Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

Так вышло, что некоторое время я был директором небольшой фирмы. И по директорским делам однажды пришлось поехать в славный город Ярославль. И, конечно, не обошлось без секса, иначе бы я тут это не писал.

В скоростной электричке Москва-Ярославль я познакомился с молодой женщиной Людмилой, которая тоже ехала в командировку. За время поездки мы перешли на ты, даже тяпнули по халф-дринку вискаря (у меня было). Я ехал всего на день, она — на два дня.

В Ярославль электричка пришла вечером.

— Ты в какую гостиницу? — спросил я Люду.

— Не знаю, я места не бронировала, сейчас спрошу у местных. Не думаю, что проблемы будут.

— Тогда поехали со мной. Я еще в Москве созвонился с одним человеком, у него гостевая квартира в центре.

— Ну, не знаю, — замялась Люда. — Мне ж квиток нужен, отчитываться потом.

— А он выписывает квитки. Скажу, что ты — мой бухгалтер, пусть на твое имя выпишет.

— А ты как же?

— Люсь! Я ж гендир и главбух (и это было правдой)! Неужто я сам себе квиток не нарисую?

— А, поехали! — махнула рукой женщина.

Сели в такси, я назвал адрес, и мы понеслись по вечернему древнему городу.

Чтобы не вызывать подозрений, с владельцем квартиры я встретился один на одни, предупредил, что я, возможно, не на одну ночь, а на две или даже три, заплатил за две и взял ключи. После того, как он ушел, я вернулся к Люде из кафе, где мы ужинали и отдыхали от дороги.

Квартира была однокомнатная, но просторная, отремонтированная под гостиницу. Санузел — унитаз, биде, джакузи. В кухне — разделочный стол, плита и холодильник.

— Ну-с, мадам, позвольте пригласить вас в мой вертеп!

— А что, очень даже ничего, — оценила квартирку Люда. — И главное — документов никто не спрашивает. Та-ак, — протянула она, — а кровать-то одна!

— Люда! Мне уже не раз доводилось делить постель с женщиной без какого-либо ущерба для ее чести достоинства. Если не боишься, можем спать вместе под разными одеялами, если боишься — я могу устроиться в кухне на полу.

— Ну что ты, Сергей! Ты меня так выручил, даже с квитком все устроил, а я тебя — на пол! Ляжем вместе. Девочка я уже большая, да и ты не школьник.

Это был намек!

Развесив одежду в шифоньер, Люда направилась в ванную. Вскоре там зашумел-забурлил джакузи. Я тем временем проглядывал список дел на завтра.

— И долго мне ждать? — раздался из ванной голос Люды.

А чего я еще ждал? И чего, собственно жду? Я встал и вошел в ванную. В пузырях пены и клубах пара в джакузи сидела голая Люда.

— Раздевайся и залезай! — приказала она.

— Хорошее начало, — ответил, скинул одежду и подошел к ванне.

Люда поднялась навстречу:

— И как я тебе?

Она была красива. Стройное тело, за которым она явно следила, упругая кожа, высокая грудь «четыре с хорошим плюсом» с небольшими кругами около сосков, втянутый живот, узкая гибкая талия, широкие бедра, длинные ровные ноги, лобок чисто выбрит. Люда запустила руки в свои волосы и подняла их кверху. Шея была высокая, ровная, чистая.

— Полагаю, ты сама обо всем догадалась — указал я на свой налившийся кровью пенис.

— О, да мы уже готовы! — протянула Люда. — Ну-ка, подойди сюда, мой герой, — обращалась она явно к «маленькому мне».

— Э нет! Ты сперва скажи, как я тебе! — заупрямился я.

Люда оглядел меня с головы до ног. Скажу честно — я не Ален Делон, не Турчинский и не Машков-Бандерас.

— Ну, у меня нет такого индикатора «ты мне нравишься», как у тебя, но я покажу по-другому, — и Люда вышла из ванны.

Она опустилась передо мной на колени и взяла головку члена в рот. Сосать она умела! Кожу сдвинула до основания одним махом, но совершенно без боли. При каждом прикосновении ее языка и глотки к головке мой член вздрагивал, а по нервам пробегала волна удовольствия, сжимаясь в комок наслаждения где-то возле ануса. Вдруг мне показалось, что член входит во влагалище, но нет! — это Люда проглотила головку почти целиком. Она проталкивала ее глубже и глубже в горло, а языком охаживала голый ствол. Палец Люды массировал вход в мой анус, а другой рукой она мастурбировала. Я не стал заморачиваться и позволил организму разрядиться туда, куда еще не кончал никому — прямо в горло, а не просто в рот. Люда глотала, не выпуская меня. Член дрожал как заведенный, выстреливая сперму порцию за порцией. Анус распалился от столь долгой ласки. Наконец, она насытилась, выдоив меня почти досуха, и отпустила на волю.

— Это только начало, — сказала женщина, залезая в ванну и приглашая меня за собой. — Надеюсь, ты захватил презервативы? Я не хочу залететь, а абортов не признаю.

— Конечно, захватил. Залета не будет. Но я хочу попробовать тебя живую.

