Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 2.61 (33 Votes)

Этот случай произошёл почти сразу после моего возвращения из армии. Я еще не устроился на работу и целыми днями предавался БЕЗДЕЛЬЮ. Спасибо моей бабушке, которая с пониманием отнеслась к моему положению дембеля. Она позвала меня отдохнуть из Москвы к себе в гости в подмосковный городок N.Я пришёл весной, и поэтому хотел погулять летом, а осени устроится работать.

В городке с развлечениями было не ахти: кино, дискотека, озеро(грязное),река (такая-же).Но мне это было до лампочки. Я наслаждался свободой и уже думал познакомиться с какой-нибудь девчонкой.



Два похода на дискотеки, полных пьяной молодёжи, не принесли результата. Один раз я проводил до дома особу, испуганную, как лань, которая даже не попрощалась со мной у подъезда. Затея позагорать на ещё прохладном озере, где опять были только пьяные компании и пара тёток, вообще закончилась простудой.

Понятно, что двадцатилетнему парню хочется ЭТОГО, тем более что у меня с этим до армии было не густо--пару раз обнимался в подъезде, поцеловался раза три, и потискал попку под платьем. По ночам мне снилось всякое, но онанизм я не очень уважал. Хотя иногда…..

Вот тогда судьба и подарила мне подарок!

Однажды моя бабушка объявила, что её подруга-соседка ложится в больницу, а с сиротой-внучкой будем сидеть мы – я и бабушка. А так как бабушка на полдня уходила работать уборщицей в какую-то контору, то на полдня я должен был стать нянькой.

Я знал, что у бабки есть подруга детства --соседка, и у неё после смерти дочери осталась на руках внучка--немного странная девочка, застенчивая и молчаливая, но даже перспектива присматривать за тихим ребёнком меня не грела.

--Ты не волнуйся— говорила бабка—она тихая, спокойная, в куклы поиграет немного, а потом я приду.

--А сколько её лет-то?

--Тринадцать зимой было.

-- Тринадцать лет--и всё в куклы играет?—возмутился я.

--Да ты пойми, она--же немного того…..А после смерти матери вообще…Верка её и к психиатру водила! Только тсс..( Бабка прижала к губам палец)

«Ну вот, ещё и с дебилкой сидеть» - подумал я, но промолчал. Ведь мои «каникулы» оплачивала бабка.

На следующий день бабка привела Аню— стеснительную девочку с куклой в руках, одетую в простое коротенькое платье. Бабка познакомила нас, потом пошла, раскладывать вещи Ани к себе в гардероб, а девочка села на диван и занялась куклой.

Девочкой её можно было назвать с трудом. Ростом она была мне по плечо, да и бедра у неё были, как у некоторых десятиклассниц. Но самое интересное, что бросалось в глаза --грудь, огромная для её возраста. Скромное платье с трудом скрывало эту деталь, и в разрезе платья виднелась ложбинка. Такая грудь была только у Катьки из 10В, когда я учился в 9-ом.

Мы пообедали, а потом бабка ушла на работу.

Говорить было не о чем, разговор не клеился. Чтобы хоть как-то скоротать время, я начал приглядываться к Ане. Наивная мордашка, курносый носик, белая кожа на лице и пухлых ножках .Сам того не замечая, я уже представлял её без платья и трусов, лежащей на диване с раздвинутыми ногами. Так, стоп, сказал я себе, она ещё ребёнок (да, но какие сиськи!!!).

Чтобы отвлечься, я пошёл умыться. (А как у неё между ног?-- Как у ребёнка?)

Опыта у меня не было. Я видел ЭТО только у маленьких девочек на пляже, да и то издалека, но сейчас воображение разыгралось, и член упорно торчал в шортах, выдавая меня. Я решил выйти как есть. Если Аня обратит на это внимание, то не такая уж она дебилка.

Я вышел из ванной и, подойдя к ней, поинтересовался, не скучно ли ей.

--Нет—пролепетала Аня, скользнув по мне взглядом. Никакой реакции.

«Ну и ладно --подумал я --там будет видно».

