Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.13 (4 Votes)

Пару дней после удачной сдачи сессии я валялся дома и откровенно бездельничал. Ничего особенно не хотелось, мысли текли вяло и неспешно, а на душе было совершенно спокойно. Но тут раздался звонок мобильника, который вырвал меня из состояния полузабытья. На экране высветилась имя моего друга, Влада. С некоторым раздражением я подумал: «Отвечать или нет?» Но в конце концов решился и принял вызов:

— Привет Саня! — услышал я радостный голос. — Что делаешь?

— Привет. Отдыхаю.

— Ты там еще никуда не собрался махнуть в ближайшую неделю?

— Не, вряд ли этим летом я вообще куда-то поеду.

— Вот и отлично! У меня для тебя есть одно предложение: можешь поехать с нами через пару дней?

— Куда это еще?

— Да ты не беспокойся, место отличное. Лес, глушь, солнце и вода!

— А комаров ты не забыл?

— С комарами мы разберемся. Кстати, с нами едет Зинка!

— О, уже становится интересно. А кто еще?

— Андрюха и Сергей уже согласились, а Катя обещала привести своих знакомых близняшек — Аню и Юлю. Я их правда не знаю, но жена говорит девчонки симпатичные.

— Знаешь, мне это что-то очень сильно напоминает сценарий молодежного фильма ужасов, — с усмешкой сказал я.

Влад засмеялся и ответил:

— А может лучше эротического фильма?

— Какая там эротика, это будет уже натуральная порнуха! Как твоя Катька только подписалась на это, да еще вызвалась подружек позвать?

— Да я сам удивился. А то после свадьбы она стала такой серьезной и деловой. Может ей развеяться захотелось от семейной жизни? Все таки рановато мы решили пожениться. Саня, ну так ты согласен?

— Конечно, когда выезжаем?

— Давай я подъеду к тебе завтра в десять. Нужно собраться: закупить продуктов и разной мелочи.

Сборы не заняли много времени. Мы уже как-то выезжали на природу с ночевкой и представляли, что нужно брать в первую очередь. Под конец дня мы заехали в аптеку, где заинтриговали кассиршу пачкой презервативов и двумя тюбиками гель-смазки. Она с таким интересом на нас взглянула... Наверно не стоило делать такие покупки вдвоем с Владом.

Дорога заняла у нас часа три. На одном автомобиле поехали Влад со своей женой, я и Зина, а на другом — Андрей, Серега и близняшки. К слову, девчонки и впрямь оказались хороши собой: невысокие блондинки с красивыми и правильными чертами лица. Хотя, они были совсем не в моем вкусе — чувствовался в них какой-то чрезмерный эгоизм. А вот Зина — совсем другое дело: высокая, но при этом совсем не худенькая брюнетка с зелеными глазами. А еще у нее была просто отличная грудь — размера эдак пятого.

На самом деле место оказалось не такой уж глухоманью. Тут рядом был довольно большой поселок, через который мы проезжали. Мы даже заехали в местный магазин, чтобы купить свежих овощей. Потом мы отправились к лесничему, с которым через своих знакомых договорился Влад. Старый, но довольно крепкий на вид мужик, за оговоренную плату показал нам место, где мы можем удобно расположиться. Никого, кроме нас, там больше не будет. На расчищенной площадке было уже обустроено отличное кострище, так что можно опасаться устроить пожар. Петрович, так звали лесничего, предупредил, что бояться тут больше нечего, хищные звери сюда не забредают.

Когда мы наконец оказались на месте, пришлось еще порядком потрудиться, пока мы не разбили наш лагерь отдыха. В итоге мы провозились до шестнадцати часов, но потому уже оторвались как следует. Андрюха умудрился привезти «убойной травки», которую он спрятал прямо в аптечке. Влад поначалу возмутился, что нас могли и спалить, но потом забил на это дело.

Сегодня на озеро было уже поздно идти, поэтому мы ограничились шашлыками и выпивкой. Я крайне редко употреблял, поэтому очень быстро захмелел. Другие оказались более опытными бойцами со спиртосодержащими жидкостями: Влад и Зина так вообще хлестали без меры. Обычно серьезная Катя, которая также не увлекалась алкоголем, сейчас ни на каплю не отставала от своего муженька. Правда, она не забывала как следует набивать желудок едой. В конце концов она настолько развеселилась, что решила переодеться в бикини, а бедра прикрыла цветастой накидкой. Увидев ее отличное загорелое тело, Андрюха и Сергей поприветствовали это событие радостным криком. Похоже, Катя регулярно занималась фитнесом, уж очень подтянутой и стройной она выглядела.

Ну, а когда Андрей достал косяк, то веселье перешло в новую фазу. Влад первым свалился с ног и остался дрыхнуть возле палатки. Зина еще держалась, но беспрестанно хихикала. Катька показывала просто чудеса стойкости: она поставила какую-то ритмичную музыку и принялась вытанцовывать у костра под наши одобрительные возгласы. Серега первым заорал: «снимай лифчик», а мы все дружно подхватили. Катькин муж все равно валялся бревном и ничего не понимал.

Катя довольно лыбилась чуть ли не до ушей, глаза возбужденно горели. Ей жутко нравилось, как на нее смотрят. Не желая терять внимание публики, Катя сорвала с себя лифчик и швырнула его прямо на спящего Влада, продолжая выплясывать уже с голыми сиськами. Потом ей совсем сорвало крышу: она схватила кетчуп и принялась обмазывать им свою грудь. Но и этого ей показалось мало: Катя сбросила давно мешающую ей повязку с бедер и в полуголом виде стала изгибаться в свете костра, демонстрируя отменные формы тела.

Оба наших укурка — Андрей и Серега, решили не отставать и тоже в одних трусах стали прыгать рядом с разошедшейся Катькой. Горячо любимая женушка Влада даже не возражала, когда Серега начал стягивать с нее трусики. Вслед за этим веселые ребята и сами избавились от остатков приличия, продемонстрировав свои торчащие члены. Катька, не долго думая, обхватила руками их возбужденную плоть и продолжала вертеть задом перед костром. Андрей принялся выводить кетчупом на груди и спине девушки какие-то знаки — небось перевернутую звезду рисовал.

Я некоторое время наблюдал за этим адским зрелищем, чувствуя как постепенно выпадаю из окружающей реальности — наверняка сказывалась действие волшебной травки Андрея...

Похоже, я действительно отрубился на несколько минут. Вновь открывшаяся мне картина уже успела кардинально поменяться: Катя стояла на четвереньках, а спереди и сзади к ней пристроились Андрей с Серегой. Она в сумасшедшем темпе двигалась между ними, поочередно то заглатывая, то подавая зад навстречу членам. В свете костра было отчетливо видно, как блестит ее загорелая спина, успевшая покрыться легкой испариной. Катя казалась словно насаженной на вертел, но при этом она еще и умудрялась рычать, не выпуская изо рта напряженный член Андрея. Я повернулся в сторону близняшек — и обалдел: голые по пояс девушки стояли на коленках и увлеченно целовались друг с другом. Сестренки явно понимали, что делают: уж больно уверенно их ручки мяли попки и грудь друг дружке.

