Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 3.55 (10 Votes)

«Инночка, как твой животик, вышел наконец-то?», спросила тётя Алина, подходя к своей 3-летней дочке, которая была посажена на горшочек перед сном. Из одежды девочка имела всего лишь маечку и малюсенькие трусики, спущенные до колен и скрученные в рулончик. Лицо ребёнка было вспотевши и покрасневши от тужения в течение последней четверти часа.  «Висел…не висел…», зашепелявила в ответ дочь. «Подыми попочку с горшочка!», распорядилась её мама. Девочка начала медленно подниматься на ноги, и мама ей в ответ помогла, слегка придерживая её за пазухи.

Взглянув в содержание горшка, Алина с досадой констатировала, что он почти пустой, лишь немного мочи плёскается на дне его. «Запорчик у тебя, доченька», она грустно проворчала, затем взяла девочку на руки и уложила на кровать, подняв ножки ребёнка вверх и прижав их к животику. «Засуну пальчик тебе в попочку и проверю, почему какачка не выходит», она сказала и стала намазывать указательный палец правой руки вазелином, выжатым из тюбика, лежащего на тумбочке рядом с кроватью.
За действиями женщины внимательно наблюдала её племянница, 6-летняя Ира. Алина с мужем и дочкой были приехавши на время погостить у её мамы, своей сестры Ани. В данный момент мама Иры вместе со своим мужем и супругом Алины были ушедши в гости, а Алина осталась дома присматривать за своей дочкой и племянницей заодно. «Тетя, вы ей будете палец в попку совать?», Ира спросила Алину. «Да, надо проверить», та ответила, «тебе разве мама пальчик в попу никогда не совала?». «Мне она совала вместе со свечкой, если я не могла покакать», ответила Ира. «А просто так, для проверки, нет?». «Не знаю, не помню такое, может, и совала, когда я ещё совсем маленькой была». «Ну, я своей Инночке засовываю, когда она не какает. Иногда хватает пальчик какую минутку там подержать и какачка выходит», пояснила тётя Алина. Она приставила намазанный палец к анальному отверстию дочки и стала запихивать его во внутрь. Девочка начала визжать, плакать и брыкаться ножками. «Спокойно, доченька, спокойно», успокаивала её мама, «лежи спокойно, не зажимайся, тогда пальчик войдёт легче и быстрее…вот так, уже вошёл почти полностью…ещё немножко глубже засунем…ну, не кричи так, потерпи немножко…мда, тут у тебя всё засохши, само наверное не выйдет…придется клизмочку сделать». Сказав это, мама Инны извлекла палец из сраки дочки и отправилась на кухню, оставив лежать всё ещё плачущую девочку на кровати. Племянница Ира последовала за тётей. «Ирочку, ты не знаешь, где у вас лежит клизма?», спросила Алина. «Знаю», девочка ответила, «там, в навесном шкафу, на верхней полке». Тётя открыла шкаф и действительно увидела внутри на полке два клизменных баллончика – один малого размера, с мягким резиновым наконечником, а второй намного больше с твёрдым пластмассовым концом. «Отлично, мне пригодится тот, который поменьше, а тебе мама, наверное, делает клизмы тем, большим баллоном?», спросила она у племянницы. «Да», та, слегка покраснев, ответила. «И часто это происходит?» «Ну, как когда…где-то раз в месяц, наверное», пробормотала смущенная Ира. «Ты, наверное, жутко сопротивляешься», засмеялась тетя Алина. «Теперь уже нет», девочка ответила, «раньше, когда была маленькой и глупой, то, конечно, сопротивлялась, мама с папой меня силой удерживали, когда ставили клизму. А теперь я сама понимаю, что, если человек более двух суток не какает, ему надо делать клизму. У меня самой становится очень плохое самочувствие, если  своевременно не покакаю». «И ты, может, даже просишь сделать маму тебе клизму?», удивлялась тётя.  «Да, один раз такое было. Мама мне где-то год уже попу не подтирает, говорит, ты скоро пойдёшь в школу, должна сама уметь это делать. Ну, я и делаю,…а она не знает, какала я или нет. Однажды что-то случилось, два дня  подряд не могла покакать, животик уже начал побаливать. Тогда я сказала об этом маме, и она мне сделала клизму. С тех пор я сама слежу за работой своего животика, и, если кака не выходит, говорю маме, а она мне ставит клизму. Я понимаю, что так надо, и не сопротивляюсь», гордо рассказывала Ира. «Молодец, однако», похвалила её тетя, «надеюсь, что моя Инна, когда подрастёт, тоже такой же сообразительной будет». 
Женщина взяла в руки маленький баллончик, обмыла его водой из под крана снаружи, затем несколько раз всосала и выжала воду из груши, споласкивая её изнутри, после чего налила теплую воду в кружку, добавила туда столовую ложку соли, размешала ложкой жидкость и затем, сжав клизму, погрузила её носик в кружку. Баллончик понемногу наполнился водой и вновь приобрёл круглую форму.  Ира стояла рядом и внимательно наблюдала за всеми действиями тёти. «Мне мама иногда добавляет в воду и растительное масло», она сказала как бы между прочим. «Да, я тоже так делаю…но, думаю, что на сей раз хватит обычной солёной воды», ответила тётя, нехотя говорить, что просто постеснялась спрашивать, где находится масло. Она слегка сжала баллончик и сразу отпустила, как только из его носика появилась струйка воды. «Ну, пойдём к Инночке, подержишь её за ножки», она сказала Ире, взяв грушу в руки, и они оба отправились назад в спальную комнату.
