Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

— Значит, ты всегда пялишься на женские задницы, когда поднимаешься по лестнице?

— Ну да. А что тут такого? Все мужики делают это!

— Значит моей упругой попки тебе уже недостаточно?

— Нет же. Зачем ты такое говоришь, да и как можно сравнивать? Тебя ведь я и потрогать могу, а тут только поглазеть. Разве ж можно осуждать за один взгляд?

— Ну ты и наглец! Идешь рядом с женой и бесстыдно пялишься на толстую жопу впереди идущей девицы! И еще обижаешься, что я его осуждаю!

— Дорогая потише, мы ведь в учреждении! И ничего она и не толстая, все в меру.

— Ну да, я ведь уже тебя не устраиваю соей попой, меня то ты так не разглядываешь!
— Ну послушай, милая, как же я буду тебя разглядывать, если ты шагаешь рядом со мной, вот если бы ты шла в пяти шагах впереди...

— Когда я буду идти в пяти шагах впереди, я уже не буду твоей женой!

— ... но зато ты могла бы порадовать своей упругой попкой какого-нибудь парня, идущего позади нас (она аж на миг обернулась проверить, нет там действительно какого-нибудь парня, впившегося голодными глазами в ее ягодицы).

— Ну знаешь ли, и ты так спокойно об этом говоришь?

— Все мужики делают это, всем нравится смотреть на красивых девушек, особенно сексуальных!

— Ну ты и кобель! Не знала что ты такой!

— Да о чем ты вообще? Ты моя любимая женщина, моя жена, я преисполнен к тебе любви, нежности и верности. Но что плохого, что я гляну на проходящую мимо красивую девушку, ведь и ей приятно, что ее красота не осталась незамеченной, и мне нравится смотреть на прекрасное! Я люблю картины, фонтаны, природу, наш город. Я ведь любуюсь всем этим, потому что это красиво! Что плохого если помимо этого я полюбуюсь несколько секунд красотой проходящей мимо женщины?

— Нет, конечно ты прав, ничего плохого в этом нет, но это РАЗНЫЕ вещи!

— Конечно разные, но объединенные единым началом — красотой! Понимаешь, ну это примерно как одновременно любить хлеб и колбасу... ну или театр и оперу... ну или вот мне, например, нравятся и детективы и кинокомедии... я ведь не должен делать выбор только в пользу какого то одного своего интереса!

— Кинокомедии говоришь? Я тебе дома устрою мелодраму с летальным исходом! Очередь, вон займи пока, а я в туалет хочу!

Заняв очередь человек из восьми я прислонился к стене и остался наедине со своими мыслями. Вот так всегда бывает, все споры с женой ни к чему хорошему не приводят! Пытаешься быть откровенным, донести ей свое мнение, свою точку зрения, а выходит, что ты еще и крайний остался со своей правдой.
Мимо прошла миловидная девушка и я на миг отвлекся от мыслей. Невысокая, черноволосая, с милыми ямочками на щечках и яркой помадой которая очень шла ей к лицу и выбранному ей образу. Мне даже показалось, что проходя мимо она улыбнулась мне и я проводил ее взглядом, обернувшись ей вслед.
«Вот так — продолжал я свои мысли — просто красивая девушка, которая мне понравилась, что произошло плохого, что я на нее посмотрел? Чтож мне отвернуться, глаза заклеить или очки сварщика нацепить, сквозь которые не видно ни черта?»

— Вы крайний? — донеслось из-за спины.

— Да, я! — я мельком обернулся и глянул на блондинку занявшую за мной очередь. Она копошилась в сумочке, роясь в каких то бумажках и не обратила на мой взгляд никакого внимания. Непослушные волосы спадали на лицо, а в ушах болтались огромные серьги — кольца, почти достающие до плеч. Вообще эта особа была не совсем в моем вкусе: слишком грубые черты лица, большой рот, да и рост высоковатый. Но учитывая, что чернявая напомаженная незнакомка уже скрылась в неизвестном направлении (досадно конечно, что она не заняла очередь в тот же кабинет, что и я), а больше в нашей очереди никто под каноны моей созерцательной красоты не подходил, я продолжил изучать блондинку, чтоб хоть как-то скоротать скучное ожидание в очереди. Я отметил ее ухоженные руки с маникюром, пару тоненьких невычурных колечек, небольшую татуировку на запястье, и собирался уже было скользнуть по фигурке оценивающим взглядом, как голос жены за спиной (от неожиданности) заставил вздрогнуть и смазал последний, завершающий кадр.

— Так-так, что тут у тебя сегодня? Комедия, или детектив? О-о! Да я вижу тут целый остросюжетный боевик с эротическим уклоном! Так может я пойду? Не буду портить остроту сюжета?

