Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.28 (9 Votes)

Светлана Михайловна собралась быстро, накинув ветровку ввиду сгустившихся туч и покидав в объемную дорожную сумку личные вещи и документы. Вызванное заранее такси уже ожидало у подъезда, и коротко сказав водителю: «На вокзал», Светлана Михайловна через 20 минут уже показывала крупному усатому проводнику билеты. Проводник, пробурчав себе под нос о том, что сегодня чего-то народ прет, указал ей на последнее купе. В купе никого не было, и Светлана Михайловна с наслаждением скинув ветровку и туфли, уселась у окна. Муж у Светланы Михайловны был, но он скорее числился мужем – частенько уходил в загул и, самое главное, совершенно безответственно относился к своим супружеским обязанностям. «Месяца полтора уже прошло после последней интимной близости, да и та была какая-то ленивая» - с огорчением думала Светлана Михайловна, разглядывая спешащих куда-то молодых энергичных людей на перроне, она в тайне мечтала о любви с одним из них. «Как же счастливы, наверное, их девушки» - тосковала Светлана Михайловна – «Каждую ночь их ласкают, за это можно любить».

Светлана Михайловна не выглядела уродиной, да годов ей было еще прилично до «ягодки», но семейные хлопоты, нервы с детьми и не очень-то приятная работа с ежедневной сдобой в обед сделали свое черное дело – Светлана Михайловна  малость раздобрела. Она догадывалась, что охлаждение мужа к ней связано с этим, в молодости он трахал ее по два-три раза за ночь, а по выходным мимо не мог пройти, не коснувшись ее тогда маленькой и упругой попки или высокой груди. Можно было, в принципе, похудеть, занявшись шейпингом и перейдя на строгую диету, и Светлана Михайловна уже пыталась это делать, но даже потеряв успешно пару-тройку килограммов, она не испытывала никакого удовольствия от этого, муж, похоже, просто на нее плюнул, находя утеху в руках молоденьких и бесстыдных шлюх, и она в конце-концов совсем потеряла надежду на улучшение интимных отношений с мужем.

     Вокзальное радио наконец объявило о пятиминутной готовности отправления поезда, и Светлана Михайловна с облегчением подумала, что, похоже, что она поедет одна, достала из сумки пакет со свежими аппетитными булочками и свежий номер «Спид-инфо», она наделась, что без помех будет читать про сексуальные приколы озабоченных молодых людей, навевавших на нее забавные сны с эротическим подтекстом. Поезд уже тронулся, когда дверь в купе открылась, и в него буквально впрыгнул молодой изящный брюнет, невысокого роста и в великолепном костюме. С ходу забросив «дипломат» на вторую полку, он сел напротив нее и внимательно осмотрев широко открытыми глазами  распространяющие ваниль булочки, медленно поднял взгляд нее. Такие бесстыжий взгляд Светлана Михайловна встречала в первый раз, он как будто мысленно раздевал ее, без всякого стеснения, рассматривая ее грудь и круглые колени. Светлана Михайловна инстинктивно запахнулась и подобрала ноги, ей было странно тревожно под этим взглядом. Брюнет перевел взгляд с нее на лежащий на столике журнал и его лицо озарилось улыбкой: «Привет! Я тоже очень люблю этот журнал» - мягким приятным тенорком он заставил ее поздороваться в ответ. «А тебе что больше всего в нем нравится, тексты или картинки?» - бесцеремонно расспрашивал он – «мне и то и другое», не ожидая ответа продолжил он – «у меня жена – айсберг»-стал делиться он личным. «А у тебя муж, наверное любвеобильный, сразу видно». Светлана Михайловна невольно выразила на лице недоумение, но он тут же поясни: «Ты такая… сочная!». Не давая ей прийти в себя, он полез в «дипломат» и, вытащив оттуда небольшую бутылку чего-то конъячного, разлил содержимое в два стоящих на столике стакана. «Пейте, это вкусно!» - он тренькул об не взятый Светланой Михайловной стакан, выпил и без разрешения запихал в рот ее булочку. Этого Светлана Михайловна уже не стерпела, она молча встала, вышла из купе и направилась к купе проводников. Усатый проводник понимающе выслушал ее и, посетовав на то, что пока других свободных мест нет, посоветовал посидеть коридоре, полка через три станции не освободится место в первом купе. Светлана Михайловна сидеть не хотела, возвращаться в купе было страшновато, но любопытно, и она  медленно, глядя в окна, стала передвигаться к своему купе. Увидев, что брюнет вышел из купе с пустым стаканом в руке, она отвернулась окну, стараясь не замечать его, он пошел в ее сторону, и, остановившись около нее, с горячим дыханием в затылок вежливо спросил как ни в чем не бывало:  «Не подскажете, у проводников чай уже горячий». Она не ответила, брюнет протиснулся в проход между ней и стенкой, и тут она неожиданно ощутила горячую руку на своей попе, рука жадно щупала ягодицы, беззастенчиво щупая их. Она попыталась вырваться, но он прижал ее к окну всем телом, она явственно ощутила большой торчащий член, упиравшийся ей между ягодиц. Толкнув его что есть силы, Светлана Михайловна отскочила к следующему окну и подивилась его реакции – он молча с улыбкой смотрел на нее и… любовался. Она оглянулась на стук шагов - по проходу шел пассажир, и неожиданно поняла причину его улыбки: «Блин, он же подумал, что я свидетелей испугалась, что я на самом деле хотела, а я … я… хотела?». Светлана Михайловна только сейчас почувствовала мокроту между ног: «Выходит, хотела… Блин!».  