Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

Прошло около двух недель с момента нашего возвращения из деревни, от гостеприимной и любвеобильной Оксаны — подруги Крис, и ее неутомимого отца, Эдуарда. У нас с женой после всех этих невероятных событий будто начался ещё один медовый месяц — в наши сексуальные отношения словно влили свежую кровь. Мы, как с цепи сорвались: всё время после «горячего» отпуска в деревне мы трахались с Кристиной при первой же возможности. Несмотря на ее кроткое поведение с посторонними мужчинами — жена, словно замкнулась в себе, никого не подпуская на «пушечный выстрел» — дома Кристина раскрывалась полностью во всей красе: своей животной страстью она сводила меня с ума и пьянила похлеще, чем настойка дяди Эдика.

Я и не подозревал в своей супруге столько скрытых желаний и нереализованных фантазий: ночные желания, которые когда-то приходили ко мне во сне (и которые заканчивались бурной поллюцией под утро), меркли по сравнению с неутомимостью Кристины и ее креативностью в вопросах плотских наслаждений. Из-за этого мы нашего сына так и не забрали от бабки с дедом, родителей Крис — он жил у них еще со времен наших «деревенских» похождений.

И это было хорошо для него: негоже маленькому ребенку наблюдать, как ежедневно папа «наказывает» маму: то в гостиной на полу и на диване, то на кухонном столе и у плиты во время готовки (те котлеты должны были попасть в книгу рекордов Гиннеса, как самые горелые в мире), то на балконе, пугая криками и стонами пролетающих мимо голубей и снующих внизу дворовых кошек.

Кристина умудрялась находить возможность получать удовольствие везде, где бы мы не находились — даже в самых неподходящих для этого местах! Однажды она терлась об меня в лифте, потом, достав мой член, нанизалась попкой на него (слегка задрав платье и пригвоздив меня к стенке) — в тот момент, когда с нами в кабинке находилась еще и мамаша со своим сыном-школьником!

Так мы и доехали до нашего этажа: я потихоньку потрахивал Кристину (чтобы сильно не раскачать лифт и не застрять на полдороге), Кристина жмурилась от удовольствия, не замечая никого вокруг (я видел ее довольное выражение лица в зеркале напротив), парень во все глаза смотрел на нее, догадываясь, что тетенька в задравшемся платье не просто так раскачивает своими полуобнаженными грудями перед его носом, и его мать, старательно отводящая глаза от совокупления, происходящего за ее спиной «онлайн»...

И вот однажды вечером, когда мы дома наслаждались обществом друг друга, в моем телефоне раздался «радостный» звонок: нашелся мой бывший сослуживец, Андрей — старый армейский друг. Он оказался проездом в нашем городе на 2—3 дня и захотел встретиться и пообщаться, предложив в качестве нейтрального места ресторан. Я с удовольствием согласился (благо его прибытие в Энск пришлось на выходные дни), и предложил Кристине к нам присоединиться.

— А я там зачем? — удивилась Кристина, — вы будете вспоминать свою службу в армии, напиваться потихоньку от счастья, что встретились наконец, потом разговор, как всегда, пойдет о бабах: «кто с кем», «кто кого», — она лукаво посмотрела на меня и закинула ногу на ногу, — я там явно буду лишней!

— Ничего не лишней, — возразил я, глядя на ее обнаженные бедра, которые показались из-под халата, — любая красивая женщина скрасит мужскую компанию, и нам будет гораздо веселее и приятнее, — я ласково дотронулся до ее ноги, — особенно, если это будешь ты.

— Дорогой, ты родил какой-то корявый комплимент, — Кристина убрала мою руку со своей коленки и невозмутимо пощупала у меня между ног, — что значит «любая красивая женщина»?! Тебе что — все равно? Я же вижу, что нет, — она продолжала поглаживать мою выпуклость на брюках, потом решительно дернула молнию, и выпустила моего «дружка» на свободу, — давай я по-быстрому «стравлю пар» и отпущу тебя на твою «встречу ветеранов» — так мне будет спокойнее. — Кристина стала ласкать рукой мое мужское начало, постепенно превращая его в твердый конец. — А я могу повидаться с кем-нибудь из подруг, чтоб не скучать», — притворно вздохнула она и наклонилась ко мне. Дальше разобрать, что она там бормотала было невозможно: ее рот был занят.

Я на некоторое время отвлекся от темы нашей беседы, полностью отдавшись ощущениям. Вдруг в памяти всплыл «деревенский» момент, когда Кристина вовсю сосала дядю Эдика... Я закрыл глаза и представил, будто не у меня она сейчас отсасывает, с таким упоением пробегая язычком по всему стволу туда и обратно, а у... И тут мне в голову пришла безумная мысль.

— Крис, послушай, — я с трудом оторвал жену от ее любимого занятия и заглянул ей в глаза, — тебе обязательно нужно пойти с нами! — Кристина внимательно слушала меня, нет-нет, да и касаясь кончиком язычка уздечки моего пульсирующего органа, — ты можешь одеться как-нибудь «покрасивее» и на встрече с Андреем немного «пощекотать мне нервы» пококетничав с ним... Но только в меру, а не так, как в деревне, — со смущенной улыбкой добавил я.

— Пощекотать, значит, — сказала Кристина и я облегченно заметил, как радостно и весело заблестели ее глаза, — вот так? — Уточнила она и быстро-быстро затрепетала ресницами по головке, — или так? — И устроила языком на моих яйцах и члене гонку наперегонки с губами.

— Нет! То есть — да! То есть... — я окончательно запутался, и стал просто молча трахать ее в рот, придерживая ее за затылок руками.

— Как ты говоришь его зовут: Андрей? — Кристина мягко отстранилась, продолжая рукой делать то, что она только что вытворяла своим ртом, — хорошо, я присоединюсь к Вашей компании, только пообещай мне, дорогой: ты не будешь устраивать сцен ревности, если... Что-нибудь пойдет не так.

— А ты уж постарайся, чтобы все прошло в рамках наших с тобой договоренностей! — Я с трудом сдерживался от того, чтобы не кончить: сама мысль о предстоящей эротической игре «на грани фола» возбудила меня с новой силой, — Кристина, я повторяю — никакого блядства!

— Ну, а вдруг он кончит от общения со мной, — невозмутимо возразила она, продолжая надрачивать мой корень, — вот, как ты сейчас...

