Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 1.50 (1 Vote)

На следующий день Николай разбудил Вику в восемь.

— Что так рано? Суббота же, — сонно возмутилась она, зарываясь обратно в постель.

— А куда тебе деваться, надо вставать, ты же сегодня фотомодель. Пока позавтракаешь, то, да се, как раз к десяти и приедем к «К... моллу». Самое удобное время, людей мало, продавцы сонные...

В торговом центре оказалось, как он и предполагал. Вялые продавщицы только проводили взглядом его и Вику, когда они, взяв пару вещей, ушли в примерочную. Декорации оказались как нельзя лучше. Яркий свет, ряд кабинок, друг напротив друга. Быстро раздевшись, Вика позвала его. Николай отодвинул штору. Немного смущенная Вика стояла перед ним, только в босоножках. Одежда висела на крючке. Николай перевесил ее в соседнюю кабинку. Вернулся назад. Внимательно посмотрел на Вику. Она дернулась прикрыться руками, но остановилась, посчитав, что будет выглядеть глупо. Он с удовольствием смаковал картинку. Вроде бы тысячи раз видел ее без одежды, и не только дома, но сейчас, когда она должна была демонстрировать себя, ее вид действовал на него совсем по-другому. Возбуждал, конечно, но к возбуждению примешивалось и чувство власти над ней, делая возбуждение особенно острым. Видимо, она испытывала нечто похожее.

Николай поднял фотоаппарат, и сделал несколько снимков, подсказывая, как ей встать перед объективом. Пришлось зайти в кабинку напротив, чтобы она полностью поместилась в кадре.

— Ну, все, достаточно, дома выберешь лучшую, для своей Дианы, — он вернул ее одежду. — Одевайся, у нас еще два магазина.

Вика, накинув блузку, нагнулась, чтобы надеть трусики. Влажно блеснули ее губки.

— Похоже, ты завелась от этого не меньше чем я, не так ли? Тогда трусики не надо, хватит одной юбки.

Вика послушно сдернула с ног не надетые трусики и замерла с ними в руке, глядя на него.

— В сумку засунь, или, дай их сюда, — он забрал их у нее и сунул в карман брюк. Вика одевшись, не двигалась с места.

Николай сделал жест рукой — пошли, и двинулся за следом. Взял ее под руку. Вика молча шла рядом. Он отметил, что она вела себя по-другому, непривычно, но ему нравилось, ее беспрекословное послушание, нравилось командовать ею.

Во втором магазине все повторилось, только он ее заставил еще встать в двери кабинки.

Место для третьей съемки они искали долго. В одном магазине в коридоре примерочной висели камеры, в другом было много людей — он не захотел ждать.

Торговый центр был огромный, самый большой в их городе. Магазинов, торгующих разным барахлом было много, много было и эскалаторов, зеркал, стекла, скамеек. Николай решил подняться на второй этаж, до эскалатора было далеко, но он вспомнил, что рядом в закутке есть лестница, и повел Вику туда.

Тугая дверь с хлопком закрылась за ними, отгородив их от суеты и шума просыпающегося молла. Он почти осязаемо ощутил тишину лестничного отсека и их одиночество с Викой. Обняв свою девушку за талию, он подтолкнул ее к лестнице.

Поднимаясь по ступенькам, его рука сползла к кромке Викиной юбки. Николай приподнял юбку, обнажая ей попку. Она молчала. Он прижал ее к себе сильнее, положив палец на ее мокрые губки, Вика в ответ только всхлипнула, еле слышно. Они дошли до промежуточной площадки и Николай остановил ее. Повернул к себе лицом. Она стояла перед ним, опустив голову. Глубоко дышала, на щеках играл легкий румянец.

— Подними юбку, покажи мне себя!

Вика, не поднимая головы, потянула юбку вверх до самого пояса, обнажаясь перед ним. Юбка была короткой, до середины бедра, но свободной.