Брюнет возвращался, а проходе опять никого не было! Запаниковав, Светлана Михайловна, быстро направилась к тамбуру, разогнавшийся поезд качало и дергало, от смятения ноги слушались плохо, и на одном из дерганий она споткнулась, туфля слетела, она больно ударилась плечом о стену и, чтобы не упасть на пол, схватилась обеими руками за поручень. «Ну что же Вы не осторожны» - услышала она все тот же опасный голос и ощутила его руки у себя на талии – «Ногу подвихнули? Я помогу!». Брюнет подхватил ее под колени и понес в купе, высыпавшие на грохот ее падения пассажиры одобрительно смотрели ему вслед, Светлана Михайловна не имела сил ни вырываться, ни звать на помощь, да и какая помощь ей была нужна в глазах окружающих, кроме помощи этого молодого джентльмена? Брюнет меж тем вел себя вполне прилично, он аккуратно положил ее на нижнюю полку и даже выслушал советы пожилой пассажирки о лечении ее синяков путем приложения медного пятака. «Где ж взять теперь этот пятак?» - с усмешкой подумала она, однако плечо действительно болело. Народ разошелся по местам, брюнет мирно сидел напротив и читал ее журнал, страх у Светланы Михайловны куда-то ушел, но плечо болело ужасно. Брюнет меж тем вышел, Светлана Михайловна, закрыв дверь, стянула с себя блузку и, встав у зеркала, рассматривала «украшение», и оно того заслуживало – огромный синяк с лиловым  оттенком по краям откровенно пугал. Неожиданно Светлана Михайловна, оттянув бретельку чтобы окончательно убедиться в собственном уродстве благодаря синяку, почувствовала на себе взгляд – она и не заметила, как дверь от качки приоткрылась, а за дверью во все глаза таращился на нее назойливый сосед по купе. Сил воевать с ним у нее уже не было: «Черт с ним, пусть смотрит, в конце-концов я не голая» - с этим она устало застегнула блузку и села на свое место. Брюнет мягко просочился напротив, не сводя с нее при этом глаз. «Боже! Как же Вы красивы! У Вас идеальная грудь!» - чуть ли не шепотом твердил он, лицо его горело, глаза пылали искренним восхищением. Плечо нестерпимо болело, и Светлане Михайловне было просто не до его комплиментов. «Молодой человек! – грубовато одернула она его – вместо Ваших словоизвержений Вы бы лучше поискали что-нибудь болеутоляющее! Я свою аптечку забыла дома». Брюнет подскочил, как ужаленный. «У меня… у меня есть… - он уже торопливо рылся в дипломате – Вот! Нашел! – он вертел перед носом Светланы Михайловны яркой упаковкой – новейшее лекарство, помогает от любых болей!» Светлане Михайловне было не рекламы, она руками указала брюнету на стакан. Тот, расплескивая от спешки воду, налил и дрожащими руками подал Светлане Михайловне большую белую таблетку и стакан с водой. Она с трудом проглотила таблетку и медленно запила. «Спасибо! – брюнет расцвел от радости – а сейчас подарите  мне несколько минут покоя». Брюнет молча кивнул и вышел в коридор. Светлана Михайловна потянулась и взяла журнал на открытой брюнетом странице, на которой в позе неги была изображена девица с распущенными волосами и открытой грудью, она верхом восседала на двух мужчинах, которых впрочем не было видно, но обильная растительность на их ногах не оставляла сомнений в их половой принадлежности. В низу страницы начинался эротический рассказ, написанный  о том, что как хорошо было героине, когда она в первый раз попробовала с двумя мужчинами, и как она хотела бы это повторить, только с другими, у которых потолще. «Сука! С жиру бесится! – подумала Светлана Михайловна -  Тут бы одного мужичка поиметь!». Она вспомнила о том, как брюнет ее тискал в коридоре и сладкая истома вновь разлилась по нижней части живота и бедрам. «А хорошо щупает, подлец! – мысли бежали сами собой – наверняка и трахает хорошо!» - с чувством сладости Светлана Михайловна уходила в сон, таблетка и вправду оказалась хорошим лекарством - плечо уже почти не болело. Светлана Михайловна бросила на пол журнал и укуталась в одеяло, ее руки сами собой легли на грудь и лобок, засыпая, она привычно ласкала сама себя, но чувства были совсем иные. Во сне ей снился сосед по купе, он мягко вошел, присел рядом и, стянув одеяло, нежно гладил ее и выражал свое восхищение каждым участком ее тела. Светлана Михайловна отвечала ему движениями своего тела, терлась об его колено, когда ласка особо ей нравилась. Вся ее стыдливость исчезла, она  сама расстегнула ему ширинку и с наслаждением мяла твердый и большой член, она уже гордилась тем, что такое сокровище выросло от ее обаяния. Брюнет стащил с нее лифчик и, погрузившись между ее пухлых от возбуждения грудей, лизал их языком, время от времени посасывая и мягко кусая ее соски в паузах между лившегося из его уст потока комплиментов. Его руки скользнули к ее бедрам, она чувствовала, как они задирают ее юбку и, приспустив трусики, тискают ее мокрую промежность с обеих сторон. «Не так, не так – простонала Светлана Михайловна, она