— Это можно, — и Люда, став на колени, развернулась ко мне задом. Она была выбрита начисто. От промежности пахло чем-то нежно-ароматным, возможно — специальным интимным парфюмом.

Я ввел не до конца восстановившийся член в ее уже влажное и жаркое влагалище. Почувствовав привычную среду, член принял рабочую форму. Дырочка Люды была нежной, не очень глубокой, располагалась в зоне «ладушка», поэтому никаких проблем с вводом в любой позе не будет. Я ввел член до упора — Люда напряглась, но ей это было приятно. Я начал фрикции, она красиво подмахивала. Головка подрагивала, вновь и вновь наполняя меня нервными волнами. Понаслаждавшись тем, чего мне больше не испробовать, я оставил Люду.

— Ты очень приятна внутри. Жаль, что дальше только через «противогаз».

— Ну что ж теперь делать! Встретимся лет через 15 — тогда можно будет и без «противогаза», — засмеялась Люда. — Давай я тебя вымою.

Она достала шампунь, мочалку и принялась заботливо мыть меня. Я отдал себя ей полностью. Особенно старательно Люда вымыла мою промежность, не отказав себе в удовольствии снова помять мою дырочку.

— Ты никогда не брился там? — спросила она.

— Нет, не считаю это нужным.

— И правильно. Мужчина должен быть мужчиной, но обязательно чистым.

Ну вот я и чист!

— Теперь моя очередь, — сказал я, забирая у Люды мочалку.

Я вымыл ей голову, густо намылил все тело и тер его не мочалкой, а руками. Люда охотно предоставила мне свои груди. Налитые соски упруго пружинили под моими ладонями, живот подрагивал, и лобок снова вспыхнул внутренним пожаром. Когда я добрался до бедер, Люда уже кончила, и мыльная пена смешалась со стекающим нектаром. Она стонала, ослабевшая, и опиралась руками на стену, повернувшись ко мне спиной. Я намыливал ее спину и подтянутую попку, уверенно тер между ягодиц. Вот мой палец нащупал ее анус. Я помял вход и слегка надавил.

— Не надо, — простонала Люда, — я не люблю анальный секс.

— Может быть, тебе не повезло с партнером? — спросил я, нажимая сильнее.

— Это был мой муж, мне сразу стало очень больно, и больше мы не пробовали.

— А со мной понравится, — мой палец уже протискивался через сфинктер.

Люда сжала попу, стараясь мне помешать, но я не отступал. Вскоре весь палец был в ней. Я нащупал сквозь сикель «точку джи» и начал массировать ее. Люда застонала и расслабила попку. Теперь она была моей! Я ввел второй намыленный палец, растягивая вход. Люда уже не сопротивлялась. Наверное, муженек брал «на сухую» или просто обслюнявил. Растянув Люду и доведя до очередного оргазма, я уверенно ввел в нее свой густо намыленный член. Как она закричала!

— Боже! Да-а-а, да, да!!!

Я ходил в ней как поршень; она совсем ослабла, согнулась пополам и опиралась на край ванный коленями руками. Вскоре волна дрожи накрыла меня, анус вновь засвербило — и я кончил в ее, можно сказать, девственную попку. Не выходя из Люды, я развернул ее в ванну и поставил раком. Когда ее анус оказался направленным в потолок, я вынул член и пальцем направил вытекшую сперму в попку.

— Постой так, пусть глубже проникнет! — пошептал я на ухо. Не хватало еще залета от «ветром надуло»!

Люда смотрела на меня отсутствующим взглядом. Думаю, она до конца не понимала, что же сейчас произошло. Такой вид возбудил меня. Я дотянулся до презервативов, вынул один, надел на себя и вошел Люде во влагалище. Даже через резину я чувствовал ее нежность и готовность. Жар и вибрации ее тела придавали моим ощущениям остроту. Очень скоро она уловила мой ритм и начала подмахивать. Кончила Люда раньше меня, мне же пришлось постараться, чтобы получить третье удовольствие за вечер. Дрожащий и извергающийся член тыкался в стенки вагины, приводя в восторг меня и мою любовницу.

Наконец, мы вылезли из ванны, вытерли друг друга полотенцем. В квартире было тепло, поэтому одеваться мы не стали, а как были — голышом — сели на кровать.

— Перекусить бы, — прошептала Люда, склонив головку мне на плечо.

— Не вопрос, — ответил я, раскрыл чемодан и достал оттуда припасенную на всякий случай фаст-фудовскую снедь и фляжечку виски.

Закончив импровизированный ужин, мы с Людой отнесли на кухню посуду. Люда пристроилась у раковины и мыла тарелки и рюмки. Я сидел на табуретке у столика и смотрел на нее. Впереди ночь, а может и больше — и у меня такая женщина! От такой мысли член вновь задрожал и начал заполнять свои пещеристые тела. Я подошел сзади, обнял Люда за талию и начал помогать ей мыть посуду. Она полуобернулась и поцеловала меня в уголок рта. Черт возьми! У нас уже был и оральный, и анальный секс — а мы еще не целовались!!! Люда одной рукой погладила меня по попе и слегка прижала к себе. Над раковиной я увидел бутыль с подсолнечным маслом, и это решило судьбу Люды на несколько ближайших минут. Я снял бутылку, вылил себе на ладонь и смазал людину попку, проникая пальцем в анус.