— Но ты же не будешь ему, в самом деле... А-а-а-а! — я не успел закончить фразу и стал выстреливать горячими струями прямо на нее.

Кристина подставила свое лицо под потоки спермы, вздрагивая и моргая, когда мне удавалось попасть точно в «цель»... Нет, не мне: это она полностью руководила процессом, направляя мой оргазмирующий член по своему желанию — я заметил, как несколько струй попали ей в рот и она отправляла семя в себя, делая языком «лодочку» и быстро сглатывая собранное... «Ах, Крис, как же я люблю тебя! И с нетерпением жду твоих милых шалостей!»

...

Наши сборы были недолгими (с моей стороны), и слегка затянувшимися (как обычно), с ее: Кристина никак не могла выбрать, в чем ей пойти в ресторан. Наконец она остановилась (с моего восхищённого одобрения) на коротком обтягивающем платье черного цвета под горло и туфлях на высоком каблуке в тон к платью. Миниатюрный бюстгальтер с получашками вызывающе подчеркивал ее высокую грудь совершенно не закрывая сосков, которые тут же проступили через ткань твердыми горошинами. Маленькие стринги, которые она собиралась надеть, не угадывались на ее соблазнительном теле, и я озабоченно задрал ей в прихожей платье, чтобы проверить одела ли она вообще нижнее белье. Кристина слегка обиделась на мое недоверие, и так и вышла на лестничную площадку, покачивая полуголыми бедрами. Я бросился за ней и быстро натянул платье на место: по лестнице поднимался сосед с пустым ведром.

— Пустое ведро, это плохая примета, — сказала Кристина и нажала кнопку лифта.

— Ты же знаешь, что я не верю в эти предрассудки, — ответил я, когда двери лифта закрылись за нами, и потрогал через платье ее упругую грудь.

— Нравится? — спросила Кристина.

— Да, очень! — честно ответил я.

— Надеюсь, что твоему другу тоже понравится, — сказала Кристина, и я почувствовал укол ревности.

Андрей ждал нас уже внутри ресторана: не в главном зале, а в небольшой уютной комнате, в которой было всего четыре столика. После горячих и искренних приветствий и похлопываний друг друга по плечу, я представил «однополчанину» свою жену.

— Очень приятно! — Сказал он и с интересом посмотрел на Крис.

— И мне тоже очень приятно, — жеманно ответила Кристина, и присела в легком приветствии.

— А мне-то как приятно! — добавил я и присел в глубоком реверансе, отведя воображаемый подол платья в стороны.

Смеясь, мы стали рассаживаться, сев с трех сторон стола: я напротив Кристины, а Андрей справа от нее; на четвертом стуле стояла его дорожная сумка. Мы сделали заказ (Андрей для себя заказал ранее), и пока официантка заполняла наш стол напитками и закусками, я обратил внимание, что Андрей бросает заинтересованные взгляды на грудь Кристины. «По крайней мере, в одном ты не ошиблась, милая — твоя грудь ему нравится однозначно!», с усмешкой подумал я. Пока Андрей был занят разглядыванием прелестей моей жены, я внимательно рассмотрел его: мне было интересно, каким он стал на «гражданке».

Андрей был небольшого роста (примерно с Кристину), довольно упитанный, но не качок, с немного грубоватым лицом — в общем, не красавец, но и не урод — так, «серединка на половинку». Но у него были очень добрые и весёлые глаза, которые чудесным образом преображали его не очень спортивную фигуру. Я видел, как заинтересованно и искренне слушает его жена, и мне пришла мысль о том, что его внешние данные все-таки притягательно действуют на женщин...

— Скажите, Кристина, у Вас есть дети? — вдруг спросил Андрей, когда мы уже выпили по второй.

— Да, сын... А что?

— Простите меня за мой нескромный вопрос, — Андрей помялся, но все-таки выдавил из себя, — Кристина, а как Вам удалось сохранить свою грудь в таком прекрасном состоянии?

— Ничего себе вопросик! — я обалдело уставился на сослуживца, — слушай, тебе не кажется, что...

— Эльдар, только не бей меня ногой в лицо, — улыбаясь, перебил Андрей, и опять повернулся к Кристине, — я не пытаюсь заигрывать с Вами! Просто я тоже женат, и у меня уже двое детей, и мы вот-вот ожидаем третьего, — он буквально сверлил взглядом торчащие соски Кристины, — но вот у моей жены так не стоит грудь, как у Вас... К сожалению. Я и подумал: может, поделитесь секретом?

— Никакого секрета тут нет: это просто лифчик! — Я встрял в разговор, и тут же получил испепеляющий взгляд от жены: так же прицельно палил Люк Скайуокер по имперским штурмовикам.

— Спасибо за комплимент, — ледяным тоном сказала Кристина, поглядывая на меня: я, как черепаха, втянул голову в плечи, и затих, боясь ляпнуть что-нибудь еще.

— Как, лифчик! — не унимался Андрей, — я же вижу у Вас соски... Торчат, — добавил он вполголоса, и совсем стушевался.

— Мой муж прав, у меня бюстгальтер под платьем, — Кристина еще раз «одарила» меня взглядом, потом повернулась к Андрею, и взгляд ее потеплел, — правда, она действительно почти не потеряла прежней упругости, несмотря на то, что я кормила грудью больше года... Вы очень наблюдательны, Андрей.

— Так давайте выпьем за матерей наших детей — за наших любимых жен! — выпалил Андрей, пытаясь закончить инициированный им же щекотливый разговор, — за Вас, Кристина! И за мою ненаглядную Марину, которую я очень люблю!

Мы выпили с Андреем коньяку, а Кристина, по своему обыкновению, пригубила «Мартини»: «тяжелые» напитки она не жаловала. Мне захотелось покурить, но наш зал был «некурящий» — Андрей сам не курил, и выбрал место для встречи «под себя» — и я вышел на улицу, «отравиться» никотином. Дул теплый, еще летний ветерок, я с удовольствием потягивал ядовитую палочку, и думал о том, что как-то не клеится «совращение» Андрея: был он какой-то уж очень правильный, что ли. Даже грудь Кристины, оказывается он рассматривал из чисто «практических» соображений, чтобы помочь своей любимой жене советом. Я уже не ждал от нашего вечера ничего пикантного: зато хоть с другом встретился и приятно пообщался за чашечкой коньяка.