Блондинка какое-то время непонимающе смотрела на нас, но тут у нее зазвенел мобильный и она отошла в сторону, чтоб ответить.

— Девушка просто заняла на нами очередь. Чего ты взъелась то?

— Потому что в уравнении где есть «ты» и «девушка», слово «просто « ну никак не подходит. Ничего у тебя просто так с девушками не бывает.

— У меня вообще с ними ничего не бывает, — обиделся я, и сев на освободившееся место, уставился на свои ладони, чтоб не провоцировать больше ни жену, ни себя.
Признаюсь, хватило меня ненадолго. Сначала в коридоре послышался звонкий стук цокающих шпилек, которые по мере приближения становился все отчетливее, затем милый голос занял очередь в наш кабинет, ну и наконец обладательница шпилек встала аккурат напротив меня, наполнив пространство вокруг ароматом приятного парфюма. Я аккуратно перевёл взгляд с моих ладоней на пол, пока не уткнулся в остренькие носочки аккуратных черных сапожек. Бросив быстрый взгляд на жену (она сидела на противоположном конце лавочки, уставившись в свой смартфон), я продолжил изучение вновь прибывшей незнакомки, медленно поднимая взгляд вдоль ее стройных ног. Я нарочито медлил, с удовольствием растягивая процедуру. Кожаные сапожки плотно облегали икры и заканчивались ниже колен, а дальше шли точеные, самые стройные из всех что я когда либо видел ножки, красота которых была подчеркнута черными полупрозрачными капроновыми колготками (зимой колготки для мужика — как алая тряпка для быка!). Мой изучающий (похотливый) взгляд скользил все выше, поднимаясь по упругим бедрам (а платье все не начиналось) пока не уперся в нижний край красного пальто, под которым и скрылись точеные ножки, со всеми прилагаемыми к ним прелестями. Я аж мысленно присвистнул, пальто было очень коротеньким, значит платье под ним еще короче (а может ее и вовсе там нет...)! М-да, от увиденного даже член в штанах проснулся и хотел уже было воспрять, но не позволили недавние склоки с женой, поэтому я все свои наблюдения (мысли и фантазии) быстренько отмел и даже взгляд отвёл сторону, не осмелившись продолжать наблюдение, чтоб еще больше не усугубить отношения с супругой!

— Ну, этим ножкам до моих точно далеко, — промурлыкала вдруг она совсем рядом, а я и не заметил, когда жена успела подсесть ко мне поближе.

— Да обычные, как у всех, твои ничуть не хуже, — малоубедительно пробубнил я.

— Да нет, я видела, ты успел их заценить, аж рот раскрыл, удивляюсь, как слюна только не закапала!

— Хорошо! — вновь решил я перейти в наступление, заговорив в пол голоса, — да, действительно, у девушки очень красивые ноги, она знает это, она гордится этим и она специально так одевается, чтоб продемонстрировать свою красоту окружающим. Ей приятно показать, а нам — мужикам приятно посмотреть и в итоге все довольны!

— Ага, все кроме меня... и других жен, чьи мужья пялятся на пигалиц в коротких юбках и имеют наглость сравнивать это с походом в картинную галерею!

— Хорошо, дорогая, но тогда объясни мне, зачем вы — женщины носите короткие юбки, обтягивающие джинсы, глубокие декольте? Разве не затем, чтоб продемонстрировать свою красоту мужчинам? Причем всем мужчинам, что попадаются у вас на пути, а не только одному-единственному, своему любимому! Вот ты лично почему так делаешь, объясни мне, из каких побуждений?

— Я одеваюсь по моде, и в первую очередь я хочу выглядеть красивой сама для себя, что ж мне, как лохушке ходить? — попыталась оправдываться супруга, но я уже вошел в раж и уступать был не намерен!

— Ах по моде? Ах сама для себя? В мороз — 15, ты бежишь в короткой юбке и капроновых колготках, лишь отдавая дань моде? Мучаешься на высоченных, красивущих, но неудобных каблуках, а вечером маешься с опухшими ножками тоже ради моды? И все эти жертвы только ради себя любимой? И моду вы — женщины придумали исключительно лишь для себя?

— Какой же ты наивный. И ради тебя тоже! Мне хочется нравиться тебе, хочется выглядеть модно, красиво, сексуально. Хочется чтоб ты гордился женой красавицей!

— Хм-м, — сделал я задумчивый вид, — звучит, конечно, крайне убедительно... если бы не одно но! Значит, говоришь для меня, чтоб гордился?

— Ну да! Конечно!