До прихода бабки оставалось ещё два часа, и я решил использовать их для более близкого знакомства. Я задавал простые вопросы типа «что ей нравится?» и выяснил, что Аня совсем ещё дитя. Она никак не хотела общаться и всё время крутила куклу или теребила подол платья, иногда неосознанно поднимая его, пару раз давая мне увидеть белые трусики в смешной красный горошек. Я хотел уже сказать, какие у неё красивые трусики, но в дверь позвонили. Пришла бабка, которая управилась пораньше. Я мысленно чертыхнулся, ведь неизвестно, как Аня отреагировала бы на комплимент.

Оставшуюся часть вечера я повел за теликом, попутно обдумывая, как бы заставить Аню общаться. А то всё куклы, да ещё мороженное, о котором она сказала за ужином, да ещё мультик (Ну погоди!).

О своих печалях я поведал бабке.

--А ты поиграй с ней!

--Во что?

--Во что её нравится! Прятки, куклы, лошадки и т .д.

(НУ КОНЕЧНО!! Ведь ВСЕ игры можно свести к ЭТОМУ!!) Бабка--ты гений!

Ночью мне приснилась Аня, к которой я прижимался почему-то со спины, пытаясь втиснуть член между её полненьких мягких ягодичек. Я старался повернуть её на спину ,но у меня не получилось и я проснулся. Потрогав трусы, я понял, что не кончил. Это хорошо, подумал я, а то оправдывайся потом перед бабкой, когда она будет стирать постель. Я вспомнил, что не кончал уже где-то две недели. Один раз после такого перерыва я представил ночью одну девчонку и кончил на простыню. Образовавшуюся лужу я размазал, но мать всё равно заметила.

На следующий день я с нетерпением ждал ухода бабки. С трудом сдерживая эрекцию, я вынес мусор, сходил в магазин, прогулялся. Конечно, ничего не стоило представить голую Аню под собой и кончить, но я хотел сделать это как бы с её участием. Я еще не знал, как это будет, но уже твёрдо решил, что будет!

Я не хотел что- то там рвать, о чём рассказывали бывалые ребята. Может, пообнимаемся, поласкаемся, или она просто покажет мне что-нибудь. Я слышал в армии от одного пацана о петтинге, когда он своей девчонке водил «хуем» по «пизде»,как он выражался, но не всовывал. Кайф был!!!(его слова)И не залетит, ведь»молофья» не попадёт в пизду! Только кончай на живот, говорил он, а то диван не отмоешь!

Ну это уже было из области фантастики, хотя….Я не хотел торопить события и напугать Аню, ведь она была ещё ребёнком (хоть и с сиськами женщины) и я мог не спеша получить всё, что хотел(или почти всё) без особых усилий с моей стороны и без капризов и слёз—с её. Нужно было только спокойно и в игровой форме подвести Аню к взрослой теме, в которой она была полный ноль. Её поведение говорило о том, что она совсем не стесняется меня. Как-то вечером мы трое смотрели телик, и Аня играла с куклами на полу. Совершенно не стесняясь меня, она села на корточки, широко раскинув в стороны ноги и открыв мне широкий обзор на её пухленькие ножки и миленькие розовые трусики. Из-за края трусиков вылез тоненький тёмный волосок, а сами трусы чуть смялись посредине, четко обозначив контур её щелочки.

--Аня!— укоризненно сказала бабка.

--Что? — наивно спросила Аня, продолжая как ни в чём не бывало вертеть куклу.

--Так сидеть неприлично!

Аня нехотя сменила позу, при этом быстро взглянув на меня.

Только присутствие бабки спасло меня от семяизвержения!!! (Уж не знаю, говорить ей спасибо за это или нет.)

Но даже в самых смелых мечтах я не мог себе представить, что мы с Аней будем делать то, о чём рассказывал мой армейский приятель!

Хотя обо всём по порядку.

Я, конечно, не знал, что Аня знает о сексе, а что --нет. Может, она даже не знает, откуда берутся дети. Это и предстояло мне рассказать ей с максимальной осторожностью. И её капризный характер, и несколько раздражительное отношение к моей бабке давали мне надежу, что Аня ни о чём не проболтается.

Итак, бабка собралась на работу, и уже в дверях сказала:

--Если хотите, посмотрите альбом.

Этот фотоальбом я видел сто раз, но Аня загорелась этой идеей. Я достал с полки тяжеленный альбом, и мы уселись на диван. Я листал страницы, а Аня с интересом рассматривала пожелтевшие фото. Скоро ей стало неудобно, и она подвинулась поближе ко мне .Наклоняясь над альбомом ,она прижалась ко мне сначала рукой и плечом ,а потом ,убрав руку, прижалась грудью.