Вернувшись в зал, я выпил «штрафную» и прислушался: наконец-то их разговор принял интересный оборот: они говорили об измене и верности. Андрей настаивал, что если любишь свою жену, то никогда не посмотришь в сторону на чужую юбку. Действительно, он не обращал внимания на задравшееся платье Кристины, которое оголило ее бедра до неприличия — в пылу полемики она даже этого не заметила. Хотя, может быть это было сделано специально.

— Я, например, очень люблю свою жену, и ни разу не изменял ей! — Сказал Андрей, откинувшись на стуле.

— Вы хотите сказать, что верные мужья существуют, и Вы один из них? — Чуть насмешливо переспросила Кристина.

— Да, представьте себе, существуют! Моя Марина для меня — единственная и неповторимая!

— Они все такие, а он не такой! — процитировал я строчку из песни Семена Слепакова, и подмигнул Андрею.

— Ты можешь мне не подмигивать, — улыбнулся Андрей и повернулся ко мне, — вот тебе простой пример: я работаю в женском коллективе и у меня нет отбоя от красивых женщин. Некоторые мне очень даже нравятся, и я позволяю себе иногда маленькие «озорства», — он бросил быстрый взгляд на Кристину, — но я никогда не переступал и не переступлю черту!

— «Маленькие озорства» — это послеобеденный минет под столом в своем кабинете? — спросила Кристина и вставила себе вишенку в рот, выудив ее из мороженого.

— Никакого... Минета, Вы что! — щеки Андрея покраснели, — просто я могу, например, на корпоративе, хлопнуть сотрудницу по попке. Да и то — во время какой-нибудь командной игры... Или на радостях чмокнуть в щечку особенно отличившуюся работницу...

— Хлопнуть сотрудницу по попке — это не озорство, Андрей, а проза жизни: на любой работе это происходит сплошь и рядом, — Кристина покосилась на меня, — вот «хлопнуть» сотрудницу в попку, это другое дело! — она засунула себе в рот следующую ягодку и стала играть языком, катая ее по губам.

— Я этого никогда не сделаю, — спокойно сказал Андрей, внимательно следя за манипуляциями с вишней во рту.

— Никогда не говори никогда! — вставил я в разговор свои «пять копеек».

— Ты прямо сыплешь цитатами, мой друг, — сказал Андрей, не отрывая взгляда от Кристины, которая, как бы невзначай, прикоснулась пальчиками к своему соску, и потерла его через платье.

— Муж у меня вообще очень талантливый, — в тон ответила Кристина, не сводя с него откровенного взгляда, — особенно в сексе: такой придумщик! Такое вытворяет...

Она вдруг наклонилась к Андрею и что-то жарко зашептала в ухо. Слов мне было не разобрать, но я заметил, что Кристина прижалась грудью к его плечу и... Слегка потерлась об него. Продолжая что-то говорить, она положила руку на его бедро, и стала поглаживать, приближаясь к его промежности. Андрей вздрогнул и слегка отстранился. Кристина, улыбаясь похотливой улыбкой соблазнительницы, вернулась на место, и залпом допила свой бокал с «Мартини».

— То, что Вы мне рассказали, мы с Мариной никогда не делали, — почему-то шепотом сказал Андрей, — и, хоть мне это и понравилось бы, я вряд ли когда-нибудь попрошу ее об этом. Это... Слишком для меня.

— В сексе ничего не бывает «слишком», — парировала моя жена, и победоносно улыбнулась, — нельзя быть таким зажатым, Андрей: у нас слишком мало времени, чтобы тратить его на «комплексы». Экспериментируйте, наслаждайтесь друг другом так, как Вам хочется...

— Да ты у меня психолог! — восхитился я, и с любовью посмотрел на свою жену, — а что ты, интересно, ему сказала?

— Ничего такого, чего бы ты не знал! — ответила Кристина, и томно потянулась, проведя ладонями по своим выпуклостям, задержавшись на возбужденных сосках.

— Она рассказала, что Вы вытворяете в постели, и не только в ней, — Андрей внимательно следил за траекторией ее рук, — и еще сказала, что «не будь я замужем, я бы показала бы тебе «что к чему»... Ну, и тому подобное.

— Хорошо, что она замужем! — хохотнул я, и посмотрел на жену: она не разделяла моей «радости»: в ее взгляде я заметил решимость. Интересно, на что...

— Всё это до поры до времени, Андрей, — сказала Кристина, словно, не замечая ни меня, ни моей реплики, — рано или поздно Вы всё равно не устоите! — Она опять провела рукой по его бедру и задержалась на ширинке, — может просто не на тех женщин натыкались, и все...

— Вы искушаете меня, Кристина? — улыбаясь спросил Андрей, и мягко убрал ее руку.

— И что Вы сделаете? — воинственно спросила Кристина.

— Буду молиться, — смиренно ответил Андрей, и я аж подпрыгнул на месте, — Мы люди слабые, посему не должны подвергать себя искушениям; но если впали во искушение, то должны молиться, чтоб оно не поглотило нас, и чтобы Бог даровал нам помощь и терпение. Ибо только тот вовлекается в бездну напасти, кто побежден: но, кто впал в искушение и победил его, тот достоин венцев и славы».

— Это что сейчас было? — спросил я, и не глядя плеснул себе двойную дозу коньяка.

— Это сейчас был Блаженный Феофилакт, — улыбнулся Андрей.

— О! В ход пошла «тяжелая артиллерия»! — Кристина даже выпрямилась на стуле, — и часто Вам приходится прибегать к слову Божьему?

— Случается иногда, — в самых трудных случаях... Как сейчас, например, — Андрей встал со стула и собрался уходить.

— Ага! Враг сдается и отступает? — я откровенно наслаждался ситуацией.

— Только в мужскую комнату, — улыбнулся он.

— Обнять своего друга, с которым Вы меня познакомите позднее? — Кристина явно издевалась над нашим гостем.

— И не надейтесь! — расхохотался он, и ушел в полумрак зала.

— Я должна трахнуть его! — воскликнула Кристина, как только Андрей скрылся из виду. Она сидела с прямой спиной, подавшись к столу, и уставившись в пустоту: ее соски торчали вперед.

