Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.00 (8 Votes)

Сандра взяла из полки книгу, подаренную ей недавно отцом, которая называлась «Возрастные особенности девочек-подростков» и открыла страницу с заголовком «Запоры». Она начала читать: «...у многих девочек в подростковом возрасте зачастую возникают запоры, которые могут создать серьезную угрозу для здоровья, а порой даже жизни девочки...запоры могут стать причиной возникновения заворота кишек, отравления организма шлаками, воспалением органов брюшной полости, сепсиса...

Поэтому очень важно следить за тем, как работает кишечник девочки-подростка и при необходимости применять слабительные лекарства, а если они не помогают, то ставить очистительную клизму. Ни в коем случае нельзя допускать, чтобы  у девочки отсутствовал стул дольше чем 48 часов с последнего опорожнения кишечника. Сами девочки зачастую не обращают необходимого внимания на это явление, потому остальные члены семьи, в первую очередь родители, должны время от времени проверять работу кишечника своей дочери...». «Хм», мысленно проворчала Сандра, «интересно, каким же образом по мнению автора книги это надо делать? Садить взрослую девушку на горшок и смотреть, что она выкакает?». Она продолжила чтение: «...расспрашивая девочек, не всегда удается получить правдивый ответ насчет работы их кишечника. Потому следует также производить механическую проверку, введя палец в задний проход подростка. Если у девочки запор в прямой кишке, то это обычно не удается сделать во всю глубину, ибо палец упирается в засохшие каловые массы. Однако, если палец заходит свободно, это еще не дает гарантию, что у вашей дочери запора нет. Вполне возможно, что закупорка произошла в более глубоких частях кишечника, например, в толстой кишке. Поэтому желательно, помимо введения пальца в задний проход, также произвести пальпацию живота девочки. В нормальных условиях живот у девочки должен быть мягким, в нем не должны нащупываться затвердения. Если таковые имеются, то это обычно означает, что кишечник подростка закупорен калом и нуждается в прочистке...Обнаружив запор, родителям девочки следует сделать ей очистительную клизму, ибо зачастую в таких случаях невозможно определить давность запора (порой девочки сами уже не помнят, когда последний раз опорожнялись «по большому») и следовательно надеяться на его устранение народными средствами или слабительными лекарствами уже не приходится, а замедление процесса очистки кишечника только ухудшает состояние здоровья девочки и может даже привести к тому, что твердые каловые массы уже невозможно размыть водой и приходится делать операцию...». «Бррр, какая жуть!», ужаснулась Сандра, «ну ладно, почитаем дальше». «...Диету и лекарства нужно применять в основном как профилактические средства возникновения запора, а, если уж он возник, то только очистительная клизма быстро и полностью избавит девочку от него, и, чем своевременнее она будет сделана, тем менее болезненна и неприятна будет это процедура  для девочки-подростка...Конечно, девочки обычно не любят клизму и умоляют родителей не делать её, но в этом случае взрослые должны быть непреклонны. Сначала нужно стараться уговорить девочку согласиться на клизму по-хорошему, но, если это не удается, то в случае необходимости надо применять эту процедуру насильно, даже если для раздевания и удержания девочки необходимо позвать несколько человек. Идеально, если в семье есть старшие братья или сёстры, которые обычно в таких случаях охотно оказывают помощь». «Слава Богу, я у своих родичей одна», вздохнула с облегчением Сандра, «хотя, если они оба на меня набросятся, то непременно проклизмуют, тут сомнений нет». Она вновь обратила взор на книгу: «...Ставя очистительную клизму, следует учитывать не только возраст, но и рост, вес девочки. Некоторые 14-летние девочки по своим анатомическим параметрам уже соответствуют взрослым женщинам, и следовательно объём впускаемой клизмы должен быть близким к 1-1,5 литра, что примерно является нормой для взрослых людей». «Это прямо как про меня написано», подумала Сандра. Она в свои 14 лет имела рост 160 см и вес 58 кг, месячные у неё были начавшись уже 2,5 года назад. Девочка продолжила чтение книги: «...девочкам в возрасте 10-12 лет обычно впускают 500 мл воды, в возрасте 13-15 лет – от 500 мл до 1 л (в зависимости от сложения тела подростка), от 16 лет и старше – 1-1,5 л воды, девочкам, чей рост превышает 170 см, можно смело впускать в живот до 2 л воды». «Надеюсь, я до этого не дорасту», опять резюмировала Сандра. «Клизма подросткам обычно ставится из резинного резервуара, называемой также Кружкой Эсмарха. Но в случае необходимости можно использовать и резиновый баллончик, не забывая о количестве вводимой жидкости. Например, если объём баллончика 200 мл, а девочке нужно ввести 500 мл, то процедуру следует повторить 2-3 раза подряд, пока достигается нужное количества жидкости...