Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.23 (15 Votes)

«Васенька, просыпайся, пора идти в школу!», сказала мама 8-летнему сынишке, зайдя в его комнату. «Ой, мам, я не хочу идти в школу,  я плохо себя чувствую», мальчик ответил. «Да?», удивилась мама, «и что же у тебя болит?». «Голова, живот…», в ответ пробормотал Вася. «Не уж-то подцепил какую-нибудь заразу», сокрушилась мамаша. Она  вышла в соседнюю комнату, где хранились медикаменты и мединструменты в навесном шкафу.

Женщина выбрала из него градусник, тюбик с вазелиновым кремом и резиновую перчатку, после чего вернулась назад к сыну.«Васенька, спускай трусики до колен, повернись на левый бочок, согни ножки в коленях и притяни их себе к животику!», она приказала сыну, сама при этом надевая на правую руку резиновую перчатку. «Мам, опять палец в попу будешь совать?», заскулил сын, «не делай этого, мне жутко неприятно, когда ты там лезешь». «А что поделаешь, раз надо», ответила мама, «ты говоришь, что тебе плохо, значит, следует тебе сракочку проверить, нет ли у тебя запора, а также температуру в попочке измерить». «Мама, почему в попе ты всегда меришь,  ведь можно под пазухой», продолжал возражать Вася. «Так точнее и быстрее, сыночек», пояснила мама, «к тому же, ты - ребёнок, склонный к запорам, потому потревожить твою попочку время от времени даже очень полезно».   Она уже была надевши перчатку и теперь намазывала указательный палец правой руки вазелином. Мальчик очень неохотно потянул вниз трусики, повернулся на левый бок и притянул ноги себе к животу. «Ну вот, молодец, умница, Васенька!», похвалила его мать, «теперь только расслабься и не зажимай попочку!». Она присела на кроватку рядом с сыном и вставила намазанный кремом палец в анальное отверстие мальчика, которое хорошо просматривалась в середине приоткрытых ягодиц Васи. «Больно, мама!», захныкал мальчик. «Потерпи немножко, сыночек!», успокаивала его мать, «я лишь проверю, всё ли у тебя здесь в порядке, и пальчик выберу вон». Мама засунула палец сыну в сраку до упора, повертела вокруг его оси, затем извлекла его вон и сказала: «Засохши твоя дырочка, сыночек. Ты когда последний раз какал?». «Вчера утром», сын ответил. «Уже, значит, сутки не какаешь», недовольно констатировала мать. «видать, потому у тебя живот и болит. Но ничего, сделаю тебе клизмочку, тогда ты покакаешь. Но сперва измерим температурку». Женщина взяла в руки градусник и стала намазывать его ртутный конец вазелином. «Мама, ну зачем сразу клизму, я может и сам покакаю», возразил Вася. «Ладно, посмотрим, может градусник заменит тебе клизму», ответила мать и начала вставлять предмет сыну в попу.  «Больно, не   надо, мама», начал возражать Вася. «Расслабься, мальчик мой милый, и потужись немножко, тогда тебе градусник войдёт в попу легко, ведь не первый раз я тебе его туда вставляю», пыталась успокоить его мама. Мальчик начал тужиться, как будто сидя на горшке, и действительно градусник вскоре без особых усилий со стороны матери вошел в его задний проход почти полностью, лишь пару сантиметров мать намеренно оставила снаружи. «Ну вот, теперь надо спокойно полежать, подождать 2-3 минутки, пока температура не измерится», сказала мама. Затем она засунула правую руку  между ног сына, нащупала его половой член, взяла его двумя пальцами руки и начала медленно, осторожно им мастурбировать. «Вот так, Васенька, подёргаю твою писеньку, пока ты тут лежишь», она приговаривала при этом, «ведь тебе же нравится, когда там трогают, я знаю». Мальчик в ответ лишь засопел и негромко пукнул. Газы со свистом вышли из заднего прохода ребёнка. «Осторожно, сыночек, пока не какай!», предупредила его мама, «через минутку другую вытащу тебе из попы градусник, тогда сможешь какать». «Я не какаю, я пукаю», пояснил Вася. «Да, Васенька, только не обкакайся, когда пукаешь, хорошо?». «Ладно, постараюсь», мальчик ответил. Пару минут никто не говорил ни слова, лишь мама неторопливо дёргала писеньку сына, которая постепенно становилась твёрже и длиннее, а мальчик тихонько посапывал от удовольствия.  