Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 5.00 (1 Vote)

Универ, или как я себя загнала в западню. Часть - 2
Универ, или как я себя загнала в западню. Часть - 1

- Вроде пронесло – подумала я, но опасность ещё не миновала.
Первая студентка, которая уже сдала, подошла к столу и подпрыгнув, села на него с краю и стала болтать своими ногами. На ней были джинсы и туфельки лодочка на небольшом каблучке. Сколько я тогда натерпелась страху, сказать трудно. Вскоре вышла вторая и сдерживая радость, что сдала зачёт, подхватила свою подругу и они направились к лестнице. Преподаватель вышла в коридор и окрикнула их.


- А зачётки кто за вас забирать будет, или они вам не нужны.
- Ой – чуть ли не в голос сказали студентки и вновь засеменили мимо меня в аудиторию.
Уже на обратном пути преподаватель спросила у них.
- У вас в группе ещё есть кто не сдал?
Я сразу перепугалась. А вдруг сейчас ещё кто-то припрётся, но девчонки ответили.
- Только мы, больше нет никого.
- Фу, вроде пронесло -  подумала я.
Минут через десять и препод вышла и спустилась вниз. Всё стихло, и я быстрее вылезла из под стола.  Следом,  спустилась в подвал, пока ещё какие-нибудь двоечники, не пришли пересдавать свои зачёты.
Остаток дня прошёл спокойно, я проверила первое место своего пребывания и оставила на ступеньке скомканный пакет. Это был сигнал для Веры, что мне нужна одежда.
Ночью я долго не спала и несколько раз спустилась на первый этаж, чтоб из-за колонны посмотреть время. Город после выходных погружался в ночь. Всё медленно стихало, и гасли огни.  Я сидела на подоконнике и гладила свою киску, раздвигая половые губки и проникая пальчиком внутрь. А когда ночь окончательно накрыла город, я спустилась вниз и убедившись, что вахтёр спит, бесшумно открыла окно и вылезла во внутренний двор. Уже по известному мне пути. обошла все постройки и вышла на угол к забору из металлических прутьев. Подойдя к забору, я выглянула на улицу. Машин было всего ничего, а прохожих вообще не было видно. В самом углу, справа, между стеной здания выходившего фасадом на улицу с прикольным названием, было удобно перелезть через забор и я взобравшись на забор, держась за стену и за опорный столбик, перекинула ногу и оказалась на улице, спрыгнув на тротуар. Пробежав вдоль стены здания метров десять, я перешагнула через полуметровый заборчик, отделяющий тротуар от газонных посадок и спряталась за кустами. Чуть присев за кустарником, я огляделась и пройдя несколько метров до другого угла здания, посмотрела по сторонам. Улица как вымерла. Пробежав вдоль стены ещё метров десять, пятнадцать, я снова оказалась в небольшом зёлёном скверике среди деревьев и кустарника и спряталась. Переведя дух и осмотревшись, я высунула голову и посмотрела в сторону дороги. Вдалеке показалась машина. Она медленно ехала в мою сторону. Я пригнулась и замерла. Как только она проехала мимо и свернула. Я снова выглянула и чуть не обмерла. Из-за угла универа в мою стороны вывернула молодая парочка. Возможно это загулявшиеся студенты – подумала я. Они шли, еле передвигая ноги обнявшись и периодически останавливались. То девушка целовала парня и что-то ему говорила. То он её целовал и тоже что-то шептал на ухо.
- Этого мне ещё не хватало и как назло под самое утро – подумала я
Когда я вылезала через окно, то было примерно около четырёх утра. А сейчас,  наверное, как минимум половина пятого, если не около пяти уже. Я сидела вся на нервах и не знала что делать. Вот они остановились напротив меня и долго целовались. Потом прошли ещё несколько шагов и снова стали целоваться и миловаться.
- Да, если они так будут идти, то рассвет меня как раз застанет в этом газоне.
Прошло ещё минут десять или пятнадцать, как вдруг по улице проехала машина и издала звуковой сигнал, адресованный влюблённой парочке. Девушка что-то сказала парню, и они поспешили уйти подальше от неприятностей.
Вроде пронесло снова – сказала я себе и быстро стала пробираться между интервалами проезжающих мимо машин короткими перебежками. Самое трудное было, это снова возле здания и прилегающего к нему забора, перебраться во внутренний двор.
Вскоре я уже была там и влезла обратно через окно и закрыла его. Пробежав верхом к своему лестничному маршу, я спустилась вниз и решила немного перекусить, а то скоро появится толпа студентов и мне будет не до этого, что жевать под лестницей свой очередной бутерброд и запивать его водой, правда разведённой с вареньем.
День выдался довольно шумный и я всегда вздрагивала, когда кто-то спускался на несколько ступенек в мою сторону и смеясь и разговаривая потягивал сигаретку. Иногда это было несколько парней, а иногда и девчонки заглядывали, и я тогда сидела, ни жива, ни мертва.  Когда звенел звонок и начинались занятия, я могла выдохнуть и сменить позу, чтоб лечь поудобнее.
Как только всё стихло и все разошлись и я выглянув увидела как вахтёр запирает входную дверь на засов, я облегчённо вздохнула и первым делом поднявшись на второй этаж, спустилась в подвал по другой лестнице, в надежде найти там свою одежду. Обшарив всё под лестницей, я ничего не нашла, да и пакет который лежал на последней ступеньке, куда то исчез.
- Наверное Вера взяла, но не смогла положить – подумала я. И снова отправилась путешествовать по этажам универа голышом.

