Поделиться в социальных сетях:

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 4.38 (4 Votes)

Под бой курантов принято загадывать самое заветное желание. Не считая того, что год из года я провожал и встречал новый год в гордом одиночестве, мое самое сокровенное желание будет встретить этот год с любимым человеком.

Ночное дежурство на работе выпадало на 31 декабря, с одной стороны к лучшему, встречу его в компании коллег, а с другой стороны, мне не хватало того, чего так не хватает одиноким людям – семьи. День изо дня, я представлял в своих мечтах, как встречу человека, которого буду оберегать и любить. Просыпаться рядом с ним и нежно целовать каждое утро со словами «Доброе утро котенок».



 

День начался, как и обычно. Проснулся, принял душ, позавтракал и стал собираться на работу. Глянул на часы, время поджимает. Думаю, не успею на автобус, но если подвернется маршрутка, то переживать, не стоит. Из холодильника быстро закинул в сумку сыр в пакетиках, кофе, и йогурт. Погода на улице была мягкая, чувствовался мороз, но солнце немного разогревало воздух. Доброе утро Дима, послышалось справа. Поворачиваюсь, стоит соседка в одном халатике с полным мусорным ведром. Доброе утро Светлана Геннадьевна, отвечаю, а сам думаю, как можно в таком виде выходить на улице. Не в том дело, что в халатике, а в такую прохладную погоду. Переходи дорогу, а то баба с ведром сам знаешь, говорит и улыбается она. Так ведро же полное, наоборот глядишь, удачу мне принесет сегодня, со смехом ответил я. Кое-как мы с ней разошлись на дороге, как навстречу с ночного дежурства идет сосед Владимир Михайлович. Его еще не хватало, он был мужчина преклонных лет и любил поговорить о своих внуках, работе и любимой жене. Доброе утро Дмитрий, на работу или на прогулку собрался, спрашивает он. Доброе утро Владимир Михайлович, первый вариант в самую точку, но я бы и от второго не отказался, быстро произнес я, делая вид, что спешу и мне некогда стоять и вести светские беседы. Хорошего тебе рабочего дня, пожелал Владимир Михайлович, и сам начал заворачивать на свою тропинку, ведущую к его дому. И вам хорошего дня после дежурства, обернувшись в его сторону, ответил я.

 

До остановки оставалось метров сто, еще стоило переходить по зебре, что меня все время настораживало, так как дорога была немного скользкая, и упасть посреди дороги в то время, когда стоит ряд машин, не то, что было бы нелепо и смешно, но и опасно. Вот черт, не успел на зеленый перебежать, еще минуту ждать, тут назло мой автобус от остановки отходит. Достал сигареты, закурил и погрузился в свои мысли. Перчатку с правой руки снял и вложил в левую руку, так как неудобно в ней держать сигарету. В момент, когда до зеленного света светофора оставалось секунд пятнадцать, кто-то выхватывает мою перчатку. По инерции я думал, ветром унесло, и оборачиваюсь, чтобы поднять ее. Но был ошарашен, стоит большая рыжая собака и в своих зубах держит мою кожаную перчатку. Еще этого не хватало вдобавок, мало того, что я опаздывал на работу, так еще с собакой бороться за свою перчатку. Я сделал неуверенный шаг к собаке, как та попятилась назад, но глаз с меня не сводит. Наш взгляд встретился, и она замерла по стойке смирно. Сразу вспомнил утреннее ведро на удачу, да думаю, вот тебе удача, собака с утра пораньше покусает, и меня же на свою работу госпитализируют, только уже в качестве больного. Я медленно с осторожностью стал протягивать свою руку к ее пасти, чтобы вырвать перчатку и шугануть ее, как она за пять секунд до красного света светофора успела перебежать на другую сторону дороги и снова села, в ожидании моих бессчетных попыток отобрать у нее свою вещь.