больше всего любила, когда непосредственно перед сношением мужские пальцы, сжимая половые губки, дотрагиваются до клитора – в юности она не раз кончала при этом, отчего второй раз получался бурным и дико страстным. Светлана Михайловна решила помочь ему и потянула свою руку к его, и… проснулась от явственного ощущения реальных мужских рук между своих ног. Она распахнула глаза и увидела прямо перед собой черноволосый затылок – сон оказался не сном! Ее действительно ласкали, ей действительно сосали соски и шарились в мокрой щелке, она действительно лежала с обнаженной грудью и спущенными трусами, а сосед по купе с упоением наслаждался ей. Светлана Михайловна никак не могла придти в себя, порог вседозволенности оказался давно перейден и ей страшно хотелось трахаться, хотелось, чтобы твердая разгоряченная мужская плоть вошла в нее и рвала и долбила ее – с этой мыслью она обнаружила, что давно держит в руке это самое вожделенное сокровище, и Светлана Михайловна решилась. Она властно потянула его член на себя, брюнет все понял с лету и, на ходу скидывая с себя одежду, ловко примостился между уже согнутыми в коленях ног, Светлана Михайловна с внутренним восторгом почувствовала, как тупая горячая плоть, медленно раздвигая ее губки, вторгается в истосковавшееся влагалище, и вот уже он активно и мощно трахает ее, Светлана Михайловна с наслаждением чувствует свое бессилие под его весом и лишь иногда подмахивает ему, чуть поднимая лобок его мощным ударам. Она, закрыв глаза, сопит и всхлипывает, он обеими руками терзает ее грудь, она, наконец, чувствует на своих губах его горячечные губы и, ощущая, как его язычок забирается ей в рот, долго и сладостно кончает в конвульсиях, засасывая его губы и язык и непроизвольно зажимая его член, отчего он бурно и с дикой частотой движений тоже кончает, с трудом успевая выхватить член из ее влагалища, его сперма толчками брызгает ей на лобок, живот и бедра и она, с наслаждением размазывая по себе эту горячую липкую с редким запахом жидкость, долго и сладостно целует его в губы и глаза, он устало отвечает ей, ложится с ней рядом и кладет свою руку на ее развороченную промежность, он благодарно прижимается к нему и… плачет, тихо и без горя. «Я люблю тебя!» - слышит она как во сне, и проваливается в этот сон с ощущением полного счастья.
     Тело ломило сладкой истомой, свежий ветерок через полуоткрытое окно, шевеля оконную занавеску, пытался забраться ей под одеяло. Светлана Михайловна категорически отказывалась просыпаться. «Боже, как хорошо! - она еще и еще раз обыгрывала прошедшее – как он мил и ласков! Какой он настоящий, мужской!». Светлана Михайловна ощупала  свое тело, и оно благодарно отозвалось. Она долго пыталась вспомнить, было ли ей когда-нибудь так же хорошо, как ним. Когда-то, очень давно, с ней, еще бестолковой девчонкой, пригласил на танец заезжий кавалер – предмет обожания всех местных женщин. Он очень умело танцевал, то мягко прижимая ее к себе, то отдаляя ненадолго. Глядя исподлобья на его красивое лицо, чувствуя его крепкие руки на своей талии, ощущая грудью его прикосновения, она впервые тогда захотела мужчину по-настоящему, захотела не столько потрахаться, сколько именно отдаться, вся целиком и полностью. Но тогда это было мечтою, фантазией, у того танца не было продолжения, а теперь она впервые почувствовала себя желанной. Про мужа она не вспоминала, даже в минуты его истинной страсти она чувствовала себя коровой на случке и ждала не столько своего оргазма, сколько когда он кончит, чтобы потом, в закрытой ванной комнате, довести себя пальцем о клитор до оргазма, с закрытыми глазами и воспоминанием о том самом танце. В первый раз у нее не было желания трогать свой клитор, настолько там было все хорошо. Светлана Михайловна повернулась к стене и постаралась продлить минуты блаженства, но дверь в купе со стуком открылась и показалась усатая морда проводника. Он зачем-то понюхал воздух, долго смотрел на пол, потом произнес: «Ну и чего, спрашивается клянчилась в другое купе? Пассажир еще ночью вышел, а она здесь, дрыхнет, как ни в чем ни бывало. Сами не знают, чего хотят!» - он отодвинулся от двери и сказал кому-то в проходе – «Проходите, три места свободны». Проводник исчез, а в купе с шумом цепляющихся чемоданов и сумок ввалилась компания из двух мужиков простецкого вида и разбитной девицы в джинсах и распущенными волосами. Сразу было видно, что компанию активно провожали – кто-то истошно орал на перроне: «Ирка! Ирка! Ты че, твою мать, уже меня забыла?». Девица, забравшись коленями на столик, отчего ее приличного размера задница затемнила свет в купе, высунулась в окно и орала что-то нечленораздельное в ответ, только по характерным причмокиваниям ясно слышны были воздушные поцелуи, судя по их количеству, провожающих лиц мужского пола было много. Один из ее спутников, здоровенный парень с большим носом, схватив Ирку своими лапищами за талию, стащил ее на пол: «Ну ты, блин, дай сесть-то!». «Сесть ты всегда успеешь»» - прогоготал второй спутник,  широкоплечий крепыш с нежным, как у девушки, белобрысым лицом.  