Клизма из чистой воды не всегда оказывает желаемый результат, поэтому очень желательно добавить на 1 л воды 100 мл растительного масла, 1 чайную ложку соли и несколько капель шампуня или жидкого мыла. Жидкость перед вливанием в кружку или засасыванием в баллончик тщательно размешивается. Температура вводимой жидкости должна быть примерно комнатной – 18-20 градусов. В случае необходимости жидкость следует подогреть. Наконечник баллончика или резиновой трубки от кружки обильно смазывается кремом или вазелином, в худшем случае маслом или жиром. Из системы клизмы необходимо удалить воздух, поэтому после наполнения водой баллончик слегка сжимают до появления капель воды из его «носика», затем отпускают, а кран на шланге от Кружки Эсмарха открывают и, после появления жидкости, тут же закрывают. Девочке-подростку процедуру клизмы обычно проводят лёжа на спине с согнутыми в коленах и разведенными по сторонам ногами, или же укладывают её на левый бок и прижимают ноги к животу. В последней позе трусики у девочки достаточно спустить до колен, в первой их нужно снять вообще. Также всем девочкам перед клизмой следует расстегнуть лифчик. Необходимо, чтобы девочка неподвижно лежала бы в указанной позе всё время проведения клизмы. Если подросток отказывается подчиняться, её следует удерживать насильно. При использование кружки Эсмарха желательно повесить её на штатив или крючок в высоте примерно 1 м над лежачей девочкой. Если это невозможно сделать, то в примерно такой высоте её должен держать помощник ставящего клизму. Девочке дается команда расслабиться и освободить мышцы ануса, после чего ставящий клизму левой рукой приоткрывает ягодицы подростка, а правой медленными, острожными вращательными движениями вводит ей в задний проход наконечник клизмы. Иногда из-за закупорки прямой кишки калом это не удается сделать до конца; этим можно пренебречь, если наконечник вошел хотя бы на 2/3 своей длинны, в противном случае следует его извлечь обратно и прочистить задний проход девочки, извлекая твёрдый кал оттуда пальцем или ложкой, перед тем соответственно намазанной вазелином; после чего опять надо пробовать ввести наконечник клизмы. Когда это сделано, сжимается баллончик или открывается кран на шланге, и вода начинает поступать в кишечник девочки. Для опустошения баллончика обычно достаточно несколько секунд, после чего баллончик в сжатом состояние извлекается из ануса и при необходимости заполняется заново жидкостью и вводиться опять в задний проход девочки. Так продолжается до тех пор, пока количество введенной воды не является достаточным. Соответственно, если вода поступает из кружки Эсмарха, то этот процесс занимает порой до 1 минуты, а иногда и дольше. Во время наполнения кишечника жидкостью у девочки могут возникнуть спазмы, а также сильно желание преждевременно опустошить живот. В таком случае она должна стараться удержать впущенную воду, при этом глубоко дыша через рот. Если спазмы не прекращаются, кружку следует на некоторое время опустить вниз или закрыть кран на шланге. Когда самочувствие девочки улучшается, введение жидкости следует продолжить. Не в коем случае нельзя внимать мольбам подростка прекратить процедуру «на полпути» и не вводить всю приготовленную жидкость! В противном случае кишечник не удастся промыть во всю длину и прочистить до конца. Ежели всё-таки по каким-то причинам клизму не удается сделать полностью, то через несколько минут её следует повторить в полном объёме жидкости. Если девочка лежит на спине, то во время проведения клизмы ей желательно помассировать животик круговыми движениями по часовой стрелке, это улучшит проникновение жидкости в глубину кишечника. Когда кружка опустошается, кран закрывают и извлекают наконечник из анального отверстия девочки. После чего девочка должна 5 минут полежать в прежней позе и удержать впущенную воду. При необходимости взрослые должны удерживать девочку-подростка, а так же сжать вместе ее ягодицы. По истечению указанного времени, девочку сажают на ведро или приказывают ей присесть над миской, тазиком и опорожнить кишечник. Очень важно, чтобы испражнение девочки произошло бы на глазах у взрослых, ибо они должны убедиться, что клизма  действительно оказало нужное влияние, и вместе с водой вышел также размягченный кал и газы. Не надо уповать на излишнюю стеснительность и позволять девочке бежать в туалет, ибо она по дороге может «обделаться», к тому же в таком случае нельзя будет полностью видеть результат поставленной клизмы. Если воды введено достаточно много, то девочка обычно сама норовит по возможности быстрее от неё избавиться, не придавая особого значения, где именно и в присутствии кого это будет происходить. Надо, чтобы девочка постаралась бы полностью выжать всю впущенную жидкость, для этой цели ей желательно подольше посидеть на ведре или над миской (тазиком). Лишь убедившись, что кишечник девочки полностью опустошился, ей разрешают встать и идти подмываться. Если взрослые считают, что клизма подействовала недостаточно эффективно – вышла в основном вода, а кала и газов было мало, процедуру через 10-15 минут повторяют заново. Если и в этом случае не удается освободить кишечник девочки от кала, её следует немедленно доставить в ближайшее лечебное учреждение, где медики примут решение, как поступать дальше. Иногда, если клизма очистительная не дает нужного эффекта, вместо неё используют сифонную клизму...».