 

Несколько водителей наблюдавшие все происходящее, просто закатывались от смеха, даже кто-то посигналил в адрес убегающей собаки. Еще минуту ждать, лишь бы она никуда не убежала с моей перчаткой. Все машину проехали и только одна движущаяся по правой стороне, остановилась около остановки, проехав на несколько метров вперед, чтобы не мешать общественному транспорту для посадки пассажиров. Я не придал этому значения, может кого-то подвозит до автобуса, может, забирает знакомого. Но из машины вышел мужчина лет тридцати, он обошел свою машину и подошел к собаке. Пока я переходил зебру, мое лицо было красным не от холода, а от стыда. Подойдя к собаке, рядом с которой стоял мужчина, я увидел в его руке свою перчатку, а второй рукой он гладил собаку, со словами, плохой мальчик, так больше не делай. Спасибо большое, стеснительно произнес я, и протягиваю руку, чтобы забрать свою перчатку. Мужчина протянул мне руку, и мы поздоровались, пожалуйста, ответил он, и отдал мне мою перчатку путешественницу. Вас подвезти, спросил мужчина. Если вы никуда не спешите, я буду очень признателен, потому что я опаздываю на свою работу уже на целых 10 минут. Мужчина усмехнулся и открыл мне переднюю пассажирскую дверь со словами, зато весь день заряжен хорошим настроением, и все из него, он повернулся и подмигнул рыжей собаке, которая неподвижно сидела, и только ее хвост игриво махал из стороны в сторону. Я незамедлительно сел в машину, снял перчатку и поднес руки к источнику горячего воздуха, доносившийся из печки. Мужчина сел в машину, и мы поехали.

 

Меня зовут Рома, сказал водитель, а сам не отрывая глаз от дороги, протянул мне руку. Меня зовут Дима, приятно познакомится и еще раз спасибо за помощь, взаимно пожал ему руку. Дима, куда тебя подвезти, спросил Рома, но его взгляд также был не оторван от дороги. Сейчас при въезде  на шоссе, поворот направо и метров триста вперед, там будет моя работа, ответил я. Взглянув на Рому, я стал копошиться в своей сумке, чтобы достать рублей сто, и расплатиться с ним, примерно столько выходит на поездке в такси от моего дома до работы. Достал из кошелька деньги, и положил на бардачок. Убери Дима, пожалуйста, ответил Рома, и посмотрел на меня, а потом на деньги. Еще чего удумал, я прекрасно знаю, что такое машина и бензин для нее, притом иномарка, ответил я, а сам был немного растерян, впервые вижу человека, который отказывается от денег за подвоз пассажира. Вот моя работа, истерично крикнул я, что Рома немного дернулся. А зачем так кричать, засмеялся и спросил он. Я опаздываю, а мне еще дежурство надо принять, не хочется подводить коллег, тихо сказал я. Машина остановилась около железных ворот, я вышел из машины, поблагодарил еще раз Рому за помощь, и побежал быстро на работу. Уже на территории больницы, я обернулся назад, и был удивлен, что машина еще стояла около ворот. Около нее стоял Рома смотрел в мою сторону и курил.

 

Всем доброе утро, запыхавшись, сказал я, забежав в кабинет, где уже шла пятиминутка. Прошу прощения, что опоздал, такого больше не повториться. Все на минуту замолкли, и уставились на меня. Что-то случилось, с чувством нервозности спросил я. А почему ты весь красный, спросил начальник. Так не месяц май на улице, ответил я, а сам начал растирать щеки шерстяными рукавами свитера. Пятиминутка прошла без происшествий. Впрочем, как и весь рабочий день.

 

На следующее утро, сдав свое суточное дежурство, я с чувством наслаждения заслуженными выходными стал собираться домой. Выходя через контрольно-пропускной пункт, я по привычке направился на автобусную остановку. Закурил сигарету и снова погрузился с мыслями, о походе по пути надо заскочить в магазин, как неожиданно позади себя услышал голос Ромы. Дима, садись в машину, холодно сегодня, подвезу тебя до дома, сказал он, а сам уже держал открытой переднюю пассажирскую дверь своей машины. Привет Рома, с улыбкой на лице ответил я, а сам, опустив глаза и слегка покраснев сел на сиденье, после чего он захлопнул дверь. Когда мы стали отъезжать от железных ворот, в окно я увидел охранника, у которого было выражение лица, словно он увидел что-то сверхъестественное.

