Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.00 (3 Votes)

Всем здравствуйте, меня зовут Николай. Вот моя история.

На момент действия, описанного в рассказе, всем его героям исполнилось 18 лет.

Я родился в Екатеринбурге. Воспитывался в благополучной, обеспеченной семье. Всегда был активным, жизнерадостным и весёлым мальчиком. Родители любили меня и я с малых лет привык к вниманию. В школе я всегда пытался как-нибудь выделиться, обратить на себя внимание, участвовал в сценках на различных мероприятиях. В 9ом классе я начал ходить на театральный кружок, участвовал в спектаклях и постановках. Наш коллектив был небольшой, всего 8 человек и назывался Аполлон, там играли только парни. Почему? Я не знаю. Так изначально было задумано, может сказалась личная предвзятость нашего руководителя к женскому актёрскому умению? Но факт остаётся фактом: девушек не было. А вот женские роли в сценариях мелькали частенько. Вот тогда я и начал переодеваться в женское, когда было необходимо для спектакля.

До того, как я пришёл в коллектив, все по очереди брали женские роли, но после того, как я пару раз сыграл девочек, руководитель определил, что у нас (это я и ещё один парень — Сергей) лучше, чем у остальных, получаются женские роли. И мы теперь всегда будем играть девочек. Не могу сказать, что мне понравилась эта идея, но то, что в образе в нас было сложно узнать парней — чистая правда. Мы оба были стройными, с красивыми лицами и немного женственными фигурами.

Поначалу раздражали макияж и переодевания, но, со временем, свыкся. Мама, узнав, поддержала меня, сказала, что в древности в театрах все роли играли только мужчины. Она учила меня красиво краситься, носить каблуки и юбки, походке, движениям, мимике и пластике. Голос у меня и так был мягким, а с постоянными тренировками стал как у женщины (курящей женщины). В общем к 11му классу неискушённый зритель ни за что бы не определил, что перед ним пацан, а не смазливая красотка.

С Серёгой мы подружились, помогали друг другу переодеваться и краситься. Мы играли дочек, матерей, тёток и даже бабушек. Мы часто стали мелькать на сцене в образе. Вместе с Серёгой решили под юбки одевать женские плавочки, а то глупо было, если задиралась юбка, а под ней были семейники. В женском белье мешал член и яички, я поднимал их вверх и вбок и ловко прижимал резинкой плавочек. Иногда я стал надевать стринги, мне нравилось, как они разделяли попку. Да и попка в них выглядела более женственной, особенно на каблучках, а каблуки я носил всегда высокие.

Чтобы была груд,ь мы купили бюстгальтеры, на репетициях клали в них клубки шерсти, а на постановках воздушные шары с водой. И грудь была как настоящая. Я перестал стыдиться и стесняться своего образа, сбрил волосы на теле, мазался кремами. Мои школьные друзья меня понимали. Руководитель предложил нам выбрать сценические имена. Я назвался Николь а Серёжа сказал, что нужно быть патриотом русских имён и выбрал имя Инга.

Парни из труппы не глумились над нами, шутили по дружески. Называли нас подружками и шлёпали по попкам. Я уже тогда отследил разницу в отношении к себе. Когда я был в обычной одежде, всё было нормально, обычные темы для разговора, обычное обращение. Но стоило переодеться и войти в образ, отношение парней сразу менялось: они становились обходительными, вежливыми, появлялся сальный блеск в глазах, обнимали за талию, шептали что-нибудь на ушко. Вряд-ли они тогда отдавали себе в этом отчёт.

И ещё одно! Они постоянно норовили залезть мне под юбку и полапать или ущипнуть за попку. Сначала меня это бесило, потом перестал обращать на это внимание, иногда даже нравилось. А однажды Данил, парень из труппы, (он был старше и уже учился в училище) после очередного спектакля подошёл ко мне с игривой улыбочкой, ловко занырнул рукой под юбку и с силой сжал мне попку так, что средний палец залез прямо мне в попку. (Я как раз был в стрингах). Мне стало больно, очень больно!!! я вскрикнула, у меня покатились слёзы. Тут он понял, что сделал и стал извиняться. Перевёл всё в шутку, обнял, прижал к себе, обещал впредь быть всегда нежным и, видимо решив показать это на деле, опять залез под юбку и пальчиком начал гладить колечко ануса. Я оттолкнул его, послал подальше и убежал в гримёрку. С того времени, как на зло его постоянно ставили со мной в сценах. Он ещё не раз извинялся.