— Ну зачем? — простонала она. — Я еще от прошлого раза не отошла...

— Расслабься, — прошептал я, покусывая ее ушко. — Тебе надо закрепить результат. Ведь тебе понравилось?

— Очень! — выдохнула женщина.

С этими словами я провел масляной ладонью по своей головке и вошел снова в ее попку. Чтобы было удобнее, я отвернул Люду от раковины и положил грудью на кухонный столик. Она руками развела ягодицы и приняла меня полностью. Я долго не мог кончить, чего не сказать о Люде: она кончала, кричала и стонала раз за разом. Но вот и я почувствовал привычную волну в нервах и зуд анусе. Еще несколько фрикций — и я тоже кончил.

Люда в полузабытьи лежала на столе. Я вымыл и вытер ее попку, затем привел в порядок свой орган.

— Почему опять в попку?

— Я захочу тебя еще много-много раз, и не всегда презервативы буду под рукой. Поэтому твоя попка не должна закрываться эти дни.

— Мы еще много раз будем трахаться?

— Да, много. Мы вместе приехали и вместе уедем. Я задержусь здесь на срок твоей командировки. У нас впереди две ночи и одна кровать.

Я взял любовницу на руки и понес в постель. Несколько минут мы лежали молча, слушая дыхание друг друга.

— Как с тобой хорошо! — прошептала Люда, положив голову мне на грудь и играя рукой моим пенисом. — Твоя жена, наверное, самая счастливая женщина.

— Об этом надо у нее спросить. Думаю, увидев нас сейчас, она не обрадуется.

— Да уж, — засмеялась Люда. — Ты любишь «шестьдесят девять»?

— Да, люблю. Поласкаемся?

— Охотно, — Люда развернулась надо мною.

Ее нежная, влажная, ароматная вагина оказалась над моим ртом, а ее губы уже обхватили мой пенис. К сожалению, мой трудяга не смог распрямиться во весь рост и потому не дотянулся до горла. Поглядим, может, людины губки помогут?..

Обычно мой язык первым узнает вагину женщины, с Людой же было наоборот: мой пенис уже познал все три ее ипостаси, а язык даже со ртом не познакомился. Поэтому я старался поглубже проникнуть в дырочку. Анус Люды закрылся не до конца, и я с интересом разглядывал это вход. Временами я протискивал язык и в него. От такого ощущения Люда сбивалась с ритма и вздрагивала. Вскоре она затряслась в оргазме, вскрикнула и упала набок, выпустив меня изо рта.

Придя в себя, Люда сказала:

— Мне попу еще никто не лизал.

— Да ты почти девственница! — воскликнул я. И добавил вполголоса: — А сколько у тебя вообще мужчин было?

— Ты третий. Парень в юности, мой первый, потом муж. Вот и все.

— А ты давно хотела вот такого романа на стороне?

— Да, давно. Мечтала, что будет у меня начальник-любовник. Буду ходить на работу без трусиков, чтобы всегда быть готовой к сексу с ним. Буду приносить ему кофе и делать минет, танцевать голая на столе...

— Так кто мешает? Я — начальник, вот стол, ты — голая, сейчас и музыка будет! — я включил телевизор и нашел какой-то музыкальный канал.

Люда выпорхнула из постели, вскочила на стол и принялась танцевать красивое подобие чего-то восточного. Танцевать она умела: тело свое знала, ритм чувствовала хорошо. Я прихлопывал в ладоши в так музыке. Люда протянула руку и пошевелила пальцами. Я догадался и кинул ей ее шелковый нашейный платок. Она повязала его вокруг бедер, отчего ее сексуальность несказанно усилилась. Танцуя, она соскочила на пол и оказалась прямо напротив меня. Чутко улавливая мелодию, она тростинкой извивалась и опускалась на пол и ровно с последним аккордом распростерлась ниц у моих ног.

— Мой господин, — услышал я ее шепот.

Я наклонился, взял ее пальцами за подбородок, приподнял лицо и спросил:

— Что ты сказала?

— Я сказала — мой господин. Я твоя раба. Позволь мне вновь ублажить тебя.

— Как?

— Я хочу ласкать и целовать твой анус, — ее шепот был еле слышен.

Я кивнул. Люда запрокинула мои ноги вверх и прильнула губами к промежности. Ее язык нежно касался моей дырочки, приводя меня в восторг. Одной рукой она гладила мой живот, а другой дрочила мой член. От таких ласк я скоро кончил прямо на себя. Люда поднялась и вылизала мне живот, собрав всю пролившуюся сперму.

— Благодарю, мой господин, — сказала она. — Дозволь вымыть тебя.

И вот мы снова в ванной. Я стою, а Люда намыливает меня и ополаскивает душем. После стольких семяизвержений мне вдруг страстно захотелось в туалет, и я поглядел на унитаз. Люда уловила мой взгляд.

