Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 5.00 (1 Vote)

Вот уже третий год я вынужден скрываться от вездесущего ока Компании. Второсортные дома, неброские автомобили, одежда, которая не привлекает внимание, грим, мешающий распознать моё лицо камерам наружного досмотра – всё это стало моими каждодневными атрибутами. А ведь, ещё недавно я был главой этой самой влиятельной корпорации Мира!
Я, Питер Гарвин, был три года назад сброшен со всех занимаемых мной постов, обвинён в государственной измене и объявлен в международный розыск. Такую «благодарность» оказали мне военные власти за то, что посмел выступить против использования продукции моей Компании для убийства живых людей!

Да, именно – моей Компании! Я до сих пор считаю Корпорацию своей собственностью, поскольку создал её с самого первого изобретения и всегда сам руководил разработкой новой продукции.
Сегодня киллер опять «вышел» на мой след. Зуммер с каждой минутой звенит всё громче, предупреждая меня, что расстояние между мной и убийцей сокращается. Я как всегда спокоен. Ни кто и не что не может мне помешать работать за компьютером, занимаясь любимым инженерным делом. Наконец, частые писки зуммера сливаются в единый длинный сигнал. Звук осторожных шагов на лестнице, ведущей в мою комнату, замирает, и я, обернувшись, вижу ЕЁ. Она смотрит на меня, не мигая, через оптический прицел пистолета. Сегодня киллер – жгучая брюнетка очень сексуальных форм. Немного полненькая в бёдрах, но большая спелая грудь компенсирует эту полноту.
- Не двигайтесь! Именем Федерации, Вы арестованы! – чуть торжественно заявляет тайный агент в соблазнительно короткой юбке.
- В чём же меня обвиняет Федерация? - я улыбаюсь в ответ уверенной улыбкой.
- Ты обвиняешься в распространении мятежа, предательстве, диверсиях и неуплате налогов, - сквозь зубы цедит полицменша. – Встань к стене и подними руки вверх. –
- А если я не встану? - ещё раз уверенно улыбнувшись, вопрошаю я.
- Предупреждаю последний раз! Встань со стула, поддонок! Либо я буду вынуждена застрелить тебя! – уже чуть кричит киллер.
- Стреляй, если сможешь. Только погляди получше, в кого ты собралась стрелять?! Я – Питер Гарвин, твой настоящий хозяин, - спокойно почти по слогам отвечаю я бабе в короткой юбке.
Вижу, как при произнесении моего имени движения существа замедляются. Она ещё силится выстрелить, но пальцы уже не слушаются мозга. Так должно и быть, ведь моё имя вместе с моим внешним видом являются логическим ключом к отключению периферийной нервной системы от мозгового центра. Вижу, как дрожат щёки женщины при её усилиях вернуться к подчинению собственного тела. Но всё тщетно…
- Что ты со мной сделал? – тихо шепчет моя пленница. Слёзы бессилия и злости текут из её глаз.
- То же, что и делал ранее с другими такими же, как ты, сиськастая сучка! –
- Пощади! – жалобно скулит попавшаяся киллер.
Я уверенно встаю и, подойдя к уже не опасной мне бабе, забираю пистолет из её рук. Она продолжает стоять в позе приготовления к стрельбе. Ноги расставлены и чуть согнуты, руки вытянуты вперёд.
- Один, два, три, четыре …. , - я медленно считаю, смотря пленнице прямо в глаза. – …. девять, десять… Ты полностью подчиняешься моим командам. Я – твой бог, твой господин. Ты – моя кукла для сегодняшнего развлечения. –
- Я – твоя кукла, - повторяет полностью сломленная и введённая в транс бабёнка.
- Хорошо! Встань прямо и не мешай мне снимать с тебя одежду, - отдаю я первый приказ, который тут же выполняется.
Кожаная куртка тётки, повинуясь мне, легко падает с её плеч на пол. Я с удовольствием мну податливое тело руками. Она, поднимает руки вверх, помогая снимать с неё свитер. Полные спелые груди, даже не стянутые бюстгалтером, выпрыгивают в мои жадные руки. Вскоре кожаная юбка то же падает к сапогам уже обнажённой красавицы, которая пошла на задание не только без лифчика, но и без трусов! Парни из Корпорации экономят даже на одежде своих агентов.