Николая оттеснил ее к стене, закрывая от лестницы собой, и коснулся пальцами ее губок. Вика негромко простонала. Он раздвинул ее ножки и принялся быстро ласкать ее. Она отпустила юбку и вцепилась в его плечи, закрыв глаза — отдаваясь ему полностью. Через несколько мгновений, она напряглась, вскинула правую руку зажимая рот, чтобы заглушить стоны. Николай прижал трясущуюся девушку к себе, и еще минуту она, дрожа всем телом, переживала оргазм, зажав его руку ногами.

На втором этаже, она попросила отпустить ее в туалет. Ожидая ее возвращения, он подумал, что перед ним совершенно другая женщина. Он не знал такой Вики. Раньше, он помнил прекрасно, она и поцелую на улице сопротивлялась, а о том, чтобы погладить ее по попке на людях и речи быть не могло. Но, признался он сам себе, перемены в ней ему нравились. Немного корябнуло, что причиной стала некая Диана, но это не больше, чем тупая мужская самовлюбленность. Надо было самому более внимательно к своей девушке относиться.

Появилась Вика, сама взяла его за руку и поинтересовалась, выбрал ли он третий магазин.

— Выбрал, конечно, пошли, моя девушка без трусиков, и не только выбрал а и придумал тебе небольшой сюрприз, — но заранее рассказывать ей не стал, не взирая на все уговоры.

Внезапно, она, прекратив попытки выведать у него, что за сюрприз, забежала вперед и посмотрела ему в глаза.

— Ты любишь меня?

— Люблю, очень люблю, — Николая обнял ее и поцеловал, — не переживай, мне нравишься ты такая. — Он помолчал, и в шутку добавил, вспомнив кота Матроскина — Я и раньше тебя любил, а теперь вдвое больше люблю, когда ты без трусиков и твою юбочку можно в любой момент задрать.

— Этого мог не добавлять, это и так понятно, — Матроскин ты мой. Она оценила шутку.

В третьем магазине, Николай, сделав тройку «обязательных» снимков, остановился. Вика вопросительно посмотрела на него. Выглянув и убедившись, что они по-прежнему одни, он приказал:

— Выходи в коридор.

Она помедлила, но все-таки вышла из кабинки и остановилась в проходе. Николай поднял фотоаппарат. В любой момент кто-то мог заглянуть в примерочную и увидеть ее голую...

Щелкнув ее два раза стоя, приказал повернуться боком, а потом еще и присесть. Только после десяти снимков он отпустил ее. Голос у него дрожал, член разрывал ему брюки, сердце гулко стучало в груди — адреналин в крови бушевал во всю. Едва дождавшись, пока она оденется, он схватил ее за руку и поволок на выход. Вика послушно следовала за ним. Кратчайшей дорогой они мчался к машине, как одержимые.

Сели. Николай рванул с места. Вика подумала — домой. Нет! Заехал в какую-то подворотню тёмную накинулся на нее.

Впервые в жизни они занимались любовью в машине! Смешно так! Оказывается, это очень неудобно, но ОЧЕНЬ приятно! Просто невероятный кайф! Николай сидел на переднем пассажирском сиденье, в одежде, только джинсы расстегнул, а Вика на нём — с задранной юбкой. Когда они оба кончили, еще долго так сидели. Она с него не слазила — сил не было у обоих.

Вечером он уселся перед телеком, захотелось посмотреть один из старых боевиков. Вика подсела к нему на диван.

— Ты не будешь против, если я сяду за компьютер?

— Нет, я же говорил тебе, — он расслабленно погладил ее по спине, не отвлекаясь от экрана. — Расскажешь Диане про наше небольшое приключение? Будешь отправлять Диане сегодняшние фотки? — он смотрел на нее, улыбаясь.

— Да, — она опустила голову, — ты же не против. Я должна ей обо всем рассказывать.

— Ну и расскажи, я не против, совершенно. Кстати, давно хотел спросить, она не требует от тебя определенной одежды, когда ты с ней общаешься? Мне просто интересно.