— Не надо, мой господин! Я прошу, чтобы ты сделал это на меня.

Я мешкал.

— Пожалуйста, мой господин! — попросила Люда, и, взяв рукой мой пенис, направила на себя. Я сдался. Желтая горячая струя ударила ее в лицо. Люда ловила струю ртом, направляла ее на лицо, груди и живот. Наконец, я иссяк.

— Тебе понравилось, мой господин? — спросила она.

— Да, но я хочу, чтобы ты всегда была чистой.

— Я буду такой, какой прикажешь, мой господин! — Люда согнулась в поклоне и поцеловала мне ноги.

И, все-таки, я сам вымыл ее после «золотого дождя». Надеюсь, на «шоколадный град» ее не потянет? Расспрашивать о причинах такого мазохизма я не стал. И так все ясно: молодая женщина с неустроенной половой жизнью, с кучей несбывшихся мечтаний. А возможно, это ее истинная суть: беспрекословная рабыня, сексуальная игрушка.

Заснули мы быстро, тем более, что завтра обоим предстоял непростой день.

Утро прошло без секса, зато с хорошим завтраком, который приготовила Люда из оставшейся фаст-фудчины. Я вызвал такси, которое отвезло сперва Люду, а потом меня.

Как и предполагал, я свои дела решил за полдня, и, в принципе, мне уже ничто не мешало возвратиться домой, если бы не Люда. Она же жила в квартире, снятой мною. И, конечно, я хотел провести с нею еще одну ночь.

На квартиру я пришел задолго до Люды. По дороге купил продуктов и приготовил обед. Не знаю, почему, но я надел ее халатик. Он был короткий, бежевый, но четких признаков пола на нем не было, этакий эротичный унисекс. Захотелось курить, и я, взяв сигару, вышел из квартиры в общий коридор. Там уже стояли и курили две девушки.

— Вы тут живете? — удивленно спросила одна.

— Нет, приехал по делам, договорился с хозяином.

— Из Москвы? — девушка явно уловила мой «ма-асковский» акцент.

— Да. А вы — местные? — я тоже акценты улавливаю и, порой, угадываю происхождение говорящего.

Девушки были симпатичные, милые, одеты слишком легко даже для того, чтобы выйти покурить в общий коридор. Внизу живота, возле пениса, зашевелился чертик. А почему нет? Люда будет только вечером...

— Местные, ярославны.

— Почему ярославны?

— Так называются жительницы Ярославля. Не знали?

— Нет, думал, как-нибудь ярославки.

— А мы вот — ярославны! — задорно засмеялась одна.

— Ну, и как ярославнам живется? Не плачете на крепостной стене?

— По-всякому бывает. Бежим мы все в Москву, за деньгами и положением. А вы к нам по какой части?

И тут чертик проснулся окончательно.

— Я продюсер. Хотим тут провести фестиваль эротического и порнографического кино. Уже и название придумали — «Эрославль». Если получится — сделаем ежегодным. Придете?

— Ого! А что, такие есть?

— Есть, и немало: в Берлине, в Будапеште, в Штатах в нескольких городах проводятся. Награды ценятся не ниже каннских или «оскара». Да вообще половина западных актеров из порнофильмов выходит. Про Уитни Хьюстон слышали? Она бешеные деньги заплатила, чтобы ее ранних фильмов больше не показывали. Слай начинал как порнушник. А чем вы-то хуже? Вы сами можете стать звездами первой величины. Моя напарница (чертик вовсю отплясывал джигу) сейчас ведет переговоры с директорами ваших кинотеатров.

Гляжу — девчонки начали переглядываться. Пляши, чертяка, жги цыганочку!

— Эх, не прихватил я оборудование для кинопроб! Сейчас бы и проверили, как вы смотритесь на экране.

— Это как? — спросили обе разом.

— Ну как-как... Занялся бы я с вами сексом, напарница снимала, потом посмотрели вместе.

Девчонки зарделись, но не возмущенно, а возбужденно.

— А когда вы к нам еще приедете? — решилась спросить та, что пониже ростом.

— Не думаю, что очень скоро. А что?

— Я подумала, что можно просто попробовать, чего вам от нас надо.

Вторая молчала, но глазами явно одобряла подружку. Всё, готовы!

— Прошу! — я открыл дверь.

Я усадил девчонок на кровать, сам сел перед ними в кресло.

— Первое: что для вас неприемлемо? Оральный секс? Анальный? Садо-мазо? Групповуха?

Девочки о чем-то пошептались и маленькая произнесла:

— Мы только обычный пробовали. Лежа да раком.

— А лесбийский пробовали?

Обе отрицательно качнули головами.

— Вы вообще-то кино с лесбиянками видели?

Девушки смущенно кивнули.

— Девчонки, хватит смущаться. Расслабьтесь. Может — выпьете? Но от этого игра страдает. Давайте с лесбиянок и начнем. Это неопасно и красиво. Если что — я буду подсказывать. Для начала раздевайтесь и прошу в ванную. Там, кстати, и первую сцену разыграем. Смелее!