Пора было и мне принять участие в это сатанинской оргии: я поднялся на ноги и направился к близняшкам, на ходу расстегивая штаны. Но на мою скромную попытку просунуть член между их хорошеньких губ, они ответили категорическим отказом и нахально оттолкнули меня.

«Грязные извращенки! Да и черт вами — тут получше вариант имеется!» — подумал я, разворачиваясь в другую сторону.

Зина как раз валялась в двух шагах от меня в таком же состоянии бревна, что и Влад. Я опустился на колени и склонился к ее лицу, пытаясь перевернуть это тело на спину:

— Фууу... Черт! — выругался я.

Кислый неприятный запах блевоты резко ударил мне в нос. Сама же Зинка в этот момент открыла глаза и весьма недвусмысленно потянулась своими губами! Вонь стала просто нестерпимой, меня самого стало тошнить. Я тут же выпустил из рук Зину и встал на ноги. Что-то случилось с моим обаянием: мне казалось, будто воняет просто отовсюду. Стараясь избавиться от тошнотворного запаха я резво двинул прочь от костра. Мимоходом я пнул ногой под зад Влада:

— Проснись, олень! Вон твою жену уже в два ствола натягивают, а ты дрыхнешь.

Но Влад лишь вяло отмахнулся и что-то промычал в ответ. Я бросил его и подошел к ближайшему дереву. Как раз сейчас я почувствовал, что мне срочно нужно опустошить мочевой пузырь. Во время «процесса» я залюбовался раскинувшимся передо мной лиственным лесом, над верхушками которого висела полная луна. От леса очень приятно веяло свежестью и прохладой.

«А почему бы мне не прогуляться по лесу? — подсказало бесподобную идею мое воспаленное сознание. — Да, отличная мысль! Как я сразу до этого не додумался? Ведь если подумать, то я ни разу не был в настоящем лесу ночью!»

Едва справившись со своим делом, я уверенным шагом двинул в сторону темного леса, который словно манил меня своим таинственным шелестом. Там и вправду оказалось изумительно. Андрюхина травка творила чудеса: все чувства обострились до предела, даже окружающий мир вполне сносно было видно. Особенно поражало многообразие звуков: неумолкающие сверчки, копошащийся еж, ухающая сова. Слух настолько обострился, что через время я даже стал различать где-то вдалеке журчание воды.

«Точно, — внезапно вспомнил я, — тут же должна быть помимо озера еще небольшая река». Меня как раз стала донимать жажда, и я отправился на манящий звук. Река отыскалась довольно быстро, направление я выбрал безошибочно. Деревья внезапно расступились и перед моим взором предстала маленькая речка, шириной метров пять. В неспешно текущей воде отражалась полная луна, рассыпаясь широкой серебряной дорожкой.

Я подошел к берегу, опустился на корточки и зачерпнул воды. Вкус был совершенно изумительным. Раз за разом я набирал еще и еще пока вдруг не заметил в воде странный предмет. Недалеко от берега что-то светилось, оно было похожее на светодиодную ленту, только свет был сплошной.

Я даже не размышлял о том, стоит ли рисковать, пытаясь достать этот непонятный предмет. Встав на колени, я потянулся правой рукой к заветной цели. Казалось вот-вот и он будет у меня в руках, но тут мокрый камень выскользнул из-под левой руки, и я со всего маху плюхнулся в холодную воду. Мелкая на вид речушка оказалась неожиданно глубокой, дно никак не прощупывалось. Я отчаянно замолотил руками, пытаясь добраться до берега, но меня постепенно сносило вниз по течению. Паника быстро охватила меня, ведь я и плавать-то толком не умел, а тут еще не совсем трезвый.

— Ааа! Помогите! — заорал я во все горло. Но только кто мне тут поможет?! До лагеря слишком далеко, а кто меня еще спасет ночью в лесу? Ёжик с белочкой?!

Впрочем, мне удалось перевернуться на спину, а потом я уцепился за подвернувшуюся корягу, по которой и выбрался на берег. Едва оказавшись на твердой земле, я пополз прочь от коварного берега. Хорошее вышло приключение, не хватало еще пьяным утопиться. Я быстрее зашагал обратно к нашему лагерю, чувствуя как тело колотит от холода и пережитого страха. Дурман полностью выветрился из головы, и я уже не находил в этом жутком лесу прежней чарующей атмосферы. Хотелось лишь быстрее свалить из этого места и согреться у костра, но вот с этим у меня как раз возникли проблемы. Когда я вышел на незнакомую поляну, то понял, что заблудился. Более того: кажется в панике я выбрался на другой берег и теперь шел черт знает куда.

«Мобильник» — подумал я, шаря по карманам. Но его не было: посеял в лесу или, что еще хуже, — утопил. Чудесные новости: похоже мне придется провести здесь всю ночь!

Немного успокоившись, я решил хотя бы выжать мокрую одежду и немного обсохнуть. Я стянул футболку, шорты и только я успел снять трусы, как краем уха уловил тихий смешок среди деревьев...

Вот тут-то меня не по-детски пробрало. Ощущение дикого ужаса медленно охватывало мое тело: желудок судорожно сжался, по жилам словно заструилась ледяная вода. Я напряженно вглядывался между темных стволов, пытаясь разглядеть источник звука. Хорошо хоть луна достаточно ярко светила, и в темноте ко мне не подберешься. Положение складывалось просто «отличное»: ночь, луна, темный лес и чей-то смех среди деревьев. А я, как назло, совершенно голый и безоружный.

«Кстати, по поводу луны, — нервно подумал я, — сегодня получается еще и полнолуние! Может тут оборотни водятся? Лесник, между прочим, вполне подходит на эту роль: сожрет нас всех, а потом еще и пиво наше вылакает, сволочь! Хотя... Зачем ему посмеиваться в темноте, если он — оборотень? Да и голос показался слишком тонким для мужского». В другой ситуации все эти рассуждения вызвали бы лишь смех, но сейчас мне было совсем не до веселья. Собравшись с духом, я резко прокричал в темноту:

— Кому это тут весело? Это ты — Зинка? Юля? Аня? Хватит прятаться, это уже совсем не смешно. Я тут чуть не утонул, между прочим!

Внезапно от одного из деревьев отделилась белая фигура и двинулась к краю поляны. Когда она оказалась на свету, я увидел девушку в какой-то белой ночнушке, то ли сарафане. Ее появление спокойствия мне не особо добавило: черт ее знает, кто она такая и что делает ночью в лесу. Правда, если быть честным, те же вопросы можно было предъявить мне самому.