— Ну, когда как, специально нет. Но может в любой момент сказать мне, чтобы я надела то и то, или сняла что-нибудь, ну и вообще...

— Ок, беги к Диане, — Николай вернулся к телевизору. Вика умчалась в спальню, оставив дверь открытой.

Где-то, через полчаса, Николай не выдержал, решил все-таки заглянуть в спальню. Потихоньку подошел к открытой двери.

Вика сидела за письменным столом, уже с голой попкой. Поменяла футболку на блузку. А ее домашние вещи, вместе с трусиками лежали на кровати. Она активно переписывалась в аське с Дианой. Видимо переписка ее возбуждала. Вика все чаще беспокойно ерзала голой попкой по стулу. Николай продолжал смотреть, ему было интересно, что будет ...

дальше. Внезапно стук клавиш прервался. Вика напряженно вглядывалась в экран, повторно читая пришедшее сообщение. Затем, взяла левой рукой со стола карандаш с круглой резинкой на конце, немного раздвинула ноги и несколько раз провела им вокруг своих губок, касаясь их с боков. Написала Диане и стала ждать ответа.

Николай, видел, как Вика расстегнула все пуговицы на блузке и стала водить карандашом по груди, затем ее рука опустилась между ног, и, надо думать, карандаш занялся ее щелкой, судя по движениям которые он мог видеть. Вика, время от времени читала приходившие сообщения и писала одной рукой ответы. Потом откинулась назад, закрыла глаза. Возбуждение полностью захватило ее. Взяв карандаш в правую руку, еще больше раздвинула ноги, немного приподняв их. Левой рукой она ласкала грудь, характерным движением пощипывая соски. Он настолько ее хорошо знал, что прекрасно представлял себе, что она сейчас делает. Судя по движению руки, карандаш входил в ее дырочку, затем она проводила им по между губок по клитору, затем карандаш снова нырял в дырочку, задерживаясь там все дольше и дольше. Наконец, она так и оставила его там, лаская себя пальцами. Он узнал эти характерные движения руки в последней стадии перед оргазмом. Ее постанывание было слышно сквозь звук телевизора. И, вот оно — она напряглась всем телом, замерла на несколько секунд, и громко простонав, обмякла в кресле.

Николай потихоньку вернулся на диван. Пытался сосредоточится на фильме, но перед глазами все еще стояла увиденная картина. Неожиданно он усмехнулся про себя — по законам порно рассказов, он тоже иногда их почитывал, но находил мало интересных. Так вот, по законам порно рассказов, он должен сейчас непременно наброситься на Вику и взять ее. Еще раз, усмехнувшись про себя, он удобнее устроился на диване, вникая в действие на экране.

Это ее мир, ее фантазии, ее игра. Если бы она хотела, чтобы он принял в этом участие, она дала бы понять.

Прошло еще много времени, прежде чем Вика вышла из спальни. Она сделала все, чтобы обратить на себя внимание. Появилась в дверях, совсем голая, на минутку остановилась, чтобы он мог хорошо ее рассмотреть. Ему в глаза бросились покрасневшие, натертые губки, видимо Диана еще раз играла с ней.

Постояв в двери, Вика подошла к нему и опустилась на колени. Расстегнула пуговицу у него на шортах и вжикнула молнией. Сняла с него и шорты и трусы. Его торчащий член качался перед ее лицом.

Посмотрев на него, она улыбнулась и, раскрыв рот, принялась ласкать его. Она не торопилась, медленно целуя член, и делая большие паузы между поцелуями.

— Ты подсматривал за мной? — воркующим голосом спросила Вика, и провела язычком вокруг головки.

— Да, — из-за всех сил напрягаясь, чтобы ответить как можно более спокойно, произнес Николай.

— Тебе понравилось? — она продолжала ловко орудовать язычком.

