Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.75 (2 Votes)

Эту историю мне поведали при весьма специфических обстоятельствах (См. рассказ «Попала (записки проститутки)7»), и не могу обещать, что всё рассказанное ниже происходило именно так, как это передано мною.

- Привет, ты откуда ?
- Привет, с базара, домой иду, А ты то здесь каким ветром?
Мы встретились совершенно случайно. Я брёл домой с трамвая, вернувшись из центра города. Он двигался в том же направлении. Узкая пыльная улочка в частном секторе тихо отходила от августовского зноя и собаки дремали в тени, высунув языки. И вот обгоняю худого лысоватого мужика и вижу Пашку, с которым мы вместе учились и дружили. Пашке учёба давалась нелегко, и он ушёл в ПТУ после 8го класса. Потом мы виделись один или два раза. Он работал сторожем, был женат и имел троих детей.


- Понимаешь, у нас вечером часто свет отключают, - объяснял он свой демографический подвиг.
Теперь мы встретились примерно после десятилетнего перерыва. Пашка выглядел очень неплохо, по сравнению с предыдущими встречами. Гладко выбрит, коротко аккуратно подстрижен, хорошо, хотя и неброско одет. На плече сумка от Гуччи. Как-то не похож был на небритого и достаточно побитого молью сторожа, виденного мною раньше. И походка какая-то странная. Лёгкая, хотя и небыстрая и достаточно изящная, хотя раньше Паша пыль загребал обеими ногами, как снегоуборочный комбайн.
- Я тут по делу – сообщил Паша, на работу бегу.
- Смотрю, работа тебя облагородила, хорошо выглядишь. Что, из сторожей в шефы охранного предприятия выбился? – Пашка никогда не хватал с неба звёзд и перемены в его облике просто поражали. При этом, зная его характер, я мог рассчитывать на абсолютно исчерпывающий ответ – мой друг был всегда простодушен до обалдения.
- Нет, уже не сторожую. Но работа хорошая, ты прав. Ты только нашим ребятам не рассказывай.
С детства я был поверенным в Пашкиных сердечных переживаниях и секретах и честно берёг их, если друг об этом просил. Благо он никогда не поверял на душу сообщений об уголовных преступлениях и тому подобном. Но тут он меня начал удивлять.
- Меня ведь из сторожей уволили, Толик. Недостача была на складе, всё свалили на меня, дело возбудили. Я отсидел три года.
- Это всё классно, Паша, но каким образом ты теперь так хорошо выглядишь?
- Повезло, меня на зоне опустили, я Машкой стал, Толик, и это мне понравилось!
- Ну, ты даёшь! Это что, повезло? СПИДом то не наградили, или ещё чем? И как твои многочисленные потомки?
У Пашки во младости были своеобразные сексуальные фантазии, но такой их реализации я не ожидал. Все его устремления всегда прочно направлялись в сторону вполне традиционной ориентации, чему свидетельством были и многочисленные Пашкины наследники. Хотя личико его было достаточно смазливым и могло воодушевить какого-нибудь голубого.
- Конечно повезло, – гордо сообщил Пашка – Я теперь человек со всех сторон. То был только мужиком, а теперь я ещё и девочка. И то, и другое пробую. И мне хорошо, и жене приятно. Пользовал меня на зоне авторитет, он сам здоровый – за ним и там догляд был, и меня другим мужикам не давал. Так что СПИД и прочее мне грозили куда меньше, чем всем. А откинулся я, он мне подсказал, как и с кем дома жопой подрабатывать. И знаешь – очень даже классно. К клиентам я хожу проверенным, платят более чем. Я себе на новую квартиру почти накопил. А работа не от восьми до восьми: сегодня могу пойти, а потом месяц отдыхать, пока самому не захочется. И на жизнь хватает, и на медосмотры, чтоб чего не подцепить, и дочку старшую недавно замуж выдал, так не стыдно было. Ты то где – всё в своём институте?
- Ага, тоже делаю то, что нравится, только вот зарплата, как у микроорганизма. У нас же Отечеству умные не надобны. Вот молодых одебиливают, а нас тихо изживают. Но, пока держусь. Пока работа есть, что-то платят, вот-вот докторскую защищу. Вот так.
За время разговора мы прошли половину улицы и незаметно для меня свернули в какой-то проулок. Мне это было уже не по пути, и мы начали прощаться. Я был ещё в лёгком обалдении от Пашкиного рассказа, чем, наверное, и можно объяснить всё воспоследовавшее потом.
Калитка, возле которой мы стояли, вдруг со скрипом открылась и оттуда вышли двое кавказцев лет 45-50.
- Здравствуй, дорогой, - обратился один из них к Пашке, высокий, плотный, в синей расстёгнутой на волосатой груди рубашке с закатанными рукавами, чёрных брюках и изрядно запылённых чёрных лаковых туфлях. Под мышками и на груди рубаха темнела от пота, на высоком из за лысины лбу из под шляпы струился пот.
- Ты чего так долго шёл, за это штрафик полагается! – продолжал он. – О, да ты не один, ну заходите. – И вместе со вторым, чуть пониже и потолще, начал подталкивать нас в спины к калитке.
- Да я, собственно, не сюда, вот, друга встретил, - заговорил я, понимая, что попадаю в историю.
Но хозяева уже лихо затолкнули нас во двор, закрыли калитку и повели по дорожке, перекрытой вьющимся виноградом к нарядному двухэтажному особнячку. К калитке загремев цепью лениво подошла здоровенная овчарка и задумчиво улеглась на входе.
Что было делать? Орать, драться? Я решил всё спокойно объяснить хозяевам дома. Но тут заворковал проклятый Пашка.
- Привет, Шамиль, здравствуй Асланчик. Я вот подружку привёл, ей тоже интересно. Только, мальчики, она целочка, в первый раз на работе. И очень скромная.
