Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

Опавшие листья, чуть влажные от налёта осенней грусти, тихо шелестят под ногами.
"Наш-ш-ш, наш-ш-ш, наш-ш-ш", -- плещется шёпот её шагов. "Час-с-с, час-с-с, час-с-с", -- отдаётся шелест моей поступи в чуткости тающего леса.
Да, это наш час, наш день, наш многолетний медовый месяц.
Она идёт по цветному лиственному ковру босиком, небрежно болтая зажатыми в левой руке туфельками. Идёт впереди меня, не оглядываясь, уверенная в том, что я буду следовать за ней всюду, куда бы она ни направилась. Тонкое платьице сентябрьских тонов совсем не скрывает лёгких очертаний её фигуры. Только платье на ней -- и больше никаких условностей дамского гардероба. Сегодня очень тепло, и она, конечно же, не могла упустить чудесный случай ещё раз окунуться в блаженство летних грёз...


А всё-таки замечательно, что невозможно пресытиться красотой! В том числе -- красотой женского тела. Случается, нет даже малейшего желания овладеть им, а всё равно -- наслаждаешься простым созерцанием. И это самодостаточный акт. Любуешься женщиной, словно вечной прелестью природы, словно устремлёнными ввысь стволами берёз, словно пронзительно-голубым небом, обляпанным яркими пятнами ещё не облетевшей листвы...
Эта особа, грациозно скользящая впереди -- моя возлюбленная. Я знаю её не первый год. И не перестаю восхищаться ею. Я обожаю её улыбки, переменчивый климат её настроения, её ласки, на которые она щедра -- не в пример капризной осени, дарящей погожие дни как откуп за угасающее лето.
Правда, гармония одухотворённости не может долго пребывать в равновесии с физической основой. Старость лета не влияет на молодость желаний. Я приближаюсь к любимой и кладу руки ей на плечи. Она, по-прежнему не оборачиваясь, опускается на колени, упирается локтями в мягкий покров из тёплых листьев и кладёт голову на скрещенные руки.
Вспорхнувший подол обнажает гладкие тугие полусферы. Между ними -- вечная тайна, соблазнительный сумрак глубин. Меня захлёстывает страсть познать эту тайну, и я с неотвратимой решительностью проникаю в неё...
"Ах-х-х!" -- доносится из-под вороха спутанных волос.
Несдержанный выдох, порождённый внезапной волной наслаждения. Мягкие длинные волосы полностью занавешивают лицо моей возлюбленной. Она по-прежнему стыдлива, как в первую ночь нашего слияния, и делает вид, будто это происходит не с ней. Но древний ритм увлекает её всё сильнее. Волосы напротив рта пульсируют фонтанчиком частого дыхания, и бёдра начинают непроизвольно совершать встречные движения.
"Ах-х-х! Ах-х-х! Ах-х-х!" -- вторят эхом берёзы и теряют листья, спеша обнажить интимную белизну стволов. Туманится сознание от нарастающего потока сладостно-горячей энергии. Кружится голова, кружатся оранжевые листья, кружатся туманные облака в перевёрнутом озере неба. Вращается земля вокруг нас, ибо мы превратились в само Солнце, стали огненным центром летящей в запредельность Вселенной...
Мы достигаем того критического состояния, когда сознание теряет контроль над телом. Исчезает чувство меры, растворяются границы между фантазией и реальностью, между пристойным и неприличным. Окажись в этот момент рядом сотня мужчин, желающих причаститься к тайне, скрываемой от посторонних во тьме междуножья, -- моя любимая не сможет отказать никому. В обычном состоянии даже мысль о подобной возможности потрясла бы её до глубины души, ужаснула, шокировала. Но я знаю, что в любовном экстазе моя милая совершенно другая. Сто мужчин, сменяя друг друга, сотрясали бы её непрерывно, гладили, тискали и облизывали распалённое тело, а она бы лишь томно стонала, застенчиво пряча лицо за россыпью густых волос. Ею овладевали бы по двое или по трое сразу, во всевозможных положениях, вертели б ей как тряпичной куклой, проникали бы в неё до болезненных пределов, залили бы всю пенным соком сладострастия -- и она с радостью отдавалась бы всем и каждому, покуда длился бы всепоглощающий чувст венный восторг...
На лазурной палитре небес играют мазки лиственных красок, переливаясь всевозможными оттенками красного, жёлтого и бежевого. Мы зачарованно движемся среди сонного листопада, приходя в себя после ослепительного соприкосновения с вечностью. Ведь именно любовь, бессмертная любовь побуждает нас вечно продолжаться, меняя тела, но сохраняя нетленную душу.
Я несу её точёные туфельки и невесомое платьице. А она собирает пышный букет, составляя его из листьев невероятных расцветок и причудливых форм. Раньше я и не подозревал, что в нашем лесу встречается такое великолепие.
Солнце нескромно ласкает загорелую наготу моей возлюбленной, лучась поздним теплом сквозь полупрозрачные хрупкие кроны. Ей совсем не холодно, потому что для неё сейчас не осень, а лето. Бабье лето. Её время. А заодно и моё, поскольку мы с ней -- неразлучны.
"Наш-ш-ш, наш-ш-ш, наш-ш-ш?" -- молча вопрошаю я ритмом своей ходьбы.
"Час-с-с, час-с-с, час-с-с", -- без слов подтверждает она шорохом милых шагов.
Это наш час, наш день, наш бесконечный счастливый век...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

Если женщина вас обманывает, значит, вы ей небезразличны.

Последние новости

Это история имеет под собой реальную основу.

Статистика