Сандра положила книгу на стол, на мгновение закрыла глаза и вспомнила, как в детстве родители сажали её на горшок перед сном, приговаривая: «Наша Сандрочка сегодня еще не сделала какочку...Ты уж постарайся, деточка, а то клизмочку делать будем!». Девочка действительно старалось изо всех сил, тужилась так, что щеки лопались и губы трескались, иногда даже горшок опрокидывался от её усилий, но кака в большинстве случаев так и не появлялась, в лучшем случае вышло лишь небольшая пука. Обычно ей позволяли так тужится минут 10-15, затем мама намазывала указательный палец правой руки вазелином, выбирала из под попы дочки горшочек и засовывала пальчик ей в задний проход, говоря при этом приблизительно следующее: «...посмотрим, что с дырочкой случилось, почему она каку не выпускает...ой, ну да, тут же всё засохло, закрепилось...ну ничего, счас клизмочку сделаем, водичку впустим, всё промоем как следует, и наша Сандрочка быстро прокакается». После чего девочка обычно укладывалась на левый бок, её ножки сгибались в коленах и прижимались к животику. Папа удерживал дочку в таком положение, а мама отправлялась на кухню наполнять баллончик клизмы водой, в которую обычно здорово добавляла растительного масла. Через пару минут мама возвращалась назад с клизмой в руках и тут начиналась истерика: «Не надо мне клизму!...Не хочу! Я сама покакаю!», орала несчастная девочка и начинала брыкаться ногами, которые папа вынужден был держать изо всех сил. «Тихо, тихо, Сандрочка!», мама пыталось успокоить дочку, «это ведь совсем небольшая клизмочка, она очень быстро будет сделана, ты только лежи спокойно и не сопротивляйся!». Но ребёнок даже не думал слушаться, а продолжал плакать, кричать и зажиматься. Тогда мама насильно раздвигала ягодицы дочки и засовывала ей в анальное отверстие наконечник клизмы до упора. Крик и плач девочки в этот миг обычно достигал эпогея. Однако мама, не обращая на это внимание, обоими руками сжимала баллончик, и его содержание вливалось в кишечник девочки. После этого Сандра обычно сразу затихала и, не видя смысла в продолжение психования, успокаивалась. «Ну вот, доченька, я же тебе говорила – ничего страшного! Опомниться не успела, как клизма была сделана», довольно констатировала мама. «Мама, я какать хочу! Отпусти меня на горшок!», вялым, измученным голосов начала проситься дочь, но мама лишь погладила её головку и сказала: «Погоди, деточка, пусть клизмочка подействует, размоет твой какашечки. 5 минут полежишь на диванчике и потом сядешь на горшочек!». Папа в это время сжимал вместе ягодицы девочки, не давая ей самовольно опорожниться. Сандре было ужасно трудно терпеть, позывы на низ всё усиливались, ибо мама хотя и говорила, что ставит ей маленькую клизму, но на самом деле впускала не менее 300 г воды, что для ребёнка дошкольного возраста было весьма значительной дозой. «Мне болит живот!», она обычно жаловалось, на что мама отвечала: «Подыши, деточка, глубоко и медленно ротиком и боль прекратится!». Сандра начала дышать, но это не всегда помогало. Тогда папа переворачивал дочку на спину, укладывая её в позу «гинекологического осмотра», при этом продолжая сжимать ягодицы или зажимая большим пальцем правой руки анус девочки, а мама начала медленно, осторожно массировать по часовой стрелке её животик, приговаривая: «...так, сейчас водичка войдет глубже в кишечки, кака размоется и боль прекратится!». Действительно, обычно вскоре после начала массажа Сандре в животе что-то заурчало и чувство боли и распирания на некоторое время исчезало. Родители тем временем внимательно наблюдали за часами. Как только проходило 5 минут после извлечения наконечника клизмы из сраки дочки (этот момент обычно тщательно фиксировался), папа подымал девочку с кровати и сажал на горшок. Это надо было сделать очень быстро, чтобы она не успела бы обкакаться в пути. «Хлоп-пррр!», раздавался характерный звук, и впущенная жидкость вместе с размытым калом и газами шумно вырывалось наружу и втекало в горшок. Сандра обильно высералась и наконец получало долгожданное чувство облегчения, сопроводимое необычной легкостью в животе. Использованный клизменный баллончик, зачастую оставленный тут же на кушетке, как бы улыбался и говорил девочке: «Ну, я же знал, что так будет! Я всегда своего добиваюсь!». Теперь он Сандре казался похожим на большой, вкусный апельсин, который почему то нельзя было скушать. На наконечнике баллончика зачастую были видны коричневые осадки от кала девочки, появившейся, когда он насильно запихался ей в попу. В комнате обычно возникала жуткая вонь и, если на улице не было очень холодно, мама открывала окно. После того, как дочка было досконально высравшись, мама подмыла и вытерла ей попу, ради страховки ещё раз ввела в сраку дочери указательный палец; убедившись, что кала в прямой кишке не осталось, велела дочке поцеловать клизменный баллончик, сказать ему: «Спасибо» и лишь затем укладывала измученного ребёнка спать.