- Вах, целочка! – Шамиль нежно погладил меня по попе, от чего по спине неожиданно прошла приятная судорога. - Это мы устроим. Не бойся, девочка, тебе понравится. Вот Гале нравится, кончает всё время – он показал на Пашку.
Ах, значит Галя! Сразу вспомнилась гениальная в своей дебильности героиня сериала про няню Вику, которую Паша по своему уровню интеллекта весьма напоминал. И меня изо всех сил подставляет, потрох сучий. Вот это да.
- А тебя, целочка, как зовут, -  спросил между тем Аслан, открыв дверь в дом и заводя нас туда.
- Вера! – выпалил я, вспомнив не менее колоритную героиню из того же сериала. Тут же мелькнуло, какая Вера, валить отсюда надо!
- Здравствуйте, девочки! – раздался голос с дивана в гостиной. Там сидел третий представитель солнечного Кавказа. О, Галочка, ты с подругой. Ну, тогда надбавка выходит – по 250 баксов каждой.
- Ого! – мелькнуло в голове, - Это если эта славная троица мною попользуется, почти вся защита докторской окупится. Рискнуть, что ли.
Из размышлений вывел Шамиль. Он подтолкнул меня за попу к лестнице, которая вела на второй этаж.
 - Иди с Галкой, помойся и переоденься. О, да ты мохнатый! – сказал он, задев мою руку и увидев вырез в летней сетчатой майке.- Тогда сейчас.
Я покорно поднялся на лестницу и увидел несколько дверей. Одна из них распахнулась, и оттуда выглянул распаренный мокрый Пашка.
- О, Верунчик, иди сюда. Вон там можно переодеться, а потом помоешься и подгримируешься.
- Я тебе дам, Верунчик, мать твою так, Г а л я. Ты меня куда завёл? У меня попа не казённая и педризмами я не баловался. Нам с тобой под 40. У меня жена. Слава богу, хоть сейчас на стажировку уехала, а то я не знаю, что делать бы пришлось. Убивать вас всех что ли?
- Да ладно тебе, сам же говоришь, что жены нету. Ну и попробуй. Я тоже боялся, зато теперь знаешь, как нравится. И заплатят слышал сколько? Ты же сам говорил, зарплата маленькая. А что под сорок нам – каждому столько лет, на сколько он себя чувствует и выглядит. Не можешь выглядеть мальчиком, так хоть побудь девочкой.
В это время поднялись Шамиль, Аслан и третий – Хамид.
- Девочки, вы долго. Галя, давай скорее, потом подружке поможешь, а пока мы ею займёмся. Да не бойся, Вера, ебать ещё не будем, просто мы хотим помочь тебе стать поженственнее. И не так бояться. На выпей!
Они подали стакан коньяка. Напиток сей, да ещё в августовскую жару вызвал у меня острую идиосинкразию.
- Не хочешь? Обижаешь?
- Да нет, я сухое люблю
- Желание дамы – закон, – заметил Шамиль и вернулся со стаканом красного вина. Оно было холодным, аж стакан запотел. Я выпил, а братья мусульмане подтолкнули меня к ванной и быстро освободили от одежды.
- Классная фигурка! – заявил Шамиль – И ножки хорошие, и попка – класс и животик, как у ханум, а талии сейчас и у девок отсутствуют. А мы тебе её корсетиком сделаем. Ну, ладно, пора красивой становиться.
 Во мгновение ока они, затолкали меня под душ, окатили тёплой водой, а затем, размазав по всему телу мыльню пену бодро обрили ноги, руки, подмышки, грудь, пах и яички. Особо сложные места смазали эпилятором и волосы высыпались сами. Усов и бороды я не ношу, но и лицо мне тщательно обрили. Далее обтерли насухо и смазали тело кремом.
- Иди к Галке, переодевайся, а она тебя подмажет. – Меня толкнули в другую комнату, которая совмещала спальню с неким подобием театральной гримёрки и гардероба. На столике стоял низкий трельяж, а перед ним многочисленные дамские гримы, кремы, помады, баночки с накладными ногтями и ресницами, кисточками и прочей дребеденью, которую я привык видеть у своей жены, хотя и в гораздо меньших дозах. В распахнутом шкафу-купе виднелись платья и различные детали дамского туалета, а на широком подоконнике окна, прикрытого жалюзи, выстроились болванки с разными париками.
- Галя, помоги Верунчику, и скорее, мы вас ждём, – сказал Аслан и ушёл.
Ко мне шагнула высокая худощавая брюнетка лет 35, ярко накрашенная, с причёской а-ля Анджела Дэвис (если, конечно, кто-то ещё помнит предводительницу знаменитой Уилмингтонской десятки, причёска которой вряд ли проходила в нормальные двери). Она была в телесного цвета чулках, красных стрингах и таком же лифчике, атласном белом халатике, не скрывавшем стройных бёдер, и обнажавшем аккуратную попку, и розовых комнатных туфельках на каблуке и с помпончиками. Пашка … Ни фига себе…
- Давай начнём с парика, так легче воспринимать себя девочкой, - заявила Галя (иначе Пашку воспринимать было невозможно). – Ты думаешь, этот? Правда, классно.
Оказавшись в этой ситуации, я начал действовать на автопилоте. Раз придётся быть проституткой, да ещё педрилой – надо хоть выглядеть получше. Зная нравы кавказцев, я стал платиновой блондинкой с длинными, вьющимися на концах волосами. Сеточка и регулирующая лямка изнутри позволили плотно закрепить мои новые волосы. Потом также на автопилоте подошёл к шкафу. Хотелось скорее одеться. Сообразуясь со своими понятиями об эстетике, я выбрал небольшой чёрный лифчик с пластиковыми имитаторами груди изнутри, чёрные же кружевные стринги с завязочками по бокам, чёрные чулки, чёрный с серебром корсет (тут я вспомнил пожелания Шамиля) и чёрные же туфли на танкетке с ремешками, застегивающимися вокруг голени. Нацепив всё это с помощью Гали/Пашки (особенно пришлось повозиться с затягиванием корсета и застёгиванием ремешков туфель), я вполне успешно добрался до гримёрного столика. При этом всю дорогу жалел несчастных женщин, которые ходят на этих проклятых шпильках всю жизнь.