— Да, как такое может не понравиться. Диана сделала тебя очень, очень... — он замялся, подыскивая нужное слово.

— Развратной, да? Это тебе не нравится? — Вика продолжала дразнить его, легкими прикосновениями.

— Нравится, нравится, очень нравится, — голос у него определенно сбивался.

— Я видела твое отражение в экране, но Диана сказала, что так даже лучше. Правда, ты рано ушел. Диана заставила меня встать на четвереньки и тереться, лаская себя, о ножку стула, — она замолчала, вылизывая головку, потом на несколько секунд взяла ее в рот. — Диана потом сказала мне, чтобы я обязательно тебе все рассказала, во время минета.

— Так это ты по ее приказу сейчас? — простонал Николай. — Господи, как мне нравится, что ты стала с ней,... стала ее... — он вовремя остановился. Черт ее знает, кем она себя считает для Дианы, еще ляпнешь не то — обидится.

— Что я ее девочка? Ее игрушка? — Вика продолжила его мысль и уже больше не отвлекалась, целиком поглощенная его членом... Он откинулся назад, и мысли покинули его. Осталось только наслаждение...

Потом они решили немного выпить. Николай налил ей и себе красного вина, оно наиболее подходило сейчас к его настроению — он был сыт во всех смыслах, и полностью доволен жизнью.

Они говорили о пустяках, затем разговор затих сам собой. Он молча, маленькими глоточками пил вино, наслаждаясь уютной атмосферой. Вика задумчиво крутила в руках бокал.

— Ты знаешь, — нарушила она затянувшуюся паузу, — а Диане не понравились те фотографии, которые мы сделали в проходе между кабинок. Она сказала, что такого она мне не говорила, и я за своеволие буду наказана. А как скажет мне завтра. Сказала, что я должна делать только так, как она скажет.

— Ну, прости, это же была моя идея. Я же не знал, что у вас все так строго.

— Да, — протянула Вика, тем же задумчивым тоном. — Еще она сказала, что раз мне понравилось себя демонстрировать, то она дала задание на завтра. Мы же едем на пляж? Ты не передумал? Так вот, — продолжала она, увидев его утвердительный кивок, — задание... В общем, я должна буду на пляже, среди людей быть с голой грудью, и... — она сделала паузу, опустив глаза, замолчала.

— И? — Николай увидел, как она слегка покраснела.

— И, быть без купальника, а в тех трусиках, которые она для меня выбрала. Я же купила двое, черные и белые. Белые ты видел, а есть еще такие же черные. Так вот в них, — она не поднимала головы.

— Суровая она, тяжко тебе будет, — усмехнулся Николай.

— Значит ты не против? — Вика взглянула на него.

— Нет, совершенно не против, — он одобрительно погладил ее по руке, — нет, не против, только мы теперь поедем на дикий пляж. Там плотность людей меньше. — Он уже предвкушал завтрашнее приключение. — Я так понимаю, ты боялась, что я тебе запрещу?

— Ну да, — просто ответила Вика.

— А сама?

— Я тоже не против, — она снова опустила голову и покраснела. — И еще, Диана сказала, что если я сделаю там одну вещь, то она поощрит меня.

Николай молчал — ждал продолжения.

— В общем, я там, прямо на пляже должна кончить. Но не просто, а чтобы ты меня... и обязательно грудь потрогал, а потом уже там... сначала через трусики, а под конец — под трусиками, прямо на глазах у всех. Если я так сделаю, то она меня наградит, — теперь Вика сидела перед ним красная как рак, даже на шее появились пятна.

— Это, конечно сложнее, но посмотрим на местности и решим, что и как, не дрейфь. Он встал и погладил ее по голове, и чтобы больше не смущать бедную «девочку Дианы», вышел из кухни.

(продолжение следует)

Адрес автора: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

Чем лучше видна грудь - тем хуже запоминается лицо.

Последние новости

Мой малыш как обычно заплакал, потому что...

Статистика