Незнакомка выглядела довольно привлекательной, особенно красивы были ее большие глаза, которые в полумраке казались почти черными. Была у нее еще одна интересная особенность: длинная черная коса, которая тянулась ниже пояса. Девушка держала эту роскошную косу в одной руке и непринужденно помахивала ею.

— Меня зовут Дарья, а никакой Зины тут нет, — внезапно произнесла незнакомка. Я ошалело уставился на нее, не зная, что дальше делать.

— Тебя как зовут-то? — снова заговорила она, устав ждать пока я обрету дар речи.

— Мменя? — глупо переспросил я.

— Нет, твоего маленького дружка.

— Ааа! — наконец сообразил я, прикрывая мокрыми трусами свое мужское достоинство. — Ссаша меня зовут!

— И что с тобой Саша приключилось?

— Мы с друзьями на озеро приехали отдохнуть, а я пошел в лес и там упал в реку... В ней что-то светящееся было... — сбивчиво пытался я поведать историю своих злоключений.

— Светящееся значит... Хорошо, а где же твои друзья?

— Так они и не знают где я! Да если бы и знали, толку от них сейчас никакого...

— Ты весь мокрый. Если так пойдет, еще и простуду подхватишь. Тебе нужно срочно обтереться. — внимательно посмотрев на меня, сказала Дарья.

— Да, но у меня только мокрая одежда...

— Эх, помогу я тебе, так и быть. — загадочно улыбнувшись, сказала моя новая знакомая.

Дарья чуть наклонилась, схватила свою ночнушку и быстро стянула через голову.

— Держи. Быстрее вытирайся, а то уже дрожишь весь от холода. — сказала Даша бросив мне свою одежду.

С трудом поймав этот щедрый подарок, я дрожащими руками попытался вытереть голову, но выходило это у меня не очень.

— Да ты быстрее околеешь, — недовольно произнесла девушка, — дай, я сама все сделаю.

Дарья обратно выхватила свою ночнушку и принялась обтирать меня, растирая мои замерзшие конечности. Немного запоздало я заметил, что она теперь тоже оказалась совершенно голой, даже без нижнего белья. Ее небольшая хорошенькая грудь забавно покачивалась в такт усердным движениям рук. Когда она закончила с ногами, Даша без малейшего стеснения обтерла мои ягодицы и принялась за область паха.

— Может тут я сам? — спросил я, чувствуя себя нашкодившим ребенком.

Даша никак не отреагировала на эти слова, вместо этого она провела пальчиком по моему лобку и весело хихикнула:

— А где твои волосы?

— Мои волосы? Ну... Я их брею время от времени. — растерялся я, — Так многие делают...

Даша тем временем провела ладошкой еще и по моим яйцам:

— Хи-хи... И мошонка вся голая.

Это прикосновение стало последней точкой, после которой мой член стал плавно наливаться силой прямо перед лицом девушки.

Впрочем, Дарью это ничуть не смутило: ее большие черные глаза сверкнули в темноте, лицо расплылось в широкой довольной улыбке. Плавным, уверенным движением она обхватила мой ствол и медленно провела языком по кончику головки. Такого стремительного развития событий я не предвидел, от неожиданности у меня даже перехватило дыхание. Но Даша даже не думала останавливаться: она коснулась губами головки, а затем пропустила мой член в свой горячий влажный ротик. Ее язык ловко порхал вокруг головки, теребил уздечку... Мягкие губки обхватили мою напряженную плоть и нежно скользили по стволу, даря совершенно потрясающие ощущения.

Дарья вынула член изо рта и с явным удовольствием несколько раз провела язычком по моей мошонке. Затем она поднялась и впилась в мои губы коротким поцелуем, ее руки надавили мне на плечи, и я услышал едва различимый шепот: «Ложись...»

Как во сне я покорно опустился спиной на траву, сверху на меня взобралась Дарья. В свете луны ее кожа казалась бледного, серебристо-голубого оттенка. Проведя головкой члена по половым губам, Дарья медленно опустилась на мой твердый стержень. Из ее груди вырвался удовлетворенный стон, и через мгновение ее тело пришло в движение. Девушка изгибалась на моем члене, постепенно набирая темп. В ее плавных, мягких движениях было что-то от кошки или змеи.

Постепенно я потерял счет времени, охваченный ощущениями и видом скачущей перед моими глазами девушки. Дарья закрыла глаза от удовольствия и запрокинула голову, ее небольшая грудь непрерывно скакала вверх-вниз, идеальной формы живот изгибался в ритме движений. А я сжимал в руках ее превосходную попку, мял эти упругие половинки... Поток страсти настолько захватил меня, что я не заметил момент, когда подступил оргазм. Мой член взорвался внутри Дарьи, извергая внутри нее потоки семени. Тело девушки сотрясали судороги, она рычала словно зверь и чуть ли не до крови укусила меня за плечо.

Когда мы немного отошли от столь стремительного развития нашего знакомства, Даша предложила мне переночевать у нее дома:

— Поздно уже искать твоих друзей да и далековато до них. У нас ты хоть успеешь согреться, пока не простыл.

— А где ты, собственно, живешь? И как твои родители к этому отнесутся?

— Тут совсем рядом, деревня — «Староивановка». А насчет родителей не беспокойся: отца сейчас нет, он уехал по делам; дома только я, мама и младшая сестра. Не боись, никто там тебя не съест. — хихикнула напоследок Даша.

Как-то слабо верилось, что мама Даши спокойно отнесется к появлению среди ночи дочки с незнакомым парнем, но деваться мне сейчас было некуда.

— Даша, а что ты сама делала ночью в лесу?

— Травки собирала особые.

«Угу, — подумал я. — Оккультные обряды? Интересно. И что это за деревенька такая, уж ни к каким-нибудь староверам меня занесло?»

— Ладно, пошли уже скорее. — сказала Даша, поднимаясь с земли. В одну руку она взяла свою измятую ночнушку странного покроя, а в другую — плетеную корзинку, которую она подобрала возле кустов.

— Ты так и пойдешь? — удивленно спросил я.

— Да, а что? Сарафанчик-то мой весь влажный и измятый.

— Ах, ну конечно... — растерянно ответил я, даже не зная, что уже и думать.

Сам я все же надел ради приличия шорты, пускай даже мокрые. Даша лишь хмыкнула, поглядев на меня, и сказала следовать за ней. В полумраке леса я наблюдал за ее покачивающимися ягодичками, в ложбинку которых постоянно попадала длинная черная коса.

Всего через пять минут пути показались огни деревни. Дашин дом оказался почти с самого краю. Насколько я сумел разглядеть его снаружи — довольно большой и просторный, причем двухэтажный. Очень необычно для деревушки в глуши, возможно его совсем недавно выстроили.