— Но-но! Ты забываешься, дорогая! — я перепугался не на шутку: пора было сворачивать этот разговор, который мог привести к непредсказуемым последствиям.

— Не в том смысле! — Кристина досадливо отмахнулась от меня, — я просто сломаю эту его религиозную защиту и убежденность в своей правоте. Плоть слаба, и никакие молитвы ему не помогут! Мое женское самолюбие задето всерьез, и я докажу ему, что не Мариной единой... — она посмотрела на меня умоляюще и схватила за руку, — ты со мной дорогой?

— Если ты будешь держаться в рамках нашего уговора, то... Почему бы и нет, — спокойно ответил я, хотя внутри меня уже вспыхнул «красный фонарь», подпитываемый диким азартом и возбуждением.

Я сам захотел не меньше Крис «сломать» этого, так называемого «верного» мужа; и еще я видел, насколько задето эго моей любимой жены. Меня так завела и поглотила эта мысль, что я унесся в своих фантазиях в бездонную пропасть порока. Кристина тоже была «не здесь», кусая губы и мысленно строя планы по уничтожению праведности «доброго самаритянина».

— Я все помню, любимый, — наконец ответила Кристина, радуясь мою согласию, — я намерена довести Андрея до точки кипения, а потом обломать его и оставить ни с чем, при этом показав ему всю тщетность его веры, и одержать сокрушительную победу!

— Ты просто дьявол во плоти, — пробормотал я и «плотоядно» уставился на жену: мне вдруг захотелось ее трахнуть прямо здесь, в зале, на глазах у посетителей ресторана.

— Берегись, Андрей, — прошептала Крис и, прогнувшись, сжала свои груди с двух сторон.

На нас стали оборачиваться гости с соседних столиков, и немудрено: перед ними сидела красивая женщина в ажурных чулках и платье, задранном почти до пупа, играющая со своими соблазнительными округлостями. Все мужчины в этом зале, ощупывающие Кристину похотливыми и сальными взглядами, были уже в ее «руках», но это была слишком легкая победа. К столу приближался наш «Крепкий орешек», и Кристина, каким-то неведомым образом почувствовав его приближение, вдруг встала из-за стола, и медленно поправила свое задравшееся платье. Мелькнули белые стринги, и черное платье постепенно скрыло от посторонних глаз аппетитную попку моей супруги.

— У тебя все в порядке? — поинтересовался я у Андрея, который вернулся за столик, и разлил по бокалам последние капли коньяка.

— Да, все хорошо, — ответил Андрей и обратился к Кристине, видя, что ее бокал пуст, — Вам заказать еще «Мартини»?

— Да... Только не здесь, — ответила Кристина, и послала ему один из тех взглядов, которые делают мужчин победителями.

— А где же... — Опешил Андрей, застыв с бокалом коньяка в руках.

— Я предлагаю поехать в ночной клуб, и немного расслабиться, — она со значением посмотрела Андрею в глаза, — тем более, что ресторан скоро закрывается, а я еще не нагулялась, — добавила она и передернула плечами. Ее груди заколыхались, и Андрей поставил коньяк на стол: я видел, как задрожала его рука.

— Тебе ведь не завтра уезжать? — решил я поддержать жену, — поехали на дискотеку, как раньше: тряхнем стариной!

— Я еще пробуду здесь пару дней, — неуверенно начал Андрей, и Кристина схватила его за руку, не дав договорить.

— Вот и славно! Пойдемте ловить такси! Эльдар, оплати счет, и присоединяйся к нам! — распорядилась Кристина и потащила Андрея к выходу.

— Очень мило, — кисло ответил я и сделал знак официанту.

Расплатившись по счету, я подхватил сумку Андрея, и вышел на улицу. Андрей и Кристина уже сидели в машине — вдвоем на заднем сидении. «Садись спереди! Будешь нашим штурманом!», крикнула Кристина, и мне ничего не оставалось, как последовать ее предложению. После короткого совещания мы выбрали один из популярных клубов города Энска, и такси помчалось по опустевшему ночному городу. Я опустил окно и курил с разрешения водителя такси. Сзади доносилась какая-то возня, но я особо не нервничал: я был более спокоен за своего друга, нежели за жену.

— Не сопротивляйтесь: это же, как Вы говорите... Просто озорство! — Услышал я сдавленный голос Кристины, и на некоторое время сзади все стихло.

«Интересно, что там происходит?», подумал я, выбрасывая сигарету и закрывая окно. Я хотел было уже обернуться к ним с тем, чтобы задать какой-нибудь ничего не значащий вопрос, как Кристина вновь заговорила вполголоса:

— Вот видите, ничего страшного не произошло!

— Но, все-таки, давайте больше не будем, — еле слышно ответил ей Андрей, и опять на заднем сидении завозились.

— А вот так... — сказала Кристина, и ее голос ушел куда-то вниз салона, — это же просто ребячество... — больше я ничего не расслышал, и кто-то вдруг задел меня чем-то по затылку.

— Эй! Вы чем там занимаетесь? — встревожился я не на шутку, и обернулся: Кристины сзади не было. На меня испуганно смотрел Андрей, прижимая к груди свою дорожную сумку. Он молчал и только нервно сглатывал.

— А где Кристина? — спросил я, понимая, как глупо звучит мой вопрос со стороны.

— Я здесь! — через паузу (которая показалась мне вечностью), ответила Кристина откуда-то снизу. Потом она выпрямилась, и добавила, — я свой клатч уронила. Вот он! — И сунула мне маленькую сумочку прямо в лицо.

— Хорошо — хорошо! — Примирительно сказал я, повернувшись обратно, и... Замер.

Я вспомнил, что перед выходом из ресторана Кристина намазала губы помадой — сейчас на ее губах помады не было. Только смазанный след на подбородке. Меня начало трясти от ревности и возбуждения. «Она могла губами задеть обо что угодно, пока искала свой клатч», пришла в голову здравая, но не очень убедительная мысль. Андрей, как мне показалось, облегченно повернулся к окну, и я заметил у него на щеке два отпечатка губ от помады. «Ну вот, все и объяснилось! Кристина просто чмокнула его в щеку. По-дружески», пришла в голову спасительная мысль. «И в член заодно. Тоже, по-дружески», раздался злорадный голос внутри...

— Приехали, — сказал таксист, останавливая машину у входа в клуб.