 

Как прошла ночь, спросил Рома, а сам протягивает мне чашку горячего кофе. Спасибо, ответил я и продолжил, ночь прошла спокойно. Рома, как ты узнал, что я заканчиваю рабочий день на следующее утро в это время, спросил я. Он повернулся ко мне и тихо прошептал, что нет ничего невозможного в этой жизни, а потом засмеялся и сказал, спросил у охранника. Стоит только захотеть, и все будет, не смотря ни на что, продолжил он, не отрывая от меня глаз. Да ты прав, но лучше в твоем случае смотреть на дорогу, потому что я не хочу захотеть попасть в больницу, засмеялся я. На что Рома перевел свой взгляд на дорогу и спросил,  Дима, как ты планируешь отмечать этот новый год. За меня все уже распланировали, я буду его отмечать на своем посту, с чувством обиды в голосе произнес я, а сам отвернулся и посмотрел в окно, где мы проезжали елку, которая стояла на площади. Сейчас направо или прямо, спросил Рома. Я сразу не понял, что он спрашивает, но потом сообразил, что он узнает дорогу к моему дому, ведь наша встреча состоялась на остановке в обществе большой рыжей собаки. На право, и никуда не сворачивая по дороге метров триста вперед, ответил я, а сам не сводил глаз с елок, стоявших вдоль дороги. В магнитоле зазвучала песня паранормальных «happyend», Рома сделал погромче, и снова посмотрел на меня, я нагнув голову, смотрел на резиновый коврик под ногами и, ощущая его взгляд на себе, начал краснеть. Хорошо не буду смотреть на тебя, с ухмылкой сказал Рома, и снова привлек свое внимание дороге.

 

Вот мой дом, спасибо, что подвез. Я засуетился с ремнем безопасности, как Рома положил свою руку на мою и медленно отстегнул защелку от ремня. Главное не спешить и все будет нормально, произнес он. Рома стал растирать своей рукой мою руку, и спросил, и почему они у тебя все время такие холодные. Я поднял свой взгляд, и наши глаза встретились на несколько секунд, и я ответил, любовь не греет, остается греться печкой и чашкой горячего кофе, я засмеялся и стал открывать дверь машины, как Рома дернул мою руку к себе и приблизился к моему лицу. Наши губы оказались на одном уровне и на расстоянии двух сантиметров. Он решил взять ситуацию в свои руки, зная меня и мою стеснительность за столь короткое время. С начало он приоткрыл рот и стал согревать мои губы своим горячим дыханием, потом нежно прикоснулся к ним и сразу отстранился назад и снова прикоснулся к ним. Я сидел не подвижно, мои глаза были закрыты, я сидел в полном ожидании его самостоятельности, но при попытке снова согреть мои губы горячим дыханием, я не выдержал и поцеловал его. Его поцелуй был взаимен, на столько что мне не хватило воздуха, я отстранился назад, чтобы набрать воздуха в легкие, как Рома припал к моим губам, словно тигр припадает к водопою во время невыносимой жары. После очередного поцелуя я положил свою руку ему на грудь, и стал понемногу отталкивать его от себя, мало ли кто-то увидит, что происходит в машине, а в наше время соседи такие, что палец в рот не клади, только рады будут поиздеваться над кем-нибудь. Рома отстранился назад, и наши губы потерял горячий и страстный контакт. Я отвернулся к окну, а Рома вышел из машины, обошел ее и открыл мне дверь. Я и сам мог ее открыть, сказал я. Хотел сделать тебе приятно, ответил он, и обиженно опустил глаза вниз. Спасибо тебе большое Рома, я подал ему руку и направился к дому. Пожалуйста, послышалось сзади, я повернулся к нему, но он уже сел в машину и стал отъезжать вперед, смотря мне в след.