Ира, утром собралась и ушла на работу, по пути завела дочку в садик. С работы, выбрав время, когда читателей было немного, она позвонила Тане. Вики всё равно по разговору до вторника не будет в городе. Но Таня не ответила сразу, а перезвонила лишь через полчаса.
- Что случилось – спросила она.
- Ты не нашла Марину – спросила Ира.
- Фу ты, я совсем про неё забыла. – сказала как бы оправдываясь Таня.
- Как найдёшь её, позвони, я принесу одежду – сказала Ира.
- Ладно, мне на пару пора – ответила Таня и положила трубку.
День тянулся очень медленно. Никто не звонил, и Ира сильно расстраивалась, так как ни знала, где меня найти и как помочь. До обеда никто не позвонил и только после обеда раздался тревожный звонок.  Ира сразу подумала, что звонят мои подруги. Но в трубке услышала совсем другой голос. Заболела дочка, и нужно было, её забрать из садика. Ира быстро предупредила начальницу и закрыв всё, побежала  в садик. Поднялась небольшая температура, и появился кашель. Инфекция наверное, сказали в садике. Дома Ира вызвала врача и после её прихода, когда удалось сбить хоть и небольшую температуру. Дочка захотела спать, и чтоб её не разбудил никто, Ира выключила телефон и положила его в сумочку. Весь вечер она старалась лечить и снимать жар. Так и уснула сама одетой. Всё внимание было уделено лечению дочки, а про меня Ира совсем забыла. Она знала, что если что, то ей позвонит кто-нибудь и тогда она выберет минутку и передаст мои вещи. С каждым днём мысли обо мне уходили на второй, потом на третий план и Ира даже не подходила к телефону. Звонить ей было некому, а кто ей должен был позвонить, так она надеялась что услышит и забыв что телефон уже второй день лежал в сумочке выключенный.

Вера в понедельник спустилась в подвал и не найдя там условленного сигнала, спокойно пошла на занятия. В подвале было чисто и всё подметёно, и она даже не могла подумать, что уборщица рано утром всё вымела и вынесла оттуда.  Поняв, что мне не нужна пока её помощь, она спокойно отзанималась и ушла домой.

Таня после звонка Иры проверила все тайные места, но ничего что напоминало бы присутствие меня в них, она не нашла и попытавшись дозвониться до Иры, тоже решила больше не предпринимать ничего и ушла домой.