Тогда мама вдруг резко отпустила член мальчика и выволокла градусник из его попы. «Тридцать семь и пять», сказала мама, взглянув на показания градусника, «почти норма, учитывая, что в прямой кишке температура всегда на полградуса выше, чем за пазухой. Однако в школу ты сегодня не пойдёшь, пока не покакаешь сам или с помощью клизмы». «Я сам, мама, я сам буду какать, не надо мне клизму!», опять стал умолять сын. «Ладно, сынок, садись на горшочек и тужись», распорядилась мать. «Я лучше пойду на большой унитаз, а то горшок для меня слишком малый», сказал Вася, но мать с ним не согласилась: «Нет, Васенька, на сей раз ты будешь на горшочке какать, чтобы я видела бы, что из тебя вышло. Не такая уж и большая у тебя попка, как-нибудь поместится». Она вытолкнула из под кровати сынули запылившийся синий горшочек с оббитой ручкой на боку. Мальчик неохотно встал с кровати и сел на него. Попка действительно слегка вываливалась за пределы судна, но срака всё-таки оставалась над горшком. «Всё нормально, сынок, теперь тужись и какай», сказала мама и вышла из комнаты. Сын начал сильно тужиться, и пару кусков кала, размером в ластик, упали в горшок. Мама тем временем уже стала готовиться к проведению клизмы, ибо знала, что у её сынка животик весьма твёрдоватый, и если уж возник запор, то так просто он не исчезнет. Она достала из того же шкафа большую красную грушу, вместимостью почти в пол литра, недавно купленную ею в аптеке как раз для клизмования Васи, отправилась в кухню и стала обмывать прибор струей воды из под крана, а затем начала полоскать клизму изнутри, засасывая и выжимая воду из груши. Предмет издавал характерные хлопающие звуки, которые услышал также сидящий на горшке мальчик. «Зараза какая, уже клизму моет», он подумал, «не дает посидеть на горшке и пять минут». Паренёк начал опять усиленно тужиться, но ничего больше из его попы вон не выходило. Тогда он встал с горшка и побежал на кухню к матери, которая уже размешивала в пол-литровой кружке воду с подсолнечным маслом и жидким мылом для заполнения груши. «А, Васенька пришел посмотреть, как для него готовится клизма», усмехнулась мама, «ну смотри, смотри, разве мне жалко». «Мама, а как ты знаешь, что мне надо клизму, может я уже сам покакал?», стал возражать сынуля. «Уж мне то не знать!», засмеялась в ответ мать, «я уже восемь лет слежу за работой твоего кишечника и понимаю, что запоры у тебя обычно без клизмы не проходят». «А сегодня ведь мог пройти!», продолжал спорить Вася. «Мог, но не прошел», ответила мама, «или я всё-таки ошибаюсь, и ты можешь обрадовать меня сейчас своей какой?». «Могу», мальчик сказал, «пойдём в мою комнату, покажу». «Пойдём, сейчас наполню клизму, и пойдём», согласилась мать. Она положила кружку на стол, взяла опять в руки клизменную грушу и сжала её. Баллончик с характерным свистом выпустил воздух, и мама погрузила его наконечник в кружку с жидкостью. Груша начала засасывать в себя воду и постепенно вновь приобретать привычную круглую форму. «Мама, а если я тебе покажу каку, то для кого будет эта клизма?», спросил сын. «Себе сделаю», мама ответила. «Да? Не врешь?», удивился Вася. «Не вру, но ты тоже не ври и иди в свою комнату, я последую за тобой», мать ответила. Мальчик вышел из кухни, через пару десяток секунд груша полностью наполнилась водой, и мама последовала за сыном. «Вот!», Вася гордо показал маме лежащие на дне горшка два куска кала. «Ну что ты, сынок, издеваешься надо мной, что ли?», засмеялась мать, «это даже для грудного ребёнка мало будет, не то, что для такого буйвола как ты! Ложись-ка лучше на диванчик и подставляй попочку для клизмочки». «Но, мама, кака там всё-таки была, так что ты должна держать слово и делать клизму себе!», сын настаивал. «Хорошо, сначала сделаю тебе, а потом себе, всё будет, как надо», успокаивала его мама. «Ты будешь делать себе клизму и дашь мне на это посмотреть?», удивлялся Вася. «Дам, если будешь послушным мальчиком и не будешь сопротивляться, когда тебя стану клизмовать!», мама ответила. «А если нет?». «Тогда запрусь в ванной, и ты не увидишь, как я себе делаю клизму», мать объяснила. «Ладно, я буду послушным!», после недолгих раздумий согласился мальчик. Он снова лёг на свой диван-кроватку, повернулся на левый бок и притянул ножки к животику. «Ну вот, молодец,  сынок, так и лежи, пока клизмочка не будет сделана”, довольно проворчала мама, после чего извлекла из кармана халата засунутую туда клизменную грушу и стала намазывать её наконечник вазелином. «Это всё будет быстро, Васенька, ты главное лежи спокойно и не зажимайся», сказала мать, взяла в правую руку баллончик, левой рукой приоткрыла ягодицы сына и начала медленно вводить ему в сраку наконечник клизмы. Вася застонал, ему была неприятно ощущать посторонний предмет себе в попе. «Так, сыночек, ещё немножко глубже засунем», приговаривала мама, «вот, хорошо, дальше нам не надо…теперь впустим водичку», она обоими руками сжала грушу, и жидкость из неё устремилась в кишечник мальчика. Вася судорожно дёрнулся. «Спокойно, сынок, спокойно…счас войдёт водичка», мама продолжала тискать грушу, «ещё немножко потерпи…так, молодец», она сложила клизму пополам и последний раз сжала её изо всех сил, после чего извлекла деформированный баллончик из заднего прохода мальчика. «Вот и клизмочка сделана, сыночек», мама довольно констатировала, «теперь только полежи пять минут на кроватке, удержи впущенную воду». Она положила клизму на пол и обоими руками сжала вместе ягодицы Васи. Мальчик начал чувствовать сильное распирание в животе и всё нарастающие позывы вниз. «Мама, клизма уже работает, я сильно какать хочу», он сказал. «Да, сынок, хочешь, но надо потерпеть пять минут, не меньше», мать настояла на своём. Она отпустила правую руку от ягодицы сына, положив на место её левую, а правой рукой опять ухватилась за член мальчика и снова стала его дёргать.  „Ты только не думай, сынуля, что твоя мать какая-то извращенка», она притом приговаривала, «просто я уже с первых месяцев твоей жизни заметила, что ты сразу начинаешь успокаиваться, когда тебя за писеньку потрогают. Когда тебе в раннем детстве делала клизму, лежащему на спине, то ты после впуска воды в животик становился очень нервным, плакал, дёргался ногами и так далее. Мне трудно было тебя удержать и уговорить полежать спокойно положенные после клизмы 5 минут. И тогда я вдруг увидела твою писю и решила её подёргать, надеясь, что это тебя успокоит. И так действительно было, после того, как я несколько секунд подёргала твою писеньку, ты успокоился и лежал смирно всё время, пока твой животик размягчался после сделанной клизмы, а потом быстро и легко покакал. Вот с тех пор я тебя всегда трогаю за писю, когда делаю клизму или ставлю термометр в попку, и тебе тогда становится приятнее, не так ли?». «Наверное, так», в ответ смущенно произнёс Вася. «Вот и сейчас я потрогаю твою писеньку, пока ты будешь тут лежать положенное время, ну а потом сядешь на горшочек и наконец-то покакаешь», ответила мать, продолжая потихоньку дрочить сына за его половой член. «Мама, а тебе самой в детстве ведь тоже делали клизмы?», вдруг спросил Вася. «Ну, конечно же делали, как ты думаешь, без клизмы, по-моему, ещё не один ребёнок не вырос», подтвердила мама. «А кто тебе делал?» «В основном моя мама, иногда и бабушка, мать моей мамы, теперь она уже померла». «А ты при том сопротивлялась?», продолжал допытываться Вася. «Когда была маленькой, да – сопротивлялась, а потом подросла, поумнела и перестала сопротивляться», мама пояснила. «А как они тебе делали – тоже лёжа на боку?» «Кажется, что да, по крайней мере, я другую позу не помню. Возможно, когда я была ещё совсем маленькой, укладывали на спинку, как я тебя». «А почему больших детей не кладут на спину?», всё не мог угомониться мальчик. «Иногда кладут, особенно если у ребёнка нога сломана, и он не может на бок поворачиваться. Но на боку клизмуют чаще всего, наверное, потому, что так легче удержать ребёнка, а ведь дети, как правило, бояться клизмы и часто сопротивляются при её проведении». «Я не сопротивляюсь», возразил Вася. «Да, в этом плане ты молодец, сыночек. Но я думаю, что тебе уже пора садиться на горшочек, пять минут мы проболтали». Мама отпустила член сынка, помогла ему повернутся на спину, встать с кроватки и снова сесть на поставленный на полу горшок. Сразу после того, как ягодицы Васи коснулись краев горшка, из его сраки вырвалась сильная струя воды, неся с собой части размягченного кала. Со свистом вышли газы из кишечника, затем мальчик понемногу стал какать сам. Даже после сделанной клизмы первые порции кала выжимались с трудом, прилагая не малые усилия ребёнка. Когда несколько твёрдых какашек было выжато вон, последовал более мягкий кал, с которым пареньку уже было легче справиться. Потом из его заднего прохода вновь потекла клизменная вода, которая была оставшись в дальних углах кишечника мальчика. Как обычно в таких случаях, комнату наполнила едкая вонь, присущая старому, засохшему, запорному калу. «Ладно, сынуля, какай дальше, я пойду в свою комнату. Когда покакаешь, позови меня, я заберу горшок и пооботру тебе попу», сказала его мать. «Так попу я сам себе подтирать умею», возразил Вася. «Знаю, сынок, но сегодня ты какаешь после клизмы, это особый случай, когда лучше всё же мне тебя подтереть», настаивала мама. Вася не стал больше перечить и вновь сосредоточился на выжимание каки. Он просидел в общей сложности на горшке минут пятнадцать, затем встал с него и позвал маму. Та велела сыну лечь снова на диван с поднятыми вверх и притянутыми к животу ногами, после чего начала долго и тщательно обмывать и вытирать область его заднего прохода, а также мошонку с яичками.  