Я рассчитался с водителем (похоже, я сегодня «банковал» по молчаливому согласию сторон), и мы вышли из машины. Кристина была последней, и я невольно обратил внимание на белые трусики, мелькнувшие у нее между ног, когда она вылезала из машины. Одернув платье, она пошла ко входу, подхватив Андрея под руку. Он не сопротивлялся.

— Вы с дамой? — спросил меня охранник, стоящий перед большим рекламным плакатом, на котором была изображена загорелая полуголая девица в кожаных шортах, на которых значилось: «только 18+». Он уже пропустил Андрея с Кристиной в гремящую атмосферу клуба, и теперь нетерпеливо разглядывал меня своими колючими глазами.

— Я с сумкой, — угрюмо ответил я, стараясь не потерять их из виду.

— Откройте, пожалуйста, — вежливо попросил охранник.

Я открыл дорожную сумку Андрея, и мы с охранником с любопытством осмотрели ее содержимое. К сожалению, наркотиков и оружия в ней не оказалось. На танцполе отжигали молодые девчонки в умопомрачительных нарядах — или, скорее, почти без них. Парни двигались менее активно: танцы некоторых из них напоминали движения «хочу пописать, но потерплю». Потеряв все-таки свою компанию из виду, я пробрался через дергающиеся в музыкальном экстазе тела к барной стойке и сделал знак бармену: «виски». Получив какой-то коктейль вместо ожидаемого «Джонни Уокера», я не успел возмутиться, как меня хлопнули по плечу: рядом со мной оказалась Кристина. Она тяжело дышала, на висках серебрились капельки пота.

— Ты куда пропал?! — прокричала она мне в ухо. Потом взяла из моих рук стакан и отпила добрую половину содержимого. — О, вкусно! А мы с Андреем уже успели потанцевать! Так классно!

Тут я замечаю Андрея, который мнется рядом с Кристиной: его «поцелуи» на щеке размазаны уже по всему лицу. Я посмотрел на жену: помада у нее теперь не только на подбородке, но и везде.

— У тебя вся помада по лицу размазалась! — Кричу я Кристине в ответ.

— Правда? — кричит она, ничуть не смущаясь, — тогда я схожу в туалет, приведу себя в порядок!

Она удаляется, покачивая бедрами и периодически одергивая платье, а я кричу бармену, чтобы налил все-таки виски: бокал с недопитым коктейлем я оставляю для Кристины. Андрей тоже заказывает виски, и мы молча выпиваем. Я оглядываюсь по сторонам: кругом двигаются разгоряченные танцем и алкоголем молодые тела, и я вдруг отчетливо понимаю: какой же я старый для подобного рода развлечений... Смотрю на Андрея и вижу тоже грусть в его глазах.

— Ой! Какие симпатичные мальчики! — раздается голос около моего уха, и я замечаю двух хорошеньких девиц, подошедших к барной стойке, — а Вы здесь одни? — кричит одна, одаривая меня открытой улыбкой.

Она одета в коротенькие обтягивающие шортики белого цвета, которые мерцали фиолетовым в насыщенном свете «Blacklight» — эффекта, и легкий топ, который едва доходил ей до пупа. Он волнующе переливался всеми цветами радуги на крепких молодых грудках девицы — слишком больших для ее юного возраста. На второй была надета школьная форма времен СССР: коричневое платьице, едва прикрывающее оттопыренную попку девушки, белый фартучек и белые бантики, вплетенные в две задорные косички. Несмотря на почти полное отсутствие груди у «школьницы» — выбрать, кто из них выглядел более сексуально было просто невозможно: обе были хороши той естественной красотой, которая присуща только молодым девушкам. Но, и моей Кристине, конечно — о ней я не забывал ни на минуту...

— Я — да, один! — отвечает за меня Андрей, и девушки радостно взвизгивают. Я не успеваю ничего ответить, как «сисястая» кричит, обращаясь ко мне: «Угостите нас тогда коктейлем!»

Видимо я обречен сегодня платить за все и за всех, и, пожав плечами, даю команду бармену обслужить девиц, бросив на стойку купюру. Девушки быстро справляются с угощением, и когда забойный ритм сменяется «медляком», тянут нас на танцпол. Школьница буквально повисает на руке Андрея, и я говорю ему, перекрикивая толпу:

— Как ты считаешь, это входит в твое понятие «озорства»? Или этот танец — уже серьезный удар по твоим принципам?

— Все нормально! Пошли! — смеется мой друг, и мы даем «нашим девушкам» возможность утащить нас на медленный танец.

Андрей оставляет свою сумку бармену, и мы идем танцевать с девушками, которые, видимо, таким образом решили нас отблагодарить за напитки. Они тут же начинают открыто заигрывать с нами, прижимаясь к нашим бедрам, и царапая пальчиками спины. Глядя на Андрея, вокруг которого, как лиана вьется школьница, оплетая его тело руками, я, не без злорадства отмечаю, что ему, любителю больших стоячих грудей, досталась все-таки «плоскодонка». Демонстрируя свое превосходство, я уверенно хватаю Джой (так представилась моя партнерша по танцам) за ее упругую попку. Она прижимается ко мне еще сильнее, и я чувствую через рубашку ее напряженные сосочки.

Андрей тоже не лыком шит, и хватает свою партнершу за не менее аппетитные формы, запустив руки прямо под платье девушки. «Вот тебе и «скромняга», думаю я. Та взвизгивает, и повисает на нем, обхватив его бедра ногами. Когда она начинает взасос целовать его, я мысленно крякаю, и наношу противнику сокрушительный удар: хватаю Джой за ее груди — так сильно развитые не по годам. Моя девица, вместо того, чтобы засветить мне по мордасам, вдруг сама задирает топ, и засовывает мои, дрожащие от вожделения ладони, под него — прямо на свою обнаженную плоть!

Андрею крыть явно нечем, и я победоносно смотрю на него... И натыкаюсь взглядом на Кристину, которая, наконец, вернулась из туалета, и про которую я забыл совершенно, наслаждаясь «поединком на грудях». Я настолько растерялся, стоя посередине зала с чужими сиськами в руках, что не сразу заметил, куда направлен взгляд моей благоверной. А смотрела она на Андрея, которого мусолила «школьница» своими, по-детски пухлыми губами, и в глазах Кристины стояла... Ревность! Вот те на! Она ревнует его, а не меня?! «Все смешалось в доме Облонских... «.