Поезд, наконец, тронулся, соседи уселись на одну лавку, девицу посадили посередке, и в ход пошли свертки пакеты со съестным, их было так много, что на столике быстро возникла горка. Послышались звуки открываемых бутылок и разливаемого по стаканам содержимого, кампания не обращала на нее никакого внимания, девица периодически взвизгивала и охала, парни молча сопели после очередной порции спиртного и хрустели огурцами. «Фу, блин, вроде наелся! – негромко рыгая, констатировал здоровяк – Ирка, ты опять нажрешься и будешь своей волосатой пиздой пассажиров пугать!» - обратился он к девице. «Не! Не получится, ты че, Серый, забыл, что Виталик мне ее вчера начисто выбрил» - она хохотнула и, судя по звуку, дала Здоровяку легкий подзатыльник. «А я ее волосню не выкинул, на память оставил – поддержал беседу Виталик – хошь понюхать? – все оглушительно заржали. Серега, похоже, впал в недоумение, а че это вы без меня-то?». Да ты ж вчерась наебенился до чертиков – вразумляла его девица – отъебал меня во все дырки и наебенился – наставительно объясняла она – Ох! До сих пор жопа болит! Ну и дубина у тебя, Серый, уж у меня на что пизда – ворота, так и то губы рвет. Тебе только кобыл ебать»! «А я че сделаю,  мне че теперь не ебаться, что ли?» - обиженно произнес Серега – ты вон с Виталиком по полночи трахаешься, мне ж тоже хочется!». «Так и Витальки хуй сладкий, Сереженька, как раз по моей пизденке, и на вкус сладкий, а ты, как конь, кончаешь, всю заливаешь! Ну не расстраивайся, Серый, я и тебе дам поебать, вот только Виталька мне пизду малось растренирует-размочит,  чтоб от твоей елды мне больно не было, я и тебе дам, успокоишься». «А в жопу дашь? – заинтересованно осведомился Серега?». «Ну уж  нет! – возмутилась Иринка – жопу свою я тебе рвать не дам, пизда че ей сделается, подсохнет и сожмется, а геморрой от тебя мне на хер не надо! Ну не обижайся, я тебя тоже люблю, я тебе пососу, хочешь? Хочешь прямо сейчас пососу? – подначивала она Серегу, и судя по звуку расстегивающейся молнии явно собралась приступить к делу.
      Светлана Михайловна поначалу не обращала внимания на соседей, по долгу службы ей часто приходилось сталкиваться с простыми людьми, они мало ее волновали, лишь бы порученную работу исполняли, но понемногу их разговор заинтересовывал ее. Накрывшись с головой одеялом, она потихоньку повернулась под ним на другой бок и чуть приоткрыла одеяло. То, что она увидела, впечатлило ее неимоверно. Светлана Михайловна не была святой, иногда даже поглядывала с подружками порнушка, смеялась вместе с ними над неграми со здоровенными палками, но это выглядело как-то потусторонне, что-то вроде посещения зоопарка с редкими зверями. Но здесь все было вживую, по-человечески, было рядом, даже запах доносился, а глаза оторвать было никак нельзя – серегин член мощнм столпом уходил вверх, конец его не был виден, мешал столик, но уже толщина, в сантиметров восемь с огромными твердыми яйцами, способен был распалить любое воображение. Светлана Михайловна не видела рот Иринки, он чмокал где-то сверху, она видела только ее шаловливые пальчики, охватывающие серегин член как держат поручень в трамвае. Светлане Михайловне стало откровенно любопытно увидеть побольше, она подвинулась ближе к столику и открыло одеяло, благо в такой позиции ее увидеть никак не могли. Ирка стояла на лавке одним коленом в позе «раком», она с упоением сосала огромный серегин член, обильно пуская пьяные слюни, Виталька же, спустив брюки, пристроился сзади, он хлопал ее по голой заднице своим членом, меньше, конечно серегиного, но кривым аж в нескольких местах. Наконец он засадил Ирке, она хрюкнула, куснула серегин член, тот взвыл и инстинктивно выдернул его из иркиного рта. Дубина медленно свалилась под стол, и Светлана Михайловна увидела его во всем великолепии. Его залупившаяся головка, сизая и мокрая от иркиных стараний, находилась так близко от лица Светланы Михайловны, что она ощутила нестерпимое желание взять это сокровище в рот. С трудом поборов это желание, Светлана Михайловна, отодвинулась от края столика и закрылась одеялом, но серегин член, как наваждение, стол перед ней и просился, просился в нее. «Ух! – подумала Светлана Михайловна – если так и будет продолжаться, я здесь под одеялом свихнусь!» Но продолжения не последовало, Ирка как ни в чем не бывало, встала и деловито отправила мужиков курить, пока она приберется на столе, Светлана Михайловна с облегчением вздохнула – она давно хотела в туалет, и с радостью хотела бы воспользоваться представившейся возможность. Она, как будто только что проснувшись, села на постели и поздоровалась с Ириной. Ирина с подозрительной усмешкой оглядела ее: «А ты ничего, сиськи правда маловаты для профессионалки – подытожила она свой осмотр – но нашим сгодишься, они и такого не видели. Пить будешь? – напрямую спросила она. «Вы… Вы меня с кем-то путаете?» - Светлана Михайловна недоумевала. «Че тебя путать, если ты путана!» - расхохоталась Ирина. У Светланы Михайловны свело небо от возмущения:
-    Вы что себе позволяете! Мало того, что бордель здесь устроили, да еще и оскорбляете!