Девочка лежала на кроватке и всё ещё тихо всхлипывала. Неприятные ощущения от проникновения маминого пальца в её задний проход всё не проходили, к тому же она уже предчувствовала проведение клизмы и следующие из этого новые мучения. «Повернись на бочок, доченька», сказала мама Инны и начала намазывать наконечник клизмы тем же вазелином из тюбика. «Не хошу…не буду», стала возражать девочка. «Подержи пока баллончик», Алина сказала Ире, а сама нагнулась над дочкой, повернула её на левый бок и стала сгибать ноги ребёнка в коленах, прижимаю их к животику. «Не сопротивляйся, дурочка», она уговаривала Инночку, «сейчас сделаю тебе клизмочку и покакаешь быстро и легко. А если будешь сопротивляться, то всё равно сделаю, но будет долго и больно». Несчастная девчонка ревела всё громче, почти надрываясь, и даже не думала слушать то, что ей говорила мать. «Ух, как брыкается!», сокрушалась Арина, «Ира, а, может, ты ей сделаешь клизму, пока я держать буду? Я боюсь отпускать правую руку, которой удерживаю её за ноги, а левой мне неудобно, к тому же, за плечо тоже придерживать надо». «Я не знаю…никогда никому ещё не делала…боюсь, что не сумею», смутилась старшая девочка. «Что там уметь надо», изумилась её тётя, «вон, видишь дырочку между ягодиц?». Ира в ответ кивнула головой. «Ну и суй туда наконечник, только не слишком быстро пихай, а так – понемногу». Ира, сердце которой билось от волнения бешенным ритмом, подошла поближе к кровати, нагнулась над нею и, дрожащими пальцами держа грушу, приставила её наконечник к аннусу своей 3-летней кузины. «Да, да суй туда во внутрь, не бойся», подбадривала её тётя Алина. Девочка прикусила губы, сделала глубокий вдох и начала запихать наконечник в задний проход Инны. Последняя заревела ещё невиданной силы воплем. Ира испугалась и замерла, оставив введения наконечника на полпути. «Чего испугалась, пусть ревёт, не первый и не последний раз она так делает! Продолжай ставить клизму!», скомандовала Алина. Ира набралась смелости и сделала усиленный втык, всадив наконечник клизмы Инночке в сраку до упора. «Молодец, а теперь сжимай баллончик плавно и медленно обоими руками», распорядилась мама клизмуемой девочки. Ира послушно обхватила грушу и сжала её. Вода из баллончика устремилась в кишечник плачущей девчонки. «Так, так, продолжай тискать грушу, пока она совсем не опустошиться», тётя Аля её подбадривала. Где-то спустя полминуты клизменный баллон стал плоским и пустым. «Вынимай наконечник, только осторожно, не испачкай руки и не отпускай грушу», дала новую команду Алина. Племянница её послушала, осторожно извлекла наконечник сжатой груши из заднего прохода кузины и показала использованную клизму тёте. «Отнеси её в ванну и брось там, потом я вымою», сказала Алина и тут же обоими руками сжала вместе ягодицы дочки. «Я буду её удерживать 5 минут, как и положено после клизмы», а ты поставь горшок рядом с кроватью, чтобы её потом на него быстро усадить можно было бы», она сказала Ире. Та сначала отнесла грушу в ванную комнату и бросила её в ванну, затем доставила горшочек в туалет, вылила в унитаз мочу Инны, прополоскала судно водой и отнесла его назад в спальню. «Ну, молодец, Ира, быстро вернулась, уже через пару минут»,  тётя Алина сказала племяннице, «Инночка ещё надо подержать, пока ей рано на горшочек садиться». «Мама, я хошу какать…хошу голшок», зашепелявила малышка. «Ах, теперь то ты хочешь», засмеялась женщина, «ну, конечно, после клизмы все хотят. Но придется всё-таки потерпеть, дорогуша, иначе может потребоваться ещё одна клизмочка, а это уж тебя не обрадует». Она положила дочку себе на колени, животиком вниз, и продолжала сдерживать обоими руками ягодицы ребёнка. «Мне тоже очень трудно удерживать воду после клизмы», призналась Ира, «в раннем детстве я вообще не могла, только если мама меня держала, а теперь стараюсь сама, но не всегда удается вытерпеть пять минут». «Понятное дело, даже взрослым это нелегко», согласилась тетя, «когда мне делали в роддоме клизму, я, признаться, слегка выпустила воду на кушетку, когда вставала с неё, чтобы садиться на горшок. Слава богу, медсестра была понятливой и не ругалась из-за этого». «Так у тебя был запор?», спросила девочка. «Был немножко. Но даже если не был бы, всем женщинам перед родами положена клизма», пояснила Алина. «Ах, так, значит моей маме тоже делали?». «Да, конечно, если только у неё не было поноса, что мало вероятно перед родами». «Она мне про это не рассказывала». «Кому особо охота говорить про такие вещи. Я тоже про это рассказала тебе первой, больше никому. Ты тоже не рассказывай, ладно?». «Да, конечно, кому я буду рассказывать», Ира кивнула головой.