Мои руки трогают практически обнажённую, оставшуюся в чулках и высоких кожаных сапогах, женщину за самые интимные места, обшаривают плотные ягодицы и лобок, на котором никогда, видимо, не росли волосы. Мне нравится её лёгкая дрожь возбуждения.
- Встань на колени и отсоси мне, - следует короткий приказ. Она послушно опускается на пол и умело расстегивает мои брюки. Добравшись до моего члена, женщина смачивает его слюной и отправляет в свой рот. Её голова делает несколько возвратно поступательных движений, и вот уже весь мой довольно длинный орган оказывается до основания в женском рту. Она задерживается ненадолго в таком положении, подняв на меня свои карие глаза. Увидев мой одобрительный кивок, баба с хлюпаньем выпускает живую сарделину из себя почти всю, держась лишь губами за пухлую головку. Мыча и чмокая, она проявляет всё своё минетное умение с видимым удовольствием. Когда через некоторое время я за волосы стаскиваю женщину со своего члена, её мокрые от слюней и моих выделений губы оказываются распухшими. Так и держа, на карачках волоку её к кожаному дивану. Поставив на него бабу по-собачьи, я деловито пристраиваю свой конец к уже мокрой безволосой женской щели. Моё проникновение вызывает протяжный стон у пленницы. Через минуту фрикций живая кукла входит в мой ритм и начинает подмахивать своей пухлой задницей. Изо всех сил сжимаю в руках её спелые титьки, удобно управляя за них бабским телом. Сучка повизгивает и поскуливает то ли от боли, то ли от наслаждения.
Оставив на минуту женские груди свободно болтаться от моих ударов, я пальцами залезаю в уже разомлевший анус девахи. Попа почти не оказывает сопротивления, лишь женщина «приветствует» два моих полностью погружённых в неё больших пальца сдавленным мычанием. Рукой подсовываю ей к морде подушку, угол которой понятливая баба закусывает зубами. Вытаскиваю своё копью из раздолбаной женской вагины и направляю его к панический сжавшемуся в страхе анусу. – Чпок, - и головка уже находится внутри заднего прохода бывшего киллера. Баба своими руками сама раздвигает себе ягодицы, стремясь уменьшить неизбежную первоначальную боль. Мычание сопровождает постепенное погружение моего бойца в сдавшуюся женскую попу. Наконец, я принимаюсь остервенело драть попавшуюся самку. Та, видимо от резкой боли, теряет сознание, так как её руки плетьми падают на кожу дивана. Понимая, что после пробуждения она очнётся от моего гипноза, я продолжаю сексуальное действо, так как не могу остановиться. Наконец, мой член взрывается в вожделенной попке и я падаю на свою самку, придавливая её тело к дивану своим весом…
Шевеление бабы, распластанной под моим телом, заставляют меня прийти в себя. Изнасилованная, видимо приходя в сознание, пытается освободиться всё настойчивей. Рыча, сопя, дёргая ногами и руками, она пытается сбросить с себя насильника. Вот мы уже боремся лицом к лицу. Мне с трудом удаётся схватить оба её запястья рук в захват и своими ногами ограничить её нижние дрыганья. Налипшие на её обслюнявленную и сопливую рожу волосы мешают бабе, и она, тяжело дыша, пытается их сдуть с лица.
- Гад, отпусти! Ненавижу! Тебя накажут! Ну, отпусти! – стонет женщина, уже понимая свою обречённость.