Моя рука словно онемела .Её грудь была мягкой и в тоже время упругой .Я, как заведённый, перелистывал страницы, не понимая, кто на фото, Аня что-то болтала про её родню, непрерывно при этом ёрзая и вертясь и то и дело задевая меня своими сиськами. Она была одета в лёгкий халатик и при желании можно было спустить халатик с плеча и достать хотя бы одну её увесистую сиську. (При чьём желании?)

Я, как мог, шевелил рукой, опасаясь, что Аня что-нибудь заподозрит, но она как будто ничего не замечала.(Или замечала?).Наконец желание спустить стало невыносимым!!

Хорошо ещё ,что альбом прижимал мой член. Мне стало совсем неловко, и я предложил во что-нибудь поиграть.

Аня с радостью согласилась .Вообще, когда речь заходила о каких-нибудь играх, то Аня из замкнутого нелюдимого ребенка превращалась в обыкновенную девочку, немного отставшую от сверстниц в умственном развитии.(Ну не так уж и немного!).Если она не стесняется показывать мне свои трусы, то лет на десять. Зато она опередила их в половом развитии, и тоже на столько-же лет.

«Во что бы поиграть?» Куклы, лошадки.…Пожалуй, в лошадки.

--Ань, давай поиграем в лошадки?

-Давай!

Я нашёл какой-то хлястик от бабкиного халата, привязал его к поясу Ани и мы начали бегать по квартире: я наездник— она лошадка. Со стороны это выглядело нелепо и забавно, но никто не подумал- бы о том ,что я хочу стащить с этой девчонки трусы и вообще лечь на неё со всеми вытекающими отовсюду обстоятельствами.

Скоро эта игра нам надоела, и мы решили поиграть в прятки. Прятаться в бабкиной квартире было особо негде, но нас это не смущало. Когда Аня находила меня, она бежала на кухню, где она считала, с радостными возгласами и, хлопая в ладоши, подпрыгивала на месте, при этом, ничуть не стесняясь того, что её грудь раскачивается и подпрыгивает вместе с ней, чуть ли не выскакивая из халата. Да и маловат он был ей.

Когда-же я находил её, то она вся съёживалась от удовольствия .Я слегка обнимал её и говорил: «попалась!!» Она, пытаясь освободиться (впрочем, не очень активно)выскальзывала из моих рук, а я в это время успевал провести руками по её груди(грудь действительно казалась огромной, насколько можно судить по мимолётным прикосновениям!)Тогда она ,хихикая, немного сгибала колени и прижималась попкой прямо к моему члену! Я не знаю, понимала ли Аня, что я прижимаюсь к ней своим членом, твёрдым, как деревяшка, но не чувствовать его было нельзя!

Скоро и эта игра Ане наскучила, хотя я мог бы ещё сколько угодно играть ТАК. До прихода бабки оставалось ещё часа полтора, и я решил сыграть сначала во врачей, но потом решил, что если всё пойдёт как надо, то времени может не хватить, а судорожно одевать трусы и вытирать сперму, слушая, как в замке поворачивается ключ, мне не хотелось. Да и поймёт ли Аня, что надо быстро одевать свои трусы, неизвестно. И как она вообще отнесётся к моему семяизвержению!? (Если до этого дойдёт). Надо было, как можно легко и незаметно, подвести её к взрослой игре. Если-бы Аня была нормальной, то всё было по-другому. Может быть, я уже лежал бы на ней и водил бы своей головкой по её щелочке или вообще кончал в неё.

От этих мыслей меня отвлекла Аня, которая уселась на полу со своими куклами и громко объявила:

--Давай играть в детский сад!

--Давай—согласился я, усаживаясь напротив с надеждой, что она опять сядет как в прошлый раз. Ждать долго не пришлось.

Аня дала мне каких-то кукол, сама посадила своих на пол. Я с замиранием сердца и с несдерживаемой эрекцией стал ждать, что будет дальше,

Аня, как ни в чём не бывало села на корточки, широко разведя ноги. Мне опять открылись её пухленькие ножки, синие трусики и еле различимый разрезик посредине. Я с трудом перевёл дыхание и начал:

--Какие у тебя красивые трусики, Аня!