Так болтая, прошло указанное время, и мама Инны подняла дочку с колен и посадила на рядом стоящий горшочек. Девчонка тут же выпустила шумную струю воды и громко пукнула. Вслед за этим из её попы полезла длинная, твердая какашка. Ребёнок был вынужден довольно усиленно тужиться даже после проведения клизмы, чтобы её вытолкнуть вон. Когда наконец «сарделька» выпала и ударилось о дно горшка, Инночка облегченно вздохнула и вытерла ладошкой пот с личика.  «Ну, что, доченька, трудно какается?», спросила её мама Алина. «Тлудно», девочка была вынуждена признаться. «Вот, видишь, а ты ещё не хотела, чтобы тебе клизмочку сделали», укоризненно покачала головой женщина, «сама ты никогда не покакала бы и так и умерла бы от отравления организма шлаками. Но ничего, я тебе сейчас помогу прокакаться». Она села рядом с дочкой на пол и начала массировать её животик правой рукой по часовой стрелке, приговаривая при этом: «Ну, какачка, выходи вон из животика Инночки, ты ведь уже достаточно размягчена клизмой». Из аннуса Инночки снова появилась бурая какашка, на сей раз не такая длинная, и опять впала в горшок. Так как последний по размерам превышал попу девочки, маме не составила труда засунуть в него левую руку и извлечь оттуда кусок дочкиного кала. Она потрогала его пальцем и ужаснулась: «Доченька, да это у тебя не какашки, а настоящие камни в животе сидели. Один Бог знает, откуда они там такие могли появиться». Ребёнок снова начал тужиться, однако результата эти усилия больше не приносили, вышла лишь негромкая пука и вылилось пару столовых ложек воды. Мама продолжала усиленно массировать живот дочки. «Ну, какай же, доченька, не уж то не можешь даже после клизмы», она подбадривала девочку, но кака упорно не желала больше покидать живот Инночки. Ира всё время стояла рядом и внимательно наблюдала за всем происходящим.  «Такое у меня впервые, чтобы после клизма она нормально не прокакалась бы», призналась тётя Алина, «быть может мы что-то не так сделали?» «Ах да», она вспомнила, «мы не добавили в воду масло, вот в чём проблема! Ну, ничего, придется ей сделать ещё одну клизму из чистого масла, уж тогда она будет какать как корова». «Не надо есё клизму», зашепелявила малышка, но мама не стала её слушать, а спросила у Иры: «Так, где у вас стоит растительное масло?». «В бутылке в холодильнике», девочка ответила, «пойдём, я покажу». «Не надо, я сама найду», отрезала тётя, «ты присмотри пока за Инной, чтобы она не упала с горшка и также никуда не убежала бы, а я пойду заполнить маслом грушу. Ты где её оставила?». Получив ответ, что в ванной, женщина удалилась, а Ира осталась присматривать за своей маленькой кузиной.
«Вот ведь как бывает, что даже клизма сразу не помогает», она вздохнула и сочувствующе погладила Инночку по голове, «но не переживай, мама тебе сделает ещё одну клизму из масла, и тогда ты обязательно покакаешь. Ты только не сопротивляйся, ладно, будь умной девочкой. Ведь тебе же самой больно и гораздо неприятнее, когда насильно клизму делают, не так ли?». Девчонка ничего не ответила и вновь пару раз безрезультатно потужилась. «Не тужься больше, не надо зря мучаться», поучила её Ира, «потом будешь какать, когда мама снова тебе клизму сделает».   
Алина тем временем достала их холодильника бутылку масла, налила её содержание в железную кружку, после чего поставила её на газовую плиту и стала подогревать. Пока жидкость грелась, женщина зашла в ванную, достала баллончик, промыла его под водой и снова вернулась на кухню. Масло тем временем уже было достаточно подогревшись, Алина выключила газ, положила кружку на стол и стала засасывать жидкость в грушу. 
Ира тем временем помогла двоюродной сестре встать с горшочка и опять лечь на кроватку для проведения повторной клизмы. «Поворачивайся на левый бочок, Инночка», она распоряжалась, «ножки в коленях согни, прижми к животику». Девчонка слушалась неохотно, однако особого физического сопротивления тоже не оказывала, и через 2-3 минуты Ире удалось уложить кузину в необходимую позу. Как раз в тот момент с наполненной маслом клизмой в руке в спальню зашла тётя Алина. «Ну, молодец, Ира, уже уложила Инночку на кровать», она похвалила племянницу, «подержи её счас за ножки, я ей быстро клизму сделаю!». Предчувствуя неприятную процедуру, малая девочка начала брыкаться, но Ира тут же руками ухватилась за её ноги и прижала их к животику Инночки, а Алина привычным движением быстро всадила намазанный маслом наконечник клизмы дочке в сраку и плавно сжала баллончик. «Вот такс, доченька, сейчас введём тебе масло, и ты наконец нормально покакаешь», она тихонько приговаривала, постепенно опустошая грушу. Примерно через полминуты масляная клизма девочке была сделана. Не отпуская баллончик, мама извлекла обратно наконечник и в очередной раз стиснула вместе ягодицы Инны. «Так, теперь тебе придется полежать какое-то время, пока клизмочка не сработает», она сказала дочке. Та ничего не ответила, лишь потихоньку всхлипывала в подушку. «Жаль ребёнка, конечно», сказала Алина, «однако надо было ей всё-таки вторую клизму поставить, иначе кака в животе совсем затвердеет, если её не вымыть от туда досконально». «Да, так, наверное, надо», согласилась Ира, «меня обычно мама пугала тем, что, если я не дам по-хорошему сделать себе клизму, то мои какашки в животе станут такими твёрдыми, что придется вести меня в больницу и ножом резать живот, чтобы  их оттуда вытащить, а это будет очень больно». «Кстати, а так иногда и бывает», согласилась тётя, «у одной моей подруги дочка, 14-летняя, почти неделю не какала и никому об этом не говорила, под конец ей стало совсем плохо, скорая её отвезла в больницу, там сначала хотели размыть твёрдый кал клизмами, но вскоре поняли, что это бесполезно, после чего отправили её на операцию. Говорят, часть кишки хирургу пришлось вырезать, ибо она уже была сгнивши. Однако жизнь девушки всё же удалось спасти. Как только она более-менее поправилась, её из обычной больницы перевезли в психушку, поскольку считали, что у неё не все дома, раз так долго не какала и никакие меры не принимала. Там её где-то 2-3 месяца продержали, потом выписали. Теперь она страдает хроническими запорами, постоянно пьёт слабительные, свечками и клизмами тоже приходится регулярно пользоваться. А ведь всего этого можно было избежать, своевременно сказав маме про запор или самой себе поставив очистительную клизму».  
