Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.90 (5 Votes)

Во чреве кита.

  Гладкая поверхность океана, уносится вверх, гримасничая моим отражением. Тьма глубины окутывает ночным страхом. Вода шепчет в моих ушах. Цветные, причудливые уродцы, кружат, чертя фосфорическим светом линии. Воздух кончается, вода всё холодней, я хочу спать…
  Из тьмы возникает морское чудовище, гигантский кит. Он разинул пасть, ловя на ходу разноцветные огоньки медуз. Он заглотит и меня…


  Тесно, зловонная пасть чудовища, как печь горяча. Как уста женщины, что глотают часть мужчины, для наслаждения. Шершавый язык переходит в гофрированную глотку. Меня глотают, меня глотают целиком. Теряю сознания от удушающей тесноты…
  Падение, без сознания, но чувствую падение. Я падаю в топку монстра? Но откуда прохладный ветерок. Приказываю себе открыть глаза, неимоверным усилием воли разжимаю веки скованные бессилием. Яркий жёлтый свет обжигает, но я не позволяю глазам закрыться.
  Синяя полоска неба инкрустирована драгоценным гиацинтом солнца, подрезана песочным горизонтом. Я в небе пустыни, лечу навстречу кремовому писку. Как, как я здесь очутился? Страх стремительного приближения к земле затмевает всё… АААААААААААААА!!!!
  Упал в песок как в воду, с ярким всплеском и волнами по его вековой глади. Даже не ударился, даже не больно. Но жар солнца, как ватное одеяло в летнюю ночь греет. Поднялся на ноги, отряхнул бордовый плащ и чёрную юбку до пят. Я был одет в свой костюм, когда прыгнул за борт корабля. Чёрный пиджак и брюки, золотистая жилетка, золотой галстук. Кто-то меня переодел…
  Шуршащий звук всё настойчивей догоняет, становясь громче. Чёрное пятно, плавящееся на горизонте, разрасталось, приобретая черты парусника. Деревянная каравелла с белым парусом, с каждого борта по две деревянные ноги. Несущие судно по песку, подобно жителю этих мест скарабею.
  Каравелла догнала меня и остановилась, по правому борту змеёй сползла верёвочная лестница.
  - ТонАнкхКсанаменТотСетАмонРаКаИнИмпСахметБенБен! – Женский громкий голос произнёс моё имя. – Проявите снисхождение до низших, и великодушно посетите моё судно.
  Вежливое приглашение, со странного корабля. Продолжить путь с комфортом? На свой страх и риск. Или топать по пустыне пешком?
  Я ухватился за нижнюю перекладину лестницы, и верёвка втянула меня на палубу. Палуба услана яркими коврами, мягкими словно перина, вокруг множество подушек.
  - Располагайтесь мой царь! – Громкий голос женщины, вновь раскатился, но где она сама. – Сейчас мая служанка подойдёт с яствами.
  Я присел на золотистую подушку, скрестил ноги под собой, и высоко задрал голову. Осмотреть небо и солнце, как я здесь очутился. Наверно я утонул, а это дорога в Ад. Появилась молодая африканка, чёрная копотная кожа, большие губы, высокий лоб. Голая, лишь золотистые кольца браслеты, плотно обнимающие запястья и щиколотки. В руках она держала золотой поднос, изобилующий едой. Мясо, фрукты, рыба, вина в бутылках.
  - Простите мне мой голос царь пустыни. – Жалобно заскулила девушка. Ставя поднос возле меня. – Капитан будит через несколько минут, а вы пока насладитесь пищей, и вином. Можете взять меня, если пожелаете.
  - Я поем. – Спокойным голосом ответил я. – А ты пака расскажи мне, где я?
  - Это корабль Фуринго, капитана ШалилыТамо. Моей хозяйки. – Девушка не поднимала взгляд. – Мы пересекаем землю мёртвых. Едем к морю, у скал Таах.