Вика тоже знала, что я нахожусь голая в стенах универа, попыталась меня найти, но ничего не получилось. Потом она звонила Ире несколько раз, но всегда слышала одну и туже фразу.
- Абонент временно не доступен или находится в не зоны действия сети.
- Куда все подевались – ругнулась она про себя и тоже ушла домой.

В общем я снова осталась одна и мне не откуда было ждать помощи. Вот так устроила я себе западню – подумала я и стала искать в этом и положительные и отрицательные стороны. У меня даже появился план, как выбраться из универа ночью, я знала, а вот как добраться осенью из центра города в пригород и не быть замеченной, было для меня неразрешимой проблемой. Поняв, что помощь скоро не придёт, я стала экономить оставшуюся еду. Каждый вечер я выкладывала пакет на последнюю ступеньку, в надежде, что его увидят и не понимала, что это бессмысленная работа. Мартышкин труд.  Утром, когда я уже пряталась у себя под лестницей, уборщица ругалась, подметая окурки и собирая разбросанные бумажки и мой же пакет. Прошло ещё два дня, и мой продуктовый запас закончился. Ночью со среды на четверг я обошла всё в надежде, чтоб найти что-то съестное, но было всё убрано. Студенты, одно слово – сказала я.

Вера с постоянной периодичностью проверяла и уже стала волноваться, почему я не подаю условный сигнал. Она даже заглядывала под лестницу, но там ничего не нашла, вернее никого. И подумав, что Ира всё же смогла, как-то передать мне мои вещи, успокоилась и перестала больше заглядывать в подвал и искать условный знак. Она ходила на занятия, общалась и веселилась и даже не могла себе представить, что под другой лестницей, по которой она не раз спускалась или поднималась, сидела я как мышь, не пискнув и не шелохнувшись.
Вика тоже сочла, раз ей не перезвонила Ира, то обошлись без её помощи, и вообще перестала звонить. У неё даже промелькнула мысль, а было ли это на самом деле, и не разыграла ли её Я, когда просила помочь. А может она просто решила подшутить над Ирой. Кто её знает – это же Маринка. Забыв об этом, Вика даже больше не вспомнила про этот случай, как будто его вовсе и не было, а была ли я в универе голышом или нет, её даже и волновало. Она продолжала общаться со сверстниками, смеяться и ходить на занятия, даже не подозревая, что где-то рядом уже целую неделю я голышом прячусь от всех,  хочу,  есть и выбраться отсюда.
Таня ещё дважды попробовала дозвониться до Иры, но безрезультатно и тоже сочла, что я уже давно, где-нибудь дома или отдыхаю в деревне, где сотовая связь не берёт и я не зря предупреждала их, чтоб они сами мне не звонили, а ждали моего звонка.
Одним словом Вера, Вика и Таня, сочли, что меня уже нет в универе, и продолжали жить своей студенческой жизнью.
Ира до четверга сидела на больничном со своей дочкой, лечила её и ходила на приём и даже не вспомнила, почему ей никто не звонит. В четверг, когда их выписали, и рано утром в пятницу Ира увела дочку в садик, она пришла на работу и стала разгребать накопившиеся дела и только ближе к обеду она решила позвонить в садик и узнать про дочь, как она там.
Достав телефон из сумочки, она увидела что он выключен. Она сильно испугалась. Ведь девчонки не знали, где она живёт и наверняка звонили ей. Включив телефон. Она сразу увидела больше десятка несостоявшихся звонов и сразу позвонила Вере.
- Вера, тебя выписали – сразу спросила Ира.
- Нет, а что – решила немного подшутить Вера.
- Да так, просто хотела узнать, что там с Мариной.
- А что ей сделается, наверное отдыхает в деревне и не чешется нам позвонить – сказала с обидой Вера.
- Как в деревне, а её вещи – сказала Ира.
- Какие вещи – не поняла Вера.
- Ну, те, которые ты мне в прошлую пятницу вынесла и отдала – сказала Ира.
- Как, они что у тебя ещё – удивилась Вера.
- Ну а кто бы их забрал. У меня ребёнок болел, и телефон был разряжен, - пытаясь загладить свою вину, стала оправдываться Ира.
- То я до тебя и дозвониться не могла – сказала Вера.
- Ну, так что. Тогда передашь Марине, что вещи пусть хоть заберёт, когда из деревни приедет – сказала Ира и положила трубку.
После этого разговора Ира успокоилась, поверив Вере, что я будь то бы в деревне и больше ни о чём не заботилась. Она даже дома убрала из прихожей мои вещи и сложила их в шкаф, чтоб не мешались, и Ира уже была уверена, что в ближайшее время они вряд ли понадобятся. Ира даже была рада, что её помощь не понадобилась, и я сама выбралась из универа. Это её радовало и даже приободрило немного.
Вера же была в полной растерянности. Она не знала, кто кроме её ещё мог помочь мне и дать другие вещи и не найдя на вопросы ни одного  ответа, пошла домой после занятий, для убедительности заглянув в подвал, где было полно окурков и не было видно смятого пакета.
- Возможно что то Марина мне не рассказала о своём плане или у неё был запасной вариант. И она воспользовалась им и выбралась из  универа – подумала Вера и посчитав это самой реальной и правильной мыслью, совсем успокоилась. Даже немного обиделась на меня, что я ей ничего об этом не сказала
- Наверное, я всё же права. Ира нашла кого то, кто помог Марине и не хочет мне говорить. Ну и ладно – сказала она себе и пошагала по улице в сторону дома.

