Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.60 (10 Votes)

Теневой любовник

Евнухов было много в средневековом Китае. Власть и число евнухов постоянно возрастали, но беспредельным влияние стало во времена правления Цяньлуна (1736 -1796 гг.). Император занимался исключительно литературой и изящными искусствами, оставив все государственные дела евнухам. Им же приходилось удовлетворять ненасытных жен и наложниц стареющего монарха.
– Ли, – любимая императорская наложница, Вень лежала на ложе, и смотрела в потолок. – Ли! Мне скучно!


– Желает моя госпожа развлечься беседой или другими забавами? – Ли, главный царский евнух при дворе Китайского императора, зажег ароматную палочку, привезенную из Тибета, и склонился в почтительном поклоне.
– Желает и того и другого! – Вень любимая наложница императора пользовалась особыми привилегиями, включая, самые дорогие и изысканные благовония.
Это только со стороны может показаться, что евнух – переполненный  сексуальными желаниями мужчина, который хочет, но не может, потому, что нет известного предмета, именуемого «Нефритовым стеблем». На самом деле кастраты, наблюдающие за императорским гаремом, могли удовлетворить самую и скушенную в искусстве любви женщину, и даже девственницу, не повредив при этом ее главного сокровища! И Ли не был исключением.
– Да смилуется небо над нашим повелителем! – Наложница сладко потянулась. – Цяньлун совсем забыл дорогу в гарем!
Разумеется, Вень ничуть не стеснялась евнуха, но и не относилась к хранителю ложа с презрением, по примеру византийских красавиц.
В Китае их положение было иным. Вень, по своему опыту знала, лишенные пола, но не лишенные рационального мужского сознания, понимать женские желания гораздо лучше, нежели стареющий супруг.
Ли не торопился. Для начала он вынул пальцем из серебряной коробочки немного ароматного крема, что приготовил аптекарь Дунь, и начал нежно втирать его в тело наложницы. – Евнух знал, куда и как надо втирать мазь, чтобы вызвать у скучающей женщины желание.
– Послушай, моя госпожа, что было в стародавние времена, – евнух перевернул Вень на живот, погладил пальцами вдоль спины и.

Жестокие палачи

– Однажды в Китае сгорел дотла храм Мин Тан. – Евнух добавил на ладонь крема. – Император Сюань Цзун решил покарать непрозорливых монахов, погрязших в плотском грехе с монахинями из соседнего монастыря, и спаливших свою обитель до тла. Расправу с неугодными поручили евнуху-фавориту Гао Лиши.
– И как же он их наказал? – Наложница жмурилась от удовольствия: мазь приятно разогревала тело, а евнух был ласков и почтителен.
– Он велел кастрировать монахов, затем сварить гениталии провинившихся и накормить этим «лакомством» любвеобильных монахинь. Чуть позже монахов подвергли трем жесточайшим пыткам, но главному евнуху этого показалось мало. Ослепших, изуродованных монахов загнали в узкое ущелье, где они были растоптаны конными гвардейцами.
– У императора Сюаня были плохие палачи, – вздохнула наложница. – То ли дело наш Жень, даром, что евнух: взмахнет мечом, ш-ша и головы нет!
– Да, – Ли зажег новую ароматную палочку и продолжил массаж, – возможно, что подобная жестокость была вызвана не только суровыми нравами той поры, но и тем, что исполнитель казни был смотрителем императорского ложа!
– А теперь я хочу самого вкусного! – Вень почувствовала, как нежный массаж  волшебная мазь наполнили тело желанием.
Ли достал из резного ларца, подарка императора, искусно сделанную игрушку из слоновой кости.
Надо сказать, что Цяньлун не ревновал жен и наложниц к таким «игрушкам», не говоря уже о евнухах, помогавших их применять.
– Расскажи мне еще, потребовала Вень, – про евнухов, и за одно приласкай меня…
– Во времена правления императора Сюань Цзуна, – жил евнух Ван Фэйшэн по прозвищу Дракон. Прославился тем, что воздвиг для своего правителя «Дворец желанных чудовищ», в котором обитали самые безобразные и уродливые женщины, собранные со всех концов Поднебесной.
– И кого он там поселил? – Наложница почувствовала, что приближается миг блаженства.
– Там были карлицы и великанши, горбатые и обезноженные, покрытые струпьями и истекающие гноем, – евнух принялся ласкать живот наложницы, помогая тем самым достичь пика возбуждения. – Там было много разных женщин, говорят, что там  была там женщина о двух головах, отличавшаяся особенной страстью и умением потакать извращенным вкусам пресытившегося императора.
– Ох! Ах! – Наложница застонала, выгнулась дугой и обмякла, не в силах даже встать.
Оргазм небывалой силы чуть не лишил ее чувств.
– Выпей, госпожа, – Евнух напоил ее вином с корицей и собрался к другим наложницам.