Когда мы зашли во двор, я чуть не споткнулся о свинью, которая почему-то лазила по двору и катала рылом кочан капусты, периодически пробуя его на зуб. Даша подошла и пнула пяткой наглую свинюку:

— Вот же зараза, снова выбралась!

Обиженная свинья взвизгнула и поспешила ретироваться за угол дома. Вдогонку ей Даша ударом ноги послала погрызенный кочан, а затем повернулась ко мне:

— Наши еще не спят, мы обычно поздно ложимся. Так что не бойся, никого мы не разбудим.

Тут внезапно раскрылась дверь дома и на пороге появилась мама Даши. То, что это была именно она, у меня сомнений не вызывало.

— О, это моя мама — Авдотья Ивановна! — сказала Даша.

— Здравствуйте, — сильно волнуясь произнес я.

А беспокоиться действительно было о чем. Мама Даши оказалась высокой женщиной, очень крепкой на вид, слегка полноватой и с небольшим животиком. Волосы — темно-каштановые, едва доходящие до плеч, лицо — простое, довольно приятное на вид.

Авдотья Ивановна сначала внимательно посмотрела на свою голую дочь с корзинкой, а потом взглянула на меня.

«Ну все, — подумал я. — Сейчас она меня прибьет. В лучшем случае мне дадут переночевать в одном хлеву с той самой свиньей-полуночницей».

Поначалу хмурое выражение лица женщины вдруг сменилось добродушной улыбкой:

— Маш! Иди, глянь, чего твоя сестрица в лесу насобирала, — крикнула в дверной проем Авдотья.

Через пару секунда на пороге появилась, очевидно, младшая сестра Даши. Разница в возрасте наверняка была совсем небольшой. На вид Маше было лет семнадцать. Насколько мне показалось, выглядела она как уменьшенная в габаритах, но вылитая копия мамы.

Маша осторожно вышла на крыльцо, взглянула на меня с Дашей и прыснула в кулачок. А Авдотья Ивановна все не унималась:

— Даша, ты же вроде по травку целебную пошла, а принесла гриб. Небось и попробовать его успела по дороге, а? — громко хохотнула Дашина мама.

Но ее дочка нисколько не смутилась, выслушивая веселые шуточки мамы:

— Хватит уже, мам. Его зовут Саша, он в реку упал, весь промок и чуть не замерз.

— А ты, стало быть, такая сердешная не смогла пройти мимо несчастного замерзающего парнишки?

— Добрая я очень, мама. Прям ничего не могу поделать с собой, — косясь в мою сторону, ехидно ответила Даша, после чего вся семейка дружно засмеялась.

Я несколько прибалдел от таких шуточек, может у них тут это в порядке вещей? Когда с знакомством было покончено, меня пригласили в дом, забрали мою одежду для просушки и дали переодеться в сухое: рубаху и дурацкие полотняные штаны с завязками на поясе. Пока я отогревался у электрообогревателя, Авдотья предложила мне немного перекусить, на что я с радостью согласился. На меня еще по пути в деревню напал зверский голод, словно я ничего не ел целый день. Проклятый лес страшно вымотал меня.

Уплетая за обе щеки жареную картошку, я как следует рассмотрел Дашину маму. Она выделялась не только высоким ростом: грудь у нее была прямо-таки необъятного размера, ягодицы — тоже очень внушительные, пухлые, чуть продолговатой формы. Легкая полнота ничуть не портила общего впечатления. Авдотья Ивановна была одета в легкое платье, которое свободно растягивалось, повторяя формы тела, а по длине едва доставало до колен.

Покуда я сидел за столом, Авдотья продолжала хлопотать по кухне. В один из моментов она низко наклонилась, доставая что-то с нижних полок стола. Я невольно уставился на ее огромный зад, покрытый тонкой тканью платья, которая была не в силах скрыть пару ягодиц, разделенных глубокой ложбинкой. Авдотья словно почувствовала мой взгляд: все в том же соблазнительном положении, она повернула голову и посмотрела на меня с игривой улыбкой на лице.

— Нравится мой задок? Можешь потрогать, я не обижусь, — хохотнула женщина.

— Кхм... спасибо, — ответил я и уткнулся в тарелку, медленно охреневая от такого чувства юмора. «Куда я только попал? — думал я. — Она серьезно что ли мне это предложила? Дочка-то у нее вообще без комплексов. Надеюсь, я не в какую-нибудь секту угодил».

Авдотья подала неизвестно мне блюдо, вроде как мясное. Запах у него был чуть острый, на вкус показалось немного жестковатым, но приятным. Я даже не заметил, как проглотил всю порцию. На мой вопрос о том, что это за мясо, Авдотья весело ответила:

— Бычье оно. Да ты ешь, оно полезно — дрючок от него будет стоять как каменный.

Неплохо подзаправившись, я почувствовал прилив сил, спать совершенно не хотелось. Пока я пил квас, Авдотья успел помыть посуду и села рядом со мной на стул:

— А правду Дашка говорит, что у тебя там все гладко выбрито?

Я чуть не выплюнул квас обратно в кружку. К таким шуточкам не привыкнешь. Авдотья между тем продолжала:

— А ну покажи, нам простым деревенским бабам уж очень охота глянуть как оно-то.

Ммм... А как же ваш муж? — вкрадчиво спросил я.

Муж? Чего он тебе сдался? Его ведь нету сейчас, что за него вспоминать!

«Это уже совсем не похоже на шутку. — подумал я. — Но, даже если она продолжает забавляться, все равно сделаю то, что она просит. Пускай еще посмеется, мне-то что?»

Я поднялся из-за стола и встал прямо перед сидящей Авдотьей, которая сразу заулыбалась, глядя на меня:

— О, молодец! Правильно, чего резину-то тянуть? Только ты давай, тогда и рубашку сначала скинь, чего уже мелочиться?

Я стянул через голову рубашку и бросил ее на стул. Пару секунд я не решался снять штаны, но потом одним движение спустил их. Авдотья Ивановна не стала снова отпускать шуточки, а вместо этого придвинулась поближе ко мне. С довольным выражением она стала разглядывать мой выбритый лобок и мошонку. Но одним осмотром она не ограничилась: мои яйца тут же оказались в ее руках. Авдотья осторожно их сжала, пробуя гладкость кожи, затем принялась щупать мои бедра и зад. Она даже развернула меня к себе спиной, чтобы рассмотреть со всех сторон.

— Ты гляди, и тут все гладенько! — сказала Авдотья, проведя пальцем между моих ягодиц. Своими настырными пальцами она бесцеремонно раздвинула мои ягодицы. — Может и мне так сделать? Ну да ладно, сейчас и я тебе кое-чего покажу.

Авдотья встала, повернулась ко мне спиной и оперлась руками на стул, расставив свои мощные ноги:

— Давай, чего ждешь? Я же знаю, что тебе уже давно не терпится пощупать мою задницу.