Со временем обида прошла, наверное еще и потому, что я начал замечать у него бугор в штанах, который увеличивался, когда мы в постановках танцевали, прижавшись друг к другу или я сидел у него на коленях. Меня это веселило, я даже иногда специально садился попой ему на член и ёрзал, делая вид, что ничего не замечаю. Или, как бы невзначай, когда он был рядом я подставлял ему попку, а когда он лез под платье, оттопыривал её и не сразу убирал его руку.

Я понимал, что он хочет не меня, а мой образ. Ведь когда я переодевался, я становился девушкой, менялась пластика, менялся голос, я даже говорил о себе всегда только в женском роде. И он хотел Николь, а не Колю, и меня это забавляло. Я намеренно дразнил его, как потом оказалось — зря!
К слову сказать, меня никогда не прельщал секс с парнем. Я относился к этому отрицательно. Я был популярен! У меня было много друзей и подруг, много любовниц. Секса мне хватало. Но ближе к делу...

У нашего класса скоро должен был быть выпускной и директор школы попросил нашего руководителя поставить спектакль про ученические годы. Нам с Серёжей, конечно же, отводились роли учениц. Мы решили тщательно подготовить свой образ и пошли по магазинам: начали с париков, я выбрал блонд по лопатки, Серёга — чёрный каре, купили банты, так как наряды были обычных школьниц: юбка, фартук, блузка — аля белый верх, чёрный низ. Купили накладные ногти и ресницы, бельё. Бельё мы долго выбирали, на нас даже начали косо посматривать...

И вот долгожданный день спектакля. Я встал пораньше, гладко выбрил всё тело и намазался маминым лосьоном. Мне уже давно стало приятно входить в образ. В школе не было специальной гримёрки, поэтому мы с Серёжей решили, что оденемся дома, а до школы доедем на такси. Пока не проснулась мама, я начал наряжаться. Я достал купленные накануне вещи: чёрные чулки на широкой резинке, чёрный пояс для чулков и комплект — ажурные стринги и бюстгальтер, наполнила чашечки шариками с водой под второй размер, надела школьную форму, фартук и чёрные лаковые туфли на высоком каблуке.

Посмотрела на себя в зеркало: я была неотразима, ровные ножки в чулках, юбочка как раз закрывает резинку чулок, круглая манящая попка, тонкая талия и грудь второго размера. Только выше плеч на меня смотрел парень. Надо было исправлять это недоразумение и я пошла будить маму. Она помогла мне с макияжем, ногтями, ресницами и париком. Клипсы, пара капель духов и клатч с косметикой и зеркальцем закончили мой образ. Мама поцеловала меня, пожелала удачи и вызвала такси.

Выходя из подъезда я немного нервничала, ведь первый раз выхожу на улицу в таком виде. Открыв дверь такси я девичьим голосом назвала адрес и неловко улыбнулась, ожидая разоблачения. Но водитель даже не догадался! Где-то на пол пути он начал разговор: что — то рассказывал, что-то спрашивал, начал делать комплименты, а сам смотрит больше не на дорогу, а на мои ножки в чулочках и на резинку чулок, которая показалась, когда я садилась. Я решила немного пошалить, резко развернулась всем телом в сторону окна, будто увидела знакомого, а рукой натянула юбку так, что оголилась вся попка. Несколько секунд посидев в такой позе, я села ровно и поправила юбку. Водитель был пунцово красный! Без сомнения он всё это время смотрел только на меня. Мне стало весело и приятно. Вот тогда я и поняла, какая всё-таки Николь сучка!

