожелала останавливаться и вскоре ротик ее наполнился папиной сладенькой спермой.

— Иди выплюнь в раковину, — велел отец, но девушка хитро улыбнулась и проглотила жидкость. Еще и облизнулась шалунья!

— Ты меня до инфаркта доведешь, дочь, — признался отец.

— Только посмей умереть, — погрозила Ленка пальчиком и улеглась ему на грудь. — Как же мне с тобой хорошо, пап. Ты самый лучший мужчина на Земле. Я серьезно!

— А как же тот белобрысый герой-любовник? — с нотками ревности уточнил Владимир Сергеевич.

— Пап, я чтобы досадить тебе его привела. Но заметь, ты его сам выгнал! Будешь меня отталкивать, каждый день буду парней приводить и заниматься сексом прямо у тебя на глазах.

— Только попробуй! А теперь спи давай, шантажистка...

И все-таки это как-то неправильно...

Пенсионер в отставке зажил жизнью простого обывателя: утром готовил завтрак для дочери, провожая ее на пары, готовил обед, читал книги, смотрел телевизор, иногда выходил в магазин. Через неделю эти манипуляции его достали хуже горькой редьки, он был готов идти с унижениями к начальству, чтобы просить восстановления на службе. Дочку он старался избегать, но не удивлялся, когда утром обнаруживал ее горячее, голенькое тело в своей постели. Владимир Сергеевич осознавал, что так нельзя, исключено сожительствовать со своей дочерью, как с женой. Это аморально. Но ничего не мог с собой поделать, когда видел ее хорошенькую головку на соседней подушке. А когда нежные пальчики касались его достоинства, был готов отправиться в ад прямо сию минуту. Выход из положения пришел неожиданно в лице симпатичной соседки, с которой Владимир Сергеевич завел необреминительный роман.

Ленка нежданно пришла с пар раньше обычного. Громко хлопнув дверью, она негромко объявила:

— Папуля я пришла! Ты где?

Владимир Сергеевич не отвечал. Спит, наверное, подумала дочь и прокралась в его спальню, чтобы залезть к нему в кровать. Под одеялом творилось какое-то непонятное мельтешение и возня. Ленка осторожно откинула плед и застыла с нелепой маской обиды на лице.

Папа ей изменял с соседкой тетей Галей. Он трахал ее сзади, лежа, крепко держась за полноватые бедра. А когда Ленка стащила с них одеяло, остановился и миролюбиво попросил:

— Дочь, выйди, пожалуйста.

В ее голове просто не укладывалось, как он мог так поступить, променять любимую дочку на молодящуюся соседку-курицу? Почему? У них была полноценная, хоть и маленькая семья, зачем он все разрушил?

Нервно покусывая губы, Ленка выбежала из квартиры, оглушительно хлопнув дверью. «Не вернусь к нему никогда!» — решила она.

Владимир Сергеевич кончил в Галину, не испытав даже сотой доли того удовольствия, которое испытывал с дочерью. Презирая самого себя, он выставил соседку за дверь и отправился на поиски Ленки. «Лишь бы она не наломала дров», — крутилась в мозгу единственная мысль. Нашел он ее быстро возле старого пруда. Девушка сидела на бревнышке и бросала камешки в воду, с грустью наблюдая, как они образуют круги. Отец сел на корточки позади нее и уткнувшись в ее шею носом, как виноватый щенок, произнес:

— Прости меня Ленка старого дурака.

Она ничего не ответила, просто повернула заплаканное лицо и крепко обняла своего папу...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

Порядочного человека можно легко узнать по тому, как неуклюже он делает подлости.

Последние новости

Олег Павлович был самым обычным человеком среднего...

Статистика