Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 2.00 (1 Vote)

Квартира встретила нас привычными запахами и уютом — дом, милый дом! Кристина быстро переоделась в домашнюю одежду и стала заниматься подготовкой ко сну. Она застелила диван в гостиной свежим бельем, потом принялась перестилать нашу супружескую кровать в спальне. Заметив мой недоуменный взгляд, жена улыбнулась, но ничего не сказала. Я открыл холодильник, намереваясь достать оттуда чего-нибудь покрепче кефира, но с сожалением обнаружил, что дома не оказалось ни капли спиртного. Естественно, еще больше захотелось выпить, тем более, что хмель из нас уже улетучился. Через два дома находился «хитрый» ларек, где можно было купить спиртное круглосуточно, и я хотел сходить туда, но Андрей остановил меня, вызвавшись решить эту проблему сам.

— Ты и так потратился сегодня достаточно! — сказал он, обуваясь в прихожей, — я мигом: одна нога здесь, другой след простыл! Где ты, говоришь, находится это полезное заведение?

Я объяснил ему, как туда проще добраться, и друг поспешил за ГСМ для тела и души. Вернувшись в комнату, я заметил, что Кристина собирается в душ, прихватив с собой из платяного шкафа какой-то не распакованный сверток. Я не успел задать интересующий меня вопрос, как Кристина ошарашила меня заявлением:

— Пусть Андрей ложится отдыхать в нашу спальню, — сказала она, и добавила, — а ты прекрасно переночуешь на диванчике.

— Ты хотела сказать «мы прекрасно переночуем на диванчике»? — Уточнил я и добавил, — а что это за сверток у тебя?

— Это новая «ночнушка». Хочу надеть, — коротко ответила она и скрылась в ванной комнате.

Я задумался: вдруг Крис ночью захочется проверить друга «на вшивость», и она, улучив момент, сиганет к нему в спальню? Как я узнаю, что там происходит? Если проснусь вовремя, конечно. Стоять рядом «торшером» и держать свечку? Если Кристина будет знать, что я наблюдаю за ней, я думаю, что ничего особенного между ними не произойдет и обломается весь кайф. Что же делать... Что делать... И тут меня осенило: не даром говорят, что человеческий мозг способен к максимальной концентрации в стрессовых ситуациях.

Я помчался в детскую комнату, боясь, что не успею все подготовить: или Кристина не вовремя выйдет из ванны, или друг с «бухлом» вернется некстати. Я вспомнил, что когда-то мы оборудовали нашу детскую специальной камерой наблюдения, изображение с которой транслировалось прямо на смартфон. Нам так легче было контролировать сон малыша, не выходя из нашей спальни без лишней надобности: все, что происходило в комнате мы видели на экране телефона. Приложение называлось «Видео-няня», и, вкупе с камерой, стоило в свое время немалых денег, так как изображение транслировалось в HD-качестве.

Я снял камеру с кровати сына (она крепилась почти к любой поверхности на прищепке), проверил заряд батареи, и потащил ее в спальню. Замерев посередине комнаты, я быстро огляделся: ее трудно разместить так, чтобы это было незаметно для окружающих. Не придумав ничего лучше, я прикрепил камеру к люстре, висящей посередине комнаты, и направил гаджет прямо на кровать. Включив свой мобильник, я проверил работоспособность камеры на новом месте, скорректировал угол наклона, чтобы объектив захватывал наибольшее пространство, и, довольный, перевел дух. «Теперь, дорогая, можешь бегать в спальню сколько угодно: большой брат будет следить за тобой!», мысленно усмехнулся я и выключил телефон. Я успел вовремя: в прихожей раздался звонок.

Андрей ввалился в квартиру, и по его лицу я понял, что миссия оказалась выполнима.

— Ну что, пришло бухло? — спросил я, потирая руки, и радуясь то ли появившемуся алкоголю, то ли своей проделке.

— Пришло, — улыбнулся Андрей, и, разувшись, проследовал в комнату.

Мы только успели разок промочить горло, уютно расположившись на диванчике, как щелкнула дверь ванны и на ее пороге появилась Кристина... Такой шикарный наряд я видел только на картинках в иллюстрированных журналах. Слегка влажные темные волосы Кристины струились по белоснежной кружевной накидке, лежащей на плечах Кристины, и чуть прикрывающей ее груди. Короткая белая прозрачная комбинация с запа̀хом спереди еле прикрывала ее бедра. Сквозь ажурную накидку отчетливо проступали темные окружности на ее пышной груди: один сосок неосторожно выскочил через плетение кружев, и Кристина томным движением спрятала его на место.

Она шагнула к нам и счастливо улыбнулась, видимо, радуясь произведенному эффекту. Полы комбинации разошлись, и я увидел, что моя супруга начисто сбрила на лобке дорожку волос: в колыхании прозрачных одежд мелькнуло юное девичье лоно. Андрей в полном изумлении уставился на жену и отхлебнул коньяк прямо из бутылки, начисто забыв о бокале, который он держал в другой руке.

— Ну что, мальчики, кто следующий? — сказала Кристина голосом мифологической Сирены, и игриво повернулась вокруг себя.

Одеяние, обволакивающее Кристину, взлетело вверх, полностью обнажая ее тело, и я судорожно глотнул пустоту из стакана, который опорожнил минуту назад.

— Как... «Кто следующий»? Куда «кто следующий»? Я же твой муж... , — в недоумении пробормотал я и прикрыл пах: там предательски стал набухать бугор.

— В ванную, дорогой: я имела ввиду, кто следующий пойдет принимать душ! — засмеялась Кристина и показала на бутылку «Мартини», которую вместе с коньяком купил Андрей, — плесните мне тоже, пожалуйста.

— Я пойду первый, если не возражаешь, — обратился ко мне Андрей каким-то надтреснутым голосом, — я еще не мылся с дороги.

— Иди, конечно, — сказал я, наливая Кристине почти полный бокал «Бьянко».

— Там полотенце для тебя приготовлено. Цвета морской волны. Марине бы понравилось! — Крикнула Кристина вдогонку, и Андрей споткнулся на пороге.

Пока он принимал душ, я стал приставать к Кристине: ее запах и внешний вид были настолько соблазнительными, что буквально вскружили мне голову. Она, смеясь, отпихивала меня со словами «уйди, грязное животное», и все время уворачивалась от моих полушутливых домогательств. Иногда мне удавалось завалить ее на диван, и я с жадностью припадал губами к ее лону, которое она то раскрывала навстречу моим поцелуям, прогибаясь в спине, и подперев бедра руками, то вдруг скрещивала ноги и не подпускала меня к своим губкам, сияющим подростковой красотой.