- Ну вот, - резюмировала Галя – Сейчас мы тебя загримируем так, что сама себя захочешь!
- Сама? Тут я мельком увидела своё отражение в большом зеркале сбоку. Именно увидела. Передо мной сидела блядовитая блондинка лет 30-35 в вызывающем костюме и неплохой фигуркой. Вспомнилась незабвенная порнозвезда Сильвия Сайнт, так похожая на мою супругу, и только сейчас я сообразила, что подсознательно копировала её облик с той огромной серии фоток, на которой она обслуживает здоровенного лысого негра.
Галя взялась за кисточку и набелила и нарумянила мне лицо, подмазала сине-зелёными тенями веки, подвела брови, подмазала тушью ресницы.
- Какую ж тебе помаду?
Тут я взяла инициативу в свои руки, взяв помаду темно-бордового цвета. Рот у меня вполне правильной формы, так что рисунок губ я изменила незначительно, подчеркнув изменения лежавшим тут же тональным карандашом.
Галя в это время рылась на столике, а потом протянула мне небольшие клипсы серебристого цвета.
- Надень, и сама подведи глаза карандашом. Ну, что, всё? А то мужчины заждались.
- Всё, - я встала из за столика и накинула на плечи длинный черно-серебристый в тон корсету халат. – Ну и как я тебе, Г а л я?
- Ой, Толик, то есть Вера, да я настоящих баб таких мало видела, – о произведённом эффекте явно свидетельствовала пульсация в стрингах моей “соратницы”. – Да, ещё, пока мы у клиентов – называем себя и друг друга только Вера и Галя, предупредила меня Галка. – Ну, пошли, сможешь:
Идти я на удивление смогла, нужно только было слегка сгибать ноги в коленях и смотреть под ноги, особенно на лестнице.
Галка спускалась первой, и её появление сразу вызвало неподдельную радость. Потом появилась я.
В комнате воцарилось молчание, только на экране плазмы, висевшей на стене, во всю кто-то занимался групповым сексом и из динамиков неслись сладострастные вздохи и стоны. А Шамиль, Аслан и Хамид молча стояли с раскрытыми ртами. У Хамида из уголка рта стекала слюна, у Шамиля к нижней губе приклеилась свежезакуренная сигарета и опасно клонилась к его подбородку.
- Бл-я-я-я, ни хуя ж себе, - задумчиво протянул Аслан.
Остальные пришли в себя.
- Вера, это ви? - Спросил уже Шамиль с незаметным ранее акцентом и уронил сигарету. Со врождённой интеллигентской привычкой я кинулась её поднимать, ибо падение грозило пожаром. Под ногами был пушистый ковёр. Я опустилась на колено, подняла сигарету, потом подняла глаза.
Передо мной стоял Шамиль, уже расстегнувший ширинку (как с такой скоростью можно расстегнуть ремень и пять пуговиц, если не умираешь от желания поссать, мне до сих пор интересно). Он медленно опустил правую руку мне на голову, погладил, потом взял за шею и приблизил мои губы к розовато-коричневому, пахнущему потом, мочой и чем-то ещё обрезанному члену, торчавшему из курчавых чёрных зарослей.
- Ну, познакомься с другом, - глухо сказал он, - Попробуй, только зубами не хватай.
Я осторожно обхватила его губами и прошлась взад и вперёд, потом продолжила это, одновременно мелко облизывая язычком район, в котором у немусульман бывает уздечка. При этом я смотрела только на этот заросший чёрным волосом потный пах.
Вот, теперь я шлюха, проститутка, блядь, соска. А потом меня ещё и в очко поимеют. Совсем хорошо. Всю жизнь мечтала. Чёрт, опять о себе, как о бабе.
Наверху раздалось довольное мычание, и Шамиль попытался засадить своего боевого друга в район моих легких. Пришлось перехватить его член рукой (на неё Галчик наклеила мне накладные ногти с дурацкими голубками на голубом же фоне) и потихоньку подрачивая удалить большую часть этого горнопроходческого комбайна из своих недр. Теперь я обсасывала его, пристроившись сбоку. Привкус пота и мочи, такой солоноватый, сменился другим, скорее сладким (ёлки, это же моя помада!). Теперь я видела, что Аслан сидит на диване, раздвинув ноги, спустив джинсы, а Галочка весьма целеустремлённо целует его торчуна, а потом также начинает его обрабатывать, как и я. Значит, всё правильно. А где же Хамид? Сзади раздалось шарканье шлёпанцев по полу. И кто-то начал нежно гладить сквозь халат, который я не успела снять, мои плечи, живот, бёдра, зад…
- Подожди, Хамид! Верочка у нас целочка, ещё перестараемся, - заявил мой “кормилец”.
 – Верочка, девочка, ещё, ещё, давай, ы-ы-ы! – Схватив меня за загривок, он силой сунул свой член в мой ротик (при этом губки автоматически охватили его колечком, язычок продолжал подлизывать снизу, а зубки убрались) и в рот и в горло мне хлынула струя тёплой густой солоновато-сыромятистой спермы. Шамиль пару раз судорожно дёрнулся, прижимая моё личико к своим яйцам, а я вдруг начала лихорадочно облизывать и обсасывать его хуй, стараясь, чтобы ни одна капля его выделений не пропала. Это было сложно. Шамиль продолжал кончать в меня, радостно приговаривая, - Ах, какая девочка, какая сосочка. Верочка, даже если ты в жопу хуже даёшь, твой рот целый гарем заменит.