Я не знала, что и думать. Вот уже неделю я нахожусь в универе голая и прячусь, где попало, чтоб только не попасть на глаза и избежать позора. Очень многие преподаватели меня хорошо знали, и это усугубляло мою учесть при разоблачении. Я уже не ела почти сутки. Просто нечего было есть, и пила только воду. Возможно, это обострило мои чувства и заставило работать серое вещество.
Если Вера не даёт о себе знать, значит по какой то причине она вдруг не получает от меня условный сигнал или не так его понимает. И тут меня осенило. Дождавшись, как всё в универе стихнет, я прячась пробралась к доске с расписанием занятий и нашла Верину группу. Завтра пятница и первая пара у неё на третьем этаже, а вот и номер аудитории. Я нашла два рваных пакета и смяв их, положила возле аудитории на полу. Потом мне попалась корочка хлеба немного заплесневелая. Я подняла её и тоже положила сверху на пакеты. Если она увидит это, то поймёт, подумала я, и мне даже стало как-то веселее. Оставалось ждать ещё почти сутки. Чтоб не так было тягостно это ожидание, я снова решила прогуляться во внутренний двор. Обойдя все этажи и заглянув в открытые две аудитории, я осмотрела всё внимательно в надежде найти что-нибудь съестное, но всё было напрасно. Может подойти к вахтёру и попросить у него. Не убьёт ведь – подумала я. Выглянув из-за колонны, я увидела уже знакомого мне мужичка лет шестидесяти. На вид даже крепкого мужчину, и подумала. Этот не убьёт, но изнасилует точно и сразу же отогнала эту мысль. Раскрывать себя ни при каком условии я не буду. Раз сама виновата и что-то не так придумала, то и буду сама себя вытаскивать их этой ситуации. Я читала, что без еды можно жить и три и пять дней, а вот без воды сложнее. Ну, воды у меня было в достатке и это уже было хорошо. Я приободрилась и взглянув на часы. Было уже 23-00. Выходить на улицу пока рановато, и я снова пошла, бродить голышом по универу.
Часа через три, я выглянула в окно на улицу. Машин было совсем мало, а людей совсем единицы. Было темно, и только свет от уличных фонарей освещал небольшие участки и если фонари были рядом, то эти участки растягивались довольно далеко, освещая целый квартал или площадь. Я спустилась вниз и приоткрыла уже знакомое мне за несколько дней окно. Потом прошла по коридору и взглянула на дремлющего вахтёра. Вернувшись к окну, я вылезла на улицу и уже знакомым путём прошла до знакомого мне забора и перелезла через него. Оказавшись  на улице, по которой даже днём было не очень интенсивное движение, я пробежала вдоль стены открытый участок и спряталась за кустами. Сейчас же эта улица была совсем пустынна. Спрятавшись в газоне среди кустарника, листва которого уже начала желтеть и облетать, я ещё осмотрелась по сторонам  и решилась на отчаянный шаг. Мне нужно было пробежать небольшое открытое пространство перед входом и стоянкой. На другой стороне за газоном находился небольшой временный киоск, в котором торгавали напитками и пирожками, и рядом стояли два столика. Почему то у меня было предчувствие, что я там смогу себе найти что-то,  утолить голод. Убедившись, что рядом нет никого и собравшись с духом, я в одних носках по тротуару пробежала от своего газона до следующего два десятка метров и сразу присела, спрятавшись за кустарником.