Мой член, который я давно уже вытащил из штанов, угрожающе покачивался из стороны в сторону, но Кристина словно не замечала его, продолжая дразнить меня мельканием обнаженного тела среди прозрачных одежд. Наконец, зажав ее в угол, я схватил ее груди, отбросив накидку ей за спину, и положил на них свой вздыбленный орган. Кристина, словно сдавшись под моим натиском, или захотев свою любимую «игрушку», вдруг заглотила член целиком, поперхнулась, и из ее рта полилась густая слюна, попадая между ее призывно вздрагивающих грудей.

— Давай же, трахни мои сиськи, — нетерпеливо сказала она, и сжала ладонями свои груди, зажав между ними член, — от тебя ведь так просто все равно не отделаешься.

Я пропустил реплику мимо ушей и с наслаждением стал двигаться между ее полушарий. Не успев как следует насладиться их упругостью, я с сожалением отпрянул от Кристины: щелкнул замок ванной комнаты, извещающий, что моему удовольствию пришел конец — на пороге показался, завернутый в полотенце, свежевымытый Андрей.

— Что-то тебя долго не было, — проворчал я, — мы уже спать собрались.

Я уселся на диванчик, и скрестил ноги, скрывая торчащее опровержение своих слов. Я подозревал, что он не только мылся: в конце концов, он же не железный, чтобы терпеть все эти безумные выходки моей сексапильной жены.

— Извините, что задержал, — сказал Андрей и разлил коньяк по бокалам, — ну что: по последней и «на боковую»?

— Ничего ты нас не задержал, — сказала Кристина и чокнулась вместе с нами, — ты — в душ, дорогой, — сказала мне Кристина, залпом выпив остатки содержимого в бокале, — а мы с Андреем — в спальню, — тихо добавила она, испытующе взглянув на меня.

— Как это... «Вы с Андреем в спальню»?! — не понял я и присел на край диванчика: у меня вдруг предательски задрожали ноги.

— Очень просто, — ответила Кристина, — мы же с тобой договорились, что ты сегодня ночуешь на диване, а Андрей — в нашей спальне.

— Да, но... — начал я, и тут до меня дошел, наконец, коварный замысел жены.

— Сейчас мы проверим, какой ты «стойкий оловянный солдатик», — сказала жена и серьезно посмотрела на моего армейского друга, пребывающего от ее слов в полнейшей растерянности и изумлении.

Андрей, ища поддержки, с каким-то отчаянием посмотрел на меня, но я сам пока не знал, как реагировать на это шокирующее предложение. «У меня есть идея получше», вспомнились слова жены, которые она произнесла еще в такси. Значит, у нее давно созрел этот план.

— Я могу лечь где угодно, — сказал Андрей, справившись, наконец, со «столбняком», — мне все равно. Кристина, у тебя все равно ничего не выйдет.

— Мне кажется, что ты ошибаешься, — жена встала и протянула руку моему другу, — пойдем, я напомню, что ты испытывал по отношению ко мне в клубе... И в такси заодно, — ее одежды распахнулись и прямо перед сидящим на диване Андреем открылась девичье лоно, подготовленное ею для соблазнения или жаркой битвы.

— Как скажешь, — тускло ответил Андрей, и встал, взяв Кристину за руку, — я не изменяю своей жене, — как мантру произнес он, и добавил, — а в клубе и такси это было так... Озорство. Ты же понимаешь.

Кристина ничего не ответила и молча увлекла его за собой.

— Милый, — обернулась она ко мне, дрожащему от ревности и возбуждения, — не волнуйся, все будет хорошо: ты же видишь, что я могу контролировать ситуацию. Победа будет за нами!

— Я тоже контролирую ситуацию, — в тон ей сказал Андрей, прихватив с собой телефон, лежащий на журнальном столике, и помахал мне рукой, — ничего не бойся друг: врагу не сдается наш гордый Варяг!

— Постарайся не врываться к нам... Если тебе покажется, что ты вдруг услышал... Что-то не то, — на всякий случай добавила Кристина, перечеркнув тем самым все свои предыдущие заверения.

Я и Андрею не очень-то доверял: хоть у него была вера в незыблемость своих убеждений — он плохо знал Кристину. Когда ей было нужно — она могла быть демоном-искусителем, манящей Сиреной и дьяволом в юбке одновременно. За ними давно уже закрылась дверь спальни, а я все стоял в нерешительности, не зная, что мне предпринять на этот раз. Меня одолевал целый калейдоскоп чувств: от полного неприятия складывающейся ситуации, до неистового желания извлечь из этого эротического хаоса нужные уроки для своих скрытых желаний и непристойных фантазий. Удержав себя в последний момент от того, чтобы не броситься в спальню и перебить их всех, я помчался в ванную принять душ и навести «марафет».

Никогда еще я не мылся с такой скоростью! В воздухе летали флаконы с гелем и шампунем; мочалка дрожала в воздухе, как марево, нарушая все законы физики. Сломав зубную щетку и поскользнувшись на мокром полу, я чудом удержал равновесие, схватившись за полиэтиленовую шторку в ванной. Она не выдержала моего натиска, и я почти полностью повторил знаменитую сцену из фильма «Психо» Хичкока. Выбравшись из ванны и потирая ушибленное колено, я пшикнул на себя «Ёджи Ямомото» и потрусил в комнату: у меня было в запасе главное орудие контроля за ситуацией. В ванне, в пылу борьбы с самим собой я внезапно вспомнил о видеокамере, установленной в комнате, где сейчас проходил эксперимент под условным названием «Неприступная Крепость или Дитя Порока».

Войдя в комнату, я огляделся и осторожно прислушался. Чья-то заботливая рука погасила в комнате свет, и кругом царил полумрак, лишь освещаемый льющимся из окна светом молодой луны. Ничего не было слышно и я на цыпочках приблизился к спальне, приложив ухо к двери и весь превратившись в слух. Предательски скрипнула половица, и я замер, присев около двери, ведущей в Замок Сладострастия. Я чувствовал себя Тайным Наблюдателем у покоев Королевы.

— Дорогой! Не подслушивай и ложись отдыхай! У нас все хорошо! — донесся из спальни голос Кристины, вмиг рассеяв все мое сказочное настроение.

— Я... Я из ванны! — сказал я, превратившись из Сыщика в Капитана Очевидность, — и я ложусь спать! — На всякий случай соврал я.

Мне никто не ответил. «Ну и хрен вам!», мысленно сказал я и, забравшись под одеяло, достал дрожащей рукой мобильник. Дважды уронив его на кровать в попытке включить обзор с камеры, я закрыл глаза и несколько раз глубоко вздохнул. Успокоившись, я запустил, наконец, нужное приложение и вперился в экран смартфона. Неожиданный ракурс, показывающий комнату и находящихся в ней людей сверху, сначала несколько дезориентировал меня, но я быстро адаптировался к изображению на экране. В спальне горел ночник, стоящий на прикроватной тумбе, который давал ровный свет, позволяющий хорошо разглядеть мою жену и Андрея.