-    Ишь ты, цыца, проститутка, а еще выебывается – разозлилась Ирина.
-    Никакая я Вам не проститутка, я…я…я…
-    Шлюха ты, сразу видно! Ты на пол, на пол посмотри!
Светлана Михайловна взглянула на пол и обомлела. На полу, в грязи от  новоприбывших соседей, валялись ее трусики, слипшиеся от спермы брюнета, на краю был виден четкий огромного мужского ботинка, видимо Серега наступил.
- И спермой воняет, как в плохом борделе – торжествовала Ирина – да ты на себя посмотри, блядь недотраханная – уже орала она – Что, неужели не наеблась за ночь – неожиданно с интересом в голосе полюбопытствовала она.
Светлана Михайловна онемела, как, откуда она узнала о ее ночном приключении, трусы могут быть и ее! Как будто прочитав ее мысли, Ирина резко вскочила и махом сдернула с нее одеяло: «Ну и что скажешь, это не твои трусы на полу валяются? Сука, блядь, мокрощелка штопанная! – грязно ругалась она – Ну ничего, мы тебя счас воспитаем, ты узнаешь, как трахаются нормальные люди! А муж у тебя есть? – ее тон опять сменился на любопытствующий. Светлана Михайловна сообразила, что в ее положении лучше не конфликтовать, и подыграла Ирине:
-    Да есть, название одно.
-    Не ебет? – с сочувствием отозвалась Ирина.
-    Раз в два месяца.
-    А любовника че не завела?
-    Да где его возьмешь-то, путного?
-    Да, у вас в столице одни хмыри, поебаться и сбежать горазды только. Знаю я, один такой еще и за мой счет жить пытался. У меня ведь тоже муж с названием есть, вон провожал на перроне.
-    А… Он про них… знает? – удивилась Светлана Михайловна.
-    Знает, а что с него возьмешь? Мужик-то хороший, работящий, и в постели хорош … пока не выпьет. А потом в запой, и никакого толку с него на месяц, а то и на два. Вот я с ребятами и сдружилась. Они у меня – друзья семьи. Адюльтер у нас, вот! – торжественно произнесла Ирина иностранное слово – А я, понимаешь, никак без ебли не могу, мне все мало, бабки говорят, что у меня матка бешеная.
-    И что, муж тебе все прощает?
-    Ну как сказать… матерится, когда застукает, ужасно, бывает и фингал повесит.
-    А ты что?
-    А я бегаю от него по деревне, он устанет и завалится где-нибудь под забором, или еще где. Я его с ребятами домой оттащу, раздену, в постельку уложу, и к ним.
-    То есть он только тебя гоняет?
-    Ты Серого видела? Попробуй его погоняй – рассмеялась Ирина – а член у него знаешь какой!
-    Знаю – проговорилась Светлана Михайловна.
-    Откуда?
-    Да я же видела, чем вы тут занималась!
-    И скажи еще, что ты не захотела!
-    Захотела – призналась Светлана Михайловна.
-    Вот я и говорю, что ты шлюха! Да не обижайся, все бабы – шлюхи, когда приспичит, только никому об этом не рассказывают.
-    Я не такая!
-    Да ну!
-    Нет, я – порядочная женщина!
-    А на полу что валяется? Да хватит тебе выпендриваться, нас проводник сразу предупредил, что ты соседом всю ночь трахалась. Он подглядывал за вами, и, кстати, ты ему очень понравилась.
-    Вот гад!
-    А сама-то? А кто серегин член втихаря разглядывал?