— Но вот только интересно, каким образом ты демонстрируешь мне свою красоту? Утром, когда ты только идешь в душ, я уже ухожу на работу; вечером, когда я возвращаюсь с работы, ты уже порхаешь по дому в халате и тапочках; по работе мы никак не пересекаемся, ведь работаем в разных концах города! Ну только что иногда в выходные вместе куда выберемся, да и то нечасто! Но тогда для чего все это в остальные дни? Для кого? Каким образом, любимая, ты демонстрируешь мне свою красоту, сексуальность? Может поступить наоборот? На работу ходи в джинсах, или своем любимом спортивном костюме, а вечером к моему приходу, наряжайся в короткое обтягивающее платье, капроновые чулочки и непременно туфельки на каблучках. И не забудь про косметику и красивую прическу! Вот тогда это действительно будет для меня, и только для меня одного!

Супруга хотела что-то возразить, но я не дал ей, горячо продолжая свою речь:

— Ты говоришь, что это все, чтоб я гордился! Несомненно, я очень горжусь, что моя жена красавица, что ты красиво, модно и сексуально одеваешься! Пусть я нечасто становлюсь этому свидетелем, но я это знаю! Итак, кладем на одну чашу весов гордость за тебя, но что что же положим на вторую чашу?

Она непонимающе смотрела на меня, моргая длиными красивыми ресницасми, а я продолжал:

— Но как мне быть со всеми остальными свидетелями твоей красоты? Я имею ввиду мужчин, которые ежедневно пялятся на твои стройные ножки из-под коротенькой юбочки, на твои открытые летние блузы, на твою аппетитную задницу, которую ты особо подчеркиваешь, тесной в том месте одеждой!

Я знаю, что они замечают тебя, я знаю, что они обращают внимание! Потому что ты ЯРКАЯ! А яркое очень сложно не заметить! Вроде как я должен ревновать и возмущаться при этом! Но как же мне тогда гордиться своей сексуальной женой — красавицей? Если мне радоваться, что на тебя обращают внимание другие мужики, и вроде как перед ними заочно гордиться тобой, то я с твоей стороны не вижу понимания, а еще и осуждение! Мол, как ты мог подумать, что на меня смотрят другие мужчины! Это исключено! Если бы это было так, то я ни за что не стала бы так одеваться!

— Что ты от меня хочешь?

— Подвести вывод! Если ты одеваешься так, чтобы подчеркнуть свою красоту, и, (возможно не нарочно, но однозначно, заведомо зная об этом) продемонстрировать ее другим мужчинам, то почему я не могу обратить сове внимание на красоту других женщин, которые, так же как и ты хотят просто выглядеть красиво и сексуально в глазах окружающих!

— Да делай что хочешь! И смотри куда хочешь! Задолбал уже! — совсем уж разобиделась супруга.

А я вроде бы с одной стороны праздновал триумф, но с другой, стало как-то жаль ее! Не любят все-таки женщины проигрывать! Но ведь и я по своему прав, ну разве не так я все говорю, а, мужики?

Тем временем очередь наша подошла и мы вдвоем пошли в кабинет. Принимала нас миловидная женщина средних лет, судя по бейджику Мария Антоновна. Пока супруга излагала ей суть имущественного вопроса, по которому мы пришли, я (не изменяя привычке) окинул оценивающим взглядом нашего консультанта. Лицо ее еще сохранило свою первозданную красоту, но его уже коснулись первые возрастные изменения, кое где у глаз и губ виднелись морщинки. Косметики был минимум, на плечи ниспадали густые каштановые кудри, большие светло-карие глаза с интересном следили за разговором жены, а губы улыбались вполне естественно и искренне. Дама была в теле, но не полная, под свободным светлым джемпером угадывалась крепкая грудь, размера никак не меньше 4. Под стол я заглядывать не стал, но твердо был уверен, что такая красавица непременно должна быть в юбке и на каблуках. Мои догадки подтвердились, когда по окончании беседы, Мария Антоновна встала из-за стола и проводила нас до двери. На ней была черная юбка чуть выше колена и невысокие полусапожки, едва закрывавшие щиколотки. Движения и походка ее были грациозны, что добавляло шарма в ее не худенькую фигурку. В общем, думаю я засмотрелся на нее, на пару долей секунды больше чем следовало, что никак не крылось от моей наблюдательной супруги.

Едва мы вышли из кабинета и отошли от очереди, как на меня обрушился новый шквал критики, пусть говорила она спокойно и размеренно:

— Хорошо, МОЖЕТ БЫТЬ я могу понять, когда ты смотришь на красивых молодых сексуальных девушек. Но эта старуха! В ней то ты что нашел? Какую красоту? Стройность? Или на бабушек потянуло? Я в шоке! Ты так смотрел на нее, словно облизывал глазами!