То, что я увидел, сперва немного разочаровало меня: Кристина и мой друг сидели на кровати напротив друг друга, скрестив ноги в позе «лотоса», и о чем-то говорили. Оба были раздеты. Точнее, голый сидел только Андрей, бросив банное полотенце рядом с собой на кровать. Кристина была обнажена только наполовину: ее накидка была неизвестно где, и лишь прозрачная комбинация прикрывала ее низ, да и то — чисто символически: если уж мне был виден ее бритый лобок между скрещенных ног, то можно было себе представить, что наблюдал Андрей. Кристина что-то говорила, поглаживая свои груди руками, а Андрей отрицательно качал головой.

«Вот дурень!», подумал я про себя, «Там же звук еще есть!». Я убрал громкость на минимум, боясь спалиться «в начале славного пути», и включил микрофон. Постепенно прибавляя громкость, я наконец-то стал разбирать их голоса.

—... гласен с тобой, что плоть слаба, — говорил Андрей, — но есть высшая сила, которая позволяет справиться с искушением, — это любовь!

— Что есть любовь? — не унималась Кристина, и вдруг протянула руку к его члену, который ракетой торчал у него между ног, — скажи: ты любишь, когда к тебе прикасаются вот так? — И провела по основанию члена пальчиками, сжав мошонку.

— Люблю, — сказал Андрей, отводя руку Кристины в сторону, — но это ничего не доказывает, и к любви не имеет никакого отношения.

— Имеет, и самое прямое, — возразила Кристина, — это называется плотская любовь. И мы ею сейчас занимаемся, — добавила она и вновь сжала член Андрея рукой.

Мой член отозвался на это пожатие, словно жена ласкала его, а не какой-то посторонний елдак: он стал быстро наливаться от всего увиденного и услышанного. Я смотрел на экран, стараясь не пропустить ни звука.

— Ничем мы не занимаемся, — возразил Андрей, однако руку Кристины со своего члена не убрал, — мы просто переливаем из пустого в порожнее.

— Что может помешать мне продолжить ласку? — не унималась Кристина, потихоньку подрачивая член Андрея. Легкий озноб пробежал по моему телу, и я, вооружившись своим, стоящим как кол, инструментом, старался не отставать от своей жены.

— Моя любовь к Марине, — просто сказал Андрей, и попытался сжать колени, — секс по любви от обычной «физкультуры», которую ты мне сейчас предлагаешь, отличается также, как завтрак бедняка от трапезы князя.

— Я тебе ничего не предлагаю, — сказала Кристина и, раздвинув его ноги, расставила их по обе стороны от себя, — это будет твой самостоятельный и осознанный выбор.

— Не будет, — сказал он, и вдруг откинулся на спину, предоставив моей жене ласкать его достоинство как ей заблагорассудится.

«Что-то твои слова расходятся с делом, велеречивый ты мой», подумал я, во все глаза следя за тем, как Кристина «гоняет шкурку» Андрея, сидя перед ним с широко расставленными ногами. Затем Кристина вдруг пододвинулась к Андрею, он сдвинул ноги, и она села на его бедра. Я напрягся: мне показалось, что сейчас произойдет непоправимое и все уверения жены и стойкость Андрея полетят в тартарары. Но нет! — Кристина, обхватив член моего друга поближе к основанию, стала водить его головкой по своим срамным губам: даже «с потолка» мне было видно, как блестит ее промежность от выделений.

— А так тебе нравится? — не унималась жена, то теребя головкой члена свой клитор, то водя ею вокруг половых губ, — или по-прежнему будешь утверждать, что твоя любовь к Марине не дает тебе возможности ощутить всю прелесть моих прикосновений, и получить удовольствие от ласк другой женщины?

Я не смог разобрать что ответил ей Андрей, его голос зазвучал вдруг слишком тихо, но реплика Кристины расставила все на свои места.

— Ты что, молишься? — растерянно сказала Кристина, и вдруг подалась вся к нему, не выпуская свою новую «игрушку» из рук, — милый, сбрось уже эти оковы предрассудков, и насладись моими прелестями! Ведь ты хочешь меня, я знаю! — и, схватив его руку, потянула к своей груди.

Я с замиранием сердца следил, как Андрей, привстав на локте, осторожно обхватил грудь Кристины рукой и стал мять ее, подолгу задерживаясь на ее возбужденных сосках. Ее фраза «Милый», адресованная чужому мужчине, занозой застряла в моем разгоряченном мозгу, и пульсировала в висках до тех пор, пока не потеряла всякий смысл. Что-то оборвалось внутри меня: мне казалось, что ласковое слово, сказанное моей женой искренне, но адресованное не мне — похлеще ее игр с чужим членом: в конце концов, это действительно только плоть...

Андрей уже полусидел на кровати, обхватив руками обе груди Кристины, которая продолжала опасную игру с его членом в непосредственной близости от своих «ворот». Вдруг он потянулся губами к ее лицу. Кристина слегка отстранилась и сказала:

— Ты хочешь поцеловать меня? — Андрей молча сжимал груди моей жены, не произнося ни слова.

Кристина схватила руки Андрея, которыми он играл с ее грудями, и опустила их себе между ног. Потом сама потянулась к его губам, и когда они должны были вот-вот слиться в своем первом любовном поцелуе, опять ушла от него, задав почти тот же самый вопрос:

— Хочешь поцеловать меня?

— Да, — чуть слышно сказал Андрей, так, что я еле разобрал его признание.

— Ты любишь меня? — спросила Кристина, снова взявшись за его налившееся желанием достоинство, и стала медленно водить им по своей промежности. Андрей молчал, и только искал ее губы для поцелуя.

— Скажи, — не унималась Кристина, уворачиваясь от его губ, и вдруг со вздохом откинулась назад на его ноги.

Я с предельной ясностью наблюдал, как Кристина раздвигает его раздувшейся сиреневой головкой свои половые губы: сначала большие, проводя ею сверху до низу, а затем и малые, которые плотно облепляли его плоть влажными лепестками. Она, то подолгу задерживалась на клиторе, теребя его уздечкой налитого члена, то, приподнимая бедра, ласкала свой анус, крепко прижимаясь своей маленькой дырочкой к его головке, липкой от выделений. И беспрестанно, словно в бреду, извиваясь на его теле с закрытыми глазами, твердила: «Скажи... Скажи... Скажи, что любишь меня!».

Я не выдержал этой пытки и, сдерживая сладострастный стон, выстрелил густой струей прямо в постель, не заботясь о том, куда попал. Телефон выпал из моих рук, а я лежал и сдрачивал все, что накопилось, корчась под одеялом, как школьник, который только что посмотрел свое первое в жизни порно... Потом, несколько брезгливо завернул простыню, прикрыв следы «преступления», и подобрал выпавший телефон.