Возбуждение было настолько сильным, что меня чуть ли не трясло. Я подошел, погладил широкую спину и задрал вверх платье. Белые трусы плотно обтягивали огромный округлый зад. Я взялся за резинку трусов и потянул их вниз. Авдотья свела ноги вместе и быстро задвигала ими, пока трусы не соскользнули на пол, где она их ловко подцепила носком и откинула в сторону. Затем она снова приняла прежнее положение, только пошире развела ноги.

Я прикоснулся к этим большим полушариям, таким мягким и податливым. Мял их, гладил пышные белые бедра и небольшой свисающий животик. Дальше я присел на корточки и принялся целовать и облизывать эти восхитительные половники.

Авдотья вскоре застонала под моими ласками, ее ноги стали подгибаться в коленях. Она старалась посильнее выпятить зад навстречу моим рукам. Время от времени она приговаривала:

— Ох, хорошо. Вот так, сделай тете Дуне приятно.

В конце концов она не выдержала: Авдотья просунула руку между ног и раздвинула пальцами свои толстые половые губы, открывая вход в розовую пещерку:

— Давай уже, не томи. Засади Дуняше, да поглубже, по самые шары.

Я приставил головку к горячему влажному входу и легко вошел внутрь. Авдотья громко вскрикнула на весь дом, отвечая на мое вторжение. Пригнувшись к ее спине, я мял через ткань ее массивную грудь, ощущая в руках столь приятную тяжесть.

Поначалу я двигался осторожно и размеренно, но чересчур возбужденная женщина стала меня умолять прибавить жару:

— Быстрее, давай по полной! Отдрючь меня хорошенечко!

Такие слова из уст взрослой, сорокалетней женщины меня еще больше завели. Я крепко ухватился за нее, сжав мягкую плоть на боках и резко увеличил темп, со всех сил вгоняя член в хлюпающее влагалище. Авдотья и сама начала усиленно раскачиваться вперед-назад, стараясь поглубже насадиться на мой горячий стержень. От мощных ударов по пышному телу пробегали волны, ягодицы и бедра тряслись, постепенно покрываясь испариной. Дашина мама не сдерживала себя: ее стоны и крики наверняка были слышны даже во дворе.

Чувствуя, что я уже на подходе, Авдотья вдруг снова заговорила, с трудом выдавливая из себя слова:

— Кончай прямо в меня, не боись... накачай меня своим молочком...

Когда я спускал в Авдотью, она уже тряслась от оргазма: ее ноги не выдержали и подкосились. Старясь придерживать ее, мы вдвоем опустились на пол. Разгоряченная женщина пыталась отдышаться, положив руки и голову на стул, а я в это время обнимал ее сзади, продолжая заполнять ее горячее нутро спермой.

Повернувшись, я увидел в дверях Машу и Дашу, которые наблюдали за нами и тихонько посмеивались.

— Ой, мамочка! А я переодевалась наверху, как вдруг услышала ваши стоны с кухни. Подумала, что вам внезапно поплохело. Сразу прибежала, ан глядь, — а гость наш уже вовсю вас лечит. — торопливо проговорила Даша.

— Ах ты, засранка! Подожди, сейчас я до тебя доберусь... — сказала Авдотья, пытаясь подняться на ноги.

Обе дочки с визгом убежали в другую комнату, когда их мама наконец встала на ноги. Авдотья оправила платье и повернулась ко мне:

— Ух, молодец! — сказала она, крепко ухватив меня за ягодицу. — Давненько мне так никто не засаживал. Ты пока передохни, а я пойду разберусь с этой мелюзгой.

Оставшись один, я налил себе еще одну кружку холодного кваса и сделал пару больших глотков. Мой взгляд остановился на желтой кастрюльке, из которой насыпала свое особое мясное блюдо Авдотья. Я подумал, что можно съесть еще пару кусочков, но в итоге остановился лишь на десятом. На вкус вроде и ничего особенного, но остановиться очень непросто, слово семечки щелкаешь. Запив это дело квасом, я пошел осмотреться по дому.

Обстановка в доме была неплохая: диван, кресла, стол, обои на стенах — все довольно современное, а не старье еще с советских времен. На полке шкафа стоял знакомый китайский будильник. Стрелки показывал полночь, но секундная стояла на месте. Часы не шли.

«Странно, батарейка наверно села» — подумал я.

От размышлений о некоторых странных деталях в доме меня отвлекла ворвавшаяся в комнату Даша. На ней было легкое короткое платьице ярко-красной расцветки.

— Смотри! Нравится?! — спросила Даша задирая спереди платье.

Трусиков на ней все так же не было, а вот ее лобок сейчас сиял свежевыбритой белизной. Даша крутанулась на месте, демонстрируя свою хорошенькую попку.

— Машка тоже так сделала. Мы и маму уговорили, она даже не возражала. Машка сейчас ей сзади добривает волосы, — радостно сообщила эту новость Даша.

— Обалдеть! — ответил я. — А вы всегда так гостей встречаете? Просто я в деревне считай и не был.

Даша задумалась, а затем беззаботным тоном ответила:

— Только таких хорошеньких и не всегда...

— А только когда отца нет дома? — осторожно уточнил я вопрос.

Ага, — улыбнулась Даша. — Ладно, хватит болтать. Пойдем лучше посмотрим, что там Машка с мамкой наделали. Поднимаясь в спальню, я вдруг вспомнил, что Маша еще не проронила при мне ни единого слова. Возможно, она была немая, но спрашивать об этом было неудобно.

Посреди просторной спальни с большой широкой кроватью стояла Авдотья Ивановна, уперев руки в бока, а Маша что-то прятала в шкаф.

— Саша, чего это ты снова оделся? Ты так заморишься сегодня раздеваться-одеваться, — сказала Авдотья.

Словно по команде Даша подошла ко мне сзади и сдернула штаны. Вслед за ними последовала и рубаха. Теперь я голяком стоял перед ними, и мой член, кстати, — тоже. Они втроем уставились на меня словно на праздничный торт, который вот-вот разрежут и подадут на стол.

— Покажи-ка нам, Дашка, как ты это делаешь. Посмотрим мы на твои умения, — продолжала Авдотья.

Даша усадила меня на край кровати, а сама полностью разделась и опустилась передо мной на колени. Положив руки на мои бедра, она сходу насадилась своим ротиком на член. Я поудобнее устроился и слегка откинулся назад, наслаждаясь Дашиными губками и язычком.

— Ты гляди, какая у нас Дашка способная, но мы тоже не промах. Да, Маша? — спросила Авдотья у дочери, которая кивнула ей в ответ и улыбнулась.

Мама с дочкой тоже разделись и устроились на кровати по обе стороны от меня, наблюдая за старательно обсасывающей мой член Дашей. Мимоходом я отметил, что они действительно успели сбрить всю растительность между ног. Честно говоря, так мне они действительно больше нравились, особенно Авдотья. Вдоволь насмотревшись на старания Даши, они тоже присоединились к нам. Пока старшая переключилась на мои яйца, ее мама и сестра по очереди стали сосать мой член.