Когда мы подъезжали, водитель попросил записать свой номер, с лучезарной улыбкой, сказал звонить в любое время, довезёт хоть куда и бесплатно.
Меня уже встречал Данил со своим похотливым взглядом, я взяла его под руку и мы пошли в актовый зал. Зал был полон народа, здесь была вся школа!!! Но мне было не привыкать и вся программа прошла на ура.
После постановки, за кулисами ко мне подошёл Данил, обнял, поцеловал в щёчку, а левой рукой опять залез под юбку и начал гладить попку, как бы невзначай задевая средним пальцем дырочку. Я не сопротивлялась, уже привыкла к его выходкам.
— Не торопись уезжать, давай отметим всей труппой удачный выход — сказал он мне, убирая руку. На то, что мне не во что переодеться он сказал, что будут только наши, а их этим не смутить, а потом он сам отвезёт меня домой. Я решила остаться.
— Только чур не приставать — пошутила я.

Отмечали мы на даче у Вовы, парня с параллельного класса, он тоже был участником нашей труппы. Серёга к тому времени переоделся и получалось, что я была единственная «девочка» среди семерых парней и большинство внимания уделялось мне. За мной ухаживали, подкладывали салатики, наливали вина, делали комплименты. В общем, мы развлекались во всю — пили, веселились, танцевали. Когда начало темнеть, парни засобирались домой. Я тоже хотела уехать, ведь завтра будет выпускной. Но Данил попросил остаться, мол давай ещё немного повеселимся, а затем я всех оставшихся развезу по домам, что ему не привыкать и не такой уж он и пьяный. Остальные парни тоже начали уговаривать, говорили, что не хотят терять главное украшение стола. Мне это польстило и я осталась.

Мы опять начали пить, вино давно закончилось и я перешла на водку вместе со всеми. Нас осталось четверо: я, Данил, Вова и Пашка. Со мной танцевали все по очереди, гладили ножки, лапали за попку, я всем позволяла. Какая же я была дура! Меня в очередной раз пригласил на медленный танец Данил. Мы танцевали, а положила голову ему на плечо, он мне шептал на ухо, какая я всё-таки красивая, а рука гуляла под юбкой. Я была пьяная и мне было приятно, мурашки по коже, пульс участился. Данил опять попытался проникнуть пальцем мне в попку, я же, возмутившись, подняла его руку на талию и мы продолжили танцевать.

Сзади послышались щелчки камеры на телефоне, я не сразу сообразила в чём дело. Оказывается, когда я подняла его руку к себе на талию, я полностью задрала юбку и всем открылся вид во всей красе: широкая резинка чулок, попка, обтянутая стрингами и подтяжками от пояса, поддерживающими чулки. И так мы танцевали пару минут, а я и не подозревала!!! Танец закончился и мы начали смотреть фотки. Парни были поражены! «Такой заднице любая тёлка позавидует» — говорили они. А члены в штанах у них были в полной боевой готовности.
— Николь, давай пофотаем тебя в эротичных позах — предложил Пашка. Все его поддержали и я подумала, что это будет весело. Я начала воображать перед камерой, задирая юбку, становилась в откровенные позы, гладила себе грудь, промежность, делала страстное лицо, сосала пальчик. Парни помогали мне, выбирали позы. На столе, на полу, на диване, раком, боком. Юбка уже и не опускалась.
Вова поставил меня на четвереньки, задрал платье до лопаток и сказал ползти к Пашке, прогибаясь как пантера, а он будет снимать. И в таком духе примерно час.

Фотосессия закончилась, Данил предложил выйти на балкон — ему покурить, а мне подышать свежим воздухом. Мы вышли, я облокотилась на перила, Данил обнял меня сзади и прижался стоячим членом к моей попе. Я развернулась, хотела сказать, что это уже слишком, но не успела. Он схватил меня, положил ладонь на затылок и впился в меня губами, а рукой отодвинул полоску плавочек и засунул уже мокрый пальчик мне в попку. Мне было больно, я сопротивлялась, но он был сильней. Он проникал пальчиком всё глубже в анус, а языком мне рот. (комментарии оставляйте на Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.) Я боялась прикусить ему язык, я боялась его! Он засунул второй палец и тут я решилась, я ударила коленом ему между ног, вырвалась и отбежала от него на столько, на сколько позволял балкон. Он согнулся Мне было страшно, я плакала и просила его успокоиться, говорила, что он перешёл границу, а я не хочу секса с ним. Я всё-таки парень!!! Но говорила всё это женским голосом, наверное крепко вошла в роль. Он выпрямился и резко ударил мне в живот.
— Какой ты парень? Ты шлюха, которая хочет, чтобы её отъебали! Ты вся дрожишь от кайфа, когда я тебя лапаю. На колени! — он был как будто не в себе. Я подумала, если я заговорю твёрдым мужским голосом, он одумается.