--Правда? По-моему, обыкновенные. Тебе нравятся?

--Да, очень. Только ты сидишь так ..

--Как?

--Бабушка говорит, что так сидеть неприлично.

--Но здесь-же нет бабушки. А тебе нравится, как я сижу?

--Да. Если хочешь, можешь сидеть так. Только давай не будем говорить об этом бабушке, а то она будет ругаться.

Аня охотно согласилась и мы договорились, что это будет наш секрет.

Мы продолжали игру, и я опять повел разговор в нужную сторону:

--А у тебя там немного писю видно!

--Правда?— она искренно удивилась и опустилась на коленки.

--Да, но я никому не скажу. Можешь сидеть, как хочешь.

Аня, как ни в чём не бывало опять села на корточки, выставив трусы и выбивающийся волосок из-за края трусиков.

Только я хотел сказать ей об этом волоске, как услышал, что в двери поворачивается ключ. Аня сразу села прилично, а я сел на диван.

«Черт, как быстро пролетело время. Ну ладно, на первый раз хватит. По-моему, с ней можно об этом говорить.

Излишне говорить, что во время таких игр я находился как бы на грани оргазма.

Много раз мне хотелось уйти в ванную и там просто спустить, но я сознательно растягивал это сладкое мучение. Мне хотелось спустить на Аню, облить спермой её попку, писю, кончить на её детскую, хоть и не по возрасту огромную грудь.

Всё это преследовало меня и во сне.

В тот вечер я уже строил планы, что мы будем делать после ухода бабки. Выбрав время, когда бабка была на кухне, я шепнул Ане:

--Давай завтра ещё в прятки поиграем?

--Давай!— таким же заговорщическим тоном шепнула Аня.

--А потом ещё во что нибудь!

--Во что?

--Секрет!!

Аня кивнула, и потянулись часы ожидания. Надо было что-то срочно придумать, иначе сперма не даст мне покоя!

На следующий день бабка предложила мне с Аней пойти на озеро, благо погода уже позволяла.

Хорошо, что у меня были плавки. А вот у Ани с купальником возникли проблемы. Старый был её безнадёжно мал, а нового не было. Но бабка нашла выход. Она сходила к какой-то подруге по подъезду и скоро принесла красивый синий купальник. Аня немного сморщила носик, но я сказал, что он ей очень пойдёт, Аня быстро переоделась и мы пошли на озеро.

На озере было немноголюдно. Пьяных компаний вроде не было, и это радовало. Мы расстелили покрывало недалеко от воды, на травке. С песком здесь явно были проблемы. Рядом с нами лежала какая-то тётка с закрытыми глазами, а у самой воды плескались двое малышей с мамой.

Мы разделись и пошли к воде. Тётка открыла глаза и оценивающе посмотрела на нас.

Вода была прохладная, мы несколько раз окунулись. А так Аня не умела плавать, о чём она сообщила мне по секрету по дороге на озеро, то я предложил поиграть в ныряние. Я чуть присаживался, Аня вставала ко мне на колени, держась за мои плечи, и резко прыгала спиной в воду. Вид её сисек, маячивших передо мной каждый раз, когда она забиралась ко мне на колени, готовясь к прыжку, опять распалил моё воображение, и член стал заметно выпирать. Несколько раз Аня ловко ловила сисю, которая так и норовила выскользнуть из купальника. Потом она захотела поплавать: я поддерживал её снизу за живот, а она болтала руками и ногами. Надо сказать, весила она немало, и скоро руки устали. Одну руку я передвинул к груди, а другой попытался удержать ноги, но они выскальзывали.

--Аня, я не могу тебя так держать!

Девочка как - бы не слышала моих слов, продолжая плескаться и издавать восторженные вопли. Тогда я отпустил её, и она опустилась в воду.

--Ты что?

--Я устал.

--Но я ещё хочу поплавать!— она надула губки

--Тогда надо как-то по-другому тебя держать!

--А как?

--Ложись на воду!

Я опять подхватил её снизу.

--А можно я подержу тебя снизу?

--Как это?

--Ну…..Я стесняюсь сказать тебе это, Аня!

--Не стесняйся

--А вдруг ты бабушке расскажешь?

--Нет, честное слово!

--Ну, я хотел бы подержать тебя там…

--Где?

--Ну, между ног.

--Хорошо, давай.