«Надо же», подумала Сандра, «оказывается, родители делали мне всё как в книге написано, только целование клизмы наверное сами придумали. Слава богу, это уже давно было, последние 7 лет меня больше не клизмуют. Ну пару раз в попу свечку поставили, когда кака трудно выходила...и то это было 3 или 4 года назад...Мда, родители меня больше клизмами не достают, но этот доктор...» Сандра невольно переключилась на другие события, которые она хотело бы побыстрее забыть, но они упорно оставались в её голове, наведая жуткие воспоминания. Где-то 1,5-2 года назад девочка зашла к медсестре попросить освобождение от физкультуры, ибо у неё были начавшись месячные. Медсестра сразу начала выписывать справку, но, узнавши, что у Сандры лишь неполных 12 лет и она учится в 5 классе, потребовала сначала снять трусики и доказать факт месячных. Убедившись, что ученица не врёт, она вместе с освобождением от физкультуры выписала также направление к гинекологу, добавив: «Вообще-то гинеколог осматривает девочек в 8-9 классе, но, раз ты так быстро созреваешь, тебя надо осмотреть уже сейчас». Не заподозрив ничего ужасного, на следующий день после окончания месячных (так ей сказала делать медсестра) Сандра направилась в детскую поликлинику к гинекологу. Она думала, что в худшем случае в кабинете врача, как и школьной медсестры, ей потребуют снять трусики, осмотрят промежность и тем и всё закончиться. Если бы девочка знала, что на самом деле её ожидает в кабинете врача, она никогда не пошла бы туда добровольно, даже насильно её туда было бы очень трудно заволочь. Когда Сандра с направлением в руках зашла в кабинет, там её уже ожидал молоденький доктор и престарелого вида медсестра. «Ах, мадмазель пожаловала к нам на осмотр! Прекрасно, счас вас проверим», сказал парень, улыбнулся и кажется даже дружески мигнул Сандре. «Да, школьная медсестра меня направила», ответила девочка. «Вижу, вижу...», проворчал доктор, «ну что, раздевайтесь, чувствуйте себя как дома!». «Юбку надо снять, колготки и трусики?», спросила школьница. «Всё надо снять, дорогая, раздеться полностью голой, как идя в душ!», врач ответил. «Так вы ещё и сиськи будете смотреть?», недоумевала Сандра. «Потом увидишь, что я буду смотреть, теперь не болтай, а раздевайся!», неожиданно строгим тоном вдруг сказал ей молодой мужчина. Девочка тяжело вздохнула, сняла сначала туфли, затем стянула через голову джемпер, начала открывать молнию юбки. Пальцы у неё дрожали, не слушались, и молния всё никак не поддавалось. «Тебе помочь?», усмехаясь спросил доктор. «Нет, не надо, я сама!», ответила девочка, дёрнула сильнее и молния наконец пошла вниз. Освободившись от юбки, Сандра её вместе с джемпером повесила на спину кресла, стоящего в кабинете врача. Затем она расстегнула блузку, оставшись в малюсеньком лифчике, носить который начала буквально пару недель назад. Повесив её тоже на кресло, Сандра засунула пальцы рук за резину колготок и медленно спустила их вниз. Чтобы полностью от них освободиться, девочке пришлось сесть на тот же стул. Теперь на ней кроме нижнего белья ничего не было. Медсестра и врач ни на миг не сводили глаз с юной пациентки. Сандра повернулась к доктору спиной, отстегнула лифчик и сняла его тоже. Теперь настало очередь за трусиками. «Доктор, вы не могли бы отвернуться на миг, а то мне как-то неудобно трусы снимать, когда вы смотрите!», попросила девочка. «Что за детские игры!», возмутилась медсестра, «ведь ты пришла на осмотр, а не в прятки играть. А ну быстро снимай трусы и не выпендривайся, а то по попе получишь!», она замахнулась рукой. Сандре испуганно быстро спустила трусики до колен, оказавшись перед медработниками полностью голой, как они того и требовали. «Ну вот, молодец!», довольно улыбнулся юный врач, наслаждаясь видом нагого тела своей пациентки. «Теперь забирайся в это кресло, ножки раздвинь по возможности шире! Медсестра тебе поможет!». Медсестра действительно взяла девочку за руку и повела к гинекологическому креслу, стоявшему в углу кабинета. Она помогла Сандре на него залезть, положила её ноги на опоры кресла, а под голову девочке положила небольшую подушечку. Взору доктора открылась промежность девочки, покрытая малюсенькими, светлыми волосиками, появившейсями там пару месяцев назад. Парень сел на вращающейся стул прямо напротив срама ученицы, надел на правую руку резиновую перчатку, раздвинул большие половые губы девочки и сказал медсестре: «Таня, вводи катетер!». Женщина взяла из упаковки пластмассовый шланг одноразового пользования и ввела его начало в мочевыпускательный  канал девочки где-то в глубину 2-3 см. Сандра испытывала очень неприятные ощущения, ей никогда ещё никто не был лазивши в это место тела. Она негромко застонала. «Что, неприятно, красавица?», усмехнулась медсестра, «ничего, надо потерпеть! Счас водичка польётся!». Действительно, через пару секунд из катетера потекла моча в миску, в которую был опущен конец шланга. Процесс этот продолжался где-то полминуты, затем прервался. «Чего же ты не пописала, идя к врачу?», недоумевала медсестра, глядя на довольно большое количество истекшей мочи девочки. «Я не знала, что так надо!», покраснев ответила Сандра. «Ну, впредь будешь знать! А какать сегодня какала?». «Да, утром...» сказала школьница и ещё больше покраснела. «Ладно, это мы проверим потом», проворчал доктор. Он раскрыл малые половые губы пациентки и стал рассматривать вход во влагалище, а также девственную плеву. Затем он указательным пальцем правой руки дотронулся до клитора. Сандра задёргалась, её свела судорога. «Прекрасно», сказал доктор, «так и должна реагировать любая девочка, когда ей там трогают!». «Так говоришь, что менструации недавно начались?», вдруг он спросил пациентку. Девочка кивнула головой. «Прокладками умеешь пользоваться?» «Умею», Сандра ответила. «Ладно, ими и пользуйся. Тампоны тебе ещё вводить нельзя никакие, отверстие в плеве слишком маленькое». Девочка опять кивнула головой. «Ну, а теперь будет что-то не очень приятное», сказал доктор. Он обильно намазал указательный палец правой руки вазелином и приставил его к анусу школьницы. «Потужись, мадмазель!», он приказал. «Что надо делать?», Сандра с испугу не поняла. «Тужиться, выжимать каку!», вмешалась медсестра, внимательно наблюдавшая за обследованием девочки. «Ах да!», последняя виновато улыбнулась и стиснула мышцы заднего прохода. «Прррук!»