Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.43 (7 Votes)

Сразу хочу предупредить, что вся история вымышлена. В рассказе допущены ряд предположений (нарушающие все существовавшие тогда правила), которые делают возможность данных событий маловероятными.
Однако, реальная война ведётся часто не по правилам, поэтому ничего исключать нельзя.....
44-й год.....
Уже больше часа спецгруппа НКВД и фронтовой разведки, усиленная ротой партизан, ждала свою цель около железнодорожного полотна. Операция была спланирована практически безупречно. Партизанский информатор, входивший в состав бригады машинистов паровоза, обещал, что он и его товарищ "на заметят", когда их литерный состав после Большого моста уйдёт вместо основного на тупиковый путь. В суматохе отступления фашисты наверняка не сразу определят потерю одного из составов, а если и поймут, то уже ничего не смогут предпринять. Ведь наступающая Красная Армия была уже менее, чем в шестидесяти километрах.

 


Но поезд всё не появлялся, и майор Седов нервно жевал шарик сосновой смолы, пытаясь не думать о последствиях провала данной операции. Задачу-то им ставил сам генерал НКВД, заместитель Берии.
- В случае успеха героя получишь! - напутствовал Седова начальник.
Майор понимал, что при провале операции наказание будет фатальным для него.... Группу-то формировали в спешке. Костяк составили осужденные за воинские преступления разведчики.
"Развед-штраф-бат," - про себя подумал с горькой усмешкой Седов. Партизанский отряд то же оказался сформированный на основе власовского подразделения, в полном составе дезертировавшего из рядов вермахта в начале 44-го года, когда война явно повернула на Запад. Офицер ещё и ещё раз проигрывал в голове все детали засады и убеждал себя, что врагу просто некуда деться, ведь партизаны уже захватили стрелку и заминировали Большой мост.
- Идёт, идёт! - крикнул бородатый партизан Палыч, что весь этот час слушал, положив ухо на мокрый ржавый рельс. Рядом с майором лязгнул затвором снайперской винтовки один из членов разведгруппы. Прошло около 15 минут, и из-за поворота железной дороги показался влекомый дымящим паровозом литерный состав, состоящий всего из 5-ти вагонов. Когда сцепка первой платформы и паровоза оказалась напротив гнилой берёзы, подрывник разведчиков нажал на кнопку взрывателя. Резкий взрыв разрезал тишину белорусского леса. В то же мгновение застрекотали автоматы и пулемёты разведчиков и партизан. Им в ответ принялись огрызаться огнём немецкие солдаты охранения, которые находились за мешками с песком на передней и задней платформах состава. Рядом с Седовым резко хлестнула снайперская винтовка, и немец, что поливал из шмайсера, расположившись на подножке паровоза, схватившись за голову рухнул на щебёнку насыпи. С подножки тут же спрыгнули две фигуры в железнодорожной форме и пригибаясь побежали в лес. Очередь в спину из окна вагона не дала помощнику машиниста скрыться за стволами деревьев. Бой продолжался.......
Если бы на поезд напали обыкновенные партизаны, то охранение могло бы отбить атаку. Но в схватке с подготовленной спецгруппой шансы немцев стремились к нулю.
- Бабу не трогай! - остановил Седов своего снайпера, что целился в женщину с автоматом в форме "SS", которая кричала своей охране из задней двери бронированного вагона. Один из немцев, что прятался за мешками с песком на платформе, попытался передать начальнице боеприпасы, но был тут же застрелен. Немка, выпустив короткую очередь, спряталась в вагоне.
Через две-три минуты с охраной поезда было покончено. Находящиеся в трёх вагонах всё ещё продолжали отстреливаться из окон. Но защищающиеся явно экономили боеприпасы. Разведчики уже находились рядом с поездом. Два снайпера страховали группу захвата. Спустя ещё короткие минуты окна вагонов уже украшали несколько безвольно свесившихся тел в чёрной униформе. Стрельба из вагона наконец-то стихла.
- Товарищ майор! Смотрите! Это же бабы! - один из крадущихся рядом с командиром разведчиков стянул со свесившийся руками вниз фуражку. Длинные пряди светлых волос повисли вдоль безвольно болтающихся наманикюренных рук.
- Мужики! Бля! Там тёлки! -
- Не стрелять! -
- Может ещё живые остались коровы! - раздались чуть возбуждённые голоса подчинённых Седова.
Первые бойцы с пистолетами наперевес осторожно выломав дверь проникли в глубь вагона. Через несколько секунд раздалась коротка очередь шмайсера, прерванная пистолентыми выстрелами.