Светлана Михайловна чувствовала себя раздавленной. Кто она как не шлюха, если трахалась с первым встречным, да еще и чужой член рассматривала, и не без удовольствия? Нужда сильнее напомнила о себе, Светлана Михайловна потянулась за трусиками, но не успела, Ирина ловким движением туфли поддела и выкинула их в коридор: «Зачем тебе такие грязные? Ходи так!». Ее выходка уж совсем не понравилась Светлане Михайловне, она молча накинула блузку на голое тело, оправила болтающуюся на поясе юбку и, подняв трусики, направилась к туалету. Туалет был занят, в тамбуре стоял Виталик и разговаривал с туалетной дверью: «Ты скоро весь гальюн обгадишь! Тебе же говорили, не жри гуся! Олух ты!». «Вот бестолковый человек – обратился он к вошедшей Светлане Михайловне – гуся ему никак нельзя, а он от него тащится, понюхайте, чем пахнет. Светлана Михайловна потянула носом, из-за туалетной двери несло, и еще как несло. «А ты тоже в туалет собралась? – обратился к ней Виталик – не советую, во-первых он там еще долго просидит, а во-вторых – туда еще с полчаса заходить после него нельзя, отравляюще газы». Светлана Михайловна от нетерпения сжала ноги, заметив это, Виталик пожалел ее: «Совсем терпеть не можешь? Вот-вот описаешься?». Он разглядывал ее сжатые колени с удовольствием, а затем неожиданно присел на корточки и сжал их руками: «Ах, хорошие у тебя ножки, ну очень соблазнительные!». Светлана Михайловна отпрянула. «Да ладно тебе, я же помочь хочу!» - он опять схватил ее за колени и резко раздвинул их. Светлана Михайловна не ожидала этого, она тихо охнула, и от расслабленности пустила струйку прямо на руки Виталику. «Ух ты, черт, ты и вправду ссать хочешь! - удивился Виталик -   а я думал, ты просто от нас хотела спрятаться. Ну ладно, пошли» - вытирая руки носовым платком, он потащил ее во внешний тамбур. Видя ее сопротивление, он утешил: «Идем в соседний вагон, там же туалет рядом, и Серого там нет!». Он открыл дверь в межвагонный переход и пропустил Светлану Михайловну вперед, в переходе грохотало и трясло, было страшновато, и Светлана Михайловна инстинктивно схватилась за руку Виталика.
-    Ну чего ты испугалась, открывай дверь-то!.
Но сколько она не дергала ручку, дверь не открывалась.
-    Погоди, дай я сам! – он захлопнул за собой свою дверь и тоже подергал ручку.
-    Вот незадача, закрыта изнутри! – с огорчением произнес он – что ж теперь делать-то? А знаешь, ты ссы прямо здесь, чего тебе мучаться?
Терпеть Светлана Михайловна уже не могла, а без рук Виталика было оставаться страшно. Она схватилась, как за поручень, за руки спутника, и присела, с облегчением расслабившись. Трудно сказать, отчего больше Светлана Михайловна получила наслаждение, от отправления накопившейся нужды или от внимательных мужских глаз, следящих за каждым ее движением, но одно бесспорно – ей было хорошо!  Снизу поддувал теплый ветерок, приятно холодя мокрые органы, Виталик гладил ее руки, и она на мгновение почувствовала себя маленькой девочкой с обожаемым отцом. Точно так же, как очень и очень давно, она поднялась, приподняла полы юбки и, широко расставив ноги, вытерла промежность трусиками – Виталик от такой естественной и откровенной картины прибалдел. «Здо-о-о-о-рово! – протянул он – а можно, я тебе помогу?». Светлана Михайловна не противилась, когда он запустил руку ей под подол и стал тщательно вытирать ее губки, похоже, ему это понравилось, он отбросил в стороны ее трусики и уже не столько вытирал, сколько гладил, ласкал ее промежность – Светлане Михайловне стало до того хорошо от его ласк, что она даже не попыталась отстраниться, лишь только  когда он развел обеими руками ее мокрые губки и запустил такой же корявый, как и его член, средний палец во влагалище, она опомнилась. «Здесь же грязно и неудобно – прошептала она – пойдем в купе, мой хороший. Он послушался, поднял ее на руки, и она и не заметила, как оказалась перед дверью своего купе. Руки его были заняты, поэтому она сама дернула за ручку и оказалась приятно удивлена открывшейся картиной. На столике, в полуоборот к окну, широко расставив ноги, сидела Ирина, напротив ее стоял Серега и водил своим огромным и явно хорошо обсосанным Ириной членом по ее половым губам. Половые органы Ирины представляли собой жуткое зрелище - толстые до невозможности половые губы были темно-фиолетового цвета, из них задорно торчал огромный, похожий на мальчишеский член клитор еще более темного, скорее даже бурого цвета, тщательно выбритый лобок с многочисленными царапинами от неумелости парикмахера был весь покрыт сгустками еще живой спермы, такие же подтеки виднелись на ее ляжках, она, тихо охая и постанывая, держа в хрупких пальчиках серегину дубину, направляла его движения, не пуская, однако, головку его члена во влагалище. «Подрочи меня, подрочи – шептала она, закатив глаза, я тебе обязательно дам, вот только размочи меня