- Фу, - выдохнула я.
Оглядевшись, и прячась за кустами, я практически на четвереньках, добралась  до столиков. Мне повезло. На столе лежала надкушенная булочка и на другом половинка чебурека. Я тут же их взяла и обломав рукой места надкусов, всухомятку, их съела. Так стало хорошо и захотелось пить, Но вот с напитками мне не повезло. Тут поживиться было нечем и я осмотревшись вернулась обратно, хотя мне пришлось посидеть пару минут голой попой на асфальте, прячась от проезжающей рядом машины.
Вернувшись в универ, я решила немного отдохнуть и сама не знаю как, просто уснула у себя под лестницей. Место под лестницей в самом углу я уже считала своим временным и родным домом и привыкла, что я там нахожусь как у себя дома. А когда проснулась, то уже был слышен шум и топот над головой. Начался новый день – пятница. Интересно заметила ли мой знак Вера, сидела я и думала, даже не шелохнувшись.
Вера была старостой в группе и всегда приходила немного раньше. Когда она подошла к аудитории, в которой должна у них быть первая и вторая пары, она заметила лежащие на полу возле двери смятые целлофановые пакеты. Она не придала этому значения и пройдя мимо, вошла в аудиторию и села но своё обычное место. Вскоре стали подходить другие студенты и аудитория наполнилась шумом и смехом и один из парней, отличавшийся в группе разными приколами и осмеивал всё, что только мог, зашёл и сказал.
- Это кто там в пакете, плесневелую корочку выложил. Кому подаяние собираем? Девчонки тут же отреагировали и сказали.
- Только для тебя, чтоб с голоду не замер, а то вон какой худой.
Веру как током пронзило. Она вышла быстро в коридор и посмотрев на пакеты и корочку хлеба, догадалась. Что они оказались тут не спроста. Но чтоб как-то скрыть ко всему этому интерес, она стала возмущаться.
- Ну, неужели все проходят мимо, и никому не пришло в голову убрать это.
Взяв пакеты, она бросила их в мусорную корзину и села за свой стол.
- Неужели,  Марина всё ещё тут, думала Вера.
- Но где она прячется и почему она раньше не давала о себе знать – ломала голову Вера.
После занятий она купила немного продуктов и спустившись по той лестнице, оставила его в самом углу.
- Если это Марина оставила пакеты и корочку, то она заберёт пакет, и тогда я могу уже ей принести её одежду – рассуждала Вера.
- А если это просто случайность и кто-то подшутить так решил. Но кто и над кем – не переставала размышлять она, идя по тротуару в сторону дома и даже не заметив встречного, случайно столкнулась с ним.
- Надо быть осторожнее, пока лоб себе не расшибла – решила вера и поправив очки, стала внимательнее и осмотрительнее.
Весь вечер ей не давал покоя смятый пакет и корочка хлеба. Она даже не могла поверить, что я нахожусь уже целую неделю голая в стенах университета. Возможно она, Вера, даже много раз проходила мимо меня и даже не могла подумать, что рядом прячусь я. Столько мыслей вертелось в голове, что Вера с трудом уже поздно и ближе к полуночи, заснула.

