Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.14 (14 Votes)

Зачем я припёрлась в этот «чёрный» район Чикаго?! Иду, стуча каблуками дорогущих туфель, под наглыми взглядами, которыми награждают меня обитатели здешних трущоб. Они отпускают мне вслед сальные комментарии. «Белая сучка», «сиськастая белая шлюха», «хочешь попробовать чёрный хуй на вкус?», «мой чёрный конец желает твою белую щель» - слышу я сзади себя выкрики грязных нигеров. Мои стянутые эластиком платья большие титьки качаются в такт собственным шагам.


Спрашиваю у здешнего жителя, показавшегося мне более приличным, как пройти по указанному адресу. Тот беззастенчиво тянет время, встав так близко ко мне, что может легко щупать мою грудь через тонкое платье тогда, когда другой рукой, активно жестикулируя, показывает направление моего движения. Полицейский (то же афроамериканец!), стоящий рядом, подчёркнуто не замечает этого. Вырываюсь из рук старого мужика и почти бегу в указанном мне направлении. Слышу, как тот начинает со смехом рассказывать полицейскому про мои прелести.
Что я тут делаю? Ах, если бы не мой сын - оболтус, я бы никогда не ступила сюда ногой! Он же опять вляпался в какую-то историю! Час назад мне позвонили, и грубый мужской голос сообщил, что моего Алекса за долги хотят сделать женщиной! Да, так и сказали: «будем пидорасить твоего сыночка, а потом отрежем ему яйца». Поняв, что незнакомец не шутит, я попросила дать трубку Алексу, и он сказал мне сумму своего долга. Сейчас эти 2000 долларов, скрученные в трубку лежат у меня в самом недоступном месте. Нет, не в сумочке! Её у меня выхватили в ста метрах от станции подземки. И не между титек, ведь тот старый нигер, что меня щупал при полицейском, обязательно бы забрал их тогда. Деньги я завернула в презерватив и вложила в своё влагалище! Ну не будут же меня тут насиловать, в самом деле!
Вот и тот дом, про который мне сказал сын. Открываю скрипучую входную дверь и прохожу по безлюдному первому этажу. В конце коридора лестница в подвал. Остановилась, расставила ноги, залезла пальцами в свою киску, и вот деньги в моей руке. Сердце отчаянно бьётся. Спускаюсь в черноту подвала. Ещё одна дверь. Привыкаю к слабому освещению помещения. Вижу, что в обставленной кожей комнате находится мой девятнадцатилетний Алекс в окружении трёх нигеров. Сынок сидит на стуле в углу. Он не связан, но страшно напуган. Один из бандитов, самый толстый и наглый, замечает меня:
- Что, сука, прибежала выручать своего недоноска?!
Молчу, кивая в ответ, и протягиваю пачку стодолларовых купюр. Бандит считает и с удовлетворением отдаёт деньги своим друзьям.
- Что же, придётся оставить ему яйца в целости. Но пидорасить всё равно будем. –
- Это почему? – возмущённо повышаю голос, сама удивившись своей смелости.
- А потому, что ты отдала только основной долг! А проценты за моральный ущерб? – черномазый, натирая через спортивное трико свою промежность, направляется к сыну.
- Мама! Я не хочу! Мама, помоги! – кричит испугавшйся Алекс.
- Пожалуйста, пожалуйста прекратите! – подскакиваю к негру сзади и хватая его за плечо.
Тот разворачивается ко мне. Господи! Подонок уже спустил штаны и я вижу, что между его ног болтается огромных размеров обрезанный пенис и толстыми буграми жил и сосудов под чёрной кожей. Мужик видит моё смущение и нагло смотрит на меня.
- Ну, может, может можно как-нибудь иначе? Может, мы завтра принесём денег? Может, мы заплатим за ваш моральный ущерб? – лепечу я, сама уставившись на его чёрного удава.
- Нет, белая ухоженная сука, пожалуй деньги тут не нужны. Ты хорошо видишь мой конец и яйца? – дрожа губами, киваю утвердительно головой. – Так вот, эти яйца для моего здоровья должны опустошаться два раза в день. Сегодня твой молокосос отнял у меня время, которое я трачу на оздоровительные мероприятия, так что ему придётся побыть немного девкой для нас. –
В углу опять закричал Алекс. Один из негров уже схватил его за шею, нагибая к своему чёрному члену.
- Нет, пожалуйста! Не трогайте сына! Я всё сделаю Вам САМА! - кричу я, поразившись своей смелости.
Все три нигера сразу развернулись ко мне.
- Дорогой, не переживай, не бойся! Мама сейчас всё сделает так, как надо, - чувствую, что мужицкие руки сзади обхватили моё тело и с силой мнут через платье обе полных груди.
Пощупав, руки перемещаются на талию и попу, задирая платье, а главарь банды подходит и, бесцеремонно схватив меня за прядь длинных волос, нагибает к своему уже чуть напрягшемуся пенису.
- Алекс, это надо так! Я ммММММмММММммммм , - дальше мне не дают общаться со своим мальчиком, затолкав малиновую голову толстого члена в рот.