хорошенько!». «Хватит дрочить, давай трахаться – басил Серега в ответ. «Ты же знаешь, что сейчас нельзя, мой хороший. Ты что забыл, как в прошлый раз мне все порвал, жеребец ты мой? - стонала Ирина -  Погоди Виталю, он мне все подготовит для тебя, а потом я тебе дам, обязательно дам». «Виталя!!! - заорал на весь вагон Серега – где ты, блин шляешься, паскудник!». «А я здесь, только занят - с гордостью заявил Виталя, он так и не опустил свою ношу – у меня для тебя подарок!». Серый прекратил свое занятие и повернулся всем телом – «О! Где ты нашел?». «Да здесь, рядышком, мы ссали! - выпалил Виталя – а теперь ебать будем!». Ирина спрыгнула со столика, и Виталя бережно усадил Светлану Михайловну на ее место, оно было сплошь липкое от выделений предшественницы. Ирине идея понравилась, она аккуратно раздела Светлану Михайловну, зачем-то потискала ее груди, ткнула пальцем в клитор, отчего Светлана Михайловна громко охнула, и торжествующе заявила: «Счас ты поймешь, чем отличается шлюшка от настоящей женщины!». Ирина и Виталя залезли с ногами на боковые нижние полки и по обеим сторонам Светлана Михайловны и растянули ее ноги широко в стороны. «Ну, Серый, настал твой час! - позвала Серегу Ирина -  только давай осторожненько!». Серый подвалил к Светлане Михайловне вплотную и упер сизую головку своей елды в ее половые губы. «Я же сказала, осторожненько – напомнила ему Ирина – сначала сделаем так». Она направила серегину дубину прямо на клитор Светланы Михайловны – давай мелко но часто!». Серега послушно задергал задницей, Светлана Михайловна, сводя глаз с его украшения, выгнулась, через несколько секунд между ее половых губ показалась белесая жидкость. «Теперь реже и глубже! - командовала Ирина – Виталя, давай ее за сиськи!». Ирина и Виталя впились губами в ее соски и стали почти синхронно тискать и вертеть их языками, Светлана Михайловна впадала в эйфорию, ее груди налились, соски отвердели, в клитор как молот бил мужской член, она обняла за головы своих ласкателей и тихо сползла навстречу этому желанному орудию. Серега перестал долбиться и вел головку между ее губ сверху вниз, вот он миновал разбухший клитор, Светлана Михайловна уже не чувствовала его, вот он опустился ниже, остановился прямо напротив отверстия и медленно и неотвратимо стал протискиваться в неширокую щель, все больше и больше раздвигая губы. Когда сантиметр головки вошел в ее щель, ее губы уже были плотно прижаты к ляжкам, это стало несколько болезненно, и Светлана Михайловна изо всех сил раздвинула ноги, Виталя с Ирой отвлеклись от ее сосков и помогли ее, выведя почти на шпагат, хорошо, что Светлана Михайловна в юности успела пару лет позаниматься художественной гимнастикой, иначе бы не миновать ей растяжения связок. Светлана Михайловна опустила голову и посмотрела на свою промежность, собственно ее уже не было, а был только огромный серегин член, занимавший все пространство между ее ног. Она с интересом рассматривала эту картинку, между ног гулко гудело, но боли не чувствовалось, у нее было впечатление, что ебут не ее, а кого-то другую, а она только тащится от этого. Между тем серегина елда уперлась на самом краю выпуклости головки, щель Светланы Михайловны была не готова к таким размерам, когда Серега стал, пыхтя, давить, Светлана Михайловна почувствовала резкую боль внизу живота и вскрикнула. «Стой, кобель, пизду порвешь! – осадила Ирина Серегу – я же сказала, медленно! Не видишь, что ли, что ее пизда сопротивляется?  Подожди, счас я ее под наркоз!». Ирина наклонилась к лобку Светланы Михайловны и впилась засосом в ее клитор. Сначала Светлана Михайловна не ощутила этого, но потом, все увереннее и увереннее внизу ее живота потекло тепло, он шло от клитора, все шире и шире. Неожиданно Ирина укусила ее клитор, было не больно, но как-то необычно, Ирина укусила еще раз и еще и сквозь зубы прохрипела: «Серега, давай!». Серый отогнул назад свою задницу и с размаху засадил свой член в Светлану Михайловну по самые яйца, та охнула и размякла как проколотый воздушный шарик, силы оставили ее, она не могла ни пошевелиться, ни сказать что-нибудь, ее дыхание сперло, она мелко и часто дышала, по всему телу выступила испарина, она бессильно стала падать спиной назад, Ирина с Виталий вовремя подхватили ее, иначе бы она разбила голову о стекло. «Молодец! – похвалила ее Ирина – у меня с первого раза вообще ничего не получилось, все-таки блядский опыт сказывается». «Серый, ты токо счас не шевелись, вообще замри, а то порвется что-нибудь у нее!» Она стала мягко массировать лобок и внутреннюю сторону бедер Светланы Михайловны: «Потерпи, сейчас судорога отпустит, и поймаешь суперкайф - как больную, уговаривала она Светлану Михайловну - Виталя, ты пока проверь у нее жопу, если чо, то вытаскивать придется». Виталя наклонился и ощупал ягодицы Светланы Михайловны: «Вроде все в порядке. Может ей анус