Дождавшись, когда закончатся занятия, я вышла из под лестницы и поднялась наверх. Пройдя то второй лестницы, я прислушалась и осмотрелась. Было тихо, и я спустилась вниз. Под лестницей было темно, и я не заметила сразу чёрный пакет, и хотела было уже вернуться назад, но всё же решила убедиться и проверить руками. Встав на коленки, я стала ощупывать среди хлама всё что там было и вот оно. Шуршащий пакет скользнул под рукой. Нащупав ручку, я вытащила его и не поверила сама своим глазам. В пакете лежало несколько бутербродов с колбасой и сыром и две шоколадки и двухлитровая бутылка фанты. Я достала один бутерброд и взяв пакет в руки, прямо на ходу полностью не пережёвывая, а чуть ли не глотая целыми кусками, пошла к себе под лестницу. Там я уже более в спокойной обстановке перекусила, много есть не стала, чтоб не было плохо с голодухи и пошла прогуляться по этажам универа возможно в последний раз. Настроение было на высоте, хотелось петь и кричать от радости, что, наконец-то заметили моё отсутствие. Я ещё дважды залазила в пакет, отламывая то кусочек шоколада, то откусывала и съедала очередной бутерброд. Поздно ночью я снова посмотрела в какой аудитории будут проходить занятия у Веры и смяв рваный пакет, положила его возле двери. Остаток ночи я провела в приподнятом настроении и была почему-то уверена, что завтра уже буду дома. Услышав удар часов на первом этаже, я сама себе сказала.
- Вот уже и три часа. Суббота – и как только я про себя произнесла суббота, я даже вздрогнула и подумала.
- А вдруг Вера только сегодня увидит второй пакет и не принесёт одежду, ведь она у Ира дома, или на работе, а Ира только после 17-00 освободится, когда в универе уже никого не будет возможно. Я тут же расстроилась и сидя на подоконнике на третьем этаже, поджав колени под подбородок,  смотрела на ночной город, и думала, сама не зная о чём – просто смотрела и думала, и мои мысли проносились мимо и тут же забывались.