«Да, глупая девица», пожала плечами Ира, «уж я бы на её месте дольше двух суток не терпела бы не какавши». «Ну что же, пора опять сажать Инночку на горшок», сказала тётя Алина, схватила дочь за пазухи и подняла вверх, а Ира тут же поставила ей под попкой судно. Опять прозвучала пука, из сракочки Инночки вылилась жидкость, после чего начали падать куски кала. Сначала они были довольно таки твёрдыми, потом стали помягче – это можно было определить по звуку, с каким они ударивались о дно горшочка. Противный запах старого, запорного кала наполнил комнатку. «Молодец, Инночка, какай, какай…!», подбадривала её мама.  Девчонка тужилась, и на сей раз её старания венчались успехами – животик покидали всё новые и новые каловые массы. «Наконец-то нормально прокакается», облегченно вздохнула Алина. «нет, нельзя всё-таки клизму без масла делать, по крайней мере такому запорному ребёнку как мой».
Так прошло минут пять, пока кишечник Инночки полностью не опустошился. Затем её мама ещё помассировала ей животик, выжав таким образом из него немножко газов и воды, после чего вытерла дочке попу, надела трусики и уложила измученного ребёнка спать. Уже через несколько минут девчонка уснула.         
«Такс, с Инной всё в порядке», сказала тётя Алина, «ну а ты, Ирочка, сегодня нормально покакала?». «Да, утром какала, перед завтраком», девочка ответила. «А вечером не хочется ещё раз покакать?» «Да нет, что-то пока не хочется». «Ты всегда какаешь только раз в день?», поинтересовалась тётя. «Ну, как когда…иногда может и два раза…но чаще всего раз», пояснила Ира. «Слушай, Ира, а дай я проверю твою сраку, может у тебя тоже запор?», вдруг предложила Алина. «Проверяйте, если хотите, но у меня запора нет», племянница не стала возражать. «Вот, умница девочка», обрадовалась тётя, «ну-ка, подыми платице вверх и спусти колготки вместе с трусиками до колен!». Ира неохотно выполнила приказ, оголив свою круглую попочку перед Алиной. Женщина опять намазала указательный палец правой руки вазелином, велела племяннице нагнуться вперёд и положить руки на колени. Левой рукой она раздвинула ягодицы девочки, а правой ввела ей в задний проход пальчик. Девчонка слегка застонала, ей было неприятно ощущать инородный предмет себе в попе. «Что, больно?», спросила её тётя Алина. «Да так…неприятно очень», проворчала в ответ Ира. «Да, конечно, приятного тут мало», согласилась женщина, «однако что надо, то надо. Когда гинеколог проверяет, тоже жутко неприятно, но приходится терпеть». Она стала крутить палец вокруг своей оси и в один миг вроде почувствовала что-то твёрдое внутри кишки Иры. «Ага», она сказала, «у тебя там всё-таки сидит одна не вышедшая какашка. Думаю, не плохо бы тебе тоже клизмочку сделать, животик почистить». «Нет, не надо», возразила девочка, «я ведь утром нормально покакала. К тому же, мама мне делала клизму пару недель тому назад». «Ну, а я ведь не разу не делала?», усмехнулась тётя. «Ты нет», согласилась племянница. «Послушай, Ирочка, мне очень хотелось бы поставить тебе клизму», Алина начала её уговаривать, «мне просто нравится ставить клизмы детям. А если ты будешь послушной, ты потом поможешь сделать клизму мне. Я, кстати, сегодня ещё не разу не какала». «А как я тебе помогу?», заинтересовалась Ирина. «Ну, например, поможешь подержать кружку Эсмарха!», ответила тётя. «Что это за кружка? Я такую не знаю!», растерялась племянница. «Твоя мама себе или папе клизму никогда не делает?» «Нет, наверное,…по крайней мере я не видела». «Ну, ладно, нет и не надо. Сделаешь мне клизму с помощью большого баллона», резюмировала Алина. «Так ты будешь мне делать или я тебе?», недоумевала Ира. «Сначала я тебе, а потом ты мне! Согласна?», пояснила тётя. «Ну, ладно, раз так надо…», смущенно проворчала девчонка. Женщина извлекла палец из её сраки и отправилась на кухню брать другой клизменной баллон и наполнять его. Девочка поплелась за нею, не надевая трусы и колготки, ибо считала это лишней процедурой перед предстоящей клизмой.    