Авдотья делала это в особой манере: громко чавкала, легко заглатывая член до самого основания. Слюна прямо-таки ручьями стекала по ее подбородку и моему стволу прямо в ротик Даши. Затем мама уступила своей младшей дочке. Маша сосала член неуверенно и осторожно. Авдотья положила руку на голову дочери и стала периодически нажимать, постепенно усиливая давление, пока мой член полностью не скрылся в Машином ротике.

Взглянув на Авдотью, на ее блестящий от слюны подбородок, мне жутко захотелось ощутить вкус ее губ. Я обнял ее одной рукой и впился поцелуем в ее полные горячие губы, а второй в это время мял ее огромные тяжелые груди. Некоторое время мы целовались, но затем Авдотья отстранилась и легла спиной на кровать, широко раскинув свои полные ноги.

— Машуня, а ну полезай на меня! Ложись прям на пузо, — скомандовала Авдотья, глядя на свою дочку.

Маша шустро уселась сверху на маму и пригнулась к ее груди, оттопырив свою пухленькую попку. Авдотья чмокнула дочку в губы и раздвинула ее половые губы:

— Давай, Саша. Только чуток поосторожней, а то она у нас кобылка еще не объезженная как следует.

Встав на колени, я пристроился сзади Маши и начал с легких поглаживаний ее маленькой круглой попки. Прикоснувшись к заботливо раскрытому входу, я понял, что она уже готова и плавно ввел в нее член. Было немного туговато, но девственницей она уж точно не была. Маша весьма сдержанно и молчаливо принимала меня, в отличии от ее мамы и сестры. Лишь под конец она стала стонать, издавая какие-то странные низкие звуки, переходящие в шипение, но мама в этот момент залепила ей рот поцелуем. Я и удивиться не успел, как Дашка схватилась за мои соски и сильно их сдавила, шепча на ухо, чтобы я не боялся и кончал прямо в Машеньку. «На таблетках они сидят, что ли?» — еще успел подумать я...

— Молодец, парень! Здорово ты нас отодрал, может тебе еще чего хочется? Так мы исполним в качестве благодарности... — спросила у меня Авдотья спустя некоторое время.

Я подумал, что раз уж попал в такую ситуацию, то почему бы не воспользоваться ею на полную. Правда, неизвестно было как Авдотья отреагирует на мое предложение. Очень уж меня привлекал ее большой пухлый зад, и я предложил заняться с ней анальным... Она сначала вроде как не поняла, но тут же спохватилась:

— Ах ты ж, негодник эдакий! — усмехнулась Авдотья. — Ну так и быть, раз уж я сама предложила, то можешь отдуплить мою заднюю дырочку.

Она сама приняла нужную позу, встав на четвереньки. Ее тяжелые груди сейчас ничто не поддерживало, от чего они свисали под собственным весом. Вот ими я сначала и занялся, как следует их размяв. Затем я раздвинул Авдотьины ягодицы и лизнул ее темную дырочку...

— Ох, как хорошо-то! — приговаривала Авдотья, когда я проталкивал язык в ее анус. Похоже она становилась очень словоохотливой в таких случаях. Когда я разогнулся, Маша уже выдавливала из тюбика какой-то крем. Она сама нанесла его на мой член, а затем стала смазывать анус своей мамочки.

— Ишь, какие у меня заботливые дочки: и зад мамке смажут, чтоб ее дрючить сподручнее было, — улыбнулась Авдотья. — Маленькие засранки, еще чуток подсобите: раздвиньте-ка мамкины ягодицы.

Дочки встали по обе стороны и до предела растянули белые половинки, так что стало видно внутреннее розовое колечко ануса. Вставив в задний проход Авдотьи палец, мне показалось, что он не такой уж и узкий. Даже три пальца входили без особых проблем. Я приставил головку к подрагивающему отверстию и погрузил в него член.

Авдотья Ивановна, как и в прошлый раз, стала громко стонать и охать от удовольствия. Чувствуя, что все идет хорошо, я не сдерживаясь стал вгонять член на всю длину между ее массивных ягодиц. Дочки тоже не остались без дела: Даша сосала мамину грудь и теребила ее клитор, пока Маша покрывала поцелуями спину и ягодицы.

Когда я кончил в прямую кишку и вынул член, анус еще некоторое время оставался приоткрытым. Машенька наклонилась и стала язычком слизывать вытекающую сперму, а затем сомкнула губки на разгоряченной дырочке. Она как будто угадывала наперед мои мысли и желания...

— Ох, и вымотал ты меня. Хорошо, что дочки подсобили маме, а? — сказала Авдотья сильно ущипнув Дашу и Машу за ягодицы, на что девчонки отреагировали возмущенным возгласом.

— А туалет у вас во дворе? — спросил я, почувствовав необходимость срочно его посетить.

— Давай, покажу, — откликнулась Авдотья, — а то так сразу и не найдешь его. Она поднялась с кровати и все в таком же обнаженном виде стала спускаться по лестнице, соблазнительно покачивая передо мной голыми ягодицами. Ничего накидывать на себя Авдотья не стала, лишь на пороге обула шлепанцы. У дверей она щелкнула выключателем — зажегся фонарь, освещая двор ярким желтым светом. Когда мы прошли по двору, Авдотья остановилась возле дерева.

— Вон он, иди. Я тебя пока тут подожду, — показывая направление, сказала Авдотья. Она еще и шлепнула меня по голому заду, когда я проходил мимо нее.

Справившись со своим делом, я вышел из туалета и посмотрел на голую женскую фигуру. Сильное желание снова заставило мой член принять боевое положение. Я осторожно подошел сзади и обнял Авдотью за талию, а затем сжал в руках ее мягкую грудь.

— Ах, — вскрикнула она от неожиданности, — все никак не уймешься, негодник, — уже ласково-игривым тоном продолжила она.

— Давайте возле яблоньки, Авдотья Ивановна, — сказал я, поймав взглядом высокое дерево с толстыми ветками. Затем я взял ее за ягодицы и подтолкнул в нужном направлении.

Когда мы подошли к дереву, по моей просьбе Авдотья уперлась руками в нижнюю ветку и широко раздвинула ноги. Не удержавшись, я несколько раз шлепнул ее по выпяченному заду, а затем провел пальцами между ягодиц. Ее задняя дырочка была все такой же влажной и скользкой от крема. Я раздвинул ее ягодицы и со всего маху засадил член в приоткрывшийся анус. С первых же секунд я задал бешеный темп, собираясь хорошенько разработать задний проход женщины.