Утром Вера соскочила ни свет, ни заря, и быстро перекусив, сказала, что у неё нулевая пара, побежала в универ. Как только она вошла, то сразу, не дожидаясь , когда появится вся толпа снующих студентов, спустилась вниз и проверила, стоит ли её пакет на месте. Его нигде не было.
- Неужели Марина всё ещё тут, как же она себя чувствует, только бы с ней всё было хорошо – думала Вера и поднималась к своей аудитории. Искать меня она не решилась, да и было не безопасно, могли заметить. Некоторые преподаватели уже ходили по этажам и открывали аудитории.
Поднявшись на свой этаж и свернув за колонну, Вера шла по коридору и тупо смотрела под ноги. Сама она была здесь, а её мысли все были там, в подвале под лестницей. Открыв аудиторию, она даже не заметила пакет и вошла внутрь и тут резко дёрнулась. Вернувшись обратно, она увидела скомканный пакет и поняла. Это точно Марина мне подавала сигнал и ей нужна её одежда. Бросив пакет в мусорное ведро, Вера собралась было уже звонить Ире, но тут же что-то её остановило. В аудиторию стали заходить её сверстники, а на часах уже было половина восьмого.
- Ира сейчас или в садике или идёт на работу, какой смысл – подумала Вера и убрала телефон.
После второй пары, во время обеда, Вера позвонила Ире.
- Что случилось – спросила Ира.
- Мне нужно взять у тебя Маринины вещи – сказала Вера.
- Я на работе, давай вечером сразу после садика, часов в шесть – сказала Ира.
- А раньше нельзя – спросила Вера.
- Нет, я и так тут одна зашиваюсь, пока там Марина где-то отдыхает и ещё неделю на больничном отсидела. Меня раньше не отпустят – объяснила Ира.
- Но ведь сегодня суббота – сказала Вера.
- Ну и что. Я теперь каждую субботу за себя и за Марину работаю. Раньше мы хоть чередовались – объяснила Ира.
- Ну тогда давай завтра в парке возле универа встретимся – предложила Вера.
- Хорошо. Около обеда, мы гулять пойдём, и я захвачу вещи – сказала Ира и отключилась.
- Сегодня, или завтра, значения уже не имеет. Всё равно раньше понедельника Марина не сможет выйти, чтоб её никто не заметил – подумала Вера и пошла в столовую.
Перекусив, она немного купила еды для меня и после занятий снова положила под лестницу, вложив туда короткую записку.
«Вещи у Иры и я их смогу взять только завтра. Жди в понедельник утром на старом месте – Вера»
Как только всё стихло, я снова пошла под лестницу и нашла там пакет. У меня было огромное разочарование, что вместо вещей там была еда. Я всё взяла и даже не нашла записку и отнесла обратно к себе. Мне предстояло провести в универе ещё одни выходные, остаток субботы и воскресенье и я понимала, что другого выхода у меня не было, как смириться с этой участью.
Отдохнув и немного подремав днём, мне вовсе не хотелось спать, и я снова бродила голышом в прохудившихся и дыроватых носках по этажам универа. А когда у меня заурчало в животе, я спустилась вниз и достав из второго пакета пирожки, стала их есть и запивать фантой, и тут со вторым пирожком мне на ноги упала записка. Я открыла её и прочитала. Я не знаю, что со мной в тот момент произошло. Это были слёзы и счастья и радости и даже, невзирая на то, что я ещё две ночи проведу тут. Неужели я скоро буду свободно гулять на улице и вспоминать своё необычное приключение.
Пока было темно, и вахтёр ещё дремал, я кое-что из находящегося хлама, под моей лестницей, перенесла туда, куда должна была принести вещи Вера. Потом, когда всё было готово, я дождавшись полуночи, снова решила устроить прощальную вылазку через окно в ночной город и немного взбодриться и пощекотать себе нервы. Я не спешила и была очень осмотрительна. Ведь вряд ли мне придётся повторить такое. С большим трудом и осторожностью, я добралась до временного киоска, возле которого нашла недоеденные спасительные для меня пирожок и булочку и осмотрелась. Мимо иногда проезжали машины и возвращались домой запоздалые прохожие. Впереди  был выходной, и они никуда не спешили. Мне приходилось подолгу сидеть и прятаться в кустах, чтоб сделать очередную перебежку до следующего газона. Сейчас я ждала, когда на улице не будет ни одной машины и ни одного пешехода. Мне хотелось пройти от этой улицы до проспекта, по её правой стороне, на которой было полно зелени и можно было спрятаться.. Это было очень рискованно и ещё больше заманивало меня и я улучшила такой момент и перебежав на ту сторону, тут же спряталась переводя дыхание в кустах. Потом я ещё долго не могла осмелиться поднять голову, а когда решилась, то сразу же пошла дальше. Я практически прошла целый квартал и ещё чуть-чуть, я оказалась