-  вышли газы из кишечника девочки. «Ой, доктор, это у меня нечаянно!». Сандра начала оправдываться. «Ничего, это всё нормально!», ответил доктор и ввёл свой палец в сраку девочки. Сандре мама тоже неоднократно вводила палец в попу, проверяя дочь на запор, но ощущать палец чужого мужчины было гораздо неприятней чем мамин. Парень ввёл палец в прямую кишку девочки до упора, покрутил его вокруг своей оси, надавил на живот пациентки пальцами левой руки. Затем он извлёк палец обратно, он весь был вымазан в коричневом кале девочки. «Ты видать, плохо какаешь, раз твоя прямая кишка не пустая!», сказал доктор, «поэтому сейчас будем тебе делать клизму!»  «Доктор, а может не надо? Может лучше свечку поставьте?», начала умолять Сандра. «Торг здесь неуместен», отрезал врач и медсестра тоже сердито добавила: «...не хочешь, чтобы делали бы клизму, дома надо прокакаться!». Она взяла из шкафа большую резиновую грелку и стала наполнять её водой. Сандра очень удивилась, до сих пор ей делали клизму только разной величины баллончиками, такой предмет как Кружку Эсмарха она видела впервые в жизни и, признаться, здорово испугалась. «Зачем мне делать такую огромную клизму?», она возразила, «хватило бы впустить небольшой баллончик». «Ты тут не умничай, а то ещё вместо одной две клизмы получишь!», брякнула медсестра, а молодой доктор улыбнулся и сказал: «Не бойся, Сандрочка, больно тебе не будет, если будешь лежать спокойно и не сопротивляться! Ты уже большая девочка, поэтому клизму тебе делаем тоже большую, как взрослому человеку». Тем временем медсестра уже наполнила кружку водой, выпустила воздух из шланга и намазала наконечник прибора вазелином. «Таня, ты будешь держать грелку, а я – вводить наконечник», распорядился врач. «Хорошо, Славик», медсестра ответила. Она взяла в руки резиновый мешок с водой и подняла в высоте примерно 1 м над лежащей в кресле девочкой, а доктор Слава начал медленными, вращательными движениями погружать наконечник клизмы в анальное отверстие девочки. Сандре было жутко неприятно, наконечник был большого размера, примерно как палец доктора, к тому же, в отличие от последнего, твёрдый и довольно таки острый, несмотря на то, что был обильно намазан вазелином. Пациентка негромко застонала. «Ну что ты, Сандрочка, потерпи немножко, счас войдёт до конца...ну, вот и всё», успокаивал её доктор, «теперь впустим водичку в животик». Он открыл кран на шланге и прохладная вода устремилась в кишечник девочки. «Такс», довольно проворчал доктор и снял резиновую перчатку с руки, «а теперь, пока ты лежишь и получаешь клизму, я проверю твои сисечки». Он нагнулся над девочкой и стал обоими руками щупать её маленькую, едва набухшую грудь. Сандре был весьма неприятен этот процесс, даже немножко больно стала, когда доктор лопал её сиськи. «Доктор, там нечего проверять, они ещё маленькие!», она опять возразила. «Ну, это уж я лучше буду знать, есть чего проверять или нет», отрезал доктор, «твоя грудь по размерам соответствует твоему возрасту, и я должен убедиться, что всё в ней в порядке». Он продолжил пальпацию сисек Сандры ещё где-то минуту, затем взял линейку, измерил длину и ширину каждой сисечки и записал эти данные в какие-то бумаги, лежащие у себя на столе. Всё это время в кишки школьницы продолжала поступать вода из кружки Эсмарха, уже был вошевши где-то пол литр жидкости и девочка начала чувствовать распирание в животе и желание опорожниться. «Доктор, может хватит клизму? Я уже какать хочу!», запротестовала Сандра. «Таня, сколько в кружке воды?», спросил доктор. «Ещё примерно половина!», женщина ответила. «Надо потерпеть, дорогуша!», парень сказал, потом добавил: «ты дыши медленно и глубоко через рот, а я осторожно помассирую тебе животик!». Сандре ничего не оставалось как подчиниться приказу доктора. Она задышала ртом, а медик начал медленно массировать её животик по часовой стрелке. Вскоре, как и при постановке клизмы родителями, Сандре животик заурчал, и на некоторое время позывы на низ утихли. «Тебе дома родители ставят клизму?», вдруг спросил её доктор. «Раньше ставили, теперь – нет», она ответила. «Вот и плохо, что нет!», сказал врач, «я, пальпируя твой живот, чувствую, что кишки твои здорово забиты калом. Не знаю, удастся ли промыть их одной клизмой». Сандру охватил ужас от одной мысли, что ей будут делать вторую клизму, когда первая ещё не закончена. «Доктор, не волнуйтесь, я прокакаюсь!», она прошептала. «Ну ладно, это мы скоро увидем!», парень ответил и знаками показал медсестре поднять кружку ещё немного выше. Девочку опять начало сильно распирать, она усиленно задышала ртом, но эго на сей раз не помогло. Она чувствовала, как наконечник клизмы начинает постепенно вылезать ей из попы. «Счас я тут обосрусь, и очень хорошо!», она подумала, но доктор тоже это заметил и стал придерживать наконечник пальцами правой руки. «Потерпи, Сандрочка, в кружке совсем мало воды осталось, сейчас всё закончиться!», он уговаривал девочку. «Мне больно и срать хочется!», в ответ зарыдала пациентка. Слёзы тонкими ручейками потекли ей из глаз. «Не плачь, дура!», заворчала медсестра, «грелка уже почти пустая, через 20 секунд клизма будет сделана». Спустя некоторое время она действительно закрыла кран, извлекла