Под конец мама вновь намазала указательный палец правой руки вазелином и ввела его в сраку сына до упора, на сей раз делая это без резиновой перчатки, которую была снявши сразу после проведения клизмы Васе. Убедившись, что сейчас прямая кишка мальчика пуста, она выбрала палец и сказала: «Ну, вот, всё в порядке, теперь надень трусики и отдохни после клизмы и каканья, почитай какую-нибудь книжку!». «Не хочу я читать!», возразил Вася. «я лучше посмотрю, как ты будешь делать себе клизму. Ты же обещала это!». «Ну…», смутилась мать, « я говорила, что буду делать себе клизму…но не обязательно ведь сразу же». «А чего ждать?», возразил сын, «раз делать, так делать, чем раньше, тем лучше». «Может ты и прав, сынок», вздохнула мама, «поскольку я сегодня тоже ещё не какала, давай уж, сделаю себе клизму». Она отправилась опять на кухню, Вася последовал за ней. Мама достала ту же кружку, которую использовала для Васи, и начала заново приготавливать в ней раствор для клизмы. Баллончик клизмы был мамой уже вымыт в то время, пока сын сидел на горшке, теперь мама снова стала наполнять его жидкостью, высасывая её из кружки. Мальчик внимательно наблюдал за действиями матери. «Мама, а как ты будешь делать себе клизму – тоже лёжа на боку?», вдруг он спросил. «Да нет, сынуля, просто присяду на корточки», объяснила мать. Вскоре баллон заполнился жидкостью, и мама намазала его наконечник вазелином. «Ну что же», она сказала, «вроде всё готово, приступим к клизмованию». Женщина вышла из кухни, направилась в коридор, там вдруг остановилась, задрала вверх халат и спустила свои белые трусики до колен. Вася впервые в жизни увидел близко перед глазами большую, белую попу своей матери. Та быстро присела на корточки, взяла в правую руку клизменную грушу и ловким, почти молниеносным движением ввела наконечник баллона себе в сраку. Мальчик подбежал ближе, чтобы лучше видеть действия мамы. Она схватила грушу обоими руками и сжала её. Вода с характерным звуком вышла из клизмы и устремилась в живот мамы. Сложив баллон клизмы пополам и сжав его ещё раз, мать Васи извлекла наконечник себе из ануса и  опять встала на ноги. «Ну, вот, сынуля, тебе на радость себе тоже клизму сделала», она сказала и снова надела трусики. «Так быстро? Я толком ничего даже рассмотреть не успел!», недовольно проворчал мальчик. «Ну, это уже твои проблемы», в ответ рассмеялась мама и стала медленно прогуливаться по квартире, рукой массируя круговыми движениями свой живот. «Мама, а ты сейчас какать не пойдёшь?», Вася спросил её. «Пойду, сынок, только немного похожу по квартире, постараюсь удержать воду минут пять», она ответила. «А тебе трудно удерживать?». «Нет, это ведь была маленькая клизмочка, такую совсем не трудно удержать. Вот, если была бы большая, какую делают взрослым из кружки Эсмарха, тогда да». «Что это за кружка?», недоумевал сын. «А ты не разу не видел? У нас в шкафу висит, могу показать!». Мама зашла в свою комнату, открыла шкаф, где хранилась её одежда и обувь, и сняла с вешалки прибор для постановки клизмы взрослым – резиновую кружку с длинным шлангом и белым пластмассовым наконечником в его конце. «Вот, Васенька, этим обычно делают клизму взрослым и заливают не менее двух литров воды. Это уже не шутка, удержать такую емкость в животе», она рассказывала сыну. «А ты себе почему из той кружки клизму не делала?», мальчик спросил. «Ну, потому, что надеюсь покакать и после маленькой, детской клизмы. А если, не дай Бог, не удастся, то буду делать из этой», мама пояснила. «Ты раньше тоже из неё клизмовалась?» «Да, было пару раз». «А я не видел!». «Да, потому что я тебе это не показывала». «А сейчас покажешь?» «Ой, горе ты моё, ну ладно уж, покажу, если тебе это так интересно. Я надеюсь, что мне всё же не придется ею сегодня пользоваться». «Мама, а кто тебя учил делать клизмы?», вдруг спросил Вася. «Никто. Я сама научилась. Просто видела, как это другие делают, и стала им подрожать», мать ответила. «Где видела?» «Ну, в больнице, например. В послеродовой палате многим женщинам санитарки ставили клизмы прямо в постели, все, кто были рядом, могли это видеть». «А тебе тоже делали?». «Мне тоже, ибо трудно было самой какать после родов». «Стыдно не было?». «Знаешь, сынок, в таких случаях забываешь о стыде, когда тебе плохо, хочется, чтобы быстрее тебе помогли, всё остальноё уже становится не важно», рассказывала мать. «А когда ты впервые себе сделала клизму?», продолжал допытываться сын. «Ой, ну это уже было после родов, тебе было где-то годик или два, точно не помню. Однажды пришла с работы и, не знаю почему, так разболелся живот, что кричать хотелось. Думала уже скорую вызывать, но потом вспомнила, что в шкафу висит вот эта клизма, я её купила сразу после родов, ибо теперь знала, как ею надо пользоваться, и что иногда без неё не получается покакать. И вот, наполнила её водой, и ввела себе в попу где-то два литра жидкости, после чего покакала. И боль почти сразу прошла, видно была съевши что-то плохое», рассказывала мать. «Ты лежала на боку?». «Нет, стояла на четвереньках. На боку можно