  - На борту ещё есть кто-то кроме нас троих?
  - Нет, царь, но мы должны подобрать по пути… - Девушку прервало появление капитана.
  Женщина около трёх метров, синекожая, четырёхрукая, и четырёхгрудая, с одним глазом на лице. Шаровары из красного шёлка, подвязанные золотым узорчатым шарфом. Короткая жилетка, совсем не прикрывала её четыре груди. Капитан ШалилаТамо, встала на колени и сложилась, припав темечком к полу.
  - Вечная жизнь властителю пустыни. – Тем же громким голосом произнесла она. – Величайшая благодарность, что снизошли до нас смертных.
  - Раздели со мной трапезу капитан. – Повелел я.
  Капитан раскинулась напротив, тут же заглотив несколько виноградин:
  - Развлечь вас песней? Беседой? Или рассказам?
  - Беседой. – Пожелал я.
  - Кода вы держите путь? – Спросила капитан.
  - Пока не знаю, путь сам ведёт меня…
  Я сменил тему.
  - Кто ваш второй гость? – Спросил я.
  - Это могущественный человек, вернее сущность…
  Наша беседа продолжалась час. Нас прервало резко скрывшееся солнце. Небо усыпали мириады мелких брильянтов. Жара стала могильным холодом, изо рта повалил пар.
  - А вот и наш второй гость. – Капитан ШалилаТамо поднялась, и поклонившись, пошла встречать гостя.
  Я последовал за капитаном, любопытство снедало меня. Кто же он этот могущественный человек, вернее сущность. Что так легко может превратить день в ночь.
  Тёмная фигура медленно поднималась на борт. Голова, собаки? Нет, это шакал…
  Человек с головой шакала! За кем следует ночь и холод.
  - Приветствую тебя Хранитель мощей и сванов! – ШалилаТамо уже стаяла на коленях. – Великий страж врат Хумпа.
  Имя гостя мы произнесли вместе:
  - Анпу!
  Бог Анубис!
  Бросив на нас презрительный взгляд, бог обошёл капитана и меня. И не говоря не слова, отправился на нос корабля. Поудобней расположившись, шакала - галловый бог показал жест рукой, и африканка побежала за подношением великому.
  Я наблюдал с час за его трапезой, он, жадно набивал пасть мясом, рыбой, и фруктами. Остатки пережёванной пищи сыпались на пол из шакальей пасти, превращаясь в куски золота. Рабыня капитана ползала вокруг проглота на четвереньках, крутя аппетитной попкой. Она собирала золотые объедки в плетёную корзину. Анубис бросил хищный взгляд на бёдра рабыни, когда она развернулась к нему задом. Бог протянул огромную когтистую руку и ощупал ягодицы девушки. Африканка испугано посмотрела на ШалилуТамо, в ответ, получив строгий взгляд.
  Капитан положила руку мне на плечё и нежным голосом произнесла:
  - Вам пора спать мой господин, я отведу вас в каюту.
  - Я хотел поговорить с братом. – Сказал я, следуя за Шалилой.
  - Сегодня уже поздно. – Она вновь положила руку мне на плечё. – Нам ещё долго плыть наговоритесь…
  В каюте было очень просторно. Огромный зал с золотыми колоннами и золотыми барельефами на стенах. В центре круглая широченная низкая кровать. На высоченном потолке зеркало. Капитан уложила меня и спросила:
  - Мой царь желает утех?
  - Желаю! – Признаться, я рассчитывал на кампанию Шалилы.
  И мягко провёл пальцами по одной из рук женщины, перебрался на жилетку, и под неё. ШалилаТамо, загадочно улыбнулась, и поднявшись с края кровати потянула за бордовый шнур свисающий с потолка. Комнату наполнил разовый дым. Женщина вышла, оставив меня одного. В дыму замелькали тёмные фантомы, сначала очень быстро почти неуловимо. Потом медленней, и медленней. Их черты стали различимы, женщины, да это были женщины. Они танцевали причудливый арабский танец, подходя всё ближе к кровати. Колокольчики на их одеждах пели звонкую мелодию в такт танца. Подойдя вплотную к краю кровати, обольстительницы утеряли завесу тайны. Зелёнокожие, пышногрудые, невероятно красивые, облачённые в прозрачный шёлк и золотые украшения. Волосы дев, словно синий огонь извивались к потолку, выплясывая огненный танец на ветру.