Алина выбрала из того же шкафчика большой баллон, поднесла его к крану и стала обмывать. Закончив этот процесс, она взяла ту же поллитровую кружку, которой пользовалась, приготавливая клизменный раствор для Инны, и снова влила туда воду, добавила соль и растительное масло, после чего начала усиленно мешать жидкость ложкою. Ира стояла рядом и наблюдала за происходящим. «Когда мама готовит тебе клизму, ты тоже смотришь, как это делается?», спросила её тётя. «Да, смотрю», ответила девочка. «И как она это делает, примерно так же, как я?», поинтересовалась Алина. «Ну да, наверное…,большой разницы я не вижу», пожала плечами девчонка. «Это хорошо», с удовольствием произнесла тётя Аля, «а где ты лежишь, когда тебе делают клизму?». «В своей комнатке, на кровати», пояснила Ира. «Ну, хорошо. Тогда мы тоже туда пойдём». Женщина сжала баллончик и погрузила его наконечник в кружку. Баллон заполнялся примерно в два раза дольше, чем тот, который использовался для Инночки, и высосал почти всё содержание кружки. «Отлично, хорошая клизма получится», довольно констатировала тётя. Она выпустила воздух из кончика баллона и сказала племяннице: «Ну что же, идём в твою комнатку клизмочку делать!». Ира послушно повернулась и пошагала к себе, Алина последовала за ней. Они вошли в комнату, где после двух сделанных клизм на диванчике тихо сопела Инночка. «Ложись рядом с ней, только осторожно, не разбуди!», полушепотом сказала Алина. Ира потихоньку забралась на диван, повернулась на левый бок и согнула ножки в коленах, притянув их к животику. Она легла буквально в расстоянии пару сантиметров от своей маленькой кузины. Тётя Аля подошла к дивану, нагнулась над племянницей, левой рукой слегка раздвинула и так уже раскрытые полушария попы девочки, а правой вставила ей в сраку наконечник клизмы. Девочка тихо застонала, женщина прошептала: «Потерпи, Ирочка, счас всё закончится!», после чего обоими руками сильно сжала баллончик клизмы, содержание которого перекочевало в кишечник девчонки. «Вот, видишь, как быстро удалось сделать!», довольно процедила сквозь зубы Алина, извлекла наконечник и стиснула вместе ягодицы Иры. «Сильно какать хочется?», она спросила девочку в ухо. «Достаточно!», та в ответ проворчала. «Тогда хорошо, потерпишь немножко и пойдёшь в туалет. Ты очень умная девочка, жаль, что все дети не способны так спокойно приминать в себя клизму», шептала тётя Аля. Больше в течении пяти минут никто ничего не говорил, Ира глубоко дышала ртом, а её тётя держала сжатыми ягодицы девочки. Потом Алина отпустила племянницу, прошептав: «Ну, давай, беги теперь в туалет!». Ира не заставляла себя долго уговаривать, быстро вскочила на ноги и помчалась в уборную, тётя последовала за ней. Девочка села на унитаз и выпустила из себя струю воды, после чего выпало несколько твёрдых какашек, сидевших где-то в дальних углах её кишечника. Затем она пару раз громко пукнула. Почувствовав характерный запах, тётя Алина, которая стояла в дверях туалета и наблюдала за Ирой, сказала: «Ну вот, видишь, Ирочка, была всё-таки кака в твоём животе не вышедшая».  «Да, немножко вроде было», согласилась племянница. Она ещё выпустила из себя немного воды, опять пукнула… Спустя пару минут из её попы вылезла бурая какашка, длинной примерно в два средних пальца. После этого позывы на низ прекратились. Девочка встала с горшка, вытерла попу туалетной бумагой, сорвала воду в бочке, заправила наконец трусы и колготки и вышла из туалета.
«Ну, нормально покакала?», спросила Алина, которой надоела стоять рядом, и она была севши на стульчик в коридоре. «Да, нормально», Ира ответила. «Хорошо, теперь ты будешь мне делать клизму. Пойдём на кухню раствор приготавливать!» сказала ей тётя. Они вошли в кухню, Алина достала кастрюлю, налила туда два литра прохладной воды и, как обычно, начала добавлять в неё соль и масло, размешивая жидкость большой ложкою. «Надо мне сделать клизму, а то живот чего-то побаливает, и аппетита нет совсем», она приговаривала притом. «Дома вы сама делаете себе клизму?», спросила её Ира. «Да, сама иногда муж, твой дядя Фёдор, помогает», тётя ответила. «Кстати, когда я была маленькой, мне часто делала клизмы твоя мать, моя сестра Аня», она добавила через некоторое время. «А вы не сопротивлялись?», спросила племянница. «Что я там могла сопротивляться, твоя мать ведь на меня пять лет старше, к тому же и наша мама, твоя бабушка, шла бы ей на помощь»,  объяснила Алина. Закончив размешивать жидкость, она взяла в руки только что использованный клизменный баллон, обмыла водой его наконечник и снова стиснула его, погрузив носиком в кастрюлю. «Видишь, первую клизму я сама себе наполню, а остальные ты тогда приготовишь, ибо я буду лежать на кровати и не вставать до конца выполнения всех процедур», она поясняла девочке. «И сколько таких клизм будет?» «Ну, считай сама…два литра воды…в грушу входит где-то пол литра…как минимум четыре клизмы», резюмировала Алина. Баллончик тем временем уже был наполнившись водой и снова ставши круглым. «Пойдём в мою комнату, то бишь, спальню твоих родителей», распорядилась тётя, и девочка послушно зашагала за нею. Войдя туда, женщина положила грушу на ночной столик, рядом поставила также тюбик с вазелином. После чего она задрала свой халат вверх и спустила белые трусы до колен. Оголивши попу, Алина легла на кровать, повернулась на левый бок, ноги согнула в коленях и притянула их себе к животу. «Ну, Ира, приступай к работе!», она сказала, «надеюсь, видишь, где моя срака находится?». «Вижу», взволнованным голосом ответила племянница. «Тогда намажь указательный палец своей правой руки вазелином и введи его мне туда», она распорядилась. Ира выжала из тюбика вазелин, послушно намазала им свой палец, Алина правой рукой потянула за ту же ягодицу, и девочка ввела палец в анальное отверстие женщины. «Пихай во внутри до упора!», тётя распорядилась, и племянница послушно выполнила. «Тётя, дальше не лезет!», девочка сказала через несколько секунд. «И не надо! Поверти палец вокруг своей оси и вытяни вон!», женщина ответила ей. Ира так и сделала, после чего Алина её спросила: «Ну, сильно там засохши?». «Не знаю», девочка пожала плечами. «Как – не знаешь? Какашки там нащупала?». «Вроде бы да. Немножко нащупала», «Ну, да Бог с тобой!», вздохнула Алина, «бери в руки клизму и продолжай свою работу!».