Наконец, его оргазм завершился, а я обнаружила, что сама весьма и весьма возбудилась. В трусиках у меня набухало, грудь зудела, холодок проходил по спине. От первого в жизни минета я весьма распарилась и, не взирая на прохладную струю воздуха от кондиционера, сбросила надоевший халатик.
- А ну, девочка, встань, дай тебя получше рассмотреть, – попросил Хамид.
Я встала, оперлась на стул, отклячив, сначала, бедро, а затем попу. Потом попробовала повернуться на носочках, подняв руки и закинув их за голову. Получилось. Хамид подошёл, обнял меня за талию и начал водить по моему телу мощными шершавыми ладонями, оглаживая бока, бёдра, живот, попу, залезая в трусы и под лифчик. По телу заструилась истома. Неожиданно для себя я издала какой-то горловой скулёж. В это время меня можно было брать голыми руками.
Тут Шамиль что-то резко сказал Хамиду по-кавказски. Тот ответил ещё резче. Они смотрели друг на друга злыми глазами, периодически бросая взоры совсем иного свойства на меня. Аслан, только что завершивший минетить Галчика, попытался выйти из посторгазменного ступора и помешать разборке. Нужно было срочно гасить конфликт в зародыше.
- Милые, котики, мальчики, пожалуйста, не ссорьтесь. Ведь всё так хорошо началось. Вы что, меня делите? Вы же мужчины, а хотите поссориться из за шлюхи. Шамиль, Асланчик, мы с Галочкой вас на скорую руку уже слегка порадовали, давайте, теперь доставим радость Хамиду. А потом я, кажется, придумала, как установить очерёдность на наши попки.
Моё воркование вкупе с брошенной в воздух салфеткой, символизировавшей пресловутый кавказский белый платок, на время успокоило горячих кавказских парней.
- Мальчики, посмотрите пока, как это делают на экране (там шла немецкая порнушка), а мы вам обеспечим эффект присутствия, – я усадила Шамиля и Аслана рядышком, подвела поближе Хамида и устроилась на корточках между ним и диваном. Напротив меня в той же позиции расположилась Галя. Мы начали сразу в два ротика обрабатывать член Хамида, одновременно подрачивая вручную агрегаты своих “первенцев”. Вновь наступило умиротворённое затишье, прерывавшееся стонами и писками из видика и удовлетворённым хмыканьем и уханьем наших мальчиков и нашим с Галкой чмоканьем. Хамид кончил первым. Мне удалось ротиком поймать его струю, а потом мы с Галкой долго подлизывали сперму с его члена и с лиц друг у друга. Далее губами мы быстро довели до той же кондиции Шамиля и Аслана, добавив себе калорий и вдвоём подрачивая Хамиду, чтобы не обижался.
Мальчики сидели с чувством глубокого удовлетворения, которое раньше считалось шестым чувством каждого советского человека, и запивали удовольствие коньяком. К этому времени они уже были раздеты ниже пояса, в расстёгнутых потных рубахах.
- Ну, Верочка-целочка, что ты придумала с очередью? – поинтересовался Шамиль, откровенно лапая мою попочку.
 - Пусти, противный,- улыбаясь ответила я, отводя его руку. Не ровён час, опять сцепятся. - Давайте-ка, дорогие мужчины, поиграйте в карты на наше с Галкой раздевание, скажем, на четыре предмета одежды. Кто соберёт больше моих сувениров, будет ломать мне целочку, кто соберёт больше вещей Галки – будет первым претендентом на её попу. А у третьего посмотрим, чьих вещей больше, ту и поимеет потом. Или сам одну из нас выберет. – Кто в это время говорил моими устами, понятия не имею. Моим телом явно завладела скрытая внутри подсознания шлюха высшей (или наоборот - низшей?) пробы.
Идея понравилась, и наши кавалеры сели за стол играть в дурака. Я положила на кон халат, а Галка поясок с подвязками. Нас с Галкой, естественно, в игру не взяли. Я выпила бокал сухого, закусив мармеладкой (на сервировочном столике были закуски и посолиднее, но после принятых калорий есть не хотелось). Галочка лихо тяпнула полстакана водки, подкрепив его кусочком сервелата. Пока шла первая раздача, мы быстренько сбегали наверх, подмазались и удалили с себя следы спермы. Чтобы меньше благоухать потом и прочими мало аппетитными  (хотя и возбуждающими) штуками побрызгались дезодорантом.
- Ну, Верочка, ты даёшь! – выпалила Галка. – Извини, но я больше так не могу, помоги, пожалуйста. – Тут она спустила трусы, и на вольные хлеба вышел Пашкин хуй, а Галя сразу стала переодетым Пашкой. Он подсеменил ко мне. – Ну, пожалуйста! – сказал он умоляюще, кладя мне руки на плечи и давя на них.
- Пашенька, как же это? – обречённо прошептала я, а колени предательски согнулись, и я уже привычно взяла в руки его орган. Он был непривычно бритым, но благоухал так же, как и у наших мальчиков. Только добавлялись ароматы крема и дезодоранта.
Я взяла его правой рукой и начала подрачивать, одновременно подлизывая уздечку.  Пашка закатил крашенные глазки, а потом отстранил меня и отошел к офисному креслу за гримерным столиком, сел на него, расставил нога и поманил меня.
- Иди сюда, проституточка! – Сашка с детства жаждал общения именно с падшими женщинами, так что его меморандум меня не удивил.
Я подошла к нему, повиливая бёдрами, потёрлась, как кошка, об его бок, пососала мизинчик кончиками губ.
- Ну, что, котик, тебе нравится твоя шлюха Верка? – он молча потянул меня к себе, лапая за бёдра, грудь, попу и даже между ног. Похоже, он совсем свихнулся и вообразил, что перед ним женщина.