наконечник из сраки девочки и бросила клизму в раковину. Доктор, в свою очередь, стиснул вместе ягодицы девочки и велел ей полежать в той же позе и потерпеть ещё 5 минут. «Доктор, а если мне кишки в животе лопнут?», жалобно заскулила Сандра. «Не лопнут!», парень засмеялся в ответ, «я ведь знаю, сколько воды можно впускать в кишечник. Тебе до верхнего предела ещё далеко!». Однако девочку это мало успокаивало, поскольку ей было очень трудно терпеть и даже дышать ртом, живот был вздутым и твёрдым как мешок картошки. Медсестра наверное тоже заметила это, потому начала в свою очередь массировать живот пациентки. Она делало это грубее чем врач, сильнее надавливала ладонью, потому Сандре от её действий лучше не стало, бедную девочку в добавок даже начало тошнить. Как знать, под конец её наверное вырвало бы через попу или через рот, но доктор через минуты три решил, что можно отпускать школьницу испражняться. Он велел медсестре помочь Сандре подняться с гинекологического кресла, сам в то же время продолжал держать сжатыми её ягодицы. Девочка вскочило на ноги  и начала смотреть по сторонам, где же тут находится туалет, но медсестра подала ей пластмассовое ведро и велела ей садиться на нём. В другой раз Сандра наверняка отказалась бы справлять нужду таким образом, но сейчас ей уже не было больше сил терпеть. Она камнем упала на ведро и через пару секунд обильно и шумно извергла в него содержание своего кишечника. «Пррр-пук-пук-пук-буль-буль-буль!», раздались характерные звуки и комнату тут же наполнила вонь – неизменная проводница извержения из живота старого, давно накопившегося кала. Медсестре пришлось включить вентилятор и брызгнуть в воздух из баллончика аэросоля. Сандра тем временем продолжала опорожняться, и в целом просидело на ведре не менее 15 минут. Затем медсестра принесла миску с тёплой водой, велела девочке присесть над ней и подмыться. Когда пациентка выполнила эти указания, ей были поданы салфетки вытереть попу и промежность. Использованные салфетки девочка бросила в ведро, в котором в воде плавал её размягченный кал. Затем она хотела нести ведро в туалет, но вмешалась медсестра: «Не надо, я сама вынесу. А ты ложись снова на кресло, ведь доктор осмотр ещё не закончил». Сандре пришлось повиноваться. Она опять легла на гинекологический стул, и доктор снова надел перчатку на правую руку и ввёл указательный палец ей в сраку. «Да, совсем другое дело, когда животик очистен!», довольно проворчал Славик. Он минуты три пальпировал животик девочки пальцами левой руки, а пальцем правой руки щупал её половые органы через прямую кишку.  Констатировав, что половые органы у Сандры в порядке, он наконец-то разрешил ей встать и одеться. Девочка очень спешно надевала лифчик и трусики, ей хотелось по возможности быстрее скрыть свою наготу от глаз доктора и медсестры, которые её так долго наблюдали. «Сандра, ты должна внимательней следить за работой своего кишечника!», на прощание сказал ей врач, «какать должна каждый день и высераться до конца. А если не получается, то надо пить слабительные и ставить клизмы!» Пациентка что-то непонятное пробормотало в ответ, быстро оделась до конца, схватила свои бумаги и почти выбежала из кабинета врача. Потом, посмотрев содержание бумаг, она увидела надпись: «Здорова» и тут же примечание: «Обнаружен запор. Сделана клизма». Сандра покраснела и быстро спрятала бумагу. «Надеюсь, школьная медсестра её внимательно смотреть не будет», она подумала. Так оно и была, медсестра бросила беглый взгляд на справку и, ничего не говоря, положила её в шуфлятку своего письменного стола.
Вдруг зазвонил телефон. Сандра подняла трубку, звонила её подруга Тамара. «Сандра, что ты делаешь?», она спросила. «Да так, ничего!» «Пойдём, погуляем!» «Хорошо, пойдём», Сандра согласилась. «Тогда я жду тебя у подъезда твоего дома». На том и порешили. Сандра положила книгу в открытом состояние на диван, спешно оделась и ушла из дому. Они гуляли по городу где-то часа два, болтали о том, о сём, а когда расстались, и Сандра вернулась домой, то там её поджидали уже родители. Папа первый вернулся домой, увидел раскрытую книгу, посмотрел, о чем в ней речь и свистнул сквозь зубы: «Надо же, у нашей Сандры оказывается всё ещё запоры!». Когда через некоторое время домой вернулась мама, он показал ей книгу и поделился своими опасениями. «Да», мама согласилась, «надо будет Сандрочке сделать клизму, когда придёт домой». И едва девочка успела войти в квартиру, как её мама сразу её спросила: «Ну, Сандра, признайся, сколько дней уже не какаешь?». «Сегодня утром покакала», испуганно пробормотало в ответ дочь. «Тогда зачем ты читаешь в этой книге именно про лечение запоров?», вмешался папа. «Просто так…интересно», Сандра оправдывалась. «Вот как! Странный у тебя интерес, однако», ехидно усмехнулась мама и добавила: «Ладно, сейчас проверим, как оно есть на самом деле. Снимай юбку и трусики!». «Но мама, зачем надо?», дочка тихо запротестовала. «Ты прекрасно понимаешь, зачем надо, так что раздевайся быстрей, а то мы с папой будем тебя раздевать насильно!», строго крикнула мать. Сандра тяжело вздохнула, расстегнула молнию юбки, спустила ее до пяток, затем взяла юбку в руки и положила на спинку кресла. После этого девочка спустила свои белые трусики до колен и нагнулась вперёд, руками опершись о свои колени. «Так, хорошо!», довольно констатировала мать. Она намазала указательный палец правой руки вазелином, левой рукой раздвинула ягодицы дочери и ввела намазанный палец Сандре в анальное