  Зелёные тигрицы с хищными глазами, по-кошачьи изящно поползли к центру кровати, к своей добыче, ко мне. Окружив меня девушки, окунули меня в ласки умелых рук. Одна из них расстегнула мою юбку и заглотала уже воспрявший член. Языки остальных поползли по моему телу. Ногам, животу, соскам, шее. Горячие влажные дорожки долго напоминали об их прикосновениях. Поцелуй меж моих ног разжигал огонь моей страсти. Выпустив мою плоть изо рта, зелёная любовница села на мои бёдра, поглотив член нижними губами. Мая всадница устроила столь яростную скачку, что я быстро подошёл к порогу удовольствия. Будто почувствовав моё желание, она остановилась, дала мне минуту успокоится, и уступила седло подруге. Вторая зелёная любовница оседлала меня спиной к лицу. Протолкнув член в узкую попку, плотно зажавшую часть меня огненным напором. Вознося меня к вершинам наслаждения, бестии не позволяли мне кончить, пока все не побывали верхом. После того, как последняя любовница слезла с меня, я пылал, готовый кричать от удовольствия. Все они выстроились в ряд, задрав попки вверх как кошки желающие любви. Я догадался, что они предлагают выбрать мне, в кого из них излить восторг этой ночи. Я покрыл ту, что была в середине, войдя в её изумрудное лоно, я несколько рас размахнулся бёдрами. И затопил её всем, что так долго копилась во мне.
  Без сил, рухнув на кровать, я наблюдал смыкающимися глазами, как зелёные девушки стали дымом. Растворившись в разовом паре.
  Не знаю, сколько я проспал, и снов не было. Тёплый лучик света запрыгал по моим векам. Пробираясь сквозь густые ресницы, он щекотал мои глаза. Я проснулся и сел. Шум от движения корабля, напомнил мне, где я.
  Одевшись, я вышел на палубу, солнце было в зените. Капитан ШалилаТамо стояла у штурвала, она поприветствовала меня взмахом одной из верхних рук. Я подошёл к женщине.
  - Как вам спалось? – Обратилась она ко мне. – Мой господин.
  - Спасибо, спал как младенец.
  - Я подам завтрак чуть позже. – Она указала на нос корабля. – Мая рабыня сейчас занята, с другим нашим гостем.
  На носу корабля, Анубис сидел, сложив ноги как индийский йог. Он быстрыми движениями нанизывал африканку на свой внушительный член. Что явно доставляло девушке не самые приятные ощущения. Но бога это не останавливало.
  - И давно они так? – Спросил я Шалилу.
  - Всю ночь. – Усмехнулась капитан.
  Анубис жутко завыл, ледяной холод пробежал по внутренностям. Бог поднялся, отпустив свою игрушку. И африканка повисла на его члене. Мощная струя белой жидкости, вырвалось из бога. Пробкой из бутылки шампанского, выстрелив африканкой, девушка пролетела через всю карму. Оставляя за собой белую липкую дорожку. Она рухнула без чувств около моих ног.
  - Вот это кончил, дак кончил! – Рассмеялась Шалила.
  Пугающий взгляд Анубиса лёг на меня. И опять ледяная волна сотрясла всё тело.
  - Подойди к нему, он хочет что-то сказать тебе. – Тихим и настороженным голосом сказала капитан.
  Я перешагнул рабыню и спустился с мостика, прошёл вдоль белой дорожки испачкавшей все ковры. Громада, он выше меня почти вдвое, как же эта маленькая рабыня вынесла его.