Аня чуть раздвинула ножки, и я просунул руку между них, ладонью поддерживая живот. Сперма опять начала напоминать о себе, но вода несколько остудила пыл рвущихся наружу сперматозоидов.

Аня, как ни в чём не бывало, плескалась и издавала звуки восторженного ребёнка, как будто и не было у неё между ног руки мужчины. Я же пытался почувствовать её письку. Её промежность, несмотря на воду, была горячей, но саму писю я не чувствовал и начал потихоньку сдвигать ладонь ближе к Аниной письке. Наконец моя рука легла на её лобок. О БОЖЕ!!! У меня подкосились ноги! Еще одно движение вниз, и в моих руках оказалась девчачья пиписька, о чём я так долго мечтал и в школе, и в армии. Я буквально впитывал ладонью эту горячую спелую мякоть.

Я несколько раз покрутил Аню по воде, стараясь прижать её бедро к своему члену, одновременно осторожно тиская её писю. Я был на вершине блаженства, ведь если у неё там так горячо, то в ЭТОМ она точно не дура!

Вдруг я почувствовал, чей то взгляд. Обернувшись, я увидел, что с берега на меня смотрит мама тех двоих детей. По её ошарашенному взгляду я понял, что она обо всём догадалась.

Я отпустил Аню, мы ещё немного невинно побрызгались и пошли на берег. Молодая мама во все глаза смотрела на нас, а опустив взгляд на мои плавки, презрительно фыркнула.

Мы легли на покрывало, Аня легла на живот, а я сорвал травинку и стал водить ей по Аниной спине. По её спине и ногам сразу побежали мурашки. Более активным действиям мешала тётка, которая лежала рядом и косилась на нас.

Мы решили больше не купаться, по очереди переоделись в кустах, и пошли домой. Я был под впечатлением произошедшего и всю дорогу молчал. Анина пися как бы оставалась ещё в моей руке.

По дороге домой, проходя мимо какого-то забора, мы увидели огромный нарисованный член и неприличную подпись. У Ани на секунду расширились глаза, но она быстро отвела взгляд. «А ведь она поняла, что это»-- подумал я.

Бабка поинтересовалась как там, на озере, Аня вяло ответила, что вода холодная и полезла под душ. Я тоже сполоснулся, особенно тщательно помыв член. Мало ли что…

Как только за бабкой захлопнулась дверь, Аня сразу предложила:

--Ну что, поиграем в прятки?

--Давай!!

В этот я уже смелее обнимал её, сильнее прижимался к её попе, а она всё более неохотно вырывалась и старалась задержаться, когда я аккуратно прикасался к её сисям. Всё это говорило о том ,что я на верном пути. Я и не подозревал ,что путь будет таким коротким!

--А ты говорил , что поиграешь со мной ещё во что-то!—вдруг капризно заявила Аня.

--Хорошо, давай в наездников!

--Как это?

--Ты садишься мне не спину, и я тебя катаю!

Я встал на четвереньки, Аня уселась мне на спину и я начал катать её по квартире. Я снова почувствовал её горячую промежность, но катать долго такую «тётю» я не смог даже с моим первым разрядом по бегу.

--А давай бегать как собачки!— вдруг предложила она.

--Как это?

--Я тоже встану на четвереньки, и мы будем догонять друг друга!

Мы стали носится друг за другом: она с визгом, а я— пытаясь заглянуть в прорезь халата. Наверное, мы производили много шума соседям снизу.

Наконец, когда я догнал её, я решился:

--А когда собачка-мальчик догоняет собачку-девочку, то они играют в одну игру!

--Какую?

--Не скажу, а то проболтаешься!

--Нет!! Честно!

--Ладно. Мальчик запрыгивает на девочку и двигается взад-вперёд!

--Да, я видела один раз на улице. Они так играют!

Ну, играют так играют! Я предложил повторить эту игру, и Аня с восторгом согласилась. Я встал позади Ани, её ноги оказались между моих, я обнял её за полый мягкий живот и осторожно упёрся членом в попку. Аня молчала и сопела.

--А почему ты не двигаешься?— наконец не вытерпела она.

--Стесняюсь тебя.

--Не стесняйся, это же игра!

Я неловко сделал несколько движений, чувствуя, как член упирается точно между Аниных ягодичек, но кончить ТАК в мои планы не входило

--Здорово— сказала Аня, садясь на корточки—только собачки быстрее двигаются!