отверстие до упора. К своему глубокому разочарованию, ей не удалось обнаружить след запора в прямой кишке дочери. Но мама не была намерена отступать, ведь  она тоже прочла отрывок книги о том, как диагностицируются запоры. «Ложись на диван!», она распорядилась, и Сандра послушно легла на спину. Мама начала пальпировать ей живот, щупая его по обе стороны от пупка. И тут ей показалось, что нащупала что-то твёрдое в правой стороне животика девочки. «А вот и нашла кое-что!», она воскликнула, «правая сторона твоего живота, Сандра, намного твёрже, чем левая. Значит, там у тебя накопившись твёрдый кал, и его нужно вымыть клизмой!». «Нет там у меня никакого кала!», дочка начала возражать, но мать даже не думала её слушать. Она засунула пальцы под джемпер Сандры, расстегнула дочкин лифчик, затем приказала: «Поворачивайся на левый бок и притяни ноги к животу!». «Не буду поворачиваться! Мне не нужна клизма! У меня нет запора!», начала кричать несчастная девочка. На шум в комнату вбежал её папа и начала дочь успокаивать: «Сандрочка, дорогая, не психуй, пожалуйста! Мама лучше знает, как обстоят дела, и раз она считает, что тебе надо сделать клизмочку, то пусть так и будет!». «Но у меня нет запора, я сегодня утром какала!», Сандра продолжала возражать. «Ничего, в любом случае клизма тебе пойдёт только на пользу! Промывание кишечника полезно для организма!», ответила папа. «Я не хочу клизму!!!», дочь завопила нечеловеческим голосом. «Тихо, тихо, доченька, ты ведь уже большая девочка, а ведешь себя как маленький ребёнок», папа начал гладить голову дочки, но она вырвалась из его рук. Тогда папа силой согнул Сандрины ноги в коленах и прижал их к животу, одновременно повернув дочь на левый бок. «Лена, дай верёвку!», он сказал жене. Та послушно бросила ему кусок бельевой верёвки, и отец связал Сандру этой верёвкой по ногам, а затем и по рукам. «Что поделаешь, дочка, раз ты по-хорошему не слушаешься, то приходиться прибегать к вот таким методом», он задыхаясь резумировал, закончивши процесс связывания дочки. Та ничего не ответила ему, лишь тихо всхлипывала в подушку. Мама тем временем отправилась на кухню заполнять водой кружку Эсмарха. Она залила в неё литр прохладной воды, добавив так же, как было сказано в книге, растительное масло, соль и жидкое мыло. Тщательно размешав растров в кружке, мама выпустила воздух из клизменного шланга и отправилась в комнату, где несчастную Сандру продолжал успокаивать отец. «Доченька, что ты так плачешь, как будто тебя будут казнить? Сделаем тебе клизмочку, покакаешь, и всё будет нормально. Не надо только сопротивляться, иначе больно будет!». Мама подала папе клизменный наконечник и банку с вазелином. «Смажь и затем засунь ей в сраку!», она сказала, «а я буду кружку держать». Папа слегка опешил, обычно в детстве он только держал дочь, а все манипуляции с постановкой клизмы выполняла мама. Теперь же ему предстояло вводить наконечник клизмы в анальное отверстие дочери. Он очень обильно намазал его вазелином, затем взял его в правую руку, держа за резиновый шланг, левой рукой приоткрыл и так уже раздвинуты полушария попы Сандры, вставил наконечник в анус дочери и неуверенно посмотрел на маму. «Ну давай, Саша, запихай до конца, чего ждешь!», жена его словестно подтолкнула. Папа надавил на наконечник и он проскользнул в попу девочки. Сандра жалобно застонала. «Что, больно, дочка?», папа испуганно спросил. «Неприятно очень», дочка ответила. «Ну тут уж ничего не поделаешь, надо потерпеть», отец ответил. К своему ужасу он заметил, что его член в брюках заметно увеличился в размерах и встал. «Надо же, у меня встает от собственной дочери!», он мысленно встревожился, «хотя, чего тут удивляться, у неё ведь такая аппетитная попка и промежность, к тому же, с виду всё как у взрослой женщины». И действительно, попа у Сандры была белая и круглая, заметно выделялась на фоне загоревших ног, а промежность была покрыты темными волосиками, которые всё-таки не до конца скрывали половую щель розового цвета. «Ну, что стоишь и смотришь, открывай кран!», голос жены прервал дремление папы, который на минуту отвлекся, рассматривая прелести своей дочери, которые ему не так уж и часто повседневно удавалось видеть, ибо Сандра была уже большая девочка и пряталась от него, когда испражнялась, мылась или переодевалась. Он очнулся, как будто внезапно проснувшись, и открыл кран в конце клизменного шланга. Вода устремилась из кружки в кишечник девочки. Сандра судорожно дёрнулась, вода была довольно таки холодная и при поступлении её в кишечник создавала весьма неприятные ощущения. «Спокойно, Сандрочка, лежи спокойно!», папа ей сказал и вновь погладил голову. Пару минуточек надо потерпеть, затем клизма закончится, и сможешь идти на горшок опорожняться!». «Нет, какать будешь на ведре!», мать возразила, «нам с отцом надо видеть, что у тебя выйдет! Ты же сама читала в книге!». «Ну да, так будет правильней», не особенно охотно согласился папа. Тем временем всё новые порции жидкости продолжали наполнять живот девочки, мама держала кружку довольно высоко над кроватью, потому вода текла достаточно быстро, таким образом усиливая в Сандре чувство распирания и желание быстрее опустошить кишечник. Девочка тайком взглянула на кружку Эсмарха, в ней было ещё не менее половины воды. «Лежи спокойно, не дёргайся!», приказала ей мама. «Я только хотела посмотреть, сколько ещё осталось…», девочка начала объяснять, но мать грубо прервала её: «Это не твоё дело, всё равно, пока всё не вытечет, наконечник