  - Я приветствую тебя брат! – Отвесил я вежливый поклон.
  Анубис описал в воздухе круг указательным когтистым пальцем. И произнес, не открывая пасти:
  - Ты не должен быть здесь…
  - Я прыгнул за борт лодки, и меня поглотил кит.
  - Это мир мёртвых… - Вновь раскатился голос бога. – А ты ещё должен жить.
  - Как мне попасть назад? В мир живых.
  Анубис не ответил, отвернулся и жестом показал, что разговор окончен. Я вернулся к капитану на мостик, и спросил её:
  - А ты не знаешь, как вернутся в мир живых?
  - Конечная цель нашего путешествия это врата в любую часть вселенной. Арка, в скалах Таах, может вывести тебя к морю мёртвых, или в мир живых. Или куда ты пожелаешь мой господин.
  - Тогда я побуду с вами ещё…
  - Мы рады вашей кампании царь…
  Я наблюдал за ходом путешествия с мостика, за беседами с капитаном. До самой ночи, наступившей также неожиданно. Анубис даже не смотрел в маю сторону, и вообще не обращал внимания на происходящие вокруг.
  - К утру, мы будим у скал Таах. – Сказала Шалили. – А сейчас пора вам отдохнуть.
  Она вновь проводила меня в каюту, уложила в постель и задала тот же вопрос.
  - Мой царь сегодня желает утех?
  - Я желаю, чтоб ты осталась со мной на эту ночь. – Властно ответил я.
  - Я? – Удивилась Шалила. – Вы желаете меня?
  - Да сегодня я желаю спать с тобой…
  Капитан быстрым движением скинула жилетку, развязала шарф, и сбросила  шаровары. Представ передо мной совершено нагая. Я был удивлён, увидев меж её ног два мужских члена.
  - Ох! – Вздохнул я.
  - Не передумали мой царь? – С загадочной улыбкой спросила она.
  - Нет! – Не твёрдо ответил я. – Ложись со мной.
  Шалила, скользнула под покрывало, и легла на живот.
  - У меня нет женской раковины. – Сказала она. – Возьмёте меня в зад? Или рот?
  Я сел на бёдра женщины и провёл по её крепкой спине ладонями. Разминая уставшие мышцы, за день у штурвала. Я слышал блаженные вздохи, синекожей хозяйки корабля. Её плоть размякла как тесто, я ощутил её покой и расслабленность.
  Взявшись за бедра, я приподнял её синюю большую попку, поставив Шалилу на колени.
  - Стало быть, в зад! – Сказала женщина.
  - Ты делаешь это так?
  - Нет…
  - А как?
  - У меня есть рабыня…
  Я прикоснулся возбужденным членом к входу в эту необычную женщину. Или выходу? Она вздрогнула и оглянулась, впившись в меня своим единственным глазом.
  - Ты раньше делала это сюда? ШалилаТамо.
  - Нет…
  Я смочил палец слюной, и ввёл внутрь капитана. Шалила, чуть крутанула попкой, и открыла рот.
  - Больно? – Заботливо спросил я.
  - Нет, необычно.
  Я ввёл палец до конца, и чуть согнул его. Шалила, громко вздохнула, и выгнула спину. Её два члена соскочили. Я задвигал рукой, растирая пальчикам кишку капитана. Она глубоко задышала, и ухватилась одной из рук за один из членов. Я и сам уже не мог терпеть, растерев слюну по своему члену. Громко шлёпнул по левой половинке, освободил место в её попке для члена. Взялся за бёдра и проткнул Шалилу членом. Капитан лишь глубже выдохнула.
  Тугая попка судорожно стянула мой член, горячая утроба капитана обожгла мою плоть.
  - О – о – о – о – о! Твоя писька во мне. – Завопила Шалила.
  Мои бёдра впихивали мою часть в новую любовницу сначала медленно, потом быстрей.
  - Как горячо! Горячо! – Повторяла капитан.