Дальше события начинают разворачиваться еще интереснее: Кристина, кивнув мне по дороге (я уже предусмотрительно убрал руки с грудей Джой на ее бедра, отодвинув от себя удивленную девушку на «пионерскую» дистанцию), подходит к Андрею походкой проститутки и, встав в позу кастрюли, орет, перекрикивая музыку:

— И как это называется, озорник хренов?!

Я отмечаю, что девушка, почти сидящая у Андрея на члене, и пришпорившая его за ягодицы, уже никак не тянет на пресловутое «озорство» — особенно с его руками под платьем на ее голой попке. Кристина буквально отдирает школьницу от Андрея, которая целует его в это время взасос, и звонко шлепает девчонку по заднице. «А-та-та!», проскакивает у меня в голове неуместное сравнение, и тут я замечаю, что Кристина невозмутимо занимает ее место. Школьница, возмущенно потирая горящую задницу, ретируется в толпу, а я, с закипающей ревностью вижу, как Кристина в танце всем телом трется об бедра Андрея, а потом вообще закидывает на него ногу. Ее платье задирается, обнажая попку, которая призывно «вспыхивает» в лучах клубных прожекторов.

Андрей галантно придерживает мою жену за голые ягодицы — видимо, чтобы она не упала, балансируя на одной ноге — и смотрит на меня взглядом, в котором смешалось искреннее удивление и радость победителя. Я в отчаянии хватаюсь за последнюю соломинку (груди Джой), но нам становится ясно, что я проиграл. Андрей, прищурив глаза, наносит мне последний, нокаутирующий удар: он медленно обхватывает грудь Кристины ладонью, и сжимает ее, перебирая пальцами сосок. Кристина закидывает на него вторую ногу, и повисает на нем, повторяя «подвиг» отшлепанной ею девицы. Трусиков у Кристины совсем не видно, и мне становится неловко за тот неприличный вид, который открылся для всеобщего обозрения. Член у меня давно стоит колом: я даже не обратил внимания, когда «все началось».

По-моему, парился по этому поводу только я один: похоже, никто в клубе не замечал этот неприкрытый разврат — все были заняты «своим» делом. Медленная музыка стихла, и тут же зал взорвался ритмичным битом, подсвеченным сверху мощным стробоскопом. Как только заиграл бешеный ритм, моя партнерша покинула меня, забившись где-то рядом в диковинном танце, и я тут же забыл о ней, сосредоточившись на своей супруге и своем «скромном» друге. Как в рапидной съемке, мои глаза выхватывали из темноты яркие, почти статичные картинки, которые создавал стробоскопический эффект: вот Кристина сползла с Андрея, заголившись выше пояса; вот ее тело опять скрыто под обтягивающим платьем, причем — судя по рукам — платье на нее надел Андрей; вот Кристина обхватывает его голову руками; вот его руки у нее на попе; вот ее руки... У него в штанах!

Я решительным шагом (насколько это позволяли дергающиеся вокруг тела и мой вздыбленный орган), стал продираться к ним, чтобы прекратить наше приключение: я допускал фривольную игру с Андреем, но, на уровне «горячих» разговоров и легкого петтинга — то, что Кристина держала член моего друга в своих руках никак не входило в мои планы. Пока я добирался до своей «компании», вспышки стробоскопа закончились, и я увидел руки Кристины: она явно дрочила член Андрея прямо у него в штанах.

Он заметил меня и быстро отстранился, а Кристина, повернувшись к нему попкой, стала тереться об его промежность, высоко подняв руки, и обхватив ими его голову. И тут она заметила меня — я был от них уже в двух шагах. Мое появление нисколько ее не смутило — наоборот! — Кристина приветственно кивнула мне, и протянула руку. Я машинально взял ее, и она скользнула ко мне, крепко обняв меня за бедра. Другой рукой она подтянула к себе Андрея, и он вынужден был обнять ее сзади, создав с нами своеобразное трио.

Постепенно музыкальный ритм стал более спокойным и размеренным, зал стал наполняться звуками космоса, и над нашей троицей, медленно кружащейся посередине зала, вспыхнуло звездное небо. «Ух ты, как красиво!», вскричала Кристина, уставившись вверх, и мы вслед за ней тоже подняли головы. Зрелище было действительно было захватывающим, и я на какое-то время «выпал» из действительности, перестав обращать внимание на происходящее рядом.

Вдруг я почувствовал руку Кристины у себя между ног: она нетерпеливо стала мять мою вздыбленную промежность, щекоча подушечкой большого пальца вершину бугра на штанах. Я посмотрел вниз: ее вторая рука пропадала под платьем. Андрей, стоя сзади жены, держал ее за бедра и крепко прижимался к ней всем телом. «Теперь вы оба у меня в руках!», жарко дохнула мне в ухо Кристина, и я догадался, что она делала второй рукой у себя между ног. «Ну вот, остановил ее, называется!», мелькнула мысль и сразу же пропала: волна возбуждения окатила меня с головы до ног.

Я почувствовал, как Андрей стал ритмично прижиматься к моей супруге (видимо в такт с ее пожатиями), и вдруг она, извиваясь в этом странном групповом танце, расставила ноги шире, отчего ее платье поползло вверх. Я просунул руку между ее ног, нащупав промежность Кристины: ее трусики были сдвинуты в сторону, и она была вся мокрой от возбуждения. Я стал пальцами перебирать все ее «лепесточки», Кристина застонала и еще сильней сжала мой орган.

Вдруг в мою руку, которая исследовала все потаенные и влажные места Кристины уперлась инородная теплая плоть: это был член Андрея, который, видимо, искал пути более тесного знакомства с моей супругой. «Ах ты, пройдоха!» подумал я, пальцами закрывая вход в «святая святых» Кристины, «это тоже считается озорство?!». Кристина тут же сжала ноги и часто задышала мне в ухо, до конца не понимая, кто и чем устраивает такой жар у нее между ног. Она стала то выгибаться мне навстречу, то прогибаться назад, и я, боясь потерять контроль над ситуацией, подхватил Кристину и закружил ее в танце, одернув платье.