лежать, когда кто-то помогает держать кружку, например твой папа. Но его тогда не было дома». «А потом он помогал тебе кружку держать?». «Да, был один раз, когда помогал. У меня был трёхдневный запор, и я попросила помочь мне сделать клизму, ну и он охотно согласился. Ты тогда был в садике». „Да, жаль, что папа рано ушел на работу, а то он и сегодня тоже помог бы тебе с клизмой», резюмировал сын. «Ничего, может я сейчас покакаю, и никакой помощи больше не потребуется. Кстати, мы проболтали уже дольше пяти минут, надо идти на унитаз». Мама быстрыми шагами устремилась в сторону туалета, сын пошагал за нею. Женщина уже по дороге подняла халат и начала спускать вниз трусики. Зашедши в уборную, она тут же грохнулась попой на унитаз. «Пррк-буль-булбь-буль!», раздались характерные звуки из попы мамы, и впущенная жидкость вместе с несколько какашками ударились о дно унитаза. «Ну, что мама, какаешь?», спросил Вася. «Да, Васенька, ты лучше не смотри и не нюхай этот аромат», сказала мать и брызгнула в воздух струю жидкости из аэросоля-освежителя воздуха. «Нет, мама, запах мне не мешает, дай мне посмотреть, как ты какаешь, мне так редко удается это видеть», возразил сын. «Ну, ладно, смотри, раз тебе так интересно, мне не жалко», вздохнула в ответ мать и начала тужиться. Ей удалось выжать ещё пару твердоватых какашек, но на тем процесс испражнения закончился и ни за что не хотел возобновляться, как ни старательно тужилась на горшке сидящая женщина. «Ой, похоже, ты меня сглазил, сынок», под конец недовольно произнесла мама, «видишь, кака больше не идёт, а живот всё ещё полным кажется. Придется, наверное, ставить  мне ту большую клизму, которую только что тебе показывала. «Да, мама, раз надо, так надо», охотно согласился сын, «только папы нет дома, кто тебе поможет?». «Я сама справлюсь», мама ответила, «а если что, так ты ведь можешь мне помочь, верно?». «Да, могу», ребёнок радостно воскликнул в ответ. «Ну, тогда хорошо. Подотру попу и буду заполнять большую клизму», сказала мать, встала с унитаза и начала подтираться газетой. Вася тем временем принёс из комнаты матери Кружку Эсмарха, которую она была положивши на кровать после того, как показала прибор сыну. «Молодец, сынок, неси в ванную», приказала мать, спустила воду в унитазе, машинально одела трусы и направилась вслед за сыном в ванную комнату. Там она отрегулировала прохладную воду в обоих кранах и стала заливать её в резиновую кружку. Когда последняя наполнилась примерно на три четверти, она закрыла водные краны и открыла краник в конце шланга кружки. Как только из наконечника клизмы потекла жидкость, мама снова закрыла кран. «Я выпустила воздух из системы, иначе вода могла бы и не поступать из кружки», она объяснила сыну. «Откуда ты знаешь, что так надо?», тот удивился. «Из жизненного опыта», отрезала мать и отправилась с клизмой в руках на кухню, там она добавила в клизменную воду столовую ложку соли и  100 грамм растительного масла, после чего начала усиленно трясти кружку, таким образом размешивая жидкость внутри её. «Надо было бы ещё жидкое мыло добавить, но нет в доме. Эх, ну ладно, и так сработает», она пробормотала и пошла обратно в ванную, где повесила кружку за дырочку в верхней её части на крючке. «Ну вот, сынок, теперь будем приступать к самому процессу клизмования», мама сказала и начала расстегивать пуговицы халата и развязывать пояс впереди его. Снявши халат, она повесила его рядом с кружкой, затем открыла лифчик и освободилась от него, потом спустила трусики до пяток и тоже полностью от них избавилась. «Такую большую клизму лучше принимать совсем голой, тогда легче терпеть», мать пояснила сыну, который изумленно с приоткрытым ртом наблюдал за её действиями. Положивши предметы нижнего белья в карман халата, женщина взяла с полки в ванной какой-то крем и стала намазывать им наконечник клизмы. Закончивши этот процесс, она положила на пол старое полотенце, на которое тут же встала своими коленями. «Сынок, включи свет в коридоре!», она распорядилась, и Вася тут же выполнил её просьбу. Мама опустилась на четвереньки и сказала сыну: «Ну, Васенька, может вставишь мне наконечник в сраку?». «Хорошо, попробую», согласился мальчик, изумленный доверием к нему матери. «Бери за резиновую часть шланга, разведи левой рукой ягодицы, а правой вставляй наконечник в дырку», мама продолжала давать указания. Сын встал на колени рядом с мамой, осторожно взял в правую руку клизменный шланг, а левую засунул в щель между полушарий попы матери и раздвинул их по сторонам. Он увидел красноватую дырочку в том месте, где кончается спина матери, приставил к ней палец и спросил: «Тут совать?». «Да, тут, сыночек!», подтвердила мама. Вася приставил