помассировать? Все быстрее отойдет?». «Давай, только осторожно» - согласилась Ирина, посасывая клитор Светланы Михайловны. Виталя, примостившись в ногах у Серого, встал на колени и пальцами, а потом и языком, стал нежно трепать и гладить около ануса Светланы Михайловны – та сразу почувствовала облегчение, вместо тупой судороги постепенно стало приходить наслаждение, влагалище отпускало все больше и больше, вот она стала ощущать ласки клитора, вот почувствовала, что язычок Витали острый и горячий, наконец она почувствовала свои половые губы, поняла, что они обнимают  огромный мужской член, который находится в ней, в самом сокровенном. Мышцы влагалища проснулись и самопроизвольно завибрировали, они как будто благодарили хозяйку за доставленное радость, Серега застонал, нежное влагалище Светланы Михайловны превратилось в распаленную тигрицу, терзающую нежную лань. Светлана Михайловна согнула ноги в коленях и, как могла,   обняла ими торс Сереги, приближая его к себе. Тот не замедлил ответить, он ухватился руками за ее талию и стал прижимать к себе, член с хрустом редко отодвигаемой до такой степени плоти, полез дальше, Светлана Михайловна продолжала тянуть Серого на себя, он тянул ее за талию, Виталя вылез из-под ног Сереги и опять полез сосать ее соски, Ирина, с интересом наблюдая за процессом,  тискала собственный клитор. Неожиданно Светлана Михайловна донельзя округлила глаза, ее рот открылся в немом крике, тело задрожало, по коже прокатились судороги – серегин член достиг наконец входа во ее влагалище и давил на него. «А-а! А-а! А-а! – голос Светланы Михайловны наконец прорезался – А-а-а-а-а! А-а-а-а-а! – кричала она на весь вагон, пассажиры высыпали в проход, подозревая, что что-то случилось страшное. «А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а! А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а! – еще протяжнее кричалп Светлана Михайловна, ее тело сотрясали конвульсии, она была на небесах, она была в раю, она ничего не чувствовала и ничего не понимала, ее больше не было, не было ничего вокруг, только счастье, ее счастье, ее блаженство и неземная радость, она никого не стеснялась, ничего не боялась и никого не стыдилась, ей было наплевать на все, окружающего мира более не существовало. Пассажиры кучей столпились у дверей купе, встревоженный проводник открыл дверь своим ключом, и все в ошеломлении наблюдали, как порядочную замужнюю женщину прилюдно насадили на здоровенную елду, как она корячится на этой дубине, как она вертится на нем, насаживаясь все больше и больше на этот живой кол, как развалилась ее благодетельная пизда, выперли наружи все ее внешние и внутренние половые губы и задрался цепляемый членом набухший багровый клитор. Светлана Михайловна кончала, кончала бурно и безумно, как не кончала никогда в своей жизни,  кончала так, как не могла и мечтать, с животным хрипом, с летящей во все стороны влагалищные выделения, для которых не было места после серегиной дубины, вот она резко дернулась, еще и еще раз, как будто желая освободиться от оков, потом дико, по-звериному вскрикнула и, вылупив глаза, уперлась в грудь ее ебаря и медленно стала отталкивать его, когда же его член вылез, из него ударила мощнейшая струя спермы, ей просто не было куда выплескиваться, струя била неровными сильными толчками, била Светлане Михайловне в живот, летела на ее мокрые от слюней Витали груди, попадала на ее лицо, свисая сгустками с носа и щек, она иногда ловила ее полуоткрытым задыхающимся ртом, но сил выплюнуть уже не было, Светлана Михайловна боком, как подрубленная, свалилась на боковую полку, животом вниз в нелепой позе, раскинув ноги и выставив напоказ все свои прелести – взглядам присутствующих предстала огромная дыра, пугающая своей бездонностью,   потом послышалось мирное посапывание крайне усталой, но полностью удовлетворенной женщины. «Во, блин, дает!» - крикнула Ирка в полном восторге – а вы че здесь пялитесь, козлы – заорала она на любопытствующих в дверях – уебывайте, придурки – она с силой закрыла дверь и уставилась на Серегу – она теперь от тебя никогда не отстанет!». «Виталь, выеби меня, пожалуйста!» - Виталя был давно готов, и, уложив Ирку на спину на полку, быстренько вставил свой кривой  член в ее давно распаленную щель. То ли от долгого по ее меркам воздержания, то ли от впечатлений об оргазме Светланы Михайловны, кончила она почти сразу, долго еще лобызая и облизывая Виталькины губы, спихнув ненужного теперь Витальку, она быстро засопела во сне. Мужики, неприкаянно потоптавшись, свалили курить, в купе стояла крепкая смесь спермы, женских выделений и пота.

Продолжение >>>

ARTHARD
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

У Пети 12 яблок, у Лёши 8 яблок, а у Васи в жопе соль. Кто бежал последним из колхозного сада?

Последние новости

Эта история началась немного раньше. Десять лет...

Статистика