  Вдруг она завопила очень громко, приподнялась и оба её члена зафантонировали. Молочные брызги разлетались очень далеко. Под её оргазм, я излился ей в попку.
  Я лежал на её спине, и вдыхал аромат её волос. Наполненный саленным песком пустыни, вечерним бризом, и звёздным небом. Её горячая кожа прилипла к моей, каждый её вдох поднимал меня в верх.
  - Я хочу ещё! – прошептал я в её чуть острое синие ухо.
  Шалила упёрлась на все четыре руки, капитан поднялась на четвереньки. Покорно отдавая свою попку в моё владение.
  - Ляг на спину…
  Шалила перевернулась и разведя мощные ноги, приподняла бёдра, развела нижней парой рук половинки попы. Как только мой твёрдый член вонзился по рукоять, оба её члена соскочили в боевую стойку. Шлёпнув меня по животу. Капитан потянулась свободными руками к сваей напряженной плоти. Но я опередил мою любовницу, крепка схватившись за её рычажки. Дёргая капитана за оба её бивня, я продолжил втирать мой член в её попку. Лицо Шалилы украсилось наслаждением, она закатила глаз, прикусила нижнюю губу, застонала. На этот рас наш поединок продолжался дольше, но закончили мы вновь вместе.
  Заснул я в объятьях синекожей любовницы, с её соском во рту, как малое дитя.
  Проснулся я вновь один. Шалила покинула меня ещё ночью чтоб проверить курс корабля. И заняться прямыми обязанностями капитана.
  Яркое солнце пекло кожу, песок жёг стопы. Мы с Анубисом шли к рукотворной арке в синей скале. Я оглянулся на Фуринго принесшую нас сюда. ШалилаТамо на прощание подняла руку, я ответил тем же. И корабль отправился в обратный путь.
  - Помни… - Леденящий ужасом голос Анубиса сотряс воздух. – Убить себя от горя и отчаянья не путь война…
  - Я хотел убить себя. Брат, Анпу. Отчаянье горе и боль сильный враг.
  - Битва с врагом, твоя судьба. Отдай жизнь на поле боя, пади как великий царь, а не жалкая баба.
  С этими словами Анубис бросил последний презрительный взгляд, и шагнул в арку. Будто гладь воды вертикально застывшая, завеса пространства арки поглотила великого бога. Я выждал несколько минут и шагнул за ним, громко сказав место, куда желаю попасть.
  Я был негде, необъяснимое состояние, только эмоции. Капли чёрной смоли прилипли ко мне, меня окутал мрак. Ни узкого лучика, ни блёклой блёстки. Из тьмы раздался красный свет, и я ощутил вкус крови. Материнская утроба? Я не родился? Сжимая меня мышцами канал вытолкнул на яркий свет. Я в воде, это мыльная вода, как в ванной.
  Всплыв, я очутился в жестяной ванне. Меж раздвинутых ног светловолосой молодой женщины. Я всё ещё был в пустыне, но в мире живых, как я полагал. Палатка археологов, судя по инструментам, и кучи старой рухляди. А эта особа должно быть археолог, решившая принять ванну после долгого рабочего дня.
  Женщина, не говоря ни слова, вытаращила безумно удивлённые глаза. Да я бы тоже удивился, если б в моей ванной всплыл мужик.
  - Why are you? – Всё же выдавила она.
  Что это за язык? Английский? Она англичанка или американка…
  - I em god TonAnchXanamenTutSetAmonRaKaInImpCahmetBenBen. – Ответил я спокойно глядя ей глубоко в глаза.
  Тут девушка опомнилась и прикрыла большую мягкую грудь с крупными коричневыми сосками, торчащими в мою сторону.
  - Не может быть! – Воскликнула она. – Я виду раскопки города Калки. В Судане. Мы с рабочими закончили раскопки руин дома, хозяином которого был АмонРаКаИн.
  Я дома! Я вернулся в мир живых, в свой старый дом.