бы на одном из центральных проспектов города. Сколько у меня на это ушло времени, сказать не могу, но боясь рассвета и трудностью с возвращением, я повернула обратно и оказалась права. Перейти отрытые участки на улице с прикольным названием на обратном пути, оказалось труднее. Я долго сидела и стала уже мёрзнуть, пока не появилась возможность и то сзади я услышала свист. Оглянувшись, я никого не заметила и подумала, что кто-то заметил меня из жилого дома с балкона и следил за мной. Я поспешила преодолеть последние преграды и скрылась во внутреннем дворе, уже зная куда встать и где перелезть через забор, и перепрыгнула его как настоящая спортсменка. Ввернувшись обратно через тоже окно, я решила немного отдохнуть от недавнего стресса. Ведь меня заметили и я вполне могла быть пойманной в таком виде. Не зря же я слышала этот свист за спиной.
Всё воскресенье и ночь на понедельник я провела тихо и просто гуляла по этажам голышом в последний раз.
Под утро я взяв пакет с оставшейся едой, перешла обратно под ту лестницу, откуда всё и началось. Ждать пришлось не так долго. Вскоре брякнул засов, и открыли вход, а через полчаса уже началась оживлённая ходьба. Я зарылась и спряталась за хламом и сидела осторожно, чтоб не запачкаться. Мне пришлось потратить немного времени, чтоб перед этим отмыть ноги и лицо, это те части, которые буду прежде всего видны, когда я оденусь. Как для меня странно звучали эти слова, я даже поверить не могла, что мне снова придётся одевать что-то на себя.
Получив от Иры сумку с моей одеждой, Вера не стала ничего рассказывать, так, как рядом был муж Ирины, и с ними маленькая дочка. В понедельник рано утром, Вера собрала всё и пошла в универ. Она спешила, чтоб успеть до прихода основной массы студентов и преподавателей. Войдя в фойе, она сразу направилась к лестнице и спустилась в подвал.
- Марина – шёпотом произнесла она.
- Я здесь – отозвался голос из под лестницы.
Я тут же вылезла и первое что надела, так это юбку, а потом водолазку, даже не успев расправить её, стала надевать свои туфли, как в это время сверху услышала ворчливый голос уборщицы.
- Вот и гадят и гадят тут, что вам туалета что ль мало, с утра пораньше уже тут мелются. А ну марш отсюда, пока не нажаловалась – сказала она спускаясь вниз с веником и ведром для мусора.
Мы переглянулись с Верой и ухмыльнулись. Взяв ветровку, я накинула её на ходу, пока поднималась по ступенькам. А потом взяла у Веры свою сумку и мы вышли на улицу.
- Ты почему раньше не дала о себе знать – спросила Вера.
- Я первый пакет ещё в понедельник вечером положила – ответила я.
- Теперь всё понятно. Уборщица – и Вера изобразила её ворчливый голос «Всё гадят, и гадят» и мы обе рассмеялись.
Вера спешила на занятия, и мы договорились вечером встретиться в кафе, и я ещё попросила её пригласить Вику и Таню. Затем я поехала на работу, чтоб взять свой сотовый телефон, а заодно и пригласить Иру на посиделки в кафе возле её дома. Ира конечно обрадовалась и сразу спросила меня,
- Как ты отдохнула в деревне и как выбралась из универа, ведь одежда так и пролежала у меня дома.
- Я сейчас спешу, давай вечером в кафе. Я всё и расскажу – сказала я и убежала.
Я села в маршрутку и поехала к сестре, чтоб отмыться и привести себя в порядок и переодеться. А вечером в кафе я всё рассказала девчонкам и про свой замысел запутать их, чтоб у них ничего не получилось и они долго не смогли разобраться, где я и что со мной. Они  были конечно удивлены всему что со мной было, но когда узнали, что это не их вина, облегчённо вздохнули, но всё равно извинились передо мной. Я не винила их и сама до сих пор не могу понять, почему всё так вышло, почему они не поняли друг друга, ведь мне показалось, что они всё понятно объясняли друг другу. Но я сидела с ними, жива и здорова и теперь это было не так важно. Главное было то, что я решилась, и сделала это, и даже лучше вышло, чем я себе это представляла. Вместо двух-трёх дней, которые я планировала провести в стенах универа голой и без лоскуточка одежды, превратились в неполные все десять.
Чем я займусь дальше, я не знаю, но половина отпуска у меня ещё есть, а пока спешу поделиться с вами, мои читатели и жду отзывов.

Универ, или как я себя загнала в западню. Часть - 2
Универ, или как я себя загнала в западню. Часть - 1

 

Марина К.
Челябинская обл.
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

Если вы хотите чаще встречаться с понравившейся девушкой установите ей Windows'95

Последние новости

Прошло около двух недель с момента нашего...

Статистика