Я уже хотел объяснить, с какой целью они это делают, но она попросила покатать её на закорках. Решив отложить лекцию на потом, я встал спиной к дивану, и Аня забралась ко мне на спину.

Словно два воздушных шарика упёрлись мне в спину. Я подхватил её ноги, и мы «помчались» по квартире. Хорошо она придумала с закорками, а то ещё несколько «собачьих» движений— и меняй трусы!

Интересно, но Аня не предлагала мне играть в дочки—матери. Наверное, ей было ещё больно думать о матери, а я предложить не решился. Хотя тема была неисчерпаема!

Я выдохся быстро и тут вспомнил, как дед в детстве играл со мной в «ехал пан». Я вкратце рассказал об игре Ане. Как всегда при начале игры, она пришла в восторг!

Я сел на диван, а Аня уселась спиной ко мне на мои колени. Я начал:

Ехал пан по дороге сам,

По кочкам, по кочкам,

В ямку— бух!

Я резко раздвинул колени, и Аня провалилась между них, в последний момент опершись на мои ноги. Игра привела её в такой восторг, что она прямо взвизгивала от удовольствия. Я заметил, что когда Аня «проваливалась», то халат на её попе натягивался, затрудняя движение попы вниз.

--Ань, тебе же халат мешает, подними подол чуть-чуть!

Аня быстро приподняла подол халатика и села мне на колени уже трусиками. Теперь она падала почти до пола.

--А давай я тебя буду держать снизу?

--Ладно.

Я подложложил обе ладони под её мягкую попку, и мы начали снова.(Сперматозоиды зашевелились!) Её попка была упругой ,а от Ани исходил какой то кружащий голову детский аромат. (Или уже не детский?)

Я вовсю тискал Анину попку, не решаясь повторить то, что делал на озере. Наконец я решился и передвинул правую ладонь на её писю, а левой опёрся на диван. Член и яйца ломило, в животе ныло, голова немного гудела ,но кайф был неописуемый!

Аня как будто не замечала мою ладонь, но когда я стал теребить сквозь трусики её щелочку, она сказала, что не надо так делать.

--Тебе больно?

--Нет, просто не надо.

Значит, я дошёл до черты, за которой мои действия уже не воспринимались как игра. Ладно, попробуем как нибудь по другому.

Я предложил ей сесть лицом ко мне. Аня быстро повернулась, и мы продолжили игру. Мне стали прекрасно видны ее белые трусики, на которых расплылось небольшое мокрое пятнышко. Только сейчас я заметил, что её ушки стали красными, щёки пунцовыми , а дыхание неровным. Я был уже достаточно знаком (теоретически) с женской физиологией и анатомией, чтобы понять, что эта девочка испытывает возбуждение, как взрослая женщина!

И тут мы опять услышали звук открывающегося замка. Аня пулей слетела с моих колен (молодец!) и пошла на кухню, а я, как мог, пригнул член и включил телик.

Бабка с порога объявила, что с утра отправляется по своим делам, потом к Аниной бабушке в больницу, а потом на работу.

Я мысленно подпрыгнул до потолка! Целый день у меня (у нас!!!) в распоряжении. Только если я завтра не обспускаю какую нибудь часть тела Ани, то, наверное, умру!

От этих мыслей меня отвлёк голос бабки:

--Аня, почему у тебя такие красные щёки?

--Жарко очень—прозвучал невинный голосок Ани.

На следующее утро после завтрака, когда бабка уже ушла, мы сидели на диване. Аня рассеяно теребила какую-то куклу, а я размышлял, с чего бы начать.

--А давай поиграем в больницу?

--А что мы будем делать?

--Лечить кукол.

Я стал доктором, а Аня привела свою куклу (Настю) на приём. Я послушал её и прописал уколы в попу. Аня стянула с куклы трусы, и я карандашом сделал укол

Автор: Настя Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.">Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Комментарии  

 
АНДРЕЙ
0 #1 АНДРЕЙ 01.01.2013 22:10
выеби меня в рот пиздой-89066722 710
Цитировать
 

Афоризмы

В телескоп на Солнце можно посмотреть всего два раза в жизни. Правым и левым глазом.

Последние новости

В июле Андрею предложили возглавить молодежную группу...

Статистика