к дырке наконечник клизмы и сделал им глубокий втык в задний проход. Мама слегка застонала. «Больно, мамочка?», слегка испуганно спросил мальчик. «Нормально, сыночек, просто неприятно, когда наконечник вставляют, но это всегда так бывает, когда клизма делается. Открывай кран на шланге!», ответила ему мать. Сын открыл кран, после чего вода стала по шлангу поступать из резиновой кружки в кишечник матери. «Вот, молодец, Васенька, ты настоящий мастер клизменного дела!», похвалила его мама, «помогаешь мне не хуже, чем мог бы это делать папа на твоём месте. Теперь только следи, чтобы наконечник крепко держался бы в попе. Если он станет вываливаться вон, пихай обратно!». «Хорошо, мамочка», сын полушёпотом ответил. От волнения у него сердце билось бешенным темпом, а писька была вставши как мачта и силой вырывалась вон из брюк. Он засунул правую руку себе в штаны и стал дрочить свой член. Мама тем временем начала глубоко дышать ртом, чтобы уменьшить неприятные ощущения в животе, всё нарастающие по мере того, как её кишечник наполнялся содержанием кружки Эсмарха. «Мамочка, может кружка висит слишком высоко? Я могу её опустить ниже, там есть другой крючок», предложил сын, видя дискомфорт матери. «Не надо. Васенька, всё нормально. При клизме всегда возникает распирание в животе и позывы на низ, для уменьшения которых следует глубоко дышать ртом», ответила мама. Примерно треть жидкости была уже перетёкши из клизмы в её живот, который стал принимать всё более круглую форму. «Мама, а тебе там ничего не лопнет?», решил спросить Вася. «Нет, сыночек!», мама засмеялась, «до этого ещё очень далеко. Ты главное следи за наконечником, чтобы он строго держался бы в попе. По-моему, он уже понемножку выскальзывает вон».  Действительно, наконечник клизмы на пару сантиметров был вылезши из маминой попы. Вася отпустил свой член, вытянул правую руку из  брюк и затолкнул ею пластмассовый предмет обратно в сраку матери. «Вот, так хорошо», та довольно констатировала.  Мальчик взглянул на пушистый лобок между ног мамы и спросил: «Мама, а ты там никогда себе не бреешь?». «Вообще-то нет», та покраснев ответила, «а ты думаешь, что надо брить?». «Я смотрел в интернете голые писи баб, там они почти у всех выбриты, и щель видна посередине», ответил сын. «Фуй, сынок, зачем тебе смотреть такое, это же ненормальные женщины, проститутки!», возмутилась мама, «не вздумай меня с ними сравнивать. Мне волосы там не мешают, поэтому и не брею. Однако перед родами у меня там побрили, как и всех остальных женщин-рожениц». «Как побрили? Ножницами?», поинтересовался Вася. «Нет, Васенька!», тяжело вздохнув, ответила мама, «примерно такой же бритвой, как и твой папа бреется. Мне приказали раздеться, лечь на специальный стул, гинекологическим он называется, и раздвинуть ноги. Затем санитарка намазала то место пеной и побрила». «Больно было?», продолжал допрашивать сын. «Да нет, бритвы же у них острые, не было больно», рассказывала мать, «затем ещё оросила одеколоном, ха-ха, чтобы пахло моя промежность как майский цветок. Ну, а потом уже стала делать клизму. Вот это весьма неприятно было, гораздо труднее пришлось мне, чем сейчас». «Тебе пришлось становиться на четвереньки или ложиться на бок?» «Ни то, ни другое. Я осталась лежать на спине с раздвинутыми по бокам ногами. Она просто притащила каталку-штатив с Кружкой Эсмарха, ввела наконечник мне в сраку и открыла кран на шланге. Всё бы ничего, но, когда ребёнок в животе и уже просится вон, трудно еще принимать в себя воду, которая всё прибывает и прибывает, примерно, как и у меня сейчас».  «Тебе надо было попросить, чтобы не делали бы клизму!», поучил сын. «Нет, Васенька, они бы не послушались бы, там всем женщинам делают перед родами. И, кстати, мне клизма нужна была, я то этого два дня не была какавши. Просто надо было как то осторожней, нежнее проводить эту процедуру, не подымать кружку может так высоко. Но у них там своего рода конвейер идёт, некогда вслушаться в ощущения каждого человека, спросить, не больно ли ему…и так далее». «Но ты вытерпела?», допытывался Вася. «Вытерпела, куда же было деться», ответила мама, «только, когда слезала с кресла, слегка не удержала воду и нагадила на пол. Но у них это обычно дело видимо, никто за это не стал меня ругать». « А потом что?» «А потом села на унитаз, который стоял в краю кабинета и прокакалась. Ой, помню, много какашек тогда из меня вышло, ведь клизма мне не была делана уже лет десять наверное, если не больше». «И что было после того, как ты покакала?», любопытство Васи не имела придела. «Тогда мне помогли подтереть попу, обмыться и повели в предродовую палату, там ещё полежала пару часиков, затем начались сильные схватки, и