Картинка почти не изменилась, с той только разницей, что Андрей и Кристина теперь уже сосались вовсю, словно изголодавшиеся звери. Друг тискал мою жену за все места, куда мог дотянуться, и Кристина не уступала ему в ответных ласках. Мне было досадно, что я пропустил его признание в любви к моей жене, если это вообще имело место — может просто не выдержала сама Кристина. Я знал, как она любит целоваться.

— Мой милый, милый, милый друг, — Кристина покрывала все лицо Андрея поцелуями и шептала так тихо, что мне пришлось прибавить звук, — ты хочешь меня так же сильно как я тебя?

«Твою мать!», мысленно выругался я, и встал с кровати. Пора было прекращать эту вакханалию похоти: я уже отстрелялся, ничего нового я не увижу, кроме ебли моей жены с моим же другом — чего видеть мне как раз не хотелось. Хоть я и не услышал признаний в любви, но, судя по реакции Андрея — «враг» уже сломлен и дело близится к соитию. Я выключил камеру и только успел добраться до спальни, как вдруг тишину ночи прорезал телефонный звонок. Я подпрыгнул от неожиданности, подумав сперва, что зазвонил мой телефон. Но звук доносился из-за закрытой двери, и я бросился обратно на диван, лихорадочно включая камеру на ходу.

— Да... Здравствуй, Марина! Здравствуй, милая моя! — вдруг неожиданно громко «заговорил» телефон, и я быстро убавил громкость, — конечно соскучился, любимая!

На экране моя Кристина, все еще сидя на бедрах Андрея, смотрела на него тяжело дыша, и гладила его волосы, пока тот разговаривал со своей супругой.

— Почему не позвонил? Я же днем тебе звонил! А, после встречи с Эльдаром... Ну, знаешь, как бывает... Пока в ресторане с ним болтали, пока то да се... Нет, я не в гостинице... Да, у Эльдара дома... Какие бабы! Ты что... У Эльдара дома жена, Кристина... О чем ты говоришь... Конечно, люблю тебя...

На этих словах Кристина решительно взяла его член, который и не думал падать, и стала опять водить им по своей промежности. Андрей постарался уклониться от этой игры, посчитав ее сейчас совершенно неуместной, но Кристина была упряма и непреклонна. Я видел, что она стала погружать его головку в себя глубже обычного — на каждое его признание Марине в любви:

—... конечно люблю, о чем ты говоришь! [Кристина ввела его член на «пол-шишечки"]... Марина, ты же знаешь, что я испытываю к тебе... [член погрузился на всю головку]... Скучаю ужасно и люблю...

Кристина выразительно посмотрела на Андрея и вдруг вплотную прижалась к нему низом живота: член въехал в нее, как «по маслу» на всю длину и Кристина, уже не владея собой, заерзала на нем, ища губы Андрея для поцелуя. Я так обомлел и увлекся игрой Кристины, что пропустил момент их соития. Точнее не пропустил, а не остановил их, так как сам страстно желал его! Он, как редкий кадр фотопленки навсегда отпечатался в моем мозгу. Мой член, словно и не кончал несколько минут назад, налился с новой силой, и я сжал его, внимательно следя за происходящим.

— Люблю... Люблю тебя! — Стонал Андрей в трубку Марине, в перерывах между страстными поцелуями с моей женой: она все-таки нашла его губы. — Я так хочу тебя, девочка моя! — не унимался он, еле удерживая трубку около своего уха и пронзая мою Кристину членом, который получил долгожданную свободу выбора после стольких лет воздержания. — Что?... Кончаются деньги на счете? Перезвонишь позже?... Хорошо, я буду ждать, Мариночка!

Андрей с рычанием отбросил телефон в сторону и повалил Кристину на живот. Он навис над моей женой, быстро войдя в нее, и стал трахать с такой силой, которой я в нем и не подозревал. Кристина царапала постель ногтями, и, закусив губу, громко стонала при каждом его ударе. Затем, подтянув колени к груди, она стала перед ним раком, высоко приподняла свою попку и раздвинула ноги. Андрей сходу вошел в ее сырое от выделений влагалище и задвинул ей так, что она вскрикнула, даже не заботясь о том, что я могу услышать «что-то то не то».

Это совокупление было таким животным, таким естественным в своей первозданной красоте, что я поневоле залюбовался им, неистово надрачивая свой измученный орган, забыв на секунду, что это не просто видео на моем телефоне: это за стеной спальни моя супруга со всей страстью отдается моему другу, которого еще сутки назад даже не знала!

Судя по воплям жены, Андрей, иногда — намеренно или случайно — попадал в альтернативное место наслаждения: его бедра двигались то легко, то их амплитуда сокращалась, и он погружал свое орудие в Кристину с видимым усилием. Жена обхватила свои бедра руками и еще шире раздвинула их, убедив меня в правильности моего предположения. «Ну вот, остался только рот», с ноткой мазохизма подумал я, двигая рукой по члену, как заведённый. Спустя короткое время мне уже было трудно отличить, куда трахают мою жену: ее анус, видимо, настолько растянулся, что Андрею не представляло никакого труда засаживать ей глубоко в обе дырки. Член погружался в Кристину на всю длину, и я видел, с каким наслаждением моя жена отдается моему другу.

И тут Андрей заговорил: слова, которые с трудом вытягивала из него Кристина всю ночь, вдруг посыпались из него, как из «рога изобилия». Я прислушался, и понял, что это не совсем те слова, которые она надеялась услышать:

— Ты — испорченная сука! Ты думаешь, что сломала меня? Ни в коем случае! Я просто наказываю тебя, как падшую женщину, которой место на костре Инквизиции! — Андрей почти кричал, и его слюна капала на спину Кристины. Несмотря на оскорбления, он продолжал неистово молотить ее своим членом.

— Да, дорогой! Накажи меня сильнее! Я хочу сгореть в твоем огне! — стонала Кристина, и я с ужасом отметил, что ей нравится то, что лопочет этот набожный грешник.

— Была бы моя воля, тебя бы забили камнями за то, что ты сделала со мной! — не унимался Андрей.

Она сказала «дорогой»! Опять эти ласковые слова в его адрес! Андрея вдруг сотрясли рыдания, и мне стало немного жаль его: как бы он не хорохорился, чтобы не кричал, но Кристина все-таки победила его. Я испытал какое-то подобие гордости за свою жену, но тут она вскрикнула от боли или наслаждения, и я вернулся к действительности.

— Может быть за то, что я сделала с Эльдаром, а не с тобой? — Кристина стала двигать бедрами, нанизываясь на член Андрея круговыми движениями, и это выглядело в высшей степени похабно. — Ведь это я ему изменила — ты-то тут при чем?

— С Эльдаром ты сама будешь разбираться! А для меня ты — конченая проститутка! Я ненавижу тебя за то, что так хочу тебя! Ты — Богиня в сексе, и я презираю тебя за это! Моя Марина даже рядом не стояла по сравнению с тем, как ты умеешь ласкать мужчину! Ты сломала мой мир! Поэтому — гори в аду, сука!