Мельком заметив, как лихорадочно поправляет свою одежду Андрей, стараясь не встретиться со мной взглядом, я усмехнулся и приник жарким поцелуем к губам своей любимой. Кристина тут же ответила мне, схватив мой язык, и стала сосать его, не прерывая поцелуя. Я запустил ей руку под платье, и она отдалась моей ласке со всей страстью, буквально насилуя мои пальцы. Я видел, как заскучал Андрей, но в его взгляде я теперь уловил новые оттенки: он ревниво следил за моими манипуляциями под платьем Кристины, засунув руку в карман и что-то вытворяя со своим членом. Андрей ревновал ко мне Кристину! Вот это новость! Он явно хотел ее, но всем видом старался показать, как ему все это безразлично.

Кристина вдруг резко вжалась в мою руку: ее стала бить судорога и она вцепилась ногтями мне в спину. Ее бедра двигались волнообразно, «всасывая» мои пальцы глубоко в себя, и она на некоторое время повисла у меня на руках. Потом, очнувшись, поцеловала меня так преданно, что я готов был простить ей многое за этот поцелуй, полный нежности и любви. «Хочу еще», сказала она, и я почувствовал на своей шее ее влажные губы, «хочу твой член», добавила она и слегка повела бедрами, освобождая мою руку от сладкого плена. Потом поднесла ее ко рту и облизала каждый палец, пососав средний напоследок.

К нам протиснулся Андрей, и с какой-то тоской в голосе заявил, что он устал и поедет отдыхать в гостиницу. Мы вернулись к барной стойке, Андрей забрал свою сумку и собрался уходить, поблагодарив нас за встречу, и пожелав удачи и счастья в семейной жизни. Он крепко пожал мне руку, мы с ним обнялись, потом он пожал руку Кристине, они тоже обнялись (значительно дольше, чем этого требовал этикет), и Кристина вдруг спросила, перекрикивая музыку:

— Андрей, а в какой гостинице Вы остановились?

— Пока ни в какой, — ответил он, — я сразу поехал в ресторан на встречу с Вами. Практически, «с корабля на бал», — добавил он.

У меня молнией пронеслась мысль, что можно было продолжить изгнание «праведности» из верного мужа у нас дома (на мой взгляд, пока результат был весьма неубедителен), но Кристина опередила меня.

— Зачем гостиница, — сказала она и сжала мою руку, — поехали к нам домой! У нас есть раскладывающийся диван и двуспальная кровать, место всем хватит! Она посмотрела на меня и в ее глазах я прочел мольбу. Я еле заметно кивнул и ответил на ее пожатие.

— В самом деле, друг, айда к нам! Переночуешь в лучшем виде: тем более, не факт, что ночью, да еще в конце недели, ты сможешь найти свободный номер в гостинице.

— Ну, не знаю, — протянул Андрей, но по его глазам я понял, что он «ломается» для приличия, — право, не хочется вас стеснять...

— Вы нисколько нас не стесните, — тут же перебила его Кристина, — тем более, что спор наш еще не закончен, — добавила она и обольстительно улыбнулась: я опять почувствовал укол ревности.

— Какой спор? — задал Андрей явно риторический вопрос.

— Вопрос о Вашей стойкости и верности своей жене, — сказала Кристина и, повернувшись ко мне, заговорщицки подмигнула.

— Ну, такой вопрос у меня не стоит, — начал было Андрей, но Кристина снова его перебила:

— А что стоит?

Я одернул ее, сделав «страшные» глаза и предложил двигаться к выходу: здесь было душно и хотелось курить. Пока я с удовольствием втягивал ядовитый дым, Кристина, вызвав по телефону такси, мирно беседовала с Андреем, держа его за руку, словно это были двое влюбленных или закадычные друзья. Даже такой невинный контакт (по сравнению с «озорством» в клубе), отдавался во мне импульсом ревности, и я коротко поглядывал на двух «голубков», воркующих посреди ночного города.

В такси Кристина опять плюхнулась на заднее сидение, пропустив Андрея вперед, но на этот раз я предусмотрительно сел рядом с Крис, вынудив друга бросить свою сумку вперед, рядом с водителем. Кристина невозмутимо положила руки на наши с Андреем бедра, и мне сложно было возразить что-либо против этого: по вызову подъехала тесная «десятка», и деваться попросту было некуда. По моей просьбе водитель сдвинул переднее пассажирское кресло вперед до упора: сзади стало значительно свободнее: правда не в ширину, а в глубину.

По дороге я шепотом спросил Кристину, как будем действовать дальше? Я должен буду под благовидным предлогом, уйти спать на наше брачное ложе, а их оставить на диване на некоторое время вдвоём?

— У меня есть идея получше, — ответила Кристина и загадочно улыбнулась. Потом передвинула руку дальше по бедру, и стала поглаживать мое достоинство, — я тебе дома расскажу об этом, а пока... — она потянула молнию на штанах, и нырнула рукой в ширинку, — я хочу поласкать тебя прямо тут, в машине.

Не успел я опомниться, как мой член был благополучно извлечен из штанов, и Кристина начала дрочить его, глядя перед собой невинными глазами.

— Долго нам еще ехать? — Наклонилась она к водителю, не отпуская мою вставшую плоть ни на минуту.

— Минут пятнадцать, — ответил таксист, не оборачиваясь.

— Успеем, — шепнула Кристина, и стала целовать меня за ухом.

Я наслаждался ласками жены и снизу, и сверху, совершенно забыв, что мы тут не одни. Кристина положила мне ногу на бедро, и я поглаживал ее коленку, ощущая тонкую материю чулка на ножке моей любимой. Она сидела прямо, слегка наклонив голову ко мне, и ласкала мой рот языком и губами. Оторвавшись на мгновение от ее жарких и волнующих поцелуев, я покосился на нее: ее вторая нога лежала на бедре Андрея — так же, как и на моем. Я чуть наклонился вперед, и остолбенел: второй рукой жена дрочила член моего друга вместе со мной одновременно!