Ира взяла в руки клизменный баллон, опять выжала немножко вазелина из тюбика, намазала им на сей раз наконечник баллона, затем нагнулась над лежащей тётей, вставила клизменный носик в её сраку и сделала втык. Женщина негромко застонала. «Тётя, что-то не так?», слегка испуганно спросила её племянница. «Всё нормально, сжимай баллон!», ответила Алина. Девочка обоими руками схватила клизменную грушу и медленно, плавно сжала её. Эта груша была на порядок больше той, из которой делалась клизма Инночке, потому и сжимать её Ире было гораздо труднее. Однако со своей задачей школьница справилась успешно, и уже через секунд пятнадцать клизма была сложена пополам и полностью опустошена. Алина, естественно, тут же почувствовала поступление воды в свой кишечник. «Молодец, Ира, отличной санитаркой будешь!», она похвалила девочку. Та смущенно покраснела и вытащила из попы женщины сжатый баллон, который снова стал обретать круглую форму, всасывая в себя воздух. «Принеси из кухни кастрюлю и вновь наполни водой грушу!», распорядилась Алина. Племянница послушно отправилась на кухню, взяла кастрюлю, отнесла в спальню, положила её на пол, и опять сжала баллон клизмы, а, когда он стал плоским, погрузила его наконечник в воду. Груша постепенно наполнилась водой. «Буду делать вам ещё одну клизму, да, тётя?», спросила девочка. «Конечно, Ирочка, делай, не спрашивай!», ответила тётя, «кстати, наконечник намазывать вазелином на сей раз не надо». Племянница снова вставила клизменный нос в задний проход Алины и уже ставшими привычными движениями обоих рук медленно опустошила его. «Ох, прекрасно, какая отличная клизма получается!», довольно произнесла женщина. «Вас уже распирает?», Ира поинтересовалась. «Немножко», но так и должно быть, когда клизму делают», ответила Алина. Ира извлекла наконечник из ануса тёти и снова погрузила его в воду. Баллончик стал заполняться в третий раз. «А ты моей маме клизму никогда не делала?», Ира вдруг тётю спросила. «Нет, чего не было, того не было. Видно потому, что она старше меня, не приходилось этим заниматься», женщина ответила. Племянница тем временем вставила опять наконечник клизмы в сраку тёте и опустошила баллон заново. «Ну, вот, теперь уже здорово чувствую, что живот водой наполняется», сказала Алина после очередного извлечения наконечника, «кстати, так хватит ещё воды для последней клизмы?». «По-моему, должно хватить», ответила девочка. «Прекрасно, наполняй грушу!», распорядилась женщина, и Ира спешила выполнять данный приказ. «Кстати, пару раз я видела, как моя мама делает клизму твоей маме, но меня она тогда не звала на помощь, да и я тогда ещё была маленькой дошкольницей, какой из меня там был бы толк», вдруг вспомнила Алина. «У вас с мамой разница в возрасте 5 лет, не так ли?», племянница спросила. «Да, почти пять, вернее, 4 года и 8 месяцев», тётя уточнила. Тем временем Ира снова всадила носик груши ей в попу и опустошила последнюю, четвёртую по счету клизму. «Всё, тётя, в кастрюле воды больше нет!», констатировала девочка. «Ну и не надо, хватит уже, живот полный. Спасибо тебе огромное!». Тётя выпрямила ноги, повернулась на спину и начала глубоко дышать ртом, руками массируя по часовой стрелке свой наполненный водой живот. «Надо постараться как-нибудь удержать жидкость хотя бы 5 минут», она бормотала. «Да, по-моему, это и есть самое неприятное в прочесе проведения клизмы», сверх умно научно выразилась Ирочка. «Ты всегда удерживала до конца?», спросила девочку Алина. «Ну, старалась, мама ведь держала меня за попу», племянница ответила, «может пару раз и отпустила на какую минуту раньше, когда я начала плакать, что совсем не могу терпеть больше». «Да, а меня моя мама, то бишь твоя бабушка, и твоя мать никогда раньше срока на горшок не отпускали. Вот так и мучилась минут пять, а то и больше». «Ну, за то живот вышел нормально потом?» «Да, на это не могу жаловаться, всегда смогла высраться как следует после клизмы», подтвердила тётя.
Продолжая болтать в таком духе, весьма незаметно пролетели 5 минут, и тётя Алина вскочила с кровати и помчалась в туалет, путаясь по дороге в спущенных до колен трусах.
Едва женщина успела упасть на унитаз, как мощная струя воды с какашками вызвалась из её сраки. Алина громко пердела и выталкивала из живота всё новые порции испражнений. Вонь в туалете стала просто невыносимой, женщина начала пускать воздух из дезодоранта, но этот запах был слишком слабым, чтобы удалить вонь старого кала. Наконец женщина догадалась спустить воду в бочке, и дышать стало более менее терпимо. Пока тётя какала, Ира начала потихоньку раздеваться и готовиться ко сну. Вскоре Алина высралась, подмыла и вытерла свою попу, велела Ире лечь рядом с сестрёнкой и накрыла её одеялом. Усталая и измученная Ирочка вскоре заснула. Обе девчонки спали в майке и трусиках, плотно прижавшись друг к другу. Алина осталась ждать прихода родственников.