- Командир! Всё чисто! Заходите! - Пашка, молодой боец, тиская рукой за жопу висящую рядом защитницу поезда, показался из окна жилого вагона и махнул майору.
- Сейчас поднимусь, - ответил Седов, отдавая указания командиру преданных партизан на зачистку платформ с охраной поезда.
В вагоне ещё стоял запах пороха. В коридоре валялись два мужских тела в чёрной форме. Блондинка, тело которой свешивалось с окна вагона, внутри находилась лишь толстой задницей и затянутыми в чулки ногами. Юбка её была задрана, обнажая белые кружевные трусы и подвязки чулок. Рядом с ней на корточках присел откуда-то взявшийся бородатый Палыч.
- Как долго я не нюхал бабу.... Как долго без бабы.... - причитал сквозь слёзы 40-ка летний мужик, больше двух лет прятавшийся в лесу. Он носом тёрся в промежность убитой немки, щупая мягкую женскую задницу пальцами.
Взглянув в открытые двери одного из купе, майор увидел, как звавший его в вагон Павел затащил другую подстрелянную Medchen внутрь, раздел ниже пояса и, положив ещё подёргивающееся в конвульсиях тело на столик спиной, задрав ей ноги к потолку, пристраивается к заветной промежности.
Командира спецгруппы интересовал следующий вагон.....
Помещение штабного вагона дивизии SS недавно практически полностью перемолотой в результате наступления частей Белорусского фронта было сильно разрушено. Рядом с открытыми сейфами лежали горы документов. Небольшая часть из них обгорела, но была пригодна для расшифровки. В одном из углов под нацеленными на них стволами автоматов сидели на полу и испуганно жались друг к дружке три одетых в чёрную SS-совскую форму немки. Самая молодая из женщин зажимала рану на руке. Ещё четыре женских тела уже раздетые до нижнего белья были свалены кучей в другом конце залла.
- Бля! Да тут живые тёлочки есть! А ребята там с дохлыми упражняются! - воскликнул забежавший в вагон с другого конца поезда боец. Самая взрослая пленённая тётка, видимо чуть зная русский, боязливо поджала под себя ноги.
- Лейтенант! - прикрикнул Седов на своего заместителя Андрея Петрова. - За дело давайте! Все документы собрать и упаковать!.... Девку перевяжите!..... И пленных обыщите и допросите! -
- Как обыскивать? - отсидевший два года в лагере Андрей, уставился на начальника.
- Вам что, рассказывать, как обращаться с бабами, старший лейтенант? - Седов сразу же после формирования своей группы стал обращаться к бойцам, используя их прежние воинские звания и не обращая, что все, кроме него самого, воевали сейчас рядовыми.
Чуть упирающихся и стенающих немок подняли и начали освобождать от одежды.
- Nein, nein, nein.... - причитала сорокапятилетня жопастая немка, когда её раздевали и нагибали головой к окну. Она окончательно прекратила сопротивляться, увидев, как партизаны вытащили из поезда тело её тяжело раненой подруги и, перекинув животом через ствол поваленного дерева начали трахать во все открывшиеся им дырки. Пожилой разведчик деловито пристраивался к оттопыренной ему навстречу заднице фашистки, которая всё ещё была затянута в атласный шёлк отделанного кружевами боди. Русский мужик долго разбирался с крючками на промежности немецкой сучки, но наконец они поддались, и огромный давно не мытый хер бойца начал терзать податливое женское лоно. Не обращая внимания на протесты насилуемой бабы, разведчик вывалил её спанеэльные отвисшие большие сиськи из чашечек сбруи. Схватился за них и начал нещадно долбить живой сексуальный станок. Вскоре и две других немецких девки, видя, как трахают их начальницу, перестали визжать и зажиматься. Их раздевание штрафбатовцы ограничили тем, что юбки и жакеты задрали, сняв через голову и оставив на руках, существенно сковав возможность сучек к сопротивлению. Из ткани блузок SS-совок получились хорошие кляпы, которые приглушили визги и причитания насилуемых. Терзаемые немецкие офицерши лежали спиной на полу с задранными и разведённым ногами прямо рядом с наваленными в кучу голыми телами своих убитых подруг.
Для женщин начался сексуальный конвеер. Когда очередной боец слезал насытившись с жертвы, это место тут же занимал его ещё не удовлетворённый товарищ. Рядом с происходившей оргией шла упаковка секретных немецких документов в специально приготовленные холщёвые мешки. Вскоре уже весь отряд знал про происходящее в штабном вагоне. Несколько мёртвых тёток, чьи тела сразу после боя принялись использовать власовцы, были оставлены в покое. К штабному вагону выстроилась очередь из бойцов, некоторые из которых от нетерпения подрачивали свои члены, сунув руку в развязанные ширинки голифе.