— Тихо, тихо! Стоп, дорогая! Успокойся! Какая же она старуха? Немногим старше меня, ей и сорока то еще нет, на вид так лет 35—37.

— Да у нее морщины видел какие? А синяки под глазами? И волосы крашеные, наверное, каждый месяц седину скрывает. Да и вообще она жирная! Куда ты смотрел? Я не пойму! Куда катится мир!

— Ну, не в обиду будет тебе сказано, все мы с возрастом меняемся, ты вон тоже не всегда молодой будешь, еще поглядим лет через 9 где и какие у тебя морщинки будут, и когда седой волос пойдет. Так что не надо открещиваться от неминуемого. Да и не жирная она вовсе, опять же, подруга твоя, Ленка, стройняшка была, а после родов какой стала? Вот то-то и оно! А эта дама, она в самом соке сейчас, в самом расцвете сил! Как сказал великий Омар Хайям, женщина — сладкая как переспелая слива!

— Брехло! Ничего подобного Омар Хайям не говорил! Я по нему диплом между прочим писала!

— Ну я же так, образно!

— Значит так, нам еще в 410 кабинет, но на этот раз я одна пойду, а то мне тошно глядеть как ты бабушек голодными глазами раздеваешь! Наверное точно меня тебе мало! — опять разобиделать супруга

Я понуро повесил голову и поплелся следом за ней. У кабинета очереди не было, поэтому обернулась она быстро, с улыбкой выпалив:

— Ну все, документы подали, пол дела сделано! Кстати ты мог со мной зайти, там мужчина был. Важный такой, в пиджаке, глазищи такие серьезные, карие, а еще ворот рубашки расстегнут и оттуда волосы на груди видны!

Супруга смотрела на меня блестящими глазами, мстительно их прищурив.

— Будешь утверждать, что этот мужик с волосатой грудью под рубашкой не пялился на твою попку и короткую юбку, когда выходила из кабинета? — парировал я.

— Конечно пялился! Ведь все мужики делают это, ты сам сказал! Я когда выходила, специально бедрами покачивала, меня его взгляд аж сквозь одежду прожег!

— Ну раз уж мы нашли общие точки соприкосновения, то поехали домой!
— НЕТ УЖ! — холодно ответила супруга, мигом изменившись в настроении. — Никаких точек соприкосновения ты от меня не дождешься! Думаешь мозги мне запудрил? Ты вот объясни мне, зачем тебе это все? Ведь раньше все по другому было, а потом куда все прошло? Мне кажется не любишь ты меня больше! Раз уж на толстух всяких глазеешь! Я как дура в спортзал езжу, в бассейн, к косметологу, а тебе это все по-боку!

— Дорогая успокойся!

— Да не успокаивай меня! Иди пялься на короткие юбки! Глаза не сломай только! А может тебе секса мало? А?

— Мало! — честно ответил я! — И в количественном и в качественном выражении.

— Шуткуешь? Ну лааадно!

— Отнюдь! Ничуть! Я всерьез.

— Мало? — как то по глупому переспросила жена опешив, и повернувшись ко мне, что я чуть не врезался в нее.

— Ну по вторникам и по субботам... а еще иногда в пятницу... не сказал бы что очень уж много!

— В другие дни у меня тренировки, пока приеду, пока в душ.

— Вот в том и дело, что все по распорядку, по регламенту, словно по инструкции! А где спонтанность? Внезапность? Миг страсти!

— Да ты о чем?

— Каждый вторник и субботу... после душа... с 20 до 22-х... на кровати... ты на спине а я сверху... и не дай бог соседи услышат!... Это дорогая не страсть и не секс! Это СУПРУЖЕСКИЙ ДОЛГ, не более того!

— Так тебе мало что-ли этого? Но если в другие дни у меня не получается!...

— Да к черту условности! А почему не заняться сексом утром и опоздать из-за этого на работу? Почему не заняться у друзей в гостях, в машине, после спорт-зала...

— Но в душ...

— К черту душ! Я возбуждаюсь от запаха твоего пота после тренировок! И каждый раз хочу наброситься на тебя!!!

Она посмотрела как на больного и я тут же отступил:

— Я знал что ты не поймешь! Нет в тебе духа авантюризма!

— Это я то не авантюрист? — вдруг спохватилась она, когда до нее дошел смысл моих слов!

— А чем докажешь?

— Ну давай, может прямо здесь в учреждении на лавочке расположимся? — ехидно спросила она.