Не отпуская её руки, другой рукой сжимаю сильно шею бедняжки. Она хрипит. Взгляд бабы мечется в панике, в её глазах стоит ужас смерти. Изо рта с хриплым дыханием выбрызгиваются капли слюны. Наконец, глаза мутнеют, но это ещё не смерть, а просто потеря сознания. Я поднимаюсь и стаскиваю с ноги отключившегося киллера сапог с чулком. Сапог уже не нужен, а капроновая ткань чулка мне очень пригодиться. Два оборота чулком вокруг шеи жертвы и я продолжаю развлечение, расположив бабу между ног спиной к себе. Мне интересны её дёргания, поэтому привожу дуру в сознание, несколькими оплеухами по голове, не переставая натягивать свою удавку. Бабе уже не хватает воздуха и она выгибается дугой на диване, колотя кулачками меня по плечам. Уже обречённая жертва неистово дёргает ногами, пытается вывернуться, но капроновая удавка всё туже стягивает её горло, перекрывая путь крови к мозгу. Постепенно, движения жертвы становятся всё более конвульсивные и хаотичные. Проходит несколько минут всё продолжающихся вздрагиваний, дёрганий и хрипов. Наконец, я чувствую запах мочи, понимая, что сучка обоссалась, впав в кому. Прежде напряжённая, вытянутая в струну ступня голой ноги расслабляется, а пальцы рук, скоблившие кожу дивана, лишь изредка дёргаются.
Я вылезаю из под задушенного убийцы. Мой член опять напряжён и готов к бою. Подтянув бездыханную, но всё ещё тёплую, жертву за ноги к мягкому подлокотнику дивана, кладу её удобно на него так, что женская промежность, поблёскивающая влажными пухлыми половыми губами, оказывается в моём распоряжении. Держа уже практически мёртвую бабу за ноги, резко врываюсь в уже расслабленную мякоть своим толстым членом.
Голова бабы смешно дёргается от моих ударов в её промежность. Кажется, словно она, осуждая за содеянное, смотрит на меня немигающими глазами, силится что-то сказать вывалившимся из обкусанных губ языком. Возбуждение моё столь велико, что мне хватает двух минут, что бы закончить это соитие с бездыханным телом. Достав уже опадающий член из раздавленной и завоёванной им неоднократно вагины, я с интересом рассматриваю доставшуюся мне сегодня промежность, закинув ноги тётки к её плечам. Мне приятно, что мой боец смог славно поработать над этими обречёнными дырками. Им явно пришлось сегодня нелегко. По внешнему виду раскрытой наполненной спермой пилотки и развороченного до сих пор ануса бабы я вижу, какие страдания нанесены бедняжке. Чувство стыда накрывает меня с головой…
Неожиданно именно стыд снова возвращает прежнее возбуждение. Я должен наполнить и рот этой дамы своим семенем! За волосы тащу бабское тело к другому концу дивана, запрокинув головой на кожаный валик подлокотника так, что рот жертвы оказывается открыт и доступен для соития. Наклоняюсь над ней, проникая своим чуть мягким, но опять толстым органом вглубь бабской глотки. Вижу, как её горло со следом от удавки расширяется при проникновении в него толстой головки члена. Как мышцы гортани, ещё не утратившие жизненные рефлексы, конвульсивно дёргаются, доставляя мне неописуемое наслаждение. От моих толчков всё тело жертвы иногда подёргивается в конвульсиях, выпуская из половой щели сочащиеся пузыри моего семени. Спустив глубоко в мёртвую глотку, я за голову, перевернув, сваливаю неудавшегося киллера-бабу с дивана, сам присев на полу рядом.
Моё возбуждение проходит, сменяясь дрожью и ознобом. Справившись с нахлынувшими эмоциями, понимаю, что пора уходить из этого дома. Встаю, опершись рукой на бездыханное тело. Одеваюсь, собираю дорожную сумку. Бросаю взгляд на экран дорожного компьютера. Там выведена база данных Корпорации. Я захожу в неё до сих пор через кротовую нору, ранее внедрённой мной в центральный компьютер шпионской программы. Я знаю всегда обо всех планах Компании, в том числе и о планах моей поимки. Я даже корректирую их, что бы заманивать к себе таких симпатичных сучек, как та, что мёртвая валяется сейчас у меня под ногами.