Майор, только что излившийся в лоно лежащей на полу в обмороке немки, бросил недовольный взгляд на зашедшего в вагон грязного партизана, который попытался сунуть своего петуха в задницу всё ещё находящейся в сознании самой старшей офицерше. Взрослая баба тряся титьками что есть силы плача растягивала руками булки своей жопени, но толстенный крестьянский хер никак не хотел лезть в чёрный ход немки.
- Убью, сучара! - похотливо хрипел партизан.
- Петров! Убири посторонних! Ещё чего доброго секретные бумаги пропадут! - крикнул подчинённому майор.
Андрей было попытался за плечо отстранить патлатого крестьянина от матёрой немки, но тот со злостью оттолкнул бывшего офицера.
- Не трожь! Моё сейчас! - зарычал партизан.
Выстрел ТТ прогремел сухим шлепком. Истекающий кровью власовец повалился всей своей тушей на пол, погребя под собой охнувшую немецкую бабу. Ничего не понимая та уже раком на полу продолжала подмахивать всё же задвинутому ей в жопу слабеющему члену застрелянного мужика.
- Немедленно наведите порядок, постройте своих людей и следуйте в лагерь! - чеканным голосом отдал приказ партизанскому начальнику заместитель командира разведки, стаскивая за шиворот тулупа тело убитого власовца с растерявшейся тётки. Старший партизан отдав честь бросился исполнять приказ. Через минуту недовольно урчащая колонна власовцев двинулась в лес, на ходу завязывая ширинки галифе.
- Документы все собрали, командир! - доложил один из разведчиков.
- Что с бабами делать будем, товарищ майор? - пристроившись к стоящей раком взрослой SS-совке спросил бывший старлей.
- В расход!..... Разве не понятно? - Седов уже застёгивал пуговки ширинки офицерской униформы.
До сознания немки дошёл смысл русской фразы, и та вывернувшись от старшего лейтенанта, который уже доставал свой пистолет, бросилась в ноги к майору.
- Nein! Nein! Nicht schlissen! Нет стрелять! Как хочет гер-офицер!? Попа...., как это сказат?....Родовое дупло.... Рот... да... рот, как родовое дупло могу! Нет - стрелять! Да - ебат! - женщина, пытаясь объясниться на слабо знакомом для себя языке, ползла на коленях к майору. Руками цепляясь за ноги оторопевшего командира немка поднялась к ширинке русского офицера, каким-то чудом быстро извлекла его вновь наливающийся орган и к изумлению мужчины заглотила его сразу до яиц. Видя, как кайфует их командир от несовсем обычного вида ласки, разведчики принялись приводить в чувства двух оставшихся затраханных женщин. Под угрозой оружия молодых тёлок заставили так же, как их старшая подруга обслуживать ртом окружающих мужиков. Молодые немки, промежности которых кровоточили от обильных сношений, безропотно сосали не привыкшие к такой ласке русские члены. В это время несколько уже насытившихся сексом разведчиков освобождали от сбруй, чулок и белья бездыханные тела убитых врагов, оказавшихся женским подразделением охраны SS.
- Люске подарю, когда вернёмся к нашим, - показывал один боец другому снятые с мёртвой тётки чулки, бюстгалтер, пояс и трусы.
- Не то вы снимаете! - старший по возрасту разведчик издали показал своим сослуживцам золотые серёжки вырванные из ушей одной из валяющихся рядом с поездом уже совсем голой SS-совки.
В штабном вагоне раздались три хлопка пистолентых выстрелов.....
- Группа, в колоннуууу стройся! ..... Бегоооооом мааааарш! - скомандовал спрыгнувший с подножки поезда на мокрую насыпь последним майор Седов. Застегнув кобуру ТТ, он бросил окурок в тут же воспламенившуюся лужу бензина, предварительно разлитого его подчинёнными по вагонам поезда и побежал трусцой вслед за своими подчинёнными.
За его спиной уже во всю полыхал железнодорожный штаб фашистов. Шёл четвёртый год страшной войны.

Автор: С В <Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.>

Комментарии  

 
В.М.
0 #1 В.М. 22.01.2013 00:24
Гадость какая. И глупость. Не было штрафбатов НКВД, не было партизанских отрядов из экс-власовцев. И с чего архив дивизии СС охраняют женщины? Сексуальный бред жертвы соросовских учебников.
Цитировать
 

Афоризмы

Мой, сука, персидский кот, устроил на моем, сука, персидском ковре, сука, персидский залив!

Последние новости

Утром Тимка проснулся в прекрасном настроении. Солнечные...

Статистика