Пока я лихорадочно думал, как мне реагировать на все это, Андрей вдруг опустил руку к промежности Кристины, и запустил туда пальцы. Кристина застонала и заискала мои губы, впившись в них жестким поцелуем. Краем глаза я заметил, как водитель такси наклонил зеркало заднего вида, и в его отражении я увидел широко раскрытые бедра Кристины: трусов на ней уже не было. Видимо она успела снять их в дамской комнате, куда забежала ненадолго перед выходом из клуба. То, что за нами наблюдает совершенно посторонний парень завело меня еще больше, и я решил оставить все, как есть: в конце концов, пальцы Андрея, ласкающие киску моей жены — это не член. Да, петтинг был на грани фола, но такое сладкое томление я не испытывал со времен наших «деревенских похождений», и мне не хотелось прерывать его. Я находился в эпицентре событий, и полностью контролировал ситуацию. Так мне казалось вначале...

Я периодически сосался с Крис и поглядывал то на Андрея, но в зеркало водителя. Друг сидел как-то неестественно, глядя прямо перед собой. Как только от пытался запустить свои пальцы глубже в нее, Кристина мягко убирала его руку, позволяя ласкать только свои половые губы и поверхность лобка. «Надо же!», мысленно восхитился я, «даже в такой горячей ситуации она все полностью контролирует!». Кристина умело ласкала мой член, и я был готов к тому, чтобы разрядиться. Что происходило с Андреем, я не видел: он уже держал обе руки у себя на коленях — к тому времени он убрал руку из ее промежности. Я поймал взгляд жены: она видела, что за ней в зеркало наблюдает шофер, но вела себя так, словно ничего предосудительного в его машине не происходило.

— Который час? — спросила Кристина у водителя, еще больше раздвинув ноги, и устроившись поудобнее на наших с другом бедрах, давая возможность парню за рулем рассмотреть свое естество в мельчайших подробностях.

— Полчаса... Полвторого, — сбивчиво ответил водитель, не сводя глаз с зеркала заднего вида, в котором было отчетливо видно, как Кристина пальчиком играет со своим клитором.

Это возбудило меня так сильно, что я прохрипел куда-то в волосы Кристине: «Я сейчас кончу!». Она быстро убрала ногу с моего бедра, и, повернувшись, встала на четвереньки, припав губами к моему члену. Ее платье задралось до талии, и она голой попкой чуть не ткнулась в лицо Андрея. Он обескураженно посмотрел на меня, но дотронуться до нее не решился. Вдруг машина резко затормозила, Кристина взвизгнула, и слегка прикусила мой член.

— В чем дело? — недовольно спросил я, понимая, что удержаться от оргазма мне уже не удастся.

— Приехали, — хрипло ответил водитель, и повернулся к нам, ошарашенно ощупывая взглядом голое тело Кристины.

— Сейчас... Я сейчас... Мы сейчас, — забормотал я, не в силах больше сдерживаться, и тут Кристина выдала, повергнув меня в легкий ступор:

— Целуй, — сказала она, слегка обернувшись назад.

Андрей с готовностью, словно ждал команды, схватил ее за бедра, но Кристина недовольно дернула ими в сторону.

— Нет, не ты. Пусть он целует! — И она кивнула головой водителю, передвинув попку к нему поближе, — а тебя дома Марина ждет, твоя жена любимая, разве не так? — насмешливо сказала Кристина, с легкостью перейдя с другом на «ты».

— Так, — глухо сказал Андрей, нервно сглотнув. Потом откинулся на сидение, и закрыл глаза.

— Не спать! Смотри, что ты теряешь, — скомандовала Кристина, глядя на Андрея, и тут же охнула, — ах ты, Господи! — Это парень, которого не пришлось просить дважды, нырнул лицом между ягодиц Кристины, вцепившись пальцами в ее широко расставленные бедра — насколько позволяло место в салоне автомобиля.

Кристина ткнулась мне в пах, и всосала мой пульсирующий орган долгим поцелуем. Потом еще раз и еще. Я обезумел он похоти и нереальных ощущений, и почти сразу же стал выстреливать горячими струями в ее горло, со смешанным чувством наблюдая, как водитель вылизывает промежность моей супруги. Андрей смотрел на происходящее во все глаза, и я услышал его бормотание: «Боже мой, какая женщина!», и тут же: «Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое; да придет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе... И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки...»

— Аминь, — прохрипел я, прижимая голову Кристины к своему лобку. Дернувшись несколько раз я откинулся на спинку сидения и закрыл глаза.

Выдоив меня без остатка, и чмокнув напоследок в опавшую головку, Кристина отодвинула от себя голову парня, повернулась и, поправив платье, села на место как ни в чем не бывало.

— Сколько мы должны? — спросила она, пытаясь придать волосам более — менее приличный вид.

— Нисколько, — ответил водитель, глядя на Кристину восторженными глазами: так фанаты смотрят на своего кумира. Все его лицо блестело от выделений.

— Вот и отлично! — сказала Кристина, и нетерпеливым жестом подтолкнула меня к выходу, — видишь любимый, я сэкономила тебе немного денег! А то ты целый день сегодня был «олигархом», правда, Андрей?

Друг сидел, ни жив, ни мертв: по-моему, он уже был не рад, что согласился переночевать у нас. Не исключено, что скоро у него начнут ломить яйца от «нереализованных возможностей». Выходя из машины Кристина добила его окончательно:

— Андрей, пойдем быстрее домой: мне так славно отлизал этот паренек, что хочется уже кончить побыстрее! Правда, у тебя же есть любимая Марина. Так что, тебя это не касается...

...

Дорогие друзья!

Эта повесть (две части) написана по заказу одного из читателей сайта.

Всем заинтересованным лицам можно обращаться по адресу:

ero-pisatel собачка яндекс точка ру

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

  • Измена

    • 15-ть

      День не задался сразу. С утра "погавкался" с...

    • 8/5 недель. Часть 1-2-3

                                                                 Часть 1 Знакомство.               Эта история произошла...

    • 8/5 недель. Часть 4-5-6

                                                        Часть 4.  Ига     Всю неделю мы с Сашей опять переписывались по...

    • 8/5 недель. Часть 7-8-9

                                                             Глава 7.  Не удачный эксперимент.  Следующая пятница приближалась с...

    • А почему бы и Да?!

      Да, я трахаюсь с сыном. Ну, а что в этом...

    • Агент по продаже квартир

      Мы с женой долго занимались поиском квартиры...

    • Алёна и Портной

      Алёна вышла из машины и, поправив очки на...

Афоризмы

Родители частенько вышибали из меня дурь,но я знала, где достать еще.

Последние новости

Ирина Ивановна не любила опаздывать и поэтому...

Статистика