— Да, мой хороший! Трахни свою Кристиночку! Засади покрепче своей сучке! Хочешь, я всегда буду проституткой для тебя? Еще... Еще... Еще! О! Мой мужчина!

Я видел, как Крис тащится от этого мечущегося и стенающего человека, и реально балдеет от секса с ним... Я стал мечтать, что когда весь этот паноптикум грешников закончится, с каким же наслаждением я вставлю своей любимой, и как я ее...

Из сладких грез меня вырвал телефонный звонок из спальни: Андрей дотянулся до трубки, не вынимая члена из влагалища Кристины, и остановился на мгновение, отвечая своей жене:

— Да, конечно ждал, дорогая!... С кем! С Кристиной? Конечно познакомился... Она милая женщина... Ну и что: ведь я люблю только тебя!

На этих словах Кристина сама стала двигаться навстречу Андрею, нанизываясь на член, и помогая ему встречными движениями своих бедер. Андрей, признаваясь в любви к своей Марине, трахал мою Кристину, держа ее за бедра одной рукой, а другой «разговаривая» по телефону. Это был так пошло, и выглядело так по-хамски, словно он трахал не мою любимую женщину, а какую-то портовую шлюху, которая отдавалась ему за бесценок. Но это заводило меня так сильно, что я ужаснулся: неужели я настолько был порочен в своих плотских фантазиях?!

Я заметил, что Андрей стал чаще двигать бедрами, его удары стали короткими и сильными: Кристина еле сдерживала его натиск. Вдруг она замерла и схватила его за руку, останавливая толчки: я услышал ее протяжный стон, и она уткнулась лицом в подушку. Жена сдвинула ноги и стала тереть ими друг об друга: это был верный признак, что она кончила — и кончила хорошо.

— Да, любимая, сейчас лягу отдыхать! Я думаю, что все уже спят... Нет, я один в комнате...

Кристина выскользнула из-под него, и съехала на пол, оказавшись лицом перед его бордовым членом: он был густо покрыт смазкой и вздрагивал, следуя за ритмом его сердца. Кристина вытерла его рукой и, сжав яйца Андрея, сразу всосала его член наполовину. Андрей схватил Кристину за голову и стал трахать ее в рот. Кристина умело отводила голову при особо глубоком погружении члена в ее горло, стараясь не задохнуться и не сбавлять оборотов: она, видимо, понимала, что ее партнер уже на грани. Никакой ласки языком, никакой «игры на флейте» губами: Кристина выдрачивала его член, двигаясь по нему двумя руками, и с силой высасывала его головку — я видел глубокие ямочки на щеках жены, которые образовывались при каждом вытягивании члена изо рта.

— Да, дорогая... И тебе сладких снов! — Андрей вдруг выгнулся навстречу Кристине и она, вытащив его член изо рта, стала ритмично дрочить его, подставив свой язык под его головку. — Будем заканчивать разговор... Ты первая?... Хорошо, а теперь я кончаю!

С этими словами Андрей резко отвел телефон от уха и издал сдавленный стон: густая струя спермы ударила Кристине прямо в лицо, и она, закрыв глаза и улыбаясь, стала подставлять под струи то лоб, то щеки, то язык. Несколько порций попало Крис прямо в рот, и я видел, как она проглотила их, «прислушиваясь» к новому вкусу. У Андрея подкосились ноги, и он рухнул на кровать, содрогаясь в пароксизме удовольствия. Кристина с улыбкой подползла к нему, и стала вылизывать остатки семени, сдавливая поникший член пальчиками и высасывая последние капельки наслаждения.

— Это был первый минет в моей жизни, — прохрипел Андрей, и тут, спохватившись, и пробормотав «Блядь!», быстро поднес телефон к уху. — Все. Отключилась, — сказал он, и его рука с трубкой безвольно упала на кровать.

— Первый, но не последний, — устало сказала Кристина, и сладко потянулась, — я в ванную, а потом ты, если захочешь.

Я заметался: член стоял колом, телефон с камерой включен, и сейчас через мгновение сюда зайдет моя жена! Я не продумал «пути к отступлению», и сейчас, похоже, это мне выйдет сильно боком. Странно, что я вообще волновался: как будто это я только что изменил своей любимой. Я плюхнулся на диван, укрылся одеялом, и сунул руку с телефоном под подушку, нажимая на кнопку выключения, отчаянно надеясь, что он «вырубится» до ее появления. Через мгновение дверь приоткрылась, и я зажмурился, стараясь выровнять дыхание. Скрипнула половица и я почувствовал легкое шуршание, которое стихло так и не добравшись до ванны.

Я лежал как мертвец (стараясь усилием воли вызвать трупное окоченение), как вдруг почувствовал дуновение воздуха: к дивану кто-то приблизился и под мое одеяло проникла горячая рука. Я ничего не успел сообразить, как она обхватила мой стоящий член, словно проверяя его крепость, и уверенно пожала.

— Ясно, — устало сказала моя жена, — кто бы сомневался!

Пока я придумывал, как мне «воскреснуть», Кристина откинула одеяло и, нагнувшись, сунула мой член себе в рот. Она сосала ритмично и молча, словно выполняла какую-то рутинную работу. Или оказывала первую медицинскую помощь пострадавшему. Ее рука методично двигалась на моем члене, а рот и язык выполнял всю остальное. Я и не подозревал о скрытых способностях моей жены: обычно ее оральные ласки длились до получаса, пока я, наконец, густо и обильно не орошал ее. На этот раз я выпустил болезненную струю менее, чем через две минуты после начала акции по спасению забытого мужа — и, тем не менее, разрядился с наслаждением. Кристина спокойно ждала, не выпуская член изо рта, пока из меня не вышло все, чем я готов был сейчас с ней поделиться. Потом проглотила содержимое, которое перекочевало ей за щеку (благодаря ее же стараниям), и почти бесшумно поднялась с колен.

— Все, спи давай, уже скоро утро на дворе.

— А как там... Все прошло? — «сонным» голосом спросил я, стараясь поддержать легенду порядочного мужа, до сих пор находящегося в неведении относительно верности его любимой жены.

— Твой друг побежден, но не сломлен, — зевая ответила Кристина, направляясь в ванную, — мне нужно помыться и отдохнуть перед вторым заходом... И, да: не переживай, дорогой, твоя честь не пострадала — все осталось в рамках наших договоренностей, — сказала она, обернувшись, и пристально посмотрела мне в глаза.

«Только ты значительно расширила эти рамки», мысленно пробурчал я, когда Кристина скрылась в ванной комнате. Но у меня не было сил возмущаться: я хорошо, хоть и не обильно кончил от внезапного минета Кристины, да и происходящее я видел сам, купаясь в потрясающих ощущениях: в таких случаях мой член мог часами стоять как каменный. «Только что это еще за второй заход?», удивленно подумал я, проваливаясь в сон...