меня повезли в родильный зал. Ну, а там через минут 30-40 мучений и ты родился». «Весьма быстро, да?», резюмировал сын. «Да, некоторые бабы там по несколько часов мучились, и в конце концов пришлось им даже кесарево делать. У меня довольно широкий таз, потому видно и быстро родила…Кстати, а кружка наверное уже пустая, я не чувствую поступания воды в кишечник», вдруг спросила мама. «Да, пустая», опомнился сын, «я даже не заметил, пока мы болтали». «Закрой кран и осторожно извлекай наконечник, не испачкай руки», приказала мать. Мальчик послушно выполнил просьбу, осторожно выбрав наконечник из сраки матери, таща за резиновую часть шланга. Мама медленно встала на ноги и начала прогуливаться голышом по   квартире, попутно массируя руками свой вздутый, наполненный водой живот.   «Уж после этой клизмы я должна здорово прокакаться», она сказала сыну. «Мама, а после родов тебе ведь тоже делали клизму, ты недавно говорила об этом», напомнил сын. «Да, кажется на третий день в послеродовую палату зашла санитарка и спросила, был ли у меня стул в течение двух суток, я ответила, что нет, тогда она сказала, что придется сделать клизму. Там почти всем женщинам делали, редко которая могла сама покакать.  Ну, раз надо, так надо, я не стала противиться, легла на левый бок, притянула ноги к животу, ну и меня там же в палате и проклизмовали.   Опорожняться потом пришлось на ведре. Но и все другие бабы так же делали, потому никто и не стеснялся этого». «Мама, а когда ты мне поставила первую клизму?», поинтересовался Вася. «Ну, точно не помню, конечно, но это было в то время, когда тебя еще кормила грудью. Ты где-то дня три не был опорожнившись по большому, и дольше я не стала ждать», мать ответила. «У тебя уже был клизменный прибор куплен?» «Да, конечно, сразу купила, как приехала с роддома. Клизма едва не самый важный предмет по уходу за ребёнком, без применения которого на вряд ли кто-либо из детей вырос». «Я сильно сопротивлялся?», расспрашивал сын. «Что там грудной ребёнок может особо сопротивляться. Ну, покричал немножко, побрыкался ножками, вот и всё!», пояснила мама. Затем она вдруг застонала и поскакала в туалет, по дороге придерживая руками себя за попу. Как только женщина забежала в уборную, тут же камнем грохнулась попой на унитаз. Громадная струя воды вместе с твёрдыми кусками кала вырвалась из её сраки и ударилась о дно горшка. Сильная вонь, присущая старому, запорному стулу, быстро распространилась из туалета в другие комнаты квартиры. Маме вновь пришлось пускать в ход баллончик аэросоля. На сей раз процесс каканья сразу не прекратился, а всё продолжал нарастать, заставляя женщину усиленно тужиться и выталкивать из себя всё новые и новые порции какашек. «Мда, запор у меня был основательный», досадно констатировала мама, вытирая рукой пот с покрасневшего лица, «без большой клизмы от него никак не удалось бы избавиться». Она приподняла попу с унитаза и сорвала воду в бочке. «Мама, а кроме меня ты никому никогда клизму не делала?», вдруг спросил сын, продолжающий внимательно наблюдать за всеми действиями матери. «Делала однажды», ответила мать и пуркнула сракой в унитаз воду с вонючим воздухом, «дочке одной моей коллеги по работе, она была уже большой девчонкой, лет двенадцать, наверное, потому мать боялась, что одна с ней не справится». «Как это было? Расскажи поподробнее!», настаивал сын. «Ну, как, попросила она помочь меня подержать девочку, если понадобится, ну, я, конечно, согласилась. Мы с ней вместе зашли в её квартиру, девчонка сидела на кресле и смотрела телевизор. Мама начала спрашивать, как у неё со стулом, не удалось ли покакать, ибо знала, что дочь уже пару дней подряд не ходила по большому. но та лишь пробормотала в ответ что-то непонятное и продолжила пялиться в сторону телевизора. Тогда её мать объявила, что тут же будет делать ей клизму и советует не сопротивляться, иначе самой от этого хуже будет. Девочка начала громко протестовать, кричать, что не позволит этому произойти. Тогда мать достала из шкафа верёвку и приказала мне помочь связать её дочь. Мы обе схватили девчонку за руки и потащили её на диван. После пару минут борьбы нам удалось девицу скрутить, поставить в лежачее положение и связать ей руки и ноги верёвкой. Затем её мать достала большой кляп и засунула его в рот непослушной девушки. «Ну, вот, Люся, не хотела по-хорошему, теперь будет по плохому», сказала её мама, затем велела мне раздеть девчонку и подготовить её попу к клизме, а сама отправилась на кухню наполнять водой клизменную грушу. Я стащила Люсе трусики до колен, повернула девчонку на левый бок и прижала её ноги к животу. Люся что-то мычала заткнутым ртом, я не стала придавать этому значение, а достала коробку с кремом, намазала им указательный палец правой руки, левой рукой раздвинула её ягодицы и ввела палец девке в задний проход.  