Девушки разделись, и я осмотрел каждую из них. Молоденькие, чистенькие, немного лишнего жирка на талии и попке (пивком балуются), грудки ровные, высокие, шрамов и татуировок нет. Может, мне и правда в порно-продюсеры податься? Смогли же Хефнер да Прянишников! Надо подумать. Пощупал их груди, руки, бедра, провел ладонью между ножек (обе взмокли!). Хороши!

— Ну, коль уж у нас до наготы дошло, давайте познакомимся. Я Сергей.

Маленькую звали Света, а ту, что повыше и позастенчивей, Лиля.

В джакузи девочки постарались сымровизировать что-то лесбийское. Впрочем, делали это красиво: целовались, гладили друг дружку, покусывали грудки, сосали пальчики ног, лизали стопы. Наконец, они вылезли из ванны и легли на пол в «шестьдесят девятую». Наверное, никогда мужчина не откажется от зрелища лижущихся девушек. Возбуждает необыкновенно! Мой перец уже давно наплевал на правила приличия и нагло торчал из-под полы людиного халата. Я оголился и подошел к девушкам. Опустился на колени у попки Светы и лица Лили и сунул член Лиле в рот. Сам же гладил пальцами вагину и анус Светы. Лиля сосала по-детски, кожу, поэтому пришлось самому рукой осторожно открыть головку. Когда нежная плоть привыкла, я вошел Свете в вагину, сказав Лиле:

— Продолжай лизать!

Доведя Свету до оргазма, я приказал девушкам поменяться, а затем, через светин минет, трахнул Лилю.

— Ну что, вы вполне годитесь для кино. Быстро кончаете, быстро и обильно намокаете. Но современные вкусы таковы, что без анала зритель кино не воспринимает. Пробуем?

Они согласились сразу. Первой анальной невинности лишилась Лиля. Я постарался сделать это событие торжественным: вымыл и прочистил ей попку, поласкал дырочку языком, потом обильно смазал, растянул двумя пальцами и осторожно-осторожно вошел. Света при этом во все глаза наблюдала за происходящим. Я специально развернулся в ней задом, чтобы она могла ярче оценить зрелище того, что предстоит ей. Узкая, горячая, нежная попка Лили была прекрасна! Я решил не кончать в нее, чтобы не задержать анальный трах со Светой (я еще думал выпроводить девочек до возвращения Люды). Когда Лиля со стонами «улетела», я вышел из нее и повернулся к Свете:

— Твоя очередь.

Свету я тоже вымыл, вычистил, поласкал. Ее попка, смазанная и разработанная пальцами, охотнее приняла мой член, чем лилина. И оргазма Света достигла быстрее.

Когда девочки «вернулись в наш мир», я спросил:

— Ну как, вам понравилось?

Обе закивали.

— И как часто нам придется так трахаться? — поинтересовалась Света.

— Не каждый день. Сам процесс съемок не очень-то и захватывает в смысле секса. Работа есть работа. Будете уставать от репетиций, от требований режиссера, от многократных дублей. Самое интересное наступает после съемок: тут такой трах начинается — вы не представляете! Хоть снова бери камеру!

— А замуж порно-актрисы выходят?

— Да, чаще за своих партнеров, когда оба устают от работы, но, бывает, и за совсем посторонних людей, которые порно не смотрят и вашего прошлого не знают. К тому же, мы часто используем усиленный грим, парики, цветные линзы и имитации тату. Вот ты, Света, темненькая и кареглазая, а мы сделаем из тебя голубоглазую длинноволосую блондинку с японским драконом во всю спину. А синеглазку Лилю, напротив, сделаем восточной женщиной с черными глазами и бронзовой кожей. И никто никогда не докажет, что это вы снимались.

— Ой, как здорово! — захлопала в ладоши Лиля. Надо же: тихоня, а уже видит себя в «трех иксах»! Светка испуганно одернула ее. И тут у меня тренькнул телефон. Гляжу — смс от Люды: «Буду через 10 минут. Ты готов?» Ай, умница, что предупредила! И тут чертик отжег:

— Девчонки! Есть идея. Сейчас вернется моя напарница. Устройте ей лесбийские ласки. Согласны?

Девочки переглянулись и — кивнули. Вот это командировочка!!! Я спрятал их в ванной и пошел встречать Люду.

Люда позвонила в дверь (ключи от квартиры были у меня), я открыл и сразу накинулся на нее, словно изголодавшийся новобранец в первом увольнении. Я целовал ее в губы, шарил руками по телу, залезал под юбку.

— Пусти, — хрипела Люда, — задушишь!

— Не пущу, — хрипел в ответ я, — я так соскучился.

Я раздел Люду догола прямо в коридоре, опустился на колени и кусал ее лобок, потом развернул спиной, упер ее руки в стену и вошел в попку. Она охнула, но не отболи, а от удовольствия, хоть и не была смазанной.

— Да, да, да, — шептала она, насаживаясь задом на мой член.