— Данил, одумайся, что ты делаешь?
— Заткнись! Ты, сучка, если ты сейчас же опять не войдёшь в роль, если ты не будешь слушаться и выполнять всё, что я скажу, я разобью тебе всё ебало! Я сломаю тебе нос, челюсть и всё равно выебу. Подумай, как ты завтра пойдёшь на выпускной? И пойдёшь ли ты вообще?
Я представила, что не смогу так играть в театре и опять заплакала.
— Ты меня поняла? — он начал успокаиваться.
— Пожалуйста, Данил, не надо — сквозь слёзы выговорила я.
— Ты меня поняла?
— Да.
— Что ты поняла?
— Я буду слушаться тебя во всём. — я поняла, что другого выхода нет, он всё равно возьмёт своё. Возьмёт меня! Я чувствовала себя преданной и беспомощной.
— На колени!

Я медленно опустилась перед ним на колени.
— Растегни ширинку, выпусти свой леденец. — дрожащей рукой я растегнула ему ширинку, двумя пальцами вытащила его член. Он почти моментально выправился во весь рост и завис перед моим лицом.
— Оголи головку и поцелуй его — я взяла его член в руку и поцеловала, он был большим, сантиметров 20 в длину.
— Еще!
Я поцеловала ещё раз, ещё и ещё.
— Теперь оближи его, шлюха!

Я начала облизывать головку, основание головки, потом весь член, он подставил мошонку и я начала лизать его яйца. О нет, что же я делаю? Стою перед парнем на коленях, целую его член, лижу ему яйца. Я! Пацан! Прикасаюсь губами и языком к члену другого пацана, а он меня обзывает и унижает, скоро ещё и в рот взять скажет.
— Теперь соси, малышка моя — как будто подслушав мои мысли, сказал он.
Я взяла член в рот и начала медленно сосать. Что же я делаю? Меня ебут в рот, а я стою на коленях и покорно выполняю всё, что мне скажут. Я была готова опять расплакаться от беспомощности и вдруг подумала о том, что это просто новый спектакль, а у меня новая роль. Роль сосать член и доставлять ему удовольствие. Роль шлюхи, хуесоски. Я успокоилась и начала активнее сосать, облизывать головку и подрачивать ствол рукой.

— О, да. Солнышко моё, ты супер, соси, глубже — мой насильник прикрыл глаза от удовольствия и положил руку мне на голову. Я начала глубже заглатывать, его хуй начал доставать мне до гланд, а он стал давить рукой на затылок, насаживая мой рот на свой агрегат. Меня начало тошнить, я упёрлась руками ему в бёдра, пытаясь сопротивляться.
— Убери руки. Положи мне их на задницу. — я не сразу отреагировала и получила лёгкую пощёчину.
— Убери руки, блядина! — я положила руки ему на ягодицы и чуть не задохнулась. Данил взял мою голову двумя руками и начал ебать меня в рот. Его залупа почти доходила мне до глотки, не хватало воздуха, от рвотных позывов заболело в груди, а член заходил только на половину! Через минуты три экзекуции он отпустил голову. Я сама начала не глубоко, но быстро насаживать свой рот на член, лишь бы он опять не начал. Он отстранил меня, я посмотрела ему в глаза. Он улыбался.