 

Зайдя в дом, я разделся, поставил кипятиться чайник, положил в чашку сахар, кофе, сел за стол и стал ждать горячей воды, положил руки на чайник и согревая их, думал о Роме. Задумался на столько, что не заметил, что чайник отключился, и я не даже не обжег руки. Сразу вспомнил слова Ромы в машине, почему у меня все время холодные руки, теперь они были теплыми, но не от чайника, а от любви. Попив кофе, я принял душ, собрал белье, загрузил машинку для стирки, но как назло закончился стиральный порошок, не очень хорошая идея постирать белье одним кондиционером. Кроме, как попросить порошка у соседки, мне ничего не оставалось, потому, что ехать в магазин ради одной пачки не хотелось. Я оделся и пошел к дому к Светлане Геннадьевне. Доброе утро, выручайте соседа, стиральным порошком, шутливо сказал я, а сам стоял, трясся от холода, притом после душа плохая идея выходить на улицу. Тело не успело остыть, не хватало еще заболеть перед самым новым годом и праздниками. Доброе утро Димочка, конечно, выручу, я не забуду, как ты меня выручал, покупая мне продукты, когда я болела и не могла выйти на улицу. Заходи чай попьем, сказала она и затащила меня в свой дом. В доме было тепло и уютно, я расслабился и под чувством тепла и ароматного запаха свежеиспеченных булочек. Мы зашли в комнату, она принялась накрывать стол, а я присел на стул и спросил, где сейчас находиться Владимир Михайлович. Он на работе, у него сегодня ночное дежурство ответила Светлана Геннадьевна, а сама поставила на стол булочки с маком, а потом чашки с чаем. Потом она куда – то ушла и вернулась через пять минут с пачкой порошка в руках, достала пакетик из шкафчика, и положила туда пачку, завязав, протянула мне. Спасибо, с меня две пачки, с улыбкой на лице сказал я. Ой Дима, перестань, мы соседи и должны выручать друг друга, отмахнувшись рукой, ответила она. Мы сели за стол и принялись пить чай, как Светлана Геннадьевна посмотрела на меня и спросила тихо-тихо, Дима, скажи, пожалуйста, кто тебя сегодня подвозил до дома.  Я немного растерялся и сразу покраснел, подумав, что она все видела, как мы целовались с Ромой. Это мой коллега с работы, он просто меня подвез до дома, так как ему тоже было в эту сторону, податливо ответил я. Светлана Геннадьевна посмотрела на меня и сказала, Дима ты очень хороший человек, но я не буду осуждать тебя, за то, что я сегодня видела в машине, и мне не вправе читать тебе нравоучения и учить тебя жизни. Но, продолжила она, если ты любишь этого человека, я хочу пожелать тебе, только счастья и всего самого наилучшего в жизни. Я замер слушая ее, и пристально смотрел в ее глаза, на ее лице появилась добрая улыбка, и в уголках глаз заиграли, словно лучики солнышка ее морщинки. Спасибо большое, стеснительно произнес я.

 

Дима, сказала она, в человеке главное не то, какой он ориентации, а то какая у него душа и отношение к людям, ты человек доброй души и будь я твоей матерью, мне не было бы стыдно за тебя, поверь, таких людей, как ты мало. Ты не демонстрируешь свою ориентацию, вот увидишь  на улице парня, который краситься, носит женское белье, ходит, курит и разговаривает как девушка, от таких дурно становиться, что просто плюнуть в лицо хочется. Я понимаю, что от моего разговора тебе сейчас неудобно передо мной, но я желаю тебе счастья и добра. Если что-то не то взболтнула, останови меня, засмеялась Светлана Геннадьевна и комната снова наполнилась ее теплым настроением и доброй улыбкой.