Собственно, всё началось 20 лет назад, когда группа учёных под моим руководством смогла осуществить клеточную сборку первого живого существа – амёбы. Потом, открытия посыпались, как из Рога Изобилия, поскольку нами был найден нановирус, который действовал подобно строителю, собирая генетические формы, согласно введённой в колонию вируса компьютерной матрице. Уже через два года русские учёные сделали наносборку свиньи. Потом китайцы собрали искусственную обезьяну. В среде учёных такие искусственные копии живых существ стали называть – репликами. На третий год развития нашего открытия выяснилась его опасность для естественных природных живых существ. Дело в том, что вирус, который использовался для сборки искусственных живых организмов, оказался вдруг сильно вирулентным по отношению к тем организмам, копии которых он делал в лабораториях учёных. Сперва, эпидемия поразила целый вид обезьян. Потом, когда полному вымиранию подверглись все самки одного из видов лабораторных мышей, учёные подняли тревогу. Все эксперименты были запрещены ООН, но наша лаборатория смогла первой найти способ развития технологии, не нарушая международный запрет. Мы предложили программировать вирус для несуществующих на Земле генетически-модифицированных живых организмов. Такой вирус оказался полностью безопасен для обычных живых существ. Так мы сделали первую реплику генетически модифицированной женщины. Это была взрослая особь, абсолютно похожая на настоящую женщину, за исключением того, что срок её жизни генетически был сокращён до 2-х лет, а мозг представлял собой синтезированную компьютером упрощенную копию мозга прототипа.
Мы запатентовали разработку. Так возникла Корпорация, которая уже через 5 лет производила более 100 тыс. женских реплик в год. Фемениское движение США было основным противником нашей Корпорации, ведь мужчины стали предпочитать искусственных тёток настоящим. Но женской Лиге не удалось протащить свой закон через Конгресс. Тогда они потребовали от нас начать выпуск реплик мужского пола. Мы разочаровали их, рассказав, что технология реплицирования позволяет клонировать только женские особи. Кроме того, женщины то же нашли способ использования производимых нами реплик. Появилась мода на то, что бы искусственно оплодотворять такое существо и освобождать тем самым женщину от трудностей беременности. Совершенно понятно, что медицинский контракт на такое использование реплик не предусматривал сохранение жизни роженицы после кесарева сечения. Корпорация постепенно стала самой мощной бизнес-структурой США, и мы видели лишь радостные перспективы, пока технологией не заинтересовались военные. Нам приказали сделать реплик-солдаток для Армии США. Я аргументировано возразил, говоря о большой опасности увеличения срока жизни реплик, чего требовали военные. Открытое столкновение с Правительством окончилось национализацией Корпорации и объявлением меня в розыск. Национализированная Корпорация создала реплик по заказу военных, генетический код которых был очень похож на код естественной женщины. Произошло предсказанное мной. Вирус за полгода истребил всех женщин на планете. Сейчас самками являются лишь реплики. Два года назад они захватили власть в Стране и ООН. Мужчины-люди объявлены исчезающим видом и подлежат государственной охране. Ну а на меня продолжается охота, которую я пока ещё держу под контролем, устраивая себе попутно маленькие игры, которыми не брезговал со времён создания первой реплики-женщины.
Собрав вещи, я вспомнил про свою очередную жертву. Наклонившись над ней, поднял её голову за волосы, взялся руками за затылок и подбородок симпатичной всё ещё бабы, резким движением свернул с хрустом шейные позвонки. Спустив тело вниз по лестнице, я распахнул дверь в подвал и пнул свою жертву ногой так, что её тело кубарем покатилось вниз, где уже валялись несколько мёртвых тёток-репликанток.
Поправив сумку на плече, я осторожно затворил за собой двери дома и отправился продолжать своё долгое путешествие.

Автор: matura2006 Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

В какой еще стране спирт хранится в бронированных сейфах, а "ядерная кнопка" - в пластмассовом чемоданчике.

Последние новости

Вовка пробирался к себе домой. Ему шёл...

Статистика