Я вновь встала на колени, взяла в руку его торчун (он стоял вполне основательно) и начала оттачивать на нём те приёмы, которые спонтанно выработала на членах Шамиля и Хамида. Видимо, оттачивание шло успешно, или Пашка слишком воодушевился, но кончил он достаточно быстро. А я ещё быстрее употребила в пользу потраченные на меня калории и подошла к столику подкрасить губки. Зрелище в трельяже меня поразило. Я видела себя пока лишь мельком. Теперь же на меня смотрела самая настоящая женщина, вполне миловидная, хотя с несколько глубоко сидящими глазами. Карандаш и тушь сделали глаза большими и выразительными (а они у меня ещё слегка восточные, раскосые – последствия, знаете ли, ордынского ига). Носик прямой небольшой. Ротик аккуратным бутончиком. Клипсы на ушах делали их нежными.
- На, засунь в попу, пригодится, - Пашка, вновь ставший Галей, протянул мне анальную свечу желто-кремового цвета. – Сейчас уже трахаться будем, надо очко расслабить. – Он нагнулся и аккуратно заправил такую же свечу в свою дырочку. Я последовала его совету. Свеча слегка застряла на входе, а потом мягко проскользнула куда-то вглубь меня. Ощущение было странноватое, но приятное.
- Девочки, вы где, пора новые ставки делать, - раздался голос Аслана. Мы спустились к столу. Галка на сей раз, пожертвовала халатик. Я повернулась ко всей компании лицом, поставила ногу, обтянутую черным чулочком с кружевами на кресло, слегка прогнулась и, соблазнительно посасывая мизинчик на левой руке, правой начала медленно расстёгивать пуговки на корсете. Потом медленно повернулась, не торопясь сняла его и в полуобороте грациозно положила на карточный стол. Джигиты бурно зааплодировали.
- Браво, Верочка! Девочки, не уходите, попейте, покушайте! – позвал Шамиль.
Мы присели к сервировочному столику. Мне не хотелось есть, волновалась относительно предстоящего дебюта. Я закурила (Хамид погрозил пальцем) и стала потягивать прохладное сухое. Галка приналегла на бутерброды, добавив ещё водки.
Мужчины сосредоточенно играли, дымя сигаретами и скупо прихлёбывая коньяк. Аслан при этом умудрялся полапывать Галку, а Хамид нежно провёл своей ладонищей по моей почти голой смугленькой спинке. Это вызвало поток приятных мурашек, покалывание в сосках и некое томление внизу ануса. Первым вышел Шамиль, который ничем не отвлекался, и молча подтянул к себе мой корсет. Потом Хамид оставил в дураках Аслана и завладел Галкиным халатиком.
- Девочки, призы – на кон! – провозгласил Шамиль.
Я пожертвовала поясок, а Галка кружевную подвязку. Хамид раздал карты, а мы вновь остались зрительницами. Становилось скучновато, и я решила поразвлечься. Уж больно они упёрлись в свои карты, мечтая о наших попах, а нам пока делать было нечего. Даже видак выключили, чтоб не отвлекал. Ну, мы вас отвлечём!
Я потянула Галку за руку, и мы пролезли под стол. Перед нами торчали три пары волосатых ног и три свисающие из чёрных зарослей члена. Приложив палец к губам, я нежно взяла ручкой один из хуёв и начала его подрачивать, одновременно нанизав свои свеженакрашенные, пахнущие парфюмом, вином и никотином губки на второй. Галка тут же начала обрабатывать ротиком третью торпеду, одновременно помогая мне дрочить ту, на которую рта не хватало. Сверху на какой-то миг наступило лёгкое смятение.
- Что, сосочки, вам всё мало? – весьма миролюбиво поинтересовался Аслан.
- Верунчик, давай! – подбодрил меня Шамиль, орган которого я как раз обрабатывала губками.
- Девочки, потихоньку, а то на ваши попки не хватит! – присоединился к нашим болельщикам Хамид.
Этот кон затянулся до тех пор, пока вся троица вновь не испытала шестое чувство каждого советского человека. Потом нас извлекли из под стола.
- Сейчас играем на ваши трусики, -  безапелляционно заявил Аслан. - Не снимайте пока. Их с вас снимут ваши законные “женихи”.
Он посадил Галку к себе на колени и начал сдавать карты. Я оказалась между Хамидом и Шамилем, которые, пока шла раздача, нежно меня поглаживали и пощипывали. Раздача окончилась и, глянув в карты своих ухажёров, я сразу сообразила, кому достанутся мои трусики. И попа. В руках Шамиля были пять козырей с тузом и ещё один туз, а рядом с ним лежали мои корсет и поясок. У Хамида не было козырей и полно мелочи. Так оно и вышло. Уже через пять минут Шамиль гордо откинулся от стола и начал уже откровенно меня лапать, целовать в шею и плечи. Это будило всё более грешные желания. У Хамида с Асланом баталия шла с переменным успехом, но, в конце концов, выиграл Аслан и предъявил публике Галкины халатик и подвязку. Хамид помрачнел, выпил стакан коньяка и включил видик. Там какую-то счастливицу одновременно имело три негра, а ещё двоим она дрочила.
- Ну, девочки, выпьем за победителей, потанцуем и начнём! – Провозгласил Шамиль. Хлопнула пробка от шампанского, мы выпили по бокалу замечательного брюта. Аслан включил какой-то медляк, и наши кавалеры вывели нас на ковёр танцевать. Я сплела руки на шее Шамиля, положила головку ему на плечо и нежно поцеловала в щёку. Его руки утвердились на моей спине и попе, прижав мои бёдра к его набухавшему (и это после стольких минетов!) члену и мы медленно закружились. Рядом в той же фигуре соединились Галка и Аслан. Шамиль попытался поцеловать меня в губы, я игриво отвела его пальчиком.