извлекать не будем. А если тебе трудно удержать воду, тогда дыши глубоко через рот – об этом, кстати, тоже написано в книге». Сандре ничего не оставалось, как послушно задышать ртом. На какое-то мгновение её самочувствие улучшилось и распирание на время утихло. Папа спросил маму: «Может ты устала, дай, я подержу клизму?». «Да, нет, Саша, кружка ведь становится с каждым мигом всё легче. Ты лучше смотри, чтобы наконечник случайно не выполз бы из попы дочери!». Действительно, наконечник уже был начавши постепенно вылезать вон из анального отверстия девочки. Папа затолкнул его обратно и стал двумя пальцами правой руки придерживать резиновый шланг клизмы. Мама подняла кружку ещё немного выше, и Сандре стало жутко неприятно, ей казалось, что вода вот-вот польется ей изо рта. Она застонало: «Мамочка, я не могу больше. Прекрати клизму или опусти хотя бы кружку ниже!».  Мама неохотно опустила грелку на несколько сантиметров в низ. Дочке немного полегчало, однако клизма всё не прекращалось, вода продолжала поступать всё новыми порциями в её кишечник. Когда Сандре показалось, что вот-вот кишки в животе лопнут, поток воды вдруг резко прекратился. «Слава Богу!», девочка воскликнула, «ещё немного и я не выдержала бы». «Ну, ну…не надо строить из себя куколку!», проворчала в ответ мама, «я впустила тебе в живот литр воды, как и положено девочкам твоей комплектации». Она медленно, осторожно вытащила наконечник из дочкиной сраки, затем велела папе стиснуть ягодицы Сандры и держать их сжатыми 5 минут, а сама отнесла использованный клизменный прибор в ванную промывать. Отец в свою очередь стиснул вместе полушария попы дочери. «Теперь уже самое ужасное позади, Сандрочка», он тихонько приговаривал, «полежишь несколько минут, потом сядешь на ведерко, покакаешь, всё будет нормально». «Папа, если бы ты знал, как мне уже сейчас хочется какать!», захныкала дочь. «Ну да, так обычно бывает после клизмы. Однако сразу садиться на ведро нельзя, надо потерпеть, подождать, пока водичка кишечки размягчит и прочистит», папа рассказывал, как будто Сандра впервые в жизни получает клизму и не знает правила проведения этой процедуры. Тут из кухни вернулась мама, неся в руках ведро. Она поставила его рядом с кроватью дочери и сказала мужу: «Развяжи её! Я пока подержу ягодицы!». «Так ведь 5 минут ещё не прошло!», он возразил. «Да, я сама знаю. Но Сандру надо повернуть на спину и помассировать её живот. Я думаю, теперь она уже сопротивляться не будет». «Не буду»,  дочь шепотом подтвердила и кивнула головой. Папа стал развязывать затянутые узлы. Это получалось не так уж и быстро, ибо, второпях связывая дочь, он их заплёл кое-как, не думая о том, что распутывать ведь тоже скоро придется.  Наконец, где-то через минуту освободивши дочь от верёвок, он повернул несчастного ребенка на спину, и снова стиснул попу дочери. Мать нагнулась над дочкой и начала ладонью правой руки массировать её животик примерно так же, как пару лет назад ей в поликлинике делали врач и медсестра. Но чувства облегчения Сандра от этого не получало, возможно, из-за огромного количества введенной в кишечник жидкости, а может из-за того, что мать, не будучи медиком по профессии, не знала, на какую область живота надо с какой силой надавливать. В любом случае позывы на низ от массажа у девочки только усиливались, и папа заметил, что даже через плотно сжатые ягодицы дочери начинает просачиваться вода. «Лена, отпустим её на ведро! Время тоже почти истекло!», он сказал. «Ладно, будь что будет! Если что, клизму повторим!», мать ответила. «Нет, только не это!», еле слышно пробормотало дочь – кричать ей больше не было сил. Мать схватила её за пазухи и помогла подняться с кровати, отец отпустил ягодицы и спешно подсунул под попу дочери ведро. Едва Сандра успела на него опуститься, как содержание её кишечника с рёвом, подобном водопадному, шумно вырвалось наружу. Со звуком, похожем на пушечный выстрел, вышли в животе накопившейся газы. Девочка почувствовала огромное облегчение, даже что-то наподобие оргазма, через всё её тело прошла тёплая, приятная дрожь. Она ещё несколько раз громко пукнула, извергая из себя клизменную воду вместе с размытыми какашками, которые, хотя и в не очень большом количестве, всё-таки находились в её животе. Затем больше уже ничего не выходило, но чувство до конца не опорожненного кишечника сохранялось, потому Сандра не спешила подыматься с ведра. Она просидела на нем минут 15, время от времени выталкивая небольшие порции каки. Мать с отцом всё время стояли рядом и наблюдали за какающей дочкой. Наконец досконально опорожнившись, Сандра встала с ведра и пошла умываться в ванную. Мама подошла к ведру и взглянула во внутри его. «Нет, клизму мы ей делали не зря», она констатировала, «в воде достаточно много какашек плавает». Отец ничего не говорил, лишь согласно кивнул головой. Затем он взял в руки ведро и понес его к унитазу, стараясь не поворачиваться передом к жене, чтобы она не увидела, как он невольно спустил сразу же после того, как дочка села на ведро и извергла в него содержание своего живота. Сандра, в свою очередь, подмылась, надела трусики, переоделась в халатик и стала готовить уроки на завтра. Конец рассказа.

Автор: ivan ivanov <Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.>

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

Мой, сука, персидский кот, устроил на моем, сука, персидском ковре, сука, персидский залив!

Последние новости

Янка, бежим скорее, - весело прокричала...

Статистика