— На лавочке нас точно не поймут, а вот тут можно было бы попробовать, — произнес я, глядя ей в глаза, и жестом указывая на дверь туалета!

— Нет! Туда ни за что! В антисанитарию? Нет уж! Увольте.

— Я так и знал что тебе СЛАБО будет! Все в общем, тема закрыта! Домой поехали! — И я стремительно двинулся было по коридору к выходу, но сделав пару шагов вернулся и пройдя мимо опешившей жены буркнул:

— Отолью пойду. — и скрылся в дверях туалета.

Помещение было просторным, в предбаннике была раковина и большое зеркало, а в следующем помещении располагались кабинки. В уборной было чисто, светло, не было неприятного запаха. Я уже развернулся было, чтоб закрыть дверь на защелку, как она приоткрылась и в нее протиснулась самодовольная супруга. Пока я смотрел на нее в недоумении, она быстро защелкнула дверь и повернувшись стремительно приблизилась к моим губам для поцелуя. Это было неожиданно, ее горячие губы, привкус помады во рту, прерывистое дыхание. Одна рука ее упиралась мне в грудь. До моих ушей донесся шлепок — это ее сумочка упала на пол, а супруга уже свободной рукой мяла мне набухающий в брюках член. Она вжимала меня в стенку облицованную кафелем, ее руки теребили застежку ремня, а губы соединились в неистовом поцелуе. Меня потряхивало от возбуждения, кто-то дернул дверь снаружи, но супруга не обратила на это никакого внимания. Она присела на корточки, и ловко справившись с ремнем, расстегивала пуговицу и молнию на моих брюках. Я с интересом наблюдал за ее действиями, в такой позе (на корточках) ее коротенькая юбка задралась очень высоко, почти до трусиков, капроновые колготки тускло поблескивали на крепких ножках, а мне жутко хотелось запустить руку ей между ног и ощутить ее там... горячу и влажную, намочившую трусики соками желания.

Тем временем она стянула расстегнутые брюки вместе с трусами до середины бедер и взяла в рот напряженный член. Я даже застонал от удовольствия, так как минет мне перепадал довольно редко! Я стоял, опираясь спиной в холодную стену, а член то погружался в жадный ротик супруги, то появлялся на свет, и при этом она смачно причмокивала головку губами. Член был весь мокрый и блестел в свете ламп как спелая ягода. Супруга на миг отвлеклась и посмотрела снизу вверх прямо мне в глаза, пытаясь угадать, все ли она делает правильно. Я подтянул ее к себе, и она поднялась с корточек. Поцеловав в губы я развернул ее лицом к раковине, и зайдя сзади сжал сквозь пальто ее упругие груди. Она застонала и прижалась ягодицами к обнаженному члену. Дрожащими руками я задрал узкий подол ее юбки, стянул колготки вместе с трусиками до колен, нащупал членом вход в пещерку и слегка надавив попал в скользкий горячий тоннель, приятно обволакивающий чувствительную от возбуждения головку. Вцепившись (наверное, до синяков) в ее бедра я загонял член в ее тоннель и с хлипким звуком вытаскивал (почти вырывал) оттуда. С каждым толчком ее бедра ударялись в край раковины о которую она опиралась. Я поймал в отражении зеркала ее безумный похотливый взгляд, который говорил «еще! глубже! еще!». Супруга стонала, уже не сдерживаясь, а я приближался к оргазму. Сделав еще пару движений IN-OUT я выдернул член, и привалившись к раковине спустил в нее изрядную порцию спермы, выстреливающей тугими струями. Жена с интересом наблюдала, а затем взяла в руку член и помогла мне выдавить последние капельки.

Времени на отдых не было, дверь снова подергали, а потом постучались. Я включил воду, смыв сперму со стенок раковины, ополоснул под струей холодной воды увядающий член, и достав платок, промокнул пот со лба, а потом вытер им член и мокрые руки. Супруга тем временем натянула колготки с трусиками, и поправив их одернула юбку.

— Мог бы кончить в меня или на меня... или в ротик.

— В ротик? — удивился я застегивая ширинку. — Но ты же мне не позволяешь так делать. Не нравится ведь тебе. Мы и не пробовали ни разу.

— Подумаешь! Все мужики делают это! — произнесла она со знанием дела.

Мне только оставалось с недоумением смотреть на ее отражение в зеркале, а супруга невозмутимо подкрашивала губки помадой, улыбаясь одними глазами каким-то своим мыслям.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

В какой еще стране спирт хранится в бронированных сейфах, а "ядерная кнопка" - в пластмассовом чемоданчике.

Последние новости

Это было давно, в деревне на летних...

Статистика