 

Спасибо большое, повторил я, спасибо за пожелания и хорошее отношение ко мне. Вы правы, но и таких людей, как вы, тоже очень мало, которые могут понять и поддержать в трудную минуту. Я наклонился и поцеловал ее в щеку, а когда отстранился назад, увидел, что по ее щеке покатилась слеза. Она встала, обняла меня и прошептала,  все будет хорошо, главное верить в это, с наступающим новым годом Дима. Вас тоже с наступающим годом, ответил я и направился к выходу.

 

Зайдя в свой дом. Закрыл дверь, облокотился к ней спиной, скатился по ней и сел на пол и заплакал. Сижу и плачу, а в голове слова Светланы Геннадьевны крутятся, и мне так на душе тепло стало, что слезы текли сами собой. Успокоившись спустя некоторое время, я открыл порошок, засыпал в машинку, поставил на стирку, а сам вышел на улицу покурить. Курю и вижу, как к дому подъезжает машина Ромы, он выходит из нее, в одной руке держит пакет, а в другой букет красно-бардовых роз. Я молча стою, и смотрю за происходящим. Рома закрыл машину, одним движением на брелке с ключами, и направился в мою сторону. На его лице сияла улыбка, подойдя ко мне вплотную, он поцеловал меня в губы, и спросил, не ждал ли я гостей. На что я посмотрел по сторонам, открыл дверь и втащил его в дом. Он поставил пакет на пол, обнял меня, прижал к себе и поцеловал, словно мы не виделись столетия. Я начал расстегивать его пальто, пуговица за пуговицей, медленно разматывать шарф с его шеи, бросил одежду на рядом стоящий диван, который оказался кстати. Рома стал идти вперед, кроме того, как попятиться назад к дивану мне ничего не оставалось, я упал на диван и он навалился на меня и снова стал целовать нежно в шею, переходя к уху шепча, что он любит меня. Каждый его поцелуй обжигал мое тело на столько, что казалось, его губы раскалены от страсти и оставляют свой отпечаток на мне, как клеймо его собственности.

 

Успокоившись от страсти поцелуев, он подошел к столу, взял букет и протянул мне со словами, надеюсь, я не ошибся с выбором. Нет Рома, не ошибся, спасибо очень приятно, ответил я, а сам, взяв букет в руку, случайно уколол палец шипом от розы. Действия Ромы меня удивили, он взял мой палец и положил себе в рот, чтобы кровь остановилась. Такая картины, я стою с букетом роз, мой палец у него во рту, и мы не можем оторвать взгляд друг от друга. Мне стало неудобно, перед ним, я вытащил палец и сразу сунул под кран с холодной водой, достал из шкафа лейкопластырь и заклеил рану. Повернувшись к Роме, я спросил, знает ли он, что только настоящая любовь может заставить влюбленного человека сделать то, что он сделал пару минут назад. На что он ответил, Дима, ты еще сомневаешься в моих чувствах к тебе. Рома я не сомневаюсь в твоих чувствах, я не хочу тебя потерять, произнес я, а сам взял его руку и повел к дивану. Я положил розы рядом с его одеждой и сел возле них. Он стоял рядом и держал меня за руку, я думал он сядет рядом, но он встал на колени, достал из кармана брюк красную коробочку и протянул мне. Что это, ошарашено, спросил я. Это мой подарок тебе на новый год, ответил он. Но до нового года еще семь дней, а подарки заранее не дарят, с улыбкой на лице сказал я, а сам не торопился брать из его рук коробку. Он положил подарок на пол, сам положил свои руки на мое лицо, приблизил его к себе и нежно поцеловал и сказал, откроешь его под бой курантов. Потом нагнул слега мою голову, и приблизил к своему лбу. Наши лица были настолько близко, что его дыхание согревало меня, наши глаза смотрели, так что в них можно было прочесть лишь одно наше желание – хочу тебя.