...

Мимо меня проплыла какая-то неясная фигура, но я находился в том пограничном состоянии, когда отличить видение от реальности было практически невозможно. Балансируя на грани сна и бодрствования, я не понимал где я, и что со мной происходит. В голове роились какие-то бессвязные видения, и я никак не мог сложить из этих «обрывков из отрывков» ясную картину. Опять чья-то тень (во сне? В реале?) заслонила свет, и я уловил шепот: «иди тише, он еще спит». Вот тут я проснулся. Скрипнула дверь спальни, и я услышал удаляющиеся шаги.

Солнечный свет заливал комнату, и я, достав телефон из-под подушки, посмотрел на часы. На экране мерцало»08.15« и заряд батареи показывал «21%» — я забыл перед сном поставить мобильник на зарядку. Поискав ее глазами по комнате, я вспомнил, что зарядное устройство лежит в спальне, на тумбочке. Чертыхнувшись, я сел на кровати и «прислушался» к ощущениям в организме: все было хорошо, за исключением тяжести в голове. Во рту, вместо языка, торчал «кусок ковра», и я поплелся на кухню утолить жажду.

Вернувшись в комнату, я остановился, вспомнив, что произошло сегодняшней ночью. Еще раз бегло взглянув на диван, и удостоверившись что ночевал один, я понял: моя жена так и не вернулась ко мне после своих «экспериментов». Заскочив в ванную и приведя себя в порядок на скорую руку, я подошел к спальне и хотел войти, как вдруг услышал из-за двери приглушенный смех Кристины. Передумав, я вернулся на диван и включил камеру.

Андрей и Кристина лежали обнаженные, едва прикрывшись простыней. Мой друг, обняв мою жену, неторопливо ласкал ее груди, перебирая пальцами соски. Вторую руку он заложил себе за голову и лежал с закрытыми глазами. Кристина нежно поглаживала его гениталии, по-хозяйски перебирая каждый орган. Иногда она целовала его в ушко, и он уворачивался и улыбался. Как бы в отместку, он наклонялся над ней, и быстрым движением кончика языка щекотал ее сосочки, запуская свою пятерню между ног Кристины. Моя жена зажимала его руку ногами, игриво отбивалась и хихикала при этом.

«Блядь! Просто «Семейный портрет в интерьере»! Точно голубки!», я выругался вполголоса, «они что — совсем не спали, что ли?!». Как бы отвечая на мои слова, Кристина сладко потянулась и сказала:

— Андрюшенька, милый, как тебе спалось?

— Кристик, родная, все было отлично! — Андрей взял в руки грудь Кристины и стал сосредоточенно ласкать ее, не пропуская ничего.

— Прекрати, дурашка... Ну что ты делаешь! — Кристина потянулась к нему и сочно поцеловала в губы, — я же опять тебя захочу.

«Андрюшенька?! Кристик?! Дурашка?!», во мне стала подниматься волна такой дикой ревности, что я еле усидел на месте. «Они там, часом, не охуели совсем?!». «Интересно, что я проспал?!». Я смотрел на экран во все глаза. Кристина лежала в объятиях Андрея, он гладил ее спину и попку, и они нежно целовались. Иногда Андрей сжимал ее ягодицы и в просвете между ними мелькал красный анус и припухлые губы жены, покрытые бисеринками влаги. Их губы сливались в бесконечном поцелуе; Кристина гладила набухший член любовника, лаская уздечку круговыми движениями пальцев.

Я не знал, что мне делать: уж очень эти ласки смахивали на любовные отношения, чем просто на «трах». Мне показалось, что за всем этим стояло уже чувство несколько большее, чем просто похоть.

— Ты любишь меня? — Оторвавшись от пьянящего поцелуя, задыхаясь спросила Кристина.

— Да, солнышко, я люблю тебя! — сказал Андрей, потянулся к ней, и стал покрывать лицо Кристины быстрыми и нежными поцелуями.

«Приехали», я ошарашенно слушал это признание в любви. «Вот и доигрались», сокрушенно подумал я, «надо как-то разруливать теперь эту ситуацию. Она все-таки умудрилась влюбить его в себя!». Я подумал, что моя жена — молодец: «сломала» не только тело, но и дух, превратив защиту, которой Андрей кичился все эти годы, в жалкие лохмотья. «Слава богу, что с ее стороны это только игра. Я надеюсь, что она не влюбилась в него в самом деле», усмехнулся я, и снова прислушался к диалогу.

— Я полюбил с первой минуты, как только увидел тебя! — воскликнул Андрей, и положил мою жену животом на себя. Его член лежал между ягодиц Кристины, закрывая всю ее промежность — от влажной вагины до ануса.

— Не ври мне, — сказала Кристина, и стала медленно двигать бедрами, отчего его член касался всех ее потаенных мест, — скажи правду: когда ты это почувствовал?

— Ну... Осознал я это полностью тогда, когда вчера ты... Сосала мне, Кристи, — Андрей крепко прижал мою жену к себе, — это было восхитительно!

— Глупый! Я просто подрочила тебе, чтобы ты кончил. Я обожаю сперму. Много спермы... Ты еще не знаешь, что значит сосать по-настоящему! — Кристина стала сильнее елозить по его телу, выгибая спину и касаясь его своими бедрами так, что член Андрея втыкался в ее половые губы. Когда головка раздвигала их, она замирала, наслаждаясь его твердостью и мощью.

— Тогда сделай это... Пожалуйста, — сказал Андрей, и, сжав ягодицы Кристины, медленно потянул их вниз.

Его член мягко вошел в ее лоно и не остановился, пока Андрей не уперся в промежность Кристины своими волосатыми яйцами. Она охнула и стала медленно двигать бедрами, расслабленно распластавшись на его теле, и нежно принимая его член в себя. Кристина нашла его губы и между поцелуями прошептала:

— Скажи мне, Андрюшенька, что ты хочешь, чтобы я сделала...

— Ну... Ты сама знаешь, что.

— Нет, не знаю. Ты мне скажи.

— Пососи мне...

— Скажи мне полностью, что ты хочешь...

— Кристина, я хочу, чтобы ты... Отсосала мне.

— Что отсосала?

— Мой... Член...

— И все?

— И еще... Яйца.

— Отсосала яйца?! — Кристина перестала двигаться на члене Андрея и улыбнулась.

— Родная, ты заставляешь меня говорить то, что я никогда не произносил вслух. Мне даже не делали этого никогда!

— Я знаю. Ты говорил мне, что в постели у тебя был первый раз. Хотя это не так.

— Почему не так? Я тебя не обманываю, Крис!

— А мой дружеский отсос в такси, когда мы ехали в клуб?

— Я же не кончил тогда... Нам Эльдар помешал. Так что, это не считается.