Где-то через полчаса вернулись из гостей её сестра Аня с мужем. Последний был в изрядном подпитии, сходил лишь в туалет помочится, и сразу после этого отправился в спальню спать, на прощание помахав дрожащей рукой швагре.   Аня рассказала, что муж Алины остался спать там же в гостях, ибо так напился, что идти уже не мог, а также в свою очередь начала жаловаться сестре: «Володе хорошо, напился как скотина и спать пошел, а я теперь может всю ночь не засну!». «Чего так?», недоумевала Алина. «Так я объелась как свинья, живот кажется вот-вот лопнет, а какала лишь вчера в обед. На вряд ли мне удастся сегодня перед сном ещё покакать. Надо бы сделать клизму, но мне нет сил уже для этого», объясняла сестра. «Ну, об этом не беспокойся, я тебе сделаю!», начала успокаивать её Алина. «жаль только, что у тебя нет кружки Эсмарха, придется несколько раз грушу наполнять». «Как нет – есть!», возразила Аня, «вот там в антресоле на шкафу стоит, открой и возьми!». Алина поднялась с кресла, на котором сидела в ожидание сестры, привстала на цыпочки, схватилась рукой за ключ антрелося и повернула его. Дверь шкафчика открылась, и из него сразу вывалилась коричневая клизменная трубка с белым наконечником в конце её. «Есть действительно!», обрадовалась Алина, ухватилась рукой за трубку и вытащила весь прибор, «правда, пыльная очень, но мы эту проблему сейчас решим, помоем. А вот Ира мне говорила, что нет такой штуки у вас». «Ну, Ира наверняка не знает, потому, что для неё я баллончиком пользуюсь. А когда себе делаю, то ей это особо не демонстрирую, закрываюсь в ванной и там запускаю…», пояснила Аня.  «Ну, ясно, я сегодня поставила клизму своей Инночке и Ире тоже», рассказала Алина, стесняясь добавить, что сама тоже получила несколько клизм от рук Иры. «Ну, правильно, раз надо, так надо!», довольно равнодушно отреагировала на это сестра,  «моя дочка тоже запорница хороша». «Ладно, сестрица, ты раздевайся, я пойду мыть и готовить тебе клизму», распорядилась Алина и устремилась с прибором в ванную комнату. Сестра тем временем стала снимать с себя выходное платье, оставшись под конец лишь в лифчике и трусах.  Затем она оправилась в туалет, спустила трусы до колен, села на горшок и начала писать. Где-то через пол минуты мочевой пузырь женщины был опустошен, и она начала тужиться, стараясь покакать, но, кроме пару громких пук, ничего так и не выжала. Вытершись куском туалетной бумаги, Аня встала, надела трусики и отправилась в спальную комнату, где на одной кровати уже спал и громко храпел её муж Володя.  Она села рядом на другую кровать и стала ждать прихода сестры с клизмой. 
Алина тем временем тщательно промыла клизму, затем наполнила её практически до краев прохладной водой, капнула туда немного шампуня, а также принесла из кухни и сыпнула в клизменную грелку столовую ложку соли. Всё тщательно размешав, она выпустила воздух из шланга и пошла в спальню к сестре, держа в руках клизменный прибор. «Аня, спускай трусы до колен и ложись на левый бок!, она распорядилась. «Да, сейчас», ответила сестра, медленно поднялась на ноги и стала спускать вниз трусы. «Я отстегну и лифчик, чтобы легче было бы терпеть», она добавила и приставила руки к бюстгальтеру. Алина в свою очередь взяла тот же тюбик крема и намазала его содержимым наконечник клизмы. «Ложись лицом к стене, сестрица, и прижми ноги как можно туже к животу!» она приказала. Аня неохотно забралась на кровать, повернулась на левый бок и стала притягивать ноги к животу. «Ближе, ближе, а то срака как надо не раскрывается!», командовала Алина. Наконец ягодицы женщины достаточно отодвинулись друг от друга, и задний проход Ани стал легко доступным. Алина немедля положила клизму в левую руку, правой рукой быстро вставив сестре в анус наконечник клизмы. «Ох!», застонала Аня, «неприятно». «Кому приятно, когда клизму делают!», усмехнулась в ответ сестра и открыла кран на шланге, «ты уж потерпи, Анечка, пока кружка до конца не опустошится!». «Фу, вода холодная…и щекочет», забормотала Аня. «Такая и должна быть, чтобы каку как следует размыть. Ты что, впервые в жизни клизму получаешь?», поучительно ответила ей сестра. Аня замолкла и начала глубоко дышать ртом. «Так, правильно, медленные и глубокие вдохи делай!», Алина подбадривала её. Тем временем вода из клизмы довольно стремительно перекачивалась в кишечник Анюты. Уже где-то через минуту резиновый прибор был опустошившись почти на половину. Вдруг Аня громко застонала и крикнула: «Прекрати, мне больно!», Алина закрыла кран на шланге и опустила кружку вниз. «Обычное явление во время клизмы, спазмы в кишечнике. Полежишь пару минут, и они пройдут! Продолжай усиленно дышать ртом!», она приказала сестре. Последняя отчаянно задышала, в животе у неё что-то булькнуло, из анального отверстия мимо введенного наконечника вырвалось облако вонючих газов. Аня почувствовала некоторое облегчение и сообщила об этом сестре. «Ну конечно, газы вышли, теперь будет легче!», та мотнула головой и снова открыла кран на шланге, заодно подняв кружку вверх. Пару минут женщины ничего больше не говорили, пока вся вода не перешла из клизмы в кишечник Ани. После того Алина закрыла кран и извлекла наконечник из попы сестры. «Лежи как минимум 5 минут, пока кака в кишечнике не размягчиться!», строго сказала Алина и понесла использованную кружку в ванную комнату. Вымыв клизменный прибор, она повесила его на крючок обсыхать, взяла пластмассовое ведро и отправилась в комнату к сестре. Аня продолжала послушно лежать в той же позе и удерживать в себя клизменную воду. Алина поставила ведро на пол и спросила: «Ну, Анечка, сильно какать хочется?». «Нетерпимо!», сквозь зубы процедила сестра. «Считай медленно вслух до ста, затем вставай и садись на ведро!», распорядилась сестра, нагнулась над лежащей Аней и обоими руками стиснула вместе полушарии её попы. «Кошмар, ещё считать!», возмутилась проклизмованная женщина, однако всё таки послушала сестру и начала тараторить: «раз, два, три, четыре…». «Помедленней, помедленней, Анечка!...», притормозила её Алина, «а то будешь до 200 считать!». Аня процедила сквозь зубы грубое, нецензурное слово на букву «б», но всё-таки убавила темп счетов…Дойдя до цифры «79», она вдруг крикнула: «Отпускай меня, а то обосрусь!» и начала усиленно вырываться из рук сестры. Та сначала пробовала её удержать, но потом капитулировала и отпустила ягодицы Ани. Она мигом вскочило на ноги и начала бежать в сторону туалета, но Алина схватила её за руку и указала на стоящеё рядом ведро. Аня пробовала что-то возражать, но нужда её вдруг так сильно приспичило, что она камнем упала на него и тут же обильно извергла вон содержание своего кишечника. Раздался громкий хлопок. Ужасная, противная вонь тут же наполнила комнату. Сразу после выхода основных масс воды стали выделяться газы и после того появились размытые какашки, которые падали в ведро, звонко ударяясь о его дно, при том создавая большие брызги в воде. Аня почувствовала громадное облегчение и вовсе уже не чувствовала неловкость её теперешнего положения. Алина деликатно отвернулась и отправилась на кухню подышать свежим воздухом. Аня продолжала сидеть на ведре, пукая и какая ещё не менее четверть часа. Затем она встала с ведра, взяла его в правую руку и отправилась в туалет вылить его содержание в унитаз и самой подмыть попу, промежность и писю.  До колен спущенные трусы мешали, она вынуждена была от них освободиться, затем сняла и лифчик и голая залезла в ванну. Пока Аня мылась, Алина сняла с себя халат, трусики и лифчик и вместо них надела ночную сорочку. Аня, выйдя из ванной, также надела сорочку и легла на кровать рядом с уже лежачей на ней сестрой. Как в детстве, они обняли друг друга, прижались телами и вскоре заснули.