Я завязал ей глаза платком, вышел из попки, подхватил Люду на руки и отнес на кровать. Там я поясом от халата привязал ее запястья к щиколоткам так, что промежность была открыта любому вмешательству, а свести ноги и закрыться она не могла. И поманил из ванной девчонок. Свете я указал начать ласки. Она опустилась на колени перед людиной промежностью и принялась лизать влагалище. Люда уже была распалена ласками в коридоре и потому кончила быстро. Я показал Свете — «не останавливайся!», и вскоре Люда улетела во второй оргазм. Тогда я подманил Лилю и показал на людины груди. Она понимающе кивнула и принялась губами ласкать ей соски. От такого Люда задергалась:

— Что это такое? — испуганно закричала она.

— Это мой подарок тебе, моя любимая напарница! — ответил я, закрывая ей рот поцелуем.

Люда вырывалась, пытаясь понять, что с нею происходит, но быстро сдалась от тройных ласк. Тогда я решил снять с нее повязку. Зрелище ее возмутило и возбудило одновременно:

— Что такое? Кто это?

— Это наши новые актрисы, — ответил я и подмигнул («подыграй!»), — Света и Лиля.

В этот миг ее накрыла новая волна оргазма и Люда, забыв свой вопрос, потянулась ко мне:

— Дай мне в рот! — услышал я ее голос.

Я придвинулся ближе, подложил ей под голову бедро и вставил свой член меж ее губ. Девчонки на миг оторвались от своих занятий, так их увлекло новое зрелище. Но я погрозил пальцем, и они слова принялись ласкать Люду. Через какое-то время я почувствовал, что вот-вот кончу сам. Я жестом подозвал девчонок к себе и излил сперму в три сблизившихся приоткрытых ротика. Три язычка ходили по моей головке, собирая капли спермы, а потом все три принялись целоваться.

— Ну как, берем девчонок на кинопробы? — спросил я Люду, развязывая.

— Да, берем. Я думаю, ты их уже на все амплуа проверил?

— Кроме садо-мазо, — ответил я.

— Ничего, еще проверим, — Люда уже вошла в мою игру. — Но я хочу видеть, как они делают ануслинг.

С этими словами Люда уложила меня на спину, высоко задрала мои ноги и приказала девчонкам:

— Ты — лижешь анус, ты — сосешь член.

Лизала меня Света, а сосала Лиля. Это было неописуемо! Не идет ни в какое сравнение с тем, что делала до них Люда. Сама же Люда уселась влагалищем на мое лицо. Это были месть и награда. Я лизал Люду, Света лизала меня, Лиля меня сосала... Как я слышал по стонам, девочки еще и мастурбировали, поэтому три мои женщины скоро бурно кончили, но и я сумел излиться в лилин рот.

Но вот и распался наш клубок.

— Девочки, — сказала Люда, окончательно войдя в роль, — вы умницы, обе красивы и старательны. Мы вас обязательно вызовем в Москву на наши курсы и будем снимать. А сейчас идите домой!

Девочки радостно написали в блокнот свои телефоны (как оказалось, в блокнот Люды) и стали одеваться.

— Стоп! — остановила их Люда. — Последнее испытание: вы идете домой голышом.

— Да нам тут рядом, по тамбуру, — засмеялись девочки, подхватили свои одежки и выбежали из квартиры. Вскоре хлопнул замок их двери.

— И как это понимать? — вспыхнул запоздалый гнев Люды.

— Я исполнил еще одну твою заветную мечту: бисексуальный групповичок. Или не было такого?

— А как ты узнал?

— Люда, милая моя! Да практически все женщины — бисексуальны. Ты сказала мне, что мечтаешь о начальнике-любовнике, о кофе-минете. А додумать дальше твои тайные мысли было совсем просто. Ты хотела секса с женщиной, ты хочешь секса с несколькими мужчинами, ты хочешь секса в людном месте... Продолжать?

— Не надо, все правда. Спасибо тебе! Я счастлива, что ты отдал меня этим девчушкам. Кстати, что ты будешь с ними дальше делать?

— Ничего, если не надумаю и вправду стать порно-продюсером. Сегодня я открыл в них наклонности к лесбийскому сексу. Эти две студенточки так же снимают тут квартиру на двоих, иногда потрахиваются с однокурсниками, рискуя залететь или заразиться. Теперь будут ласкать друг дружку. Это мило, красиво и безопасно.

— Ты змей-искуситель. Я хочу тебя!!! — и Люда, губами оголив головку, заглотила мой член. Вскоре он поднялся во весь рост и проник в людино горло. Соприкосновение головки и горла не сравнить ни с чем, даже с влагалищем. Там тесно и сладостно. Волны удовольствия вновь и вновь окатывали меня, заставляя анус зудеть, и, наконец, апогей: я снова излился в Люду. Глотая, она сдавливала головку, отчего мой оргазм был острее и глубже прежних. Люда доила меня как теленок корову.

— Вставай раком, — попросила она, вытолкнув меня изо рта.