Боковым зрением замечаю, что сын сморщился и отвернулся. Конечно, его матери сейчас пихают в рот здоровенную чёрную сарделину, а другой нигер уже стягивает вниз женские трусы и начинает пристраиваться ко входу в вагину! От удушья и напряжения с глаз текут слёзы, не давая мне видеть окружающую действительность вдали. Со мной общаются лишь короткими командами, а чаще грубыми шлепками или пощёчинами. Именно пощёчины позволяют главарю затолкнуть свой чёрный шланг так далеко, что его он проникает в моё бедное горло. Он начинает двигать моей головой по своему монстру, с каждым новым толчком, проникая всё глубже и глубже. Другой афроамериканец сзади во всю трахает многострадальную бабскую щель. Я стою в наклон так, что моё сокровище оказывается точно напротив его члена. Третий в это время мнёт мне вывалившееся из платья вымя, грубо выкручивая соски. Наконец, член главаря начинает извергаться в глубину моего горла. Задний парень то же дёргается, натягивая мою пиздёнку в экстазе. Они отлепляются от меня, дав себе несколько секунд передышки.
Ещё не прейдя в себя, я чувствую, как мужики стаскивают с меня платье и трусы. Я остаюсь в чулках, поясе с подвязками и туфлях.
- Раком стала на диван! – следует команда. Послушно выполняю всё, что говорят.
- Мама, милая! – вижу, как сын, плачет, закрыв лицо ладонями.
- Смотри, сученок, как бабу надо заёбывать! – говорит ему третий чёрный парень и с размаха вставляет мне свой длинный конец в пизду до упора. Я издаю животный вой, который переходит в мычание, когда тот, кто только, что кончил мне в вагину, засовывает свою залупу в мой затраханный рот.
Тщательно рассасываю его полунапряженный член, опасаясь получить лишнюю оплеуху. Задний же нигер, несколько раз с силой вкачав в меня свою дубину, начал пристраивать её к чёрному входу принадлежащей ему сейчас задницы. Не скажу, что в раньше меня не трахали в попку, но такой толстый хер я ощущаю там впервые! Обеими руками хватаю булки своей задницы и помогаю ёбарю растянуть себя до предела. Боль просто адская, но продолжаю сосать у переднего любовника, надеясь, что скоро всё закончится.
- Мама, мама! – слышу опять голос своего сына, почему-то сейчас какой-то хриплый и прерывистый.
Задний с силой накачивает меня в попку. Мгновения, когда его член идёт назад, дают мне секундную передышку. После опять накатывается волна боли. Член переднего негра совсем окреп и теперь долбит мне в самое горло, раздувая его периодически. Наконец, тот, кто ебёт меня в попку, резко загоняет свой орган глубоко в моё тело и громко дыша начинает кончать. Силы совсем оставляют меня. Сознание улетает в темноту колодца.
- Жива? – кто-то щупает мне пульс на сонной артерии.
- Да чё ей будет? – грубая рука шлёпает по моей мягкой попе. – Вон, как пизда и жопа сокращаются! – чувствую, как кто-то пальцами лезет в мои растерзанные дырки.
- Раз не окочурилась, то давайте из неё котлету гамбургера сделаем! Кладите суку на меня! – меня поднимают с пола и волокут, укладывая пиздою на торчащий член лежащего на диване главаря.
Моя натруженная пилотка принимает в себя 30 см толстенной мужской плоти! Сзади в ещё не сжавшийся после предыдущей ебли зад проникает ствол одного из друзей бандита. Я, нафаршированная, как праздничная индюшка, тяжело выдыхаю и получаю третий хер в свой полуоткрытый истерзанный ротик. Мужики начинают двигаться, стараясь попасть в общий такт. Те, кто рассказывает, что в моём положении можно подмахивать, бессовестно врут! Нанизанная на три члена, чувствуешь себя, как кусок отбивного мяса, не более того! Успеваю заметить, что в углу комнаты мой любимый сынок…. дрочит свою письку, смотря, как ебут его бедную маму!
Сколько продолжается приготовление «котлеты» из приличной женщины мне неведомо. Оргазмы начинают накрывать меня один за другим. Мои «партнёры» видя это, то же не могут сдержаться. Наконец, меня, как бесчувственный кусок жирного мяса, скидывают на пол рядом с диваном. Слезают вслед за мной, наступая прямо на мое измученное сексом тело. Слышу, как негры обсуждают только, что произошедшую еблю, натягивая свои штаны. Хлопает дверь за уходящими из подвала мужиками.
- Мама, мама, очнись! – сын трясёт меня за голую задницу.
С трудом приподнимаюсь. Сил хватает только сесть рядом с кожаным диваном. Вижу, что всё моё тело в засосах и сперме.
- Мама, мама! Тебе плохо?! – сын стоит рядом со мной даже не потрудившись заправить свой хуёк в ширинку штанов.
- Нет, мне хорошо, молодой развратник! – недовольно отвечаю я, пытаясь показать ему язык. Замечаю, что мой рот полон свернувшейся мужской слизью. Сперма на теле то же начинает неприятно высыхать. – Дай мне полотенце, если хочешь помочь мамочке, - гнусавлю я. Пытаюсь оттереть себя в самых грязных местах: глаза, рот, пизда, жопа. Нет, тут нужна хорошая ванна!
Блин! На полотенце ещё и следы моей крови! Порвали гады!
- Сынок, я нагнусь, а ты засунешь салфетки маме в дырки, - командую напуганному сыну. И вот уже стою, опершись руками в кожу дивана, а сын, пыхтя, дрожащими пальцами вставляет мне в пизду и в попу туалетную бумагу.
Наконец, смешно виляя задом, одеваю затоптанные трусы и платье. Сын, заметив свой вывалившийся из ширинки член, заправляет его обратно.
Теперь осталось только дойти до станции подземки…..
matura2006 - 19 Oct 2009

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

Девушка, что вы на меня так смотрите, как будто ваши родители на дачу уехали?

Статистика