Ноги Авдотьи стали разъезжаться в стороны от моих усердных толчков, ей оставалось лишь покрепче ухватиться за дерево. На разговоры у нее явно не было сил, она непрерывно стонала и кряхтела, из последних сил напрягая мышцы на руках и ногах. Пот уже ручьями струился по ее широкой спине, подрагивающим ягодицам и бедрам. В этот раз она кончила даже без помощи умелых ручек своих дочерей, а от одного лишь члена, который беспощадно буравил ее задницу. Ее ноги затряслись, и она плавно села прямо на голую землю, продолжая держаться за ветку дерева.

Я быстро обошел вокруг сидящей на земле Авдотьи и сунул ей в рот член, весть покрытый остатками крема и спермы. Она без возражений сразу же его заглотнула и принялась усердно сосать, пока я не спустил ей в рот очередную порцию спермы. Проглотив все до последней капли и тщательно облизав стол с головкой, Авдотья поднялась с земли и направилась к дверям туалета, бросив напоследок фразу: «Ох, удачно же это Дашка сходила в лесок!»

Похоже, я не на шутку разошелся. Уже думал подняться наверх и еще по разку с дочками, пока их мама занята. Подойдя к крыльцу, я задрал голову и посмотрел на ночное небо. В тот же миг меня охватило непонятное чувство: я был не в силах оторвать взгляд от белого круга Луны. Она будто звала, беззвучно шептала, чтобы я продолжал вглядываться в ее мертвенную белизну. Меня словно вытягивало из глубокого темного колодца. Инстинктивно я протянул руку навстречу льющемуся лунному

свету, что-то было не так: как я раньше этого не заметил? На Луне не было характерных пятен, она сверкала абсолютной чистотой. Да это вообще не могла быть Луна, она даже размером была больше. Как только данный факт дошел до меня, перед глазами все поплыло, голова сильно закружилась. Окружающий мир стремительно менялся пред моим взором...

Когда головокружение прошло, я уже четко мог рассмотреть открывшуюся мне жуткую картину. Вместо дома находилась огромная конструкция, состоящая из переплетающихся темно-бурых стволов, под ногами — рыхлая влажная почва, на которой произрастала черная трава. Повсюду были чуждые темные цвета...

— Что за черт? — тихо вырвалось у меня.

Совсем рядом послышался странный шаркающий звук, к ногам подкатился какой-то округлый предмет. Когда я пригляделся, то понял, что это человеческая голова. Мужская, грязные спутанные волосы, широко открытые «стеклянные» глаза, из шеи тянулись кровавые лохмотья. Создавалось такое впечатление, будто ее просто оторвали от туловища. Неподалеку на меня смотрело небольшое существо, размером с собаку: округлое серое тело, покрытое длинными ворсинками, большие черные глаза. Из беззубой пасти свисал длинный язык, похожий на гарпун. «Свинья и кочан капусты» — догадался я.

Внезапно раздался чавкающий звук, и из «дома» вышла Даша. «Хотя, какая она уже к черту Даша» — решил я. Несмотря на то, что она уже мало походила на человека, я почему-то знал, что это именно она, а не ее сестра. По крайней мере, это существо было гуманоидом. Все полагающиеся человеку части тела были на месте, да и телосложение едва ли отличалось, но на этом все сходство и заканчивалось: темно-фиолетовая кожа, в некоторых местах проступало нечто вроде чешуи, череп — слегка вытянутой формы. Волосы напоминали длинных извивающихся пиявок. Глаза — удлиненные, значительно больше наших и совершенно черные, без белков. Нос, уши, губы — все вроде на месте. Истинный облик Даши можно было бы назвать изящным и даже красивым, но жутко далеким от человеческого.

Вслед за Дашей появилась ее мама. Она выглядела еще более жутко. То, что раньше представлялось мне полноватостью, в реальности оказалось развитыми, сильными мышцами.

Монстр Даша что-то сказала, но вместо человеческой речи я услышал незнакомые мне шипящие звуки. Затем она внимательно посмотрела мне в глаза, повернулась к своей маме и снова заговорила. Удивительно, но я понимал смысл ее речи.

— Он все видит, — сказало существо, бывшее Дашей.

Авдотья улыбнулась, длинный ряд острых зубов не оставил сомнений по поводу моей дальнейшей судьбы. Жуткие твари, но чувство юмора у них определенно есть, только свое, специфическое...

Я так и рванул со двора в чем мать родила, перемахнув через шарообразные структуры, которые сейчас тянулись вместо забора. Куда бежать, если я даже не знаю где я? Другая планета, иное измерение... — сейчас это было не столь важно. Значение имело лишь то, как я здесь очутился. Единственной моей зацепкой было странное свечение на дне реки, поэтому я со всех сил бежал в сторону леса.

Стряпня, которой меня накормили добрые феи, сыграла с ними плохую шутку. Она также давала эффект очень мощного допинга: я словно лось продирался через заросли черного леса. Повсюду раздавались неизвестные и пугающие звуки, причудливо извивались деревья в мертвенно-бледном свете чужой звезды.

Мне удалось добраться до знакомой полянки, где я повстречался с Дашей. Память продолжала подкидывать мне новые сюрпризы: я узнавал каждую деталь этого жуткого места, вспомнил, как появилась передо мной фиолетовая зубастая фея. Подлинные картинки пережитого упрямо лезли в голову, мешая сконцентрироваться на насущной задаче. Погони пока не было видно, но я мог легко ошибаться в этом чужом мире.

Вода в реке, к счастью, была самой обычной, но я никак не мог увидеть того самого свечения на дне. Затем сообразил, что оно должно быть в другом месте, и бросился бежать вверх по течению. Светящаяся лента была на месте. Я остановился на берегу, размышляя, как лучше прыгать в этот портал. Слева мелькнуло какое-то движение. «Догнали?» — промелькнуло в мыслях, когда я бросился в холодную воду. И снова я отчаянно забарахтался, пытаясь удержаться на плаву. В неожиданно наступившей темноте трудно было определить нужный мне берег. Потом я почувствовал, как меня кто-то схватил за бок и потащил к берегу.

«Ну, так просто я им не дамся!» — подумал я, когда оказался на земле. Одним движением я резко разогнулся и выбросил по широкой дуге правую руку. Тыльная сторона кулака впечаталась во что-то мягкое, раздался вопль. Дальше я дрался как в бреду, различая лишь смутные тени из-за стоявшего в глазах тумана. Непонятно как долго это продолжалось, пока на меня не навалилась огромная туша и стала душить. Еще через пару мгновений сознание покинула меня...

***

Жуткая тяжесть во всем теле, с трудом открываю глаза... и вижу знакомые лица. «Снова иллюзия? Но я же избавился от нее. К тому же тут день, в окно ярко светит солнце». Влад, Катя, Зина, Андрей... Они все внимательно смотрят на меня, правда, вид у них какой-то помятый. У Влада вся левая сторона лица распухла, виднеется огромный синяк от щеки до самого виска, а у Зины нос стал похож на здоровенную картофелину. Катя и Андрей выглядят получше, но и у них лица в ссадинах и царапинах.