Не люблю эту позу, есть в ней что-то нехорошее для мужчин, но выполнил. Разведя ягодицы, Люда принялась вылизывать мой анус. Я, не отошедший от только что полученного оргазма, вновь погрузился в волны наслаждения. Люда, как могла, напрягла язык и слегка протиснула его сквозь сфинктер. Мне показалось, что не меньше, чем на фалангу пальца. Кончик языка дрожал, задевая стенки кишечника. Зуд, который я испытываю при оргазме, слабее этих ощущений многократно! Трудно поверить, что эта женщина еще вчера была простой закомплексованной офисно-замужней клушей. Сегодня это была опытнейшая гейша, познавшая все стороны греха.

Вот Люда отпустила меня и сказала:

— Пойдем в ресторан, а потом в кино, на последний сеанс на последний ряд.

— Что так?

— Но ты же сам сказал, что я хочу секса в людном месте. Я пойду в чулках и без трусиков.

— А как же завтрашний день? Или ты уже все?

— Я сегодня все дела сделала, а командировку закрыла завтрашним числом. Так что у нас целая ночь и половина завтрашнего дня. Прошу тебя, мой господин! — и Люда вновь упала, целуя мне ноги.

Мы привели друг друга в порядок, оделись и пошли в ближайший ресторан. Я выбрал место в глубине зала подальше от глаз официантов. Длинные скатерти прикрывали наши ноги. Люда, сидя напротив, сняла туфли и положила стопы мне на бедра. Я запустил руку вниз и расстегнул ширинку (по людиному примеру я тоже был без белья). Член вырвался наружу. Люда легонько обхватила его ступнями и начала подрачивать. Я тоже разулся и, вытянув одну ногу, стал пальцем ласкать людин клитор. Вскоре она кончила, с трудом сдерживая стоны и крики. Опасность быть разоблаченной придавала ее оргазму особую остроту.

— Я сейчас, — Люда поднялась из-за стола.

Она зашла мне за спину, быстро оглядела зал — и нырнула под стол. Через миг мой член вновь бы у нее во рту. Я постарался кончить как можно быстрее. На мой оргазм тоже повлияла обстановка: он был глубоким и сильным. Как только Люда прекратила глотать, я сказал ей под стол:

— Сиди там! Я скажу, кода можно выходить.

Люда сидела еще несколько минут, полизывая мою обмягшую головку, наконец, настал миг, когда на нас никто не смотрел:

— Давай! — скомандовал я, и Люда вновь возникла за моей спиной. Как ни в чем не бывало, она прошла и села на свое место.

— Ну как? — спросила Люда шепотом.

— Замечательно, — ответил я.

— Плохо, что туалет тут не подходящий для секса, я уже проверила, — огорчилась Люда.

— Провинция-с, — произнес я тоном столичного сноба.

Люда звонко рассмеялась. Мы достаточно плотно поужинали в ресторане, и уже почти ночью вышли на улицу. Рядом горел афишами кинотеатр. На наше счастье, последний сеанс в нем был поздним, как раз сейчас. Я купил два билета «повыше, чтоб голову не задирать».

В зале было всего несколько человек, жующих попкорн. Нам никто не помешал забраться на самый верх. В этом ряду мы были одни, и тремя рядами ниже вообще никого не было.

— Вот это место для секса, — прошептала мне Люда, когда начался фильм. — Ты презервативы захватил?

— Конечно, — успокоил я любовницу.

— Дай!

Я протянул Люде конверт, она вскрыла его, расстегнула мне ширинку, достала член (который мигом встал) и раскатала резинку по стволу. Я сполз пониже, насколько позволяло расстояние между рядами кресел. Люда приподняла юбку и уселась на меня лицом к экрану. Она старательно работала бедрами и мышцами вагины, шум в зале не мешал ей стонать и вскрикивать от переполнявших чувств. Она кончила дважды, я все не мог (и поза неудобная, и накончался я уже за сегодня).

— Никак? — спросила Люда.

— Никак, — ответил я.

— Может, в попу или в рот получится?

— Лучше в рот.

Люда слезла с меня, сняла презик, стала на колени между моих ног (пристроиться сбоку ей мешали широкие подлокотники современных кресел) и принялась сосать. Сосать ей пришлось долго, почти половину сеанса, но она была неутомима. Наконец, я разрядился в нее. Острота ощущений было слабее, чем в ресторане. Уставшая Люда села рядом.

— Ну как? Тебя на ночь-то хватит? — спросила она.

— Хватит, и на завтра тоже.

— А я устала. Как ты выдерживаешь: девок тех трахал, меня трахал, — и все еще свеженький?

— Опыт, милая, опыт...

Наша ночь началась в джакузи. Люда распробовала-таки анальный секс, и поэтому мне не часто пришлось пользоваться презервативами. Кроме того, я сумел еще раз проникнуть в ее вагину тщательно вымытым голым членом. Она не возражала, зная, что риска нет. Особенно ей понравилось лежать спиной на столе, а я, разведя широко ее ноги, трахал ее попеременно то в анус, то в вагину. При этом она мастурбировала. Крики и стоны Люды были слышны, мне кажется, и в других квартирах. Интересно, чем сейчас Света и Лиля занимаются? Не верю, что просто спят.