На следующее утро муж Ани проснулся, отправился в туалет, долго там сидел, потом вернулся с красным, запотевшим лицом и начал жаловаться жене и её сестре, которые были вставши раньше его: «Если бы вы знали, бабы, как мне плохо. Похмель ужасный и посрать не могу, живот такой вздутый…». «А почему ты пил и жрал как свинья?», сердито ответила его жена Аня, а Алина смирительным тоном сказала: «Да, ладно, Аня, не ругайся ты на него, лучше поставь ему клизму, увидишь, как ему полегчает!».  «Да, как же, даст он себе клизму поставить, никогда в жизни!», возразила Аня. «Дам, дам!», вмешался мужчина, «я ведь вчера кажется тоже не какал…Только не знаю, полегчает ли мне после неё!». «Ну тогда иди с спальню и спускай трусы до колен, ложись на кровать на левый бок. А мы будем для тебя клизму наполнять!», распорядилась жена. Муж послушно отправился в спальню, а женщины стали наполнять клизму. Они решили не «открывать новую Америку» и наполнить её тем же раствором, из которого делалась клизма Ане. Затем Алина взяла ведро, а Аня – кружку Эсмарха, и они пошли вслед за Володей. Тот уже был снявши штаны и лежал на левом боку, слегка подогнув ноги к себе. «Так, что это такое?», строго сказала Аня, «ноги дотяни до подбородка, чтобы срака раскрылась!».Она начала мазать кремом указательный палец правой руки, Алина тем временем выпустила воздух из шланга и намазала кремом наконечник клизмы. Жена ввела мужу палец в задний проход и покрутила его там вокруг своей оси. «Господи, как у него там всё засохши! Немедленно вставляй клизму!» , она распорядилась сестре, и та вставила мужу сестры наконечник в попу до упора и открыла кран, после чего подняла кружку вверх. Вода стремительно начала наполнять кишечник мужчины. Он вскоре начал стонать: «Ой, Аня, мне плохо, можно не так быстро впускать!». «Ничего, потерпишь!. Пил и ел как скотина, теперь вот и мучаешься! Дыши глубоко ртом!». Володя послушно задышал, а Алина всё-таки опустила кружку немного ниже. Где то минуту мужчина терпел, потом начал жалобно проситься в туалет. «Никакого туалета, на горшке какать будешь!», ответила ему жена, «но сперва всё до конца зальем, пока ещё половина только вошла». «Я обкакаюсь! У меня живот лопнет!», заорал Володя. «Не лопнет. Терпи и делай глубокие вдохи ртом!», на сей раз ответила ему Алина. Пришлось Володе опять тяжело задышать. Через пару минут кружка опустошилась.  Аня выбрала наконечник и велела мужу полежать спокойно и 5 минут задержать впущенную воду. Володя ответил, что не сможет этого. Тогда она сжала вместе его ягодицы, а Алина оправилась в ванную мыть клизму. Строго проследив по часам истечение указанного времени, Аня помогла мужу подняться с кровати и сесть на ведро. Мужчина наконец получив долгожданную возможность облегчить свой живот, чем немедленно воспользовался. Вода вместе с огромным количеством какашек из его сраки устремилась в ведро. Ужасная, невыносимая вонь наполнила комнату, Аню стошнило, и она выбежала вон.  Володя какал на ведре не менее 20 минут, затем встал с него и пошел выливать его содержание в унитаз и мыть попу. Сделавши свои дела и вернувшись назад, он сказал: «Спасибо, бабоньки, мне здорово полегчало!». «А как же, клизма хорошая вещь, особенно на похмель!», ответила ему жена. Когда через несколько часов вернулся с гостей полу выспавшись муж Алины Федор, ему женщины тоже поставили клизму, чему он был неимоверно благодарен. Конец рассказа.

Комментарии  

 
Макс
0 #1 Макс 13.11.2012 23:26
Все круто
Цитировать
 

Афоризмы

Девушка, что вы на меня так смотрите, как будто ваши родители на дачу уехали?

Последние новости

Сучка не захочет – кобель на вскочетРусская...

Статистика