  Я выбрался из ванны, и понял что совершено голый. Особенно это было заметно по прыгающим глазкам археолога вслед за моим колышущимся членом. Осмотревшись, увидел синюю скатерть на столе, обернулся в неё и направился к выходу. Женщина выбралась из ванны, её шок прошёл, и она начала сыпать вопросами:
  - Вы, вы тот самый АмонРаКаИн? – Она натянула бежевые трусики. – Но это значит вам шесть тысяч лет…
  - Да, я АмонРаКаИн…
  - Но как? Вы нет, не может быть. – Она натянула бежевые брюки. – Как вы оказались в моей ванной?
  - Приплыл…
  - Безумие! Это не реально! – Она надела рубашку и начала шлёпать себя по щекам. – Проснись Бетти, проснись, ты опять уснула в ванной.
  Я вышел из палатки, яркий свет полоснул по глазам. Бетти выбежала за мной, натягивая на ходу сапоги.
  - Ого! – Воскликнула она.
  Все рабочие бедуины увидев меня упали на колени. И в один голос повторяли:
  - Uooh Haatce AmonRaKaIn. – Современный арабский такой уродливый язык.
  - Не может быть! – Растеряно пробормотала археолог.
  - Wachakaara khymena unda naatah. – Не человеческим голосом крикнул я арабам.
  Закопченные солнцем пустыни мужчины поднялись с колен. Не разгибая спин в поклоне, они ушли к верблюдам, отдыхающим около лагеря. Я спокойно направился к месту раскопок, Бетти бежала за мной, задавая массу вопросов. На большую часть, из которых, я и сам не знал ответа.
  Я прошёлся по древней улице, на шесть тысяч лет погребенной под песком. Мимо дома старинного друга ЭмпУтаха, к моему старому дому.
  - Я вернулся. – С печалью в голосе сказал я.
  Бетти положила руку мне на плечё. Она как-то с пониманием в глазах взглянула на меня.
  - Вы голодны? – Спросила женщина.
  И, правда, я был так голоден, будто не ел с самого рождения. Я кивнул в ответ. И археолог ушла обратно в лагерь:
  - Как закончите, приходите. – Сказала она. – Пообедаем вместе, мне ещё так много нужно у вас спросить.
  За обедом Бетти не замолкала, вопрос за вопросом. А ещё такие красивые голубые глаза, светлые волосы, ложбинка груди, выглядывающая из расстегнутого ворота рубашки.
  - Где я магу заночевать сегодня? – Спросил я Бетти, меж её болтовни.
  - Ложитесь в моей палатке! – Предложила археолог, не подумав о последствиях.
  - Буду рад!..
  - Чему? – Переспросила Бетти, поправляя прядь золотых волос. – Я пригласила вас в палатку, а не в постель.
  Я бросил удивлённый взгляд.
  - А вы думаете, я не заметила, как вы весь вечер пялитесь сюда? – Она указала пальцем на расстёгнутый ворот сваей рубашки.
  - А вы, полагаете, я не заметил ваш голодный взгляд, когда я вылез из вашей ванной, так пристально следящий за моим…
  Горячая кожа Бетти, солёная на вкус, приятная на запах. Я целовал её в нежную раковину, она так гулко стонала, от касаний моего языка о её клитор. Её губы целовали мою плоть, заставляя её твердеть, наливаясь кровью. Мои бёдра встречались с её бёдрами, она жадно поглощала мой член, прикрикивая с каждым толчком.
  Ночи в пустыни так холодно, что можно умереть. Но эта ночь была очень жаркой…
  Утром Бетти связалась с городом Карим, вызвала машину. Которая увезла меня из старого дома в тот где я живу сейчас.

Автор: Amon Ra Ka In     Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

Не буду заводить будильник. Пусть Господь решает идти к первой паре или нет...

Последние новости

Сан Саныч умер…       Это было и предсказуемо,...

Статистика