— Что это в вами? — с трудом шевеля языком, спрашиваю я у них.

— Он еще спрашивает! — сказал Влад, невольно потянувшись к своему лицу. — Это ж ты нас так отделал, терминатор хренов.

— Не кричи на него! — возмутилась Зина. — Врач сказал, что Саша, скорее всего, ничего не будет помнить.

— Так что произошло? — снова спросил я, пытаясь сесть на кровати.

— Ах, ну раз так, — сменил тон Влад, — то я расскажу с самого начала. Просыпаюсь я ранним утречком от жуткого холода. Ну, потому, что валяюсь на голой земле, а костер давно потух. Первым делом, естественно, начинаю искать воду, но что я вижу! Моя милая Катенька сладко спит вместе с Андреем и Серегой. Я стягиваю с них одеяло и имею честь наблюдать, что они все трое — голые! Да не просто голые, а еще с головы до ног измазаны кетчупом. Хорошее начало дня, да моя хорошая? — кивнул Влад своей жене.

— Я ничего не помню! Это все трава, которую Андрей притащил, наркоман! — пихнула Катя кулачком стоявшего рядом «наркодиллера», который молча снес этот удар.

С этим потом разберемся, — продолжал Влад. — В одной палатке обнаружились наши милые близняшки, как это не удивительно, но тоже — голые, да еще и в крепких объятиях друг дружки. Впрочем, черт с ними. Зина к этому времени уже сама выползла в поисках живительной влаги. Я тут думаю: «Вот, один Санек нормальным оказался, не обожрался до потери пульса. Кстати, а где он собственно?» А Сани нигде нету! Куда он мог подеваться? Эти отмороженные сестрички говорят, что вроде пошел отлить куда-то в сторону леса, а дальше они его не видели. Охрененно погуляли: одни устроили сатанинскую оргию, других на инцест потянуло, а кое-кто вообще ушел ночью хрен знает куда. Понятно, что покупаться в озере нам в тот день не светило. Мы стали искать тебя и, понятное дело, не нашли!

Пришлось звать на помощь нашего лесника. Дед мигом просек ситуацию и захватил с собой собаку. Умное животное взяло след, который обрывался прямо на берегу небольшой реки. Она хоть и не была слишком глубокой, но в подобном состоянии и лужи может хватить. Дальше начался полный хаос: пришлось вызвать МЧС, несколько человек из поселка согласились помочь с поисками. Искали до самого вечера, но ни твоего холодного трупа, ни твоих следов мы больше не нашли.

А вот тут начинается самое интересное: когда мы вечером возвращались вдоль реки в лагерь, ставший уже поисковым штабом, мы увидели барахтающегося в воде человека! И этим самым человеком был ты — Саня! Я кинулся в воду и вытащил тебя на берег, там совсем не глубоко было. Видок у тебя, надо сказать, был жуткий: голый, весь измазанный какой-то черной дрянью, на коже куча порезов... Я, естественно, пытаюсь поинтересоваться твоим здоровьем, но тут ты резко вскакиваешь и со всей дури бьешь меня по лицу. Было такое ощущение, будто меня лопатой огрели. В голове стоит звон, на ногах не могу удержаться, едва к дереву прислонился. А ты и не думаешь останавливаться: сходу зарядил в табло одной из близняшек и принялся за Андрея. Зинка тогда заорала диким голосом и убежала в лагерь, а мы остались вшестером против тебя. И даже при таком раскладе мы ничего не могли поделать, ты раскидывал нас словно кегли. Нам впору было уже драпать вслед за Зинкой, но тут ты принялся душить Серегу. Хорошо, что из лагеря вовремя подоспели: один здоровенный мужик взял тебя в захват и слегка придушил, а врач еще и укольчик добавил. Мы тогда все чуть не обделались со страху. Откуда у тебя только такая сила взялась?

— Я тут ни при чем! — поспешил сообщить Андрей. — Моя травка была абсолютно безопасной и такого эффекта дать не могла!

— Теперь уже не проверишь, — сказала Зина. — Ты же ее тогда по-тихому выкинул в реку, чтобы не докопались.

— А как же твой нос? — спросил я, вяло махнув рукой в сторону Зины.

— Так это она сама! — хохотнул Андрей. — Споткнулась и грохнулась со всего маху на землю, когда с позором бежала с места схватки.

— Дурак! — вскипела Зина, заехав Андрею локтем по ребрам. — Если бы я не позвала людей, то неизвестно еще, чем бы все закончилось.

— Саня, — снова начала меня расспрашивать Влад, — Ну ты хоть что-то помнишь? Ты же целые сутки неизвестно где был. Мы тогда все там проверили и собака искала — не было тебя, а тут вдруг появляешься посреди реки. Тебя еще кто-то погрыз в лесу, вон на плече остались следы зубов. Будешь потом шрам показывать девчонкам в универе и рассказывать, как на тебя стая волков напала. Хотя, по форме больше на акулу похоже, небольшую такую.

— Не, ничего я не помню, — соврал я. — Полный провал после вечеринки...

— Жаль, страшно интересно было бы узнать, что с тобой произошло. Тебе придется еще недельку в больнице пролежать. У тебя температура была под сорок, ты там подхватил какую-то инфекцию. Пришлось врачам тебя обколоть антибиотиками, но сейчас говорят, что состояние удовлетворительное, жить будешь.

***

Через несколько месяцев впечатления от пережитого несколько притупились. В конце концов мне все-таки удалось сбежать из того жутко места. Только теперь я и близко не приближался ко всякого рода лесным массивам, даже городские парки вызывали у меня чувство тревоги.

Однажды утром ко мне подошла мама, протягивая свой мобильник:

— Гляди, звонят с твоего старого номера. Наверно кто-то нашел твой мобильный телефон.

Со смутным предчувствием я взял телефон, поднес к уху и произнес:

— Алло... Кто это говорит? Вы нашли мой телефон?

Некоторое время в трубке молчали, а потом раздался шипящий голос, с трудом выговаривающий слова:

— Сашшенька, у тебя рходились три крассивые девочки. Они оочень хотят увидеть ссвоего папу, а какой у них замечательный аппетит...

И снова липкий ужас охватил меня: стало тяжело дышать, в висках стучала кровь, шрам не плече отзывался резкой пульсирующей болью. «Как это у них получилось? Неужели они переместились в наш мир?» — в страхе рассуждал я, все сильнее сжимая в руках мобильник. Хрупкая модель-раскладушка не выдержала и развалилась пополам...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

Ничто так сильно не выводит из себя как слово "успокойся",особенно когда ты действительно спокоен.

Последние новости

Клуб Доктор СтекловНаука страсти нежной по-китайски.Если Евгений...

Статистика