— Ясно, счетовод. — Кристина сползла к ногам Андрея и взяла в руки его член, помахивая им перед своими губами. — Так что же ты хочешь, чтобы я с ним сделала?

— Я хочу, чтобы ты пососала мой член, и вылизала мои яйца и... Анус, — скороговоркой произнес Андрей.

— И ты...

— И я люблю тебя, Кристина! — сказал Андрей, и тут же застонал от наслаждения: моя жена с удовольствием принялась за дело.

«Понятно, дружище. Значит Эльдар тебе помешал. Чтобы моя жена отсосала тебе в такси. Теперь ясно чем вы там занимались: клатч типа вместе искали. А ты, наверное, подсвечивал своим членом, там внизу». Я обезумел от того что услышал: Кристина со мной никогда не вела себя так развратно. Я не заметил, когда стал подрачивать свой орган, давно уже ставший каменным. Вдруг предупредительно пикнул телефон: «батарея разряжена — 9%». «Хорошо, мои дорогие», решил я, «у вас осталось времени ровно столько, пока не «сдохнет» трубка», а потом я войду в спальню, чтобы у вас ...

там не происходило». Я хоть и обещал Кристине не беспокоить, но это переходило уже всякие границы. По-моему, они там уже не трахались, а занимались любовью. Я вдруг услышал:

— Погоди, Кристик, а то я сейчас кончу, — с этими словами Андрей оторвал Кристину от своего члена, который красной колбасой маячил перед ее лицом, и подтянул к себе, — я так хочу тебя, любимая!

— И я хочу тебя, Андрюшенька, — сказала моя жена, облизывая распухшие губы, — иди ко мне, солнышко мое, — Кристина легла на спину в супружеской позе, и призывно раздвинула ноги, — войди в меня, мой хороший! Я люблю тебя!

Мне показалось, что я ослышался. Или сошел с ума. Похоже, что я только что потерял Кристину. Практически на моих глазах она призналась в любви другому мужчине. Моему другу. Но я уже не мог остановиться — это было не в моих силах. Волна дикой ревности и сильнейшего возбуждения накрыла меня с головой. Я чувствовал себя наркоманом, получившим наконец-то сильнейшую дозу губительного дурмана. И я наслаждался! Я упивался происходящим и своим бессилием что-либо изменить. Я почувствовал, как волосы зашевелились у меня на голове. Я обожаю тебя, я хочу тебя, я люблю тебя, Кристина! Пусть будет то, что будет...

— Я иду к тебе, моя ласточка!

— Скорее же, мой милый! — Кристина развратно изгибалась на постели, поднимая и опуская бедра, имитируя совокупление, — только засади мне поглубже. Знаешь, я впервые с таким наслаждением сосала член мужчине! Твой член, Андрюшенька!

— Да? Я счастлив! Я уже здесь, любимая!

Андрей лег сверху на мою жену, закрыв частично обзор свои телом. Кристина взяла рукой его орган и вставила себе во влагалище, закину ноги ему на бедра. Моя жена обняла его и стала покрывать поцелуями его лицо и тело — везде, куда смогла дотянуться. Андрей медленно двигался в ней, глубоко погружая свой член, который, видимо, никогда еще не вырастал до таких размеров: Кристина действительно постаралась на славу. Любовники что-то говорили друг другу, но разобрать было трудно: они все время целовались без разбору, да и мое сознание застилала пелена ревности, не давая возможности сосредоточиться. Пикнул телефон: «3%».

— Люби меня, Андрюшенька, — Кристина извивалась, словно старалась прикоснуться к нему всем телом, я хочу сильнее...

— Да, солнышко, да...

— Пальчик вставь... Да, вот туда... Да, так хорошо! Господи, я так счастлива...

— Погоди, любимая, давай я поцелую тебя... Там.

— Не надо, Андрюшенька! Потом я позволю тебе вылизать меня везде, где ты захочешь... Я оближу каждый твой пальчик... И везде-везде... А сейчас просто люби меня... Мне так хорошо с тобой! Я просто влюбилась в твой член, Андрюшенька...

«Боже! Я не могу это больше слышать!», меня колотило так, что я еле держал телефон в руках. Перед глазами проплыла цифра: «2%».

— Кристина, любовь моя! Как я рад, что мы встретились!

— А как же Марина, любимый?

— Это все в прошлом! Для меня не существует больше других женщин, кроме тебя, Кристина!

— А Эльдар?

— Я уверен, он поймет меня!

— Хорошо, давай потом все обсудим, любимый: а сейчас не останавливайся, прошу тебя...

Телефон пискнул «1%», и по экрану пошли помехи. Я почему-то так держался за этот последний отчет, словно после него в мире должен наступить Апокалипсис. Для меня, во всяком случае, он уже наступил... Я поймал себя на мысли, что смотрю уже не на экран, а на заряд батареи, вполуха слушая откровенные признания двух влюбленных, которые, по мнению моего бывшего уже друга я должен почему-то понять...

— Может, поменяем позу, Крис?

— Нет, Андрюша, так я себя ощущаю по-настоящему твоей женой! Обними меня крепче, любимый!

— Я уже не могу сдерживаться, ангел мой!

— И не надо! Я жду тебя!!! И люблю!... Люблю!... Люблю, Андрюшенька!

Телефон моргнул и погас. Я мгновение посидел на диване, глядя в пустоту, потом встал, и на негнущихся ногах пошел в спальню. Я себя будто видел со стороны — бредущего, словно на эшафот. Толкнул дверь, вошел в спальню и подошел к кровати, на которой бились в любовной агонии когда-то близкие мне люди. Они казались такими большими после их экранной версии, что я невольно улыбнулся.

Кристина заметила меня с первой секунды моего появления в спальне и больше не сводила с меня глаз. Ее взгляд был подернут пеленой похоти и животной страсти, и я подумал, что она не очень осознает, что сейчас на самом деле происходит. Я следил за происходящим отстраненно: слишком много переживаний выпало мне за эту бесконечную ночь.

Я опустился в кресло, стоящее напротив кровати и машинально коснулся своего члена: он был в боевой готовности, но я его не ощущал. Кристина, закусив губу, старательно подмахивала Андрею, который так и не заметил меня: он тяжело дышал и работал, как паровой молот.

— Я кончаю! — вдруг закричал он и замер на моей жене, прогнув спину ей навстречу.

— Да! Да! О!!! О да!!! — Застонала Кристина, и ее стало колотить от удовольствия.

Я смотрел на них с завистью и грустью: они за короткий срок умудрились не только пригубить эликсир любви, но даже испить его до самого дна...

На меня навалилась апатия. Я безучастно смотрел, как густая белесая жидкость вытекает из лона Кристины — ее задранные ноги, сомкнутые на спине Андрея, позволяли мне видеть все. Жить не хотелось...