Он оказался почти полностью забитым твёрдым калом так, что палец даже не удалось засунуть во всю его глубину. Девчонка рыдала и стонала, а я тем временем вытащила наружу пару твёрдых какашек, которые положила на салфетку. Тут вернулась в комнату её мать, ужаснулась увиденным и выбрала из кармана наполненную большую, пол-литровую клизменную грушу. Она немедля ввела её наконечник дочери в задний проход и опустошила содержание груши. Люся начала стонать и дёргаться коленами, а её мать сказала, что одной клизмы будет мало и велела подержать мне сжатые вместе полушария попы дочки. Сама тем временем быстро вновь наполнила грушу водой, затем я отпустила Люсину попку, и её мама ещё раз сделала дочке глубокую клизму. Бедная девушка всё время по мере возможности дёргалась, вырывалась из верёвок и пыталась что-то сказать через заткнутый рот, но ни то, ни другое ей не удавалось, после чего она наконец успокоилась. Когда обе клизмы были сделаны, Люсина мама сама стала держать дочку за стиснутые вместе её ягодицы. Я стала уговаривать несчастную Люсю полежать спокойно пять минут и дышать глубоко ртом, позабыв про засунутый туда кляп. Сначала она как будто не слышала мои уговоры, но потом всё-таки задышала ротиком, всасывая воздух мимо кляпа. Я предложила Люсиной маме выбрать кляп, но она ответила отказом, ибо боялась, что дочь опять начнёт громко реветь. Мы продержали девочку в той же позе положенное время, затем её мама велела мне принести из ванной комнаты пластмассовое ведро, а сама начала понемногу развязывать дочь, чтобы та могла подняться с кровати и сесть на него покакать. Это ей удавалось с большим трудом, ибо узлы были завязаны очень туго, боясь, что девочка вырвется во время проведения клизмы. В одном месте пришлось даже пользоваться ножом, позже принесенным мною из кухни. Как только Люсины руки были освобождены, она вырвала ими кляп себе изо рта. «Мама, ты могла меня убить», она впопыхах сказала, «у меня ведь насморк, а ты заставляла меня дышать носом, заткнув рот. Я еле не задохнулась». «Ничего, зато теперь хотя бы от запора не погибнешь», ответила мать, « я же тебя знаю, не заткни тебе рот, ты такой шум подняла бы, что соседи вызвали бы милицию, думая, что тут происходит убийство. Теперь быстро подымайся на ноги и садись на ведро!». Люся не заставляла себя долго умолять, мигом вскочила с кровати и камнем упала на ведро так, что оно зашаталось и еле не опрокинулось. Девочка начала обильно опорожняться, хотя даже после двух сделанных клизм кака у неё выходила с трудом, после сильного тужения. Комнату наполнила такая едкая вонь, что меня стошнило, и я пошла на кухню подышать свежим воздухом у открытого окна. Люсина мама однако осталось дежурить возле дочери, каждую ею выжатую порцию какашек сопровождая поучительными комментариями: «Вот видишь, и эту заразу ты держала в себе несколько дней подряд! Давно тебе надо было клизму сделать, а не в прятки со мной играть!». Так прошло где-то четверть часа, после чего Люся наконец-то досконально высралась и отправилась в ванную подмываться. Её мама меня поблагодарила за помощь, после чего я отправилась домой. Вот так это было, Васенька», закончила свой рассказ мама, сидя на унитазе и попутно продолжая выталкивать из своего кишечника ещё не вышедшие куски кала и выпуская оставшуйся клизменную воду. «А у кого был больше запор – у тебя сейчас или у Люси тогда?», вдруг спросил Вася. «Трудно сравнивать, сынок», мама смущенно улыбнулась в ответ. «в любом случае клизма была остро необходима и мне сейчас и ей тогда. Жаль, что глупышка так сопротивлялась и вынудила нас применять силу, что усложнила проведение процедуры и создала мучения в первую очередь себе самой». Вася на то ничего больше не ответил, а его мама встала с унитаза, вытерла себе попу бумагой, в очередной раз сорвала воду в бочке и пошла в ванную, где начала обмывать свои интимные места тёплым душем. Вася заинтересованно наблюдал за этим зрелищем. Закончивши гигиеническую процедуру, женщина вытерлась полотенцем, вылезла из ванны и снова одела трусы, лифчик и халат. Таким образом, все необходимые клизмы сыну и его маме в тот день были успешно сделаны. Конец рассказа.                                                                                         

Автор: ivan ivanov <Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.>

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

Если Вас уже третий рабочий день подряд клонит в сон, значит сегодня среда.

Последние новости

Пoрoй я чувствую сeбя нaстoящeй блядью: грязнoй,...

Статистика