— Нравится хуй сосать, шлюха?
Конечно же мне не нравилось, но я знала, что он хочет услышать.
— Да.
— Что да?
— Мне нравиться сосать у тебя хуй. — а сама повторяла про себя: «так надо по сценарию, всё по сценарию».
— Ты хуесоска?
— Да, я хуесоска.
— Ещё хочешь?
— ...
— Не слышу.
— Да — прошептала я
— Улыбнись. — я попыталась улыбнуться, но вышло натянуто.
— Давай, Николь, ты же актриса, улыбнись страстно, ты же шлюха — он измывался надо мной. Я откинула свои мрачные мысли и улыбнулась как шалава, которая хочет, чтобы её отъебали. Данил отошёл в другую сторону балкона, сел в кресло.
— Ползи ко мне пантерой, девочка моя и улыбайся. — и я поползла, выпячивая попку со взглядом аля «трахни меня». Я подползла, без слов взяла в рот его член и начала сосать.

— А девочка учится, умница! — Он гладил меня по голове, а я сосала и желала одного! Чтобы он быстрее кончил. Через несколько минут Данил сказал намочить пальчик, прогнуться и трахать себя им так, чтобы он видел, потом двумя. Ещё я должна была стонать как шалава и говорить о том, какая я защеканка и хуесоска и как я люблю сосать хуй. Одной рукой я упёрлась в кресло, чтобы удобнее было балансировать, другой рукой трахала себа в анал. Было больно и неприятно, но это было лучше, чем бы этот извращенец засунул мне в зад свой член, а пока он просто сидел и смотрел как я унижаюсь и изредка помогал мне рукой, надавливая на затылок. За дверью играла музыка, и я молилась, чтобы только остальные парни не зашли и не увидели меня в таком виде.

А посмотреть было на что: стройная, красивая блондинка в чулках и с голой задницей стоит на коленях перед своим ёбарем, заглатывает его член почти полностью и со стонами ебёт себя рукой в задницу уже тремя пальцами. Вдруг я почувствовала, что хуй во рту начал расти ещё, Данил резко встал, схватил меня за голову, натянул на член до упора и начал ритмично ебать меня прямо в горло. Я задыхалась, мой нос упирался в лобок, а по подбородку били его яйца. Сперма начала фонтаном извергаться мне в рот и в глотку, меня чуть не вырвало. Глотай, глотай, глотай — повторял мой первый мужчина. Когда-то я так говорил своим минетчицам. И они глотали... Теперь я глотала... От этой мысли у меня опять покатились слезы.

Он кончал где-то минуту, я всё проглотила, ведь я играла роль спермоглотки, потом я ещё пару минут сама заглатывала его опадающий член, боясь остановиться и облизывала с яичек пролитую сперму. Данил сел в кресло, позвал меня к себе. Я залезла к нему на колени, обхватила ногами его бёдра, обняла своего мучителя, положила голову ему на плечо и беззвучно заплакала. Слёзы сами катились из глаз. А мой бывший друг говорил мне о том, какая я красивая и нежная, как я класно сосу и как ему было хорошо со мной. Его руки гладили моё тело, спину, попку. Два пальца заходили в мою дырочку без сопротивления, ни физического, ни морального. Я уже не могла ему запретить, я была его послушной шлюхой.
— Иди в ванную и приведи себя в порядок, а то ребята уже заждались.

Я быстро проскочила мимо загадочно улыбающихся парней, схватила свою сумочку и побежала в ванную и посмотрела в зеркало. Всё было не так уж и плохо. Мамина водостойкая тушь хорошо держалась на моих заплаканных глазах. Я cела на унитаз, потужилась, намазала ноющую попку каким-то местным кремом, вытерла размазанную помаду, накрасила губы, подрумянилась и расправила помятую одежду. На телефоне было несколько пропущенных от мамы. Перезванивать я не стала, хотела позвонить в милицию, но тоже не стала. Что я им скажу? У ребят есть фотки, где я стою в различных блядских позах и всем своим видом говорю: отъебите меня во все дыры.

Ещё раз глянула на себя в зеркало и пошла на групповую еблю. А то, что меня будут ебать, я не сомневалась. В гостинной я остановилась и осмотрелась. Три пары вожделяющих глаз цепко впились в меня. Тихо играла приятная музыка, никак не подходящая к тому аду, в который я попала. Первым подал голос Данил.
— Николь, крошка моя, покажи мужчинам, чему ты научилась...

Афоризмы

Поверьте, если мне будет нужно, то я уведу вашего парня ненакрашенная в спортивном костюме.

Статистика