- Милый, проституток в губы не целуют, я же твоя шлюха, а не жена, - и начала язычком играть с его ухом. Его руки на мне активизировались. Краем глаза я видела, как Галка что-то шепчет Аслану, а потом он ведёт её к столу, укладывает на спину, снимает трусики, закидывает её ноги себе на плечи и засаживает свой ствол в её дырочку, которую Галка для верности развела пальчиками.
В этот момент руки Шамиля скользнули к моим бёдрам и развязали завязки на трусиках.
- Всё, они тебе сегодня не понадобятся, Верочка. Когда будет надо – сам надену. А теперь, моя маленькая сучка, пора становиться настоящей женщиной.
Он подвёл меня к низкой кушетке и велел встать раком. Я положила руки под голову и постаралась, как можно сильнее оттопырить попу и развести ножки. Шамиль не спешил. Он смазал мою дырочку чем-то прохладным и начал массировать дырочку пальцем. Одновременно той же смазкой он покрыл головку своего тарана. Ещё погладил мою попку, а потом плавно, но настойчиво начал его вводить в меня. Было почти не больно. Член постепенно заполнял мой анус, а потом резко пошёл вперёд. Одновременно его руки оказались у меня на талии и насадили мою попу на его член. Из моего горла вылетел совершенно непроизвольный и совершенно бабский визг.
- Что, Верунчик, уже не целка? Ну, сейчас я тебя разработаю. – Его член начал планомерно двигаться во мне взад и вперёд. Одновременно руками он заставлял меня подмахивать. Постепенно все неудобства проходили, сладкая истома охватывала всё моё блядское существо. Я постанывала, повизгивала (рядом смачно рычали в унисон Аслан и Галка) и, наконец, начала уже самостоятельно подмахивать моему первому мужчине, насаживаясь всё глубже и глубже.
- Давай, девочка, давай, ты самая лучшая, давай. Может, мы тебе пол сменим – тогда женюсь, – вопил расходившийся Шамиль. При этом он, как оказалось, держал ситуацию под контролем. Массаж моей простаты его членом делал своё дело, кроме того, сам процесс возбудил меня, и уже мой член начал подавать недвусмысленные признаки жизни. Кончили мы с Шамилем практически одновременно, но пока я переживала эту дивную сладостную судорогу, пульсацию его члена во мне и моих сфинктеров, поток тёплой спермы куда-то внутрь меня, мой любовник подхватил салфетку и обернул головку моего детородного органа, не дав обрызгать покрывало на диване. Когда мы слегка отдышались, он подставил под меня бокал, куда струйкой стекли остатки моих выделений, потом добавил туда сухого.
- Пей, Вера, этот коктейль, ты теперь не скромная целочка, а классная девка!
Я не могла отказать этому любезному предложению.
Хамид задумчиво осматривал меня и Галку, которая также уже оттрахалась.
- Не знаю, что делать? Две девочки, обе хорошенькие, обе попки уже без меня перепробовали. Почему у меня не два члэна или у вас не одна попка на двоих? И Вера, невеста наша уже Шамилем опробована.
Впрочем, его рассуждения закончились весьма оригинальным решением. Мы с Галкой были поставлены на кушетку раком рядом друг с другом и Хамид начал вставлять нам по очереди.
- Сейчас определю, у кого попка лучше: на ком кончу, та и выиграла, - заявил он нам. Член его был короче и несколько крупнокалибернее, чем у Шамиля, но мой анус был теперь разработан и получил дополнительную смазку в виде шамилевой спермы. Так что быстрые и резкие вторжения Хамида во внутреннюю жизнь моей задницы воспринимались ею вполне адекватно, и она с удовольствием подмахивала. Галочка тоже старалась на совесть. Чтобы нам было не так скучно, Шамиль и Аслан пристроились перед нами и требовательно запустили свои леденцы нам за щёчки. Какое-то время мы все лишь томно постанывали. Только дорвавшийся Хамид комментировал ситуацию.
- Ах, хорошие попочки! В какую ж кончить? Верке, нет, Галке, нет Верке. Верка, ты чего врала, что в первый раз, блядища! Ой! – в это время я попробовала поработать мускулами своего ануса. – Ой! Кончаю! Ы-ы-ы-ы!
И вновь во мне что-то взорвалось и тёплые струйки побежали в меня и из меня.
- Верка, ты победила!
- А я тоже хочу победительницу, заявил вдруг Аслан, прекративший обрабатывать Галкин ротик. После её ласк его член стоял, как будто на кордебалет впервые после месячного воздержания. Шамиль продолжал пользоваться услугами моих губ и язычка, а Аслан резво пристроился к моей уже изрядно разъёбанной попе. Его член оказался тоньше и длиннее, чем у Хамида, так что встреча с ним не вызвала неприятных ощущений. Даже наоборот, удовольствие продолжалось. Шамиль кончил мне в ротик, дал облизать моего кормильца и сел покурить, Хамид тискал Галку, ласкавшую его член. При этом Галка как-то странно косилась в нашу сторону. Аслан кончил, я протяжно и нежно по-бабьи взвизгнула от удовольствия.
- Галя, да ты, наверное, лесбиянка! – со смехом заявил Хамид – Смотрите, у него на Верку встал! Ты что, тоже её хочешь?
Все воззрились на Галку, вновь оборотившуюся Пашкой. Его физиономия полностью подтверждала гипотезу Хамида.
- А что, Верунчик, ты не устала? Интересно посмотреть такое лесби-шоу!
То, что проделали со мной по очереди трое кавказцев, мне понравилось, и желание продолжать эксперимент, да ещё с необрезанным членом, каких моя попа ещё не пробовала, имелось. Что я доходчиво и изложила. Жестом. Пашка подошёл ко мне, погладил по попе, потом, лаская руками бока, живот, грудь и бёдра начал бодро меня наворачивать. Член его ходил быстро, видно, массаж его простаты также давал о себе знать. Новыми оказались ощущения от перемещений его крайней плоти по головке и обратно в моей попе.