Анус Люды был так открыт, что никакой смазки уже не требовалось. Я подхватил ее на руки и насадил попкой на пенис. Мокрое влагалище и клитор терлись о мой лобок, доставляя Люде неземное блаженство. События прошедшего дня так меня истомили, что кончить я уже не мог при всем своем желании. Но оно и к лучшему: Люде больше достанется. Я вновь связал Люду, как тогда, с девчонками, перевернул вниз животом (от этого ее попа задралась круто вверх) и трахал в зад.

— Мой господин! — произнесла Люда. — Отнеси меня вот так в ванную и полей «золотым дождем»!

Я перенес ее в джакузи и, направив член в широко раскрытый анус, выдал «золотую» струю. Люда вскрикивала и стонала, когда горячая струя попадала прямиком в попу. После я мыл ее под душем, не жалея мыла и воды, направляя струю снова в открытые отверстия.

— Я отпущу тебя, когда ты скажешь «хватит», — предупредил я женщину.

— Тогда трахай меня до утра, — ответила она слабым голосом. Она стала безропотна как резиновая кукла. Я трахал ее лежа и раком, перевешивал через спинку кресла и клал на стол. Я совал член то в вагину, то в анус, то в рот, то между сжатых грудей — и она послушно принимала меня. Мне казалось, что она уже не ощущает себя как личность, секс поработил ее (такое было с Юлькой, когда бандиты неделю трахали ее толпой: она рассказывала, что уже не понимала, с ней ли это происходит или с кем-то посторонним). Но Люда просила еще и еще. И я не мог отказать. Однако, под утро сон сморил меня, и я отставил Люду в покое.

Проснулся я днем. Первое, что увидел: Люда, голая, накрывала стол.

— Просыпайся, мой господин! Обед готов, — проворковала она.

Я притянул ее к себе и потрогал промежность: анус и вагина были широко «распахнуты».

— Как себя чувствуешь, любимая? — спросил я женщину.

— Я счастлива! Спасибо тебе за это приключение!

Я встал, привел себя в ванной в порядок и вышел к столу тоже не одетым. Мы пообедали, уложили вещи в чемоданы и прилегли на кровать.

— У нас еще три часа, — сказала Люда, — я хочу еще раз побыть твоей.

— Конечно, — ответил я.

Люда ласками привела меня в должное состояние, надела презерватив и села сверху. В руке у нее оказалась бутылка шампанского, которое мы вчера купили после кино и не выпили ночью. Она прыгала на мне, прикладываясь к бутылке или протягивая мне для глотка. Когда бутылка иссякла, Люда завела руку за спину — и я почувствовал стеклянный холод на бедрах.

— Что ты делаешь? — испугался я за ее рассудок.

— Все хорошо, милый! Я просто исполняю еще одну свою мечту. — Люда протяжно застонала, выпрямляя спину, отчего мой член чуть не взорвался спермой: Люда вставила себе в попу бутылку! Она возобновила свои движения, но теперь она получала двойное удовольствие. От такой комбинации она кончила скоро и бурно, рухнув мне на грудь. Я сумел протянуть руку ей за спину и нащупать бутылку: она ввела ее почти на все горлышко. Представляю, каких теперь размеров ее анус!!! От этих мыслей на меня накатила волна оргазма, и я кончил. Кончив, я вылез из-под Люды, снял использованный презерватив и посмотрел на ее попу. Да, бутылка вошла глубоко. Я пошевелил ее — Люда сладостно застонала. Я покачивал бутылку, пока мой член вновь не встал. Мне захотелось трахнуть этот широченный анус. И я трахнул. Знаете выражение «как хрен в проруби»? Вот это про такой секс. Мой член болтался в людиной попе как язычок в колокольчике. Мне даже удалось опустить в ее попу свои яйца! Это был не секс, но, все равно, ощущения — незабываемые. Люда, стоя раком, пребывала в полузабытьи. Я пристроился к отверстию сверху, подрочил и спустил прямо в эту пещеру. Сперма потоком стекала в глубину вибрирующей кишечной трубы.

— О, мой господин! — простонала Люда. — Как хорошо! — Она с трудом распрямила спину, повернулась ко мне и облизала член. — Как хорошо...

За этими играми время пролетело незаметно. Я помог Люде одеться (на раскрытую попку я ей наложил прокладку). Ходила она как кузнечик после перелома. Но, думаю, до дома все отойдет, и муж ничего не заметит. Хотя как тут не заметить? Жена приехала из командировки совсем другим человеком! Это даже по лицу видно, а не то, что в постели. Она ж сразу проколется! Ну и пусть! Может, хоть через это у нее половая жизнь с мужем наладится, и не будет она мечтать о тайном минете под столом или о голых танцах в офисе.

Пока ждали такси (Люда снова спряталась в кафе), я встретился с хозяином квартиры, отдал ему ключи и взял гостиничный квиток на имя Люды (соврал, что формально в командировке не я, а моя бухгалтер, и это для фирмы принципиально).

А потом Люда три часа сладко спала на моем плече, пока скоростной поезд возвращал нас в столицу...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

Я живу напротив кладбища. Будешь выпендриваться - будешь жить напротив меня!!!

Последние новости

Каждый взрослый человек понимает, что сексуальная жизнь...

Статистика