 

Дима я должен тебе сказать, но не знаю, как потом буду  выглядеть в твоих глаза, прошептал Рома. Говори, как есть, прошептал я, а сам замер в ожидании, его слов. Прошу прими мой подарок сейчас, с дрожью в голосе произнес он. Почему ты этого так хочешь, спросил я. Я умираю, еле слышно произнес Рома и опустил глаза на пол. Из его глаз потекли слезы. Я умираю, повторил он и продолжил,  и думаю, что не встречу этот новый год с тем, с кем хотел бы встретить, с тобой Дима. Я впал в ступор, и смотрел на него таким взглядом, что заплакал, а сам утирал слезы с его щек своей рукой. Слезы были холодными, как лед. Как ни странно, сам он был весь горячим, а слезы холодными. Два месяца назад мне поставил диагноз, рак.  Врачи сказали, что я могу не дожить до нового года, сказал Рома, а сам не поднимая глаз от пола, продолжил. Все эти два месяца мое настроение было склонно к суициду, но когда вчера я увидел тебя, моя душа словно ожила, сердце загорелось, и глаза стали смотреть по новому, и все это благодаря тебе Дима. Дима я ожил благодаря тебе, спасибо тебе большое, но вчера после того, как я тебя подвез до работы, мне стало по пути назад плохо, врачи сказали, что заболевание стало прогрессировать и шансы на выздоровление уменьшились, с десяти процентов до трех. Я не хотел тебе это говорить, продолжил Рома, но и уйти, не попрощавшись мне, не хотелось, потому что это ранило бы тебя еще больше. Прости меня Дима.

 

Я сидел молча, а потом тихо ответил, Рома мы с тобой так мало знакомы, почти день, но я влюбился в тебя, как будто знаю всю свою жизнь, сегодня моя соседка, пожелала мне счастья, это счастье было ты, но я не заслуживаю ничего хорошего в этой жизни. Я убедился в этом снова, продолжил я, ты достоин лучшей жизни, я люблю тебя Рома, люблю, а когда говорят «я тебя люблю», это равносильно тому, что говорят – «ты никогда не умрешь», даже в моем сердце. Что ты хочешь котенок, прошептал я. Вопрос в такой ситуации, был наверно настолько глуп, но Рома перевел взгляд от пола и посмотрел мне в глаза и ответил незамедлительно - быть рядом с тобой. 

 

 Я взял на работе больничный, но за эти шесть дней, где мы только не побывали, на всех новогодних мероприятиях,  вечеринках, огоньках. Смеялись, радовались, как дети и счастью нашему не было предела, мы могли забежать в кафе с мороза, поздравить всех посетителей с наступающим новым годом, раздавая подарки в виде символа зверя (огненной собаки) и поднять всем настроение.

 

В полдень 30 декабря Роме стало плохо, мы поехали в больницу, в шестнадцать часов вечера он умер, от остановки сердца. Врачи были настолько удивленны, что когда сделали за несколько часов до смерти МРТ (магнитно-резонансную-томографию), увидели улучшение, но сердце не могло справиться с метастазами в организме. На следующий день прошли похороны, меня на них не было, последнее желание Ромы было не приходить на церемонию, потому, что зная меня, я бы просто не выдержал все происходящее.

 

Новый год я встретил на работе, как было и предрешено судьбой, ночное дежурство прошло спокойно, только закрывшись в кабинете, я плакал на взрыв и спрашивал себя, зачем мне такая жизнь, без любимого и дорогого человека. Под бой курантов я не стал загадывать свое желание, которое так хотел загадать, открыл красную коробочку и увидел кольцо с гравировкой «Я тебя люблю». На следующее утро, я поехал на кладбище, положил на могилу Ромы две розы,  поцеловал фотографию на мраморной плите и прошептал, «Доброе утро котенок».

С уважением Эльза Магваер

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афоризмы

Женщины обращают внимание не на красивых мужчин, а на мужчин с красивыми женщинами.

Последние новости

Работаем руками!С библейских времен онанизм является чем-то...

Статистика