- Сучка, проститутка, блядь, шлюха! – шептал он. – Прикинулась целочкой, а сама уже четвёртому подряд даёшь, а хуёв уже тачку пересосала, неделю худеть будешь!
Я уже, было, хотела согласиться с ним (пока я лишь удовлетворённо постанывала), но вдруг Пашка издал странный звук и натянул меня особенно резво. Раздался смех.
- Ну у вас и Летка-Енька! Оказалось, что Аслану надоело наблюдать за Пашкой, и он вернул его к ипостаси Гали – засадил сзади по самые яйца. Теперь мы с Галкой синхронно подмахивали, а Пашка и Аслан синхронно поёбывали. Хамид сунул свой орган к моим губам, и я не могла отказать. И откуда у них такая потенция! Петушки кончили в своих курочек, и наша вереница развалилась. Всем было хорошо, но я после массированного массажа простаты и прочих эмоциональных потрясений ощущал некий дискомфорт. Стоп. Я вновь ощутил себя не женщиной. И Галкина фигурка с покрасневшим анусом привлекла уже моего боевого друга.
- Ну вот, у нас теперь Верочка возбудилась, - прокомментировал Шамиль. – Что, подружку хочешь поиметь, как она тебя? Ну, давай, а я тебе помогу.
Вновь возникла всё та же Летка-Енька, только теперь я имел Галку, которая сосала у Аслана, а Шамиль имел меня. К оргазму мы пришли практически синхронно.
Все утомились. Кавказцы закурили, попивая коньяк и заедая жареной курицей в густом соусе. Галка потянула меня за руку, - Пошли, подмоемся и приведём себя в порядок.
С трудом двигая раскоряченными ногами, я двинулась за ней. Из попы струилась сперма, оставляя следы на ковре, на чулки, к счастью не попадало. Мы остудили натруженные работой попки на биде, подмылись. Первый нетрадиционный половой опыт вынудил заодно опорожнить кишечник. К удивлению, смывая, я не заметила крови, хотя спермы и, видимо, останков свечки в моем стуле хватало. Галка тоже облегчилась.
- Ну, ты даёшь! Мы же могли с тобой это ещё в школе проделывать! – выпалил Пашка.
- Сама не знала за собой таких талантов, - я вновь ощутила себя шлюхой, особенно поправив макияж и прическу. Кроме того, мы обновили туалеты. Теперь к туфлям чулкам и лифчику добавились у меня миниюбочка в темно- и светло синюю клетку и ярко-зеленый топик, а Галка надела коротенький сарафанчик на тонких бретелечках.
- Милые дамы, просим! - Шамиль поднялся к нам. Когда мы спускались по лестнице, он прижал меня к себе и начал целовать в губы.
- Вера, я тебя люблю!
- Котик, но я же шлюха и даже не совсем женщина. Ты мне тоже очень нравишься, я ублажу тебя, как могу, но чего ты ещё-то хочешь?
- Они уйдут – останешься на ночь? Хорошо, раз ты – проститутка – тысячу баксов сверху дам!
Ого, да стоимость моей попки растёт вместе со степенью её раздолбанности! И быть его любовницей понравилось…. И деньги хорошие…
- Ладно, милый, я останусь до утра, но в районе десяти мне нужно уходить, дела.
- Хорошо! Только потом опять приходи!
Мы спустились в зал, покушали, попили вина, покурили. При этом наши кавалеры всячески нас оглаживали и ощупывали, а мы тоже старались доставить им приятное своими пальчиками и ножками. На плазме вновь побежали кадры порнушка. Народ вперился в экран, но через какое-то время визуальных ощущений явно стало не хватать. Члены наши медленно начали подниматься и колоситься, что особенно явственно виднелось у активной части нашей вечеринки. Устроители банкета продолжали сидеть раздетыми догола в одних шлёпанцах и шляпах, и их пусковые установки явно переходили на повышенную готовность.
- Эх, - сказал вдруг Аслан, схватил Галку за талию и быстро насадил её попку на свой вертел. – Покатайся на моей лошадке!
Галка запрыгала, а меня таким же образом умыкнул из-под носа весьма огорчённого Шамиля Хамид. При этом я подогнула ноги на диван и сидела на хую моего кавалера гораздо комфортнее Галки, которая фактически всё время работала ногами, будто стоя в стременах на рыси. Мне же оставалось работать в основном попкой.
Когда Хамид меня отпользовал и посадил рядом, Шамиль молча взял меня за руку и повёл в другую комнату. Здесь было темно, и это явно была спальня. Шамиль посадил меня, обнял, завалил на кровать. Какое-то время мы молча взасос целовались. Наконец, я опомнилась.
- Шамиль, я же тебе говорила, что проституток в губы не целуют. У меня там сегодня только твой Бобик не отметился. Мой любовник вздохнул, ещё раз поцеловал под левое ушко и решил заняться делом. Он стащил с меня топик и юбку, подложил под спину пуфик и прошептал: “Раздвинь ножки, Верочка”. Я растаяла. Он встал передо мной на колени, слегка приподнял мои ноги и вошёл в меня. Я обняла его ногами и сплелась с ним в самой обычной для мужчины и женщины, но странной для двух мужчин канонической позе. При этом мы жарко ласкали друг друга руками, губами, языками, кажется, я стонала. А он мерно входил в меня и выходил, я подмахивала и, наконец, мы оба кончили и раскинулись на постели. Моя сперма попала ему на грудь и живот, и я, передохнув, вытерлась какой-то тряпкой, а моего самца вылизала. При этом ротик мой опять оказался возле его уже опавшего органа, и мне было приятно вернуть его к жизни.
- Эй, пора! Тут очередь! – в дверях стоял Аслан. - Нам одной на двоих мало, лучше две на троих!
Мы вернулись. Галка оканчивала минет Хамиду и вот-вот опять должна была возникнуть всё та же дурацкая ситуация, при которой хотят трое, а смогут только двое. Мысли, которые приходили ко мне в голову, когда все мужики по очереди лишали мою попу останков невинности, подсказали мне выход. Чисто блядский.
- Мальчики, давайте поиграем в “Угадай член”. Галка, становись рядом со мной раком, мальчики, завяжите нам глаза. Сейчас по очереди молча будете нам по разу вставлять. А мы будем по хую угадывать – чей. Не угадали – трахаете нас, чтоб лучше запомнилось, угадали – на второй заход!
Идея вызвала бурный отклик. Уже через считанные минуты мы с Галкой стояли, как две мортиры на позиции с завязанными глазами, а наши мальчики, затаив дыхание, подкрадывались к нашим дырочками. Ап! Толстый, короткой – Хамид!
- Ах ты, сучка, угадала
Рядом слышится – Аслан!
- Нэт, Хамид, а это тебе на память! – Галка рядом начала заходиться радостными визгами, а я задумалась о том, как этот быстрый Гонсалес так шустро перескочил в соседнюю попку. Ап! Тонкий, длинный – Аслан!
- Ты смотри, её жопа все хуи помнит, так тебя Верочка до утра не выебут. - Аслан отошёл. Ап! Вот он, милый. – Хамид!
- Ы-ы-ы-ы! – руки возлюбленного моего Шамиля, хуй которого я, конечно же, отличила, обхватили мои бёдра, а его орган с удовольствием заходил в моей попочке. Аслан в это время сунул свой торчун мне в ротик, пришлось утешить.
Далее игру продолжили уже в варианте минетном. И вот здесь я сплоховала, не отличила Хамида от Шамиля, и моим губкам и язычку пришлось слизывать с хамидова члена Галкины фекалии. Галку отодрал в рот Аслан.
Гости приморились. Сели, выпили, поболтали. Я сидела на коленях Шамиля, Галку не смогли поделить Хамид и Аслан. Наконец, Хамид, Аслан и Галка собрались уходить. Шамиль показал мне глазами на спальню, я покорно опустила веки. Шамиль проводил гостей, при этом Галка, уже вновь ставшая Пашкой успела о чём-то перемигнуться с Асланом. Они сели в смутно белевший во дворе “Москвич”, Хамид утвердился за рулём, Аслан с Пашкой – позади. Заскрипели ворота, зарокотал двигатель и, шурша шинами по шероховатому гравию машина ушла в ночь. Шамиль закрыл ворота и вернулся.
- Надень всё, как в начале! – и сам надел и завязал мои трусики.
Я поднялась в душ, оттуда перешла в гримёрку и полностью восстановила антураж проститутки-Верки. Хотя это было и непросто, особенно с натруженной попой и на шпильках, спустилась к моему первому мужчине походкой манекенщицы с сигаретой в мундштуке.
- Садись, выпьем! Почему только вино пьёшь?
- Коньяк ваш и водка противные, только горло дерут. А от вина и пива настроение улучшается. И вообще, вино – оно же вкусное.
- Слушай, может ты всё-таки баба переделанная, мыслишь точно, как они.
- Как бабы мыслят – они сами не понимают, не то, что мужики. А ты меня понимаешь. Ну, ладно, мы же с тобой не философией заниматься остались. И не на первое свидание. Ты меня лучше обними.
Он притянул меня к себе, обнял, начал ласкать. Мы вновь целовались взасос, наши языки переплетались. Потом он мягко положил меня на кушетку, вновь развязал трусики, задрал мои ноги себе на плечи и в который уже раз за этот день и вечер вошёл в меня. Потом я обсасывала его член от спермы и кала. А потом пошли в спальню, где он меня вновь раздел до чулок и лифчика, и несколько раз любили друг друга. Я засыпала лёжа на боку, а Шамиль лежал сзади, обхватив меня правой рукой за талию, и его член так и оставался до половины во мне. Проснулась я раньше. Сбегала в душ, ещё раз напоследок подмазалась и поверх лифчика и стрингов надела найденный на кухне фартучек. Сварила кофе и принесла на подносе моему господину. Тот ещё спал, но рука его беспокойно дёргалась явно в поисках меня. Я осторожно отвела одеяло, развела его ноги и уже привычно обхватила свеженакрашенными губками его член. Тот начал приходить в боевую готовность, Шамиль замычал, заулыбался во сне и проснулся.
- Верочка!
- Как спалось, милый? – мне пришлось оторваться от минета.
- Класс, мне всю ночь ты снилась. И как мы трахаемся. – Тут я вспомнила странное беспокойство в попе, когда спала сама. Значит, не приснилось. Интересно, а как твоя спермоскважина после такой ночи ведёт себя утром? Подрочив его хуй, я убедилась, что с эрекцией у него всё в порядке. Тогда я демонстративно сама сняла перед ним трусики, села ему на живот и аккуратно нанизала попочку на его перископ. Он тут же завибрировал должным образом, а я всеми силами ему помогла. Кончили мы вместе, после чего я добросовестно слизала свою сперму с Шамиля, а заодно привела в порядок его член и яйца. Мы попили кофе. При этом мне вновь пришлось сидеть на колене Шамиля и нежно томиться от его поглаживаний. Потом я поцеловала его, поднялась наверх и вновь превратилась в мужчину. Всё, пора домой, а потом в город по делам. В кармане у меня лежали 1750 баксов, честно заработанных моими попой и ротиком.
А вечером я получил СМСку: “Вера, приходи, Ш.”
Я тут же отправила ответ: “Иду”.
Но это уже другая история.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

Еще никто так, как русские, не глушил рыбу! (в Тихом океане - да космической станцией!)

Последние новости

Антонина Ивановна была учительницей  старой  школы. Поэтому...

Статистика