— Мы победили, любимый! — провозгласила Кристина радостным голосом, в котором сквозило неподдельное счастье. Она расслабленно лежала под Андреем, который возвышался над ней обмякшей тушей и почему-то вздрагивал.

— Кого победили? — услышал я глухой голос Андрея, и он приподнялся на руках.

— Болван, я не к тебе обращаюсь! — сказала Кристина своим обычным голосом, — ну-ка, слезь с меня, боров, а то раздавил совсем!

— Милая... Ты чего?! — Андрей неловко сполз с нее на бок: в его голосе слышалось полное недоумение. И тут он заметил меня. В его глазах застыл ужас.

— Тебе что-то удивляет? — Кристина, вооружившись салфетками, приводила в порядок свою промежность: спермы было много, и она все вытекала и вытекала из ее вагины.

— Погоди ты, — поморщился Андрей, судорожно натягивая одеяло на себя и повернулся ко мне, — Эльдар, здравствуй... Я должен тебе кое-что сказать... Что-то очень важное...

— Ну-ка, ну-ка, послушаем! — Кристина встала и с легкой улыбкой подошла ко мне, — давай, начинай, «любимый!», — добавила она и села мне на колени.

Я опешил. Я не понимал, что происходит. В этом ее «любимый» было столько желчи, столько сарказма, что я растерялся не меньше Андрея — тот вообще был похож на какого-то афериста, которого вдруг застукали «с поличным».

— Кристина, в чем дело?! — вдруг визгливым голосом сказал Андрей, переводя непонимающий взгляд то на меня, то на Кристину.

— Ты нам скажи: ты же собрался о чем-то поговорить, не так ли? — Кристина опустила руку и обхватила мой член через трико, нежно пожав его.

И тут меня осенило. Еще не веря своему счастью, я быстро спросил:

— Второй заход?!

— Да, любимый. И как видишь, вполне успешный, — спокойно ответила Кристина, и, приподнявшись, не глядя стянула с меня одежду. Член выскочил на свободу, и Кристина потерлась об него бедром.

— Какой заход?! Кристик, что ты делаешь?! — от Андрея не ускользнул маневр, который проделала Кристина с моей одеждой и членом: на его лице читалось брезгливость и отвращение, как будто от только что поцеловал дохлую крысу.

— Я снимаю сексуальное напряжение со своего мужа, — тоном учителя ответила Кристина, — который мужественно продержался всю ночь! — Она эротично подвигала бедрами, и «поймав» член, медленно насадилась на него. — А еще я возвращаю любимому его пошатнувшееся мужское достоинство. И для Вас, кстати, Андрей, я Кристина, а никакая не «Кристик»!

Я обнял любимую за бедра и расхохотался. Она остановилась на мгновение, лаская мои яйца и дав возможность мне успокоиться, потом невозмутимо продолжила движение, закинув ноги на мои бедра и устраиваясь поудобнее. Андрей во все глаза смотрел, как мой член погружается в ее вагину. Его рот открывался и закрывался: из него не доносилось ни звука. Он напоминал рыбу, выброшенную на берег. Голую, очищенную рыбу. Без чешуи.

— А как же мы... — начал было он, беспомощно глядя на Кристину, скачущую на моем члене.

— Нет, никакого «мы», — сухо перебила его моя жена, стараясь сохранять заданный темп, — я отлично потрахалась, Вам впервые в жизни отсосали, — чем же Вы недовольны? Это было обычное «озорство»...

— Андрей, ты поимел мою жену во всех позах, так что, радуйся — ты настоящий везунчик! — Я с наслаждением пронзал любимую, радуясь такому повороту событий, — а она тебя, кстати, только в одной...

— В какой? — машинально спросил Андрей, отводя глаза: видимо наблюдать, как на его глазах трахается «его любимая» было для него невыносимо.

— Я трахнула твою душу! — выдохнула Кристина глухим голосом, и мне показалось, что в комнате стало темнее.

— Вы извращенцы! Моральные уроды! Я вас ненавижу! — Андрей вдруг вскочил, как подорванный, и, кутаясь в простыне, быстрым шагом вышел из спальни.

— Да-да. Помолиться не забудь, — равнодушно сказала Кристина, и потащила меня на кровать.

Через некоторое время хлопнула входная дверь и все стихло. Я подумал, что надо было проводить Андрея, и все объяснить ему, но двигаться никуда не хотелось. Мне было удивительно комфортно и хорошо.

— Ты все еще сердишься на меня, любимый? — заискивающе спросила Кристина, ползая по кровати вокруг меня.

Я молча лежал на постели в позе распятия, а Кристина сосала и дрочила мой член, вылизывала яйца и анус, нежно касаясь сфинктера кончиком языка, гладила и ласкала все тело, обсасывая каждый пальчик и вылизывая все мои складочки на теле, покрывая поцелуями каждую клеточку кожи... Я благосклонно принимал ее извинения, и постепенно печать вины стерлась с ее прекрасного лица. Потом она довела меня до оргазма одним лишь язычком, его кончиком нежно касаясь уздечки. Я выдал настоящий фонтан спермы, и Кристина с наслаждением подставила под него свое счастливое лицо. Она поцеловала каждую капельку семени, которая пролилась мимо ее рта, легонько всосав ее в себя, и скоро я уже лежал сухой, чистый и опустошенный...

Я прижимал ее голову к своему паху и ласково гладил ее лицо. Когда мои пальцы приближались к ее губам, она целовала их кроткими и нежными поцелуями. Мой член и яйца приятно утопали в ее пышных волосах.

— Люблю тебя, — тихо сказала Кристина, и я улыбнулся. — Да, и вот еще что, — сказала она и показала пальчиком на люстру, — сними уже камеру и верни ее в детскую. Ты себе не представляешь, скольких мне трудов стоило не смотреть на нее в течение всей ночи, чтобы не спалиться!

...

Дорогие друзья!

Эта повесть (две части) написана по заказу одного из читателей сайта.

Всем заинтересованным лицам можно обращаться по адресу:

ero-pisatel собачка яндекс точка ру

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

  • Измена

    • 15-ть

      День не задался сразу. С утра "погавкался" с...

    • 8/5 недель. Часть 1-2-3

                                                                 Часть 1 Знакомство.               Эта история произошла...

    • 8/5 недель. Часть 4-5-6

                                                        Часть 4.  Ига     Всю неделю мы с Сашей опять переписывались по...

    • 8/5 недель. Часть 7-8-9

                                                             Глава 7.  Не удачный эксперимент.  Следующая пятница приближалась с...

    • А почему бы и Да?!

      Да, я трахаюсь с сыном. Ну, а что в этом...

    • Агент по продаже квартир

      Мы с женой долго занимались поиском квартиры...

    • Алёна и Портной

      Алёна вышла из машины и, поправив очки на...

Афоризмы

и как это вообще можно в живого человека писькой тыкать?

Последние новости

Завел себе подружку. Очаровательную брюнетку 18-и...

Статистика