Страдания Ли

– Ну вот, с этой разобрался, – Ли заглянул в отхожее место и вынул из кармана серебряную трубочку.
Существовало три разновидности страшной операции. Первая, которой и подвергся Ли в двадцатилетнем возрасте – полная кастрация, когда мужчина лишался всех достоинств и мочиться без трубки просто не мог.
Вторая состояла только в лишении «Нефритового стебля». Третья, которой подвергли аптекаря Дуня – в лишении яичек. Трудно поверить, но многие евнухи, которым повезло сохранить яйца, не только вступали в брак, но и вели некое подобие половой жизни. Цзинь (семя) выводилось через искусственный член.
Выпуская трубочкой мочу, он вспомнил, как его, захваченного в плен, во время междоусобной войны связали и положили на стол.
– Будет новый кастрат для императора, – ухмылялся лекарь, туго перебинтовывая низ живота и верхнюю часть бедер пленного, – если выживет, конечно!
Ли, убирая трубочку в карман, вздрогнул, вспоминая дикую, страшную боль.
– Вжик и готово! – Лекарь накрыл рану бумагой, намоченной в холодной воде, и тщательно забинтовывал.
Три дня Ли не позволяли пить, а потом суток сняли повязку и страдалец наконец-то смог облегчиться.
– Тебе повезло! – Лекарь осмотрел рану и улыбнулся. – Раз у тебя получилось, значит, ты вне опасности.
Двое других моих пациентов не смогли и теперь они обречены на мучительную смерть. Ничто его уже не спасет!

Снадобья великого Дуня

Китайские евнухи не были разобщены и образовывали весьма могущественную и жестокую клику, готовую дать отпор любому, кто посягнет на их привилегии: с пятнадцатого века строптивых и лишенных милости императора наложниц евнухи могли и выпороть, чем неоднократно и пользовались, мстя несчастным женщинам за свои страдания.
Пока император занимался наукой, Ли, вместе с другими евнухами, решали государственные дела, плели интриги.
– У меня должно получиться! – Дунь продемонстрировал Ли новую мазь.
Несчастный в глубине души наделся, что от сильнейшего возбуждения у них вновь появятся удаленные органы.
– Да, – Ли был по-восточному мудр и не мешал экспериментам аптекаря,  – хорошая мазь, и пахнет вкусно! Главное, чтобы она помогла!
Он понимал, что несчастный друг хватался за соломинку, придумывая немыслимые снадобья с добавлением плаценты и спермы. Наложницы боготворили евнуха – фармацевта: кожа от снадобий становилась упругой, разглаживались морщины, но самому евнуху не помогали: вернуть утраченное не получалось. И сейчас на основе рецептов Дуня изготовляются мази и кремы. Масло чайного дерева, масло перца и вытяжки из плаценты – настоящий подарок для фирм, помогающих женщинам сохранять молодость и красоту. Мало того, крем «Мадам-оргазм» по рецепту аптекаря Дуня с добавлением масла красного перца используется для лечения легких форм фригидности у женщин. Его еще называют "Счастье для клитора". Он увеличивает приток крови к половым органам, облегчает достижение оргазма и удлиняет его.
И. Соколова

Комментарии  

 
Макс
0 #1 Макс 21.11.2012 09:15
ЖЕсть(((( Это что-то
Цитировать
 

Афоризмы

Если вы тихо материтесь, значит у вас простужено горло.